PRoAtom
proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

Re: Чернобыль. Вынужденное повторение (Всего: 0)
от на 09/07/2020
ФРАГМЕНТ 20 Сборка барьера ЯБ ЯФЛ. ОКОНЧАНИЕ
          Нежиданно для себя я очень много времени потратил на описание истории становления барьера ядерной безопасности ЯФЛ на ИАЭС. Не сразу я пришёл к выводу, что иначе я не смогу дать читателям полного представления и понимания об этом барьере ЯБ, его проблемах, задачах, роли и возможностях влияния на ядерную безопасность станции. А это важно, потому, этот барьер близок к техпроцессу и непосредственно соприкасается с ним. Что важного мы сделали, чтобы Чернобыль не повторился? Оперативный персонал знал опасные особенности проекта РБМК. Знал персонал - знали и его руководители. Хотя у меня не было прямой возможности с ними работать. Но эксплуатация варилась в общем котле и все они знали. Знали аварию ЛАЭС-1975 и К-эффект. Ни о каком административном давлении в пользу плана по электричеству не могло быть и речи. Все понимали: ОЗР - это святое и по ксенону и по К-эффекту тоже. С контролем ОЗР мы им сильно помогли программой "ПРОГНОЗ ОЗР" на IBM PC БЩУ. Грубые кривые отравления остались, но уже не были нужны. Важной компонентой нашего взаимодействия с СИУРами было планирование перегрузок. Наше планирование было оторванным от реального состояния реактора. Понимая это, я ввёл в практику согласование заданий на перегрузки реактора с СИУРами. Иногда они предлагали свои варианты и мы шли навстречу, если ограничения программы планирования не нарушались. По лентам самописцев КГО мы наладили контроль скорости загрузки ТВС в реактор. Это было важно, т.к. кассета РБМК-1500 отличалась конструктивно от своего собрата на РБМК-1000 "хлипкостью" и более высокой предельной нагрузкой. Загружать ТВС в реатор допускалось только на 1-ой скорости РЗМ. Однако в ситуациях дефицита времени бывало грузили и на 2-ой. Мы их ловили, публично выговаривали и разъясняли. Был и ещё один важный компонент работы с оперативным персоналом БЩУ - периодическая проверка знаний по физике РБМК-1500. Однако, исторически эта часть работы была за замначНИО. А мне очень хотелось сделать всё это по своему, но я отложил на потом и не успел.На станционном уровне заработала система ведомственного контроля обеспечения ЯБ под крышей ГИС/ТД. Мы хорошо поработали и объяснили цеховикам скрытый от них смысл требований правил ЯБ, которые они частенько нарушали не понимая последствий. Наш инженер-инспектор ЯБ в Обнинске готовился поставить станцию под более плотный контроль ЯФЛ. Принимал я меры и по раскрутке авторитета и уверенности в себе у своих людей. Нашёл как-то один из наших  молодых физиков несоответствие размерности одной из констант спецматобеспечения ИВС "Комплекс-Титан", которые мы курировали. Я проверил и предложил ему взять бланк и самому набросать телеграмму Главному Конструктору, то что он хотел сказать. Пусть набирается опыта как такие вещи делаются. Телеграмму сочинили и я лично отнёс её нашему начальнику. Лично потому, что у физик этот был с начальником в контрах. Физик был молод и резковат, а начальник был туговат. И подписание своих бумаг этим физиком у начальника всегда выглядело драматично. Никто из них не хотел уступать. Физик не лез в карман и давал сдачи. А начальник крыл его и в глаза и за глаза где придётся. Но я своих в обиду не давал и контра эта пребывала в устойчивом равновесии. Физик этот был холост и наши замужние дамы принимали участие в нём считая своим долгом обустроить его личную жизнь. Зная его контры с начальником они смеясь называли физика "последним парнем на деревне". Но и мне и начальнику нужны были герои. Скамейка штрафников в отделе никогда не пустовала. Отрицательных героев было в избытке, а с положительными образцами для подражания был напряг. Поэтому я лично отнёс телеграмму начальнику и объяснил ситуацию. Физик крупно отличился, нужно поставить в пример. Начальнику герои были нужны даже больше чем мне, т.к. у меня только ЯФЛ, а у него - отдел. И со всей страстностью своей кипучей натуры он с ходу развернулся на месте и стал так же где не попадя уже не крыть, а раскрывать нашего физика как героя. И на собраниях коллектива тоже. Физик прославился. Знал в чём дело, от славы не отказывался, но рассказать скромно отмалчивался. Наши языкастые дамы смеялись и начали меня допытывать: что я такое сделал и почему последний парень на деревне вдруг стал первым? Я отбивался и отшучивался - пусть сам герой рассказывает! Так и не узнали они нашего секрета. В конце концов то-ли они его женили, то-ли он сам справился. Как я уже упоминал планирование перегрузок было нашим узким местом. Планировали мы на внешней ЭВМ ЕС-1045 с нашего выносного терминала. Это было хорошо, но машина работала нестабильно и наши задания на перегрузку всегда были под вопросом. Не по нашей причине, но всё же. Кормильцами реакторов-то были мы. Чуть позднее мы перевели задачу на ПК и сняли проблему. А пока общение с ЕС-1045 было очень нервным. Наша главная планировщица частенько бросала какой-нибудь небольшой предмет и уходила покурить (тайком-нельзя).Она вообще была из людей замкнутых на себя и никогда не жаловалась. А зря. Нервную нагрузку не получалось сбрасывать и она накапливалась. Но работница она была толковая и дело знала.  Однажды это закончилось тем, что задержавшись на работе (за отгулы) она бросила уже не предмет, а заявление на увольнение. На работу не вышла. Пошёл слух, что в больнице - нервный срыв. А её папа был человеком известным: работал когда-то ГИС на ЛАЭС, а потом уехал на Украину в крупные чины. Папа позвонил нашему гендиректору Шевалдину В.Н., которого он хорошо знал, и предъявил претензию. Гендиректор меня тоже неплохо знал и переадресовал претензию мне по телефону. Я пояснил, что работать в ЯФЛ очень непросто. Работа ответственная, напряжённая и нервная. Каждая ТВС стоит $75 тыс, люди переживают. Зарплаты низкие. Текучка - молодёжь рвётся на БЩУ, еле сдерживаю. Я не сильно приукрасил. Всё это было очень близко к правде. Гендиректор выслушал аргументы и попросил дать предложения поправить ситуацию. Он не возражает. Для ЯФЛ это был праздник, но с ложкой дёгтя. Нервный срыв-то не вычеркнешь. Наши дамы больную регулярно навещали и контролировали процесс лечения. Правда больной нашей скоро стало лучше, она не уволилась, вышла ненадолго на работу и ушла в декретный отпуск. Может в этом и была причина срыва? Но дело было сделано, предложения подготовлены и ушли наверх. Кто хотел на БЩУ все передумали. В ЯФЛ пришло ощущение стабильности и маленького комфорта. Наш начальник недоумевал, но не спрашивал. Он получил команду сверху.А теперь о том что мною руководило и двигало по траектории которую я здесь в крупных чертах описал. Тогда я не думал об этом и действовал как автомат не понимая почему я делаю так и не иначе. Когда у меня появилось свободное время спокойно обдумать этот вопрос я пришёл к выводу, что во всём виноват Борис Григорьевич Дубовский. Именно у него в ОЯБ ФЭИ мы, два провинциальных студента ФТФ ТПИ, больше года дипломировались и писали свои дипломные работы.  Что-то необычное мы почувствовали уже с первых наших шагов в ОЯБе. А первые шаги мы сделали через порог кабинета Б.Г. Беседовал он с нами довольно долго. Был даже чай - по законам гостеприимства. Подробно расспросил каждого из нас о себе. Я запомнил атмосферу естественной непринуждённости и его участия. Мы были ему интересны. В конце беседы он спросил чем бы мы хотели заняться в ОЯБе? Я выбрал и ушёл к теоретикам-расчётчикам, а мой одноклассник выбрал и ушёл к экспериментаторам на критсборки. Никакого принуждения: выбирай сам. Мой дипломный шеф, Рязанов Борис Георгиевич, ныне директор того, что раньше было ОЯБ ФЭИ, тоже всегда неизменно произносил эти же слова: выбирай ... Это был фирменный стиль работы с людьми от Б.Г. Дубовского. По сути это был первый и последний наш личный контакт с Б.Г. Но впечатление было сильным и осталось и сейчас. Дальше мы варились уже в созданной Б.Г.атмосфере отдела. С нами что-то происходило, плавно, постепенно и мы не отдавая себе в этом отчёта постепенно изменялись и вконец стали другими. ОЯБ Дубовского переделал нас под себя. Правильнее сказать это Дубовский переделал нас под себя, потому, что ОЯБ и был сам Дубовский. Я заметил, что в отделе никогда и никто не говорил о самом Дубовском. Говорили только что он сделал. Дубовский увидел у кого-то ОРЗ и немедленно отослал домой до излечения. Для пресечения распространения заразы. Никаких справок и плевать на процедуру. Короновируса тогда ещё не было, а методом он уже владел. Студент-недоучка Обнинского филиала МИФИ лаборант ОЯБ Валентин Лашков придумал свою модель ядра и Б.Г. даёт ему возможность проверить модель рассчётами энергий связи частиц в придуманной модели. У него есть своя колода перфокарт, машинное время и он вместе другими остепенёнными и не очень сотрудниками ОЯБ имеет доступ к институтским БЭСМ-6. Он с какой-то непонятной другим скрытой целью  всерьёз тратит своё время на каких-то провинциальных студентов из ТПИ. Много ли вы видели таких людей?Меня оставляли в ОЯБ ФЭИ, но я уже выбрал на кафедре распределение на ЛАЭС и не стал это менять. Я долго не мог понять что мне тогда предсказала тамошняя кассандра Чкуасели Лидия Иосифовна: если выберешь производство, там тебе будет очень нелегко. Теперь я понял: они меня переделали, увидели это и как своего предупредили, что таким как они на производстве легко не бывает. Долго же мне пришлось крутить в голове это пророчество, пока я не разгадал его смысл.  Теперь я понимаю чем я немедленно стал заниматься как только у меня появилась такая возможность. Я немедленно стал воспроизводить ОЯБ Дубовского в своём масштабе и так как я его воспринял когда-то. Так на нас влияют одарённые люди, когда и если они встречаются на нашем пути.   
                                  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ 


[ Ответить на это | Администратор ]





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru