PRoAtom
proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

Re: Чернобыль. Причины (Всего: 0)
от на 18/06/2020
Организация "Энергоавтоматика", где до этого работали сын Сергей и отец Катковские (отец директор, сын один из заместителей) после событий, связанных с возвращением Крыма в Россию, не смогла поддерживать свою деятельность и Катковский-отец устроился в ВО-Безопасность. По поводу своего сына он попросил меня посодействовать, чтобы его приняли в НТЦ ЯРБ. Мне позвонила Надежда Козлова, начальник одной из лабораторий НТЦ ЯРБ и сказала, что Катковский-отец просил ее связаться со мной по поводу характеристики его сына. Перед этим Катковский-отец предупредил меня о этом звонке, сказал, что у сына, мол, трудное положение, квартиру купил, двое детей и т.д. Я сказал Надежде, что парень нормальный, правда, опыта расчетов и экспертизы у него никакого нет, но это дело наживное. Этого оказалось  достаточно и он начал работать в НТЦ ЯРБ. Когда Катковский-отец предложил мне участвовать в экспертизе по Аккуйу, то я не сразу согласился. Хочу сказать, что меня  до этого несколько раз приглашали делать экспертизу в НТЦ ЯРБ.  Все было организовано официально, с оформлением договора, деньги впоследствии переводились на специально открытый счет, заранее проговаривались конкретные пункты экспертизы и было ясно, что получишь в итоге. Т.к. я сам неоднократно участвовал в подготовке материалов для разных типов отчетов безопасности, проводил расчеты, то особых трудностей в проведении экспертизы чих-то расчетов не было, но все занимало много времени, т.к. практически все расчеты, экспертизу которых делал,  просчитывал затем сам по ATHLET по своим схемам. Катковский-отец только начинал работу, опыта, конечно, у него никакого не было, и я согласился его поддержать. Когда мне дали вопросы экспертизы, то я увидел, что львиная доля пунктов по экспертизе Аккуйу была записана на сына Катковского, Сергея, который в это время, как я сказал, только начинал работать в НТЦ ЯРБ. Меня это удивило, и я сказал Катковскому- отцу, что у сына ведь нет еще никакого опыта в этом, да и он работает в другой организации такого же профиля, на что отец ответил, что сын быстро обучается, а то, что он работает в НТЦ ЯРБ никого не должно волновать. Я выбрал 18 пунктов из экспертизы, мне было сказано, что каждый пункт стоит 20000 (двадцать тысяч) рублей, оказалось в два раза больше, чем было в НТЦ ЯРБ. Как объяснили, это вызвано тем, что такие ставки для экспертизы АЭС, которые мы строим  за границей. Начал оформляться, но до реального подписания договора дело не дошло. Катковский-отец торопил с экспертизой, говорил что потом все дооформим (но этого не произошло). Все было мной сделано, передано в Во Безопасность, были этап корректировок экспертного заключения, мне просто присылали материалы для переработки после встреч с заявителями. Сам я не разу в этих переговорах не участвовал, никаких бумаг не подписывал, мне говорили, что это необязательно. С деньгами вышла очень сильная задержка, около года. Один раз, через полгода после сдачи своей работы, я спросил у Катковского старшего о причинах этого, он ответил что какие-то там трудности, но все будет нормально, чтобы я не беспокоился. Я и не беспокоился. В начале 2017 старший Катковский  сказал мне, что намечается экспертиза по АЭС РУППУР в Бангладеш, выслал мне список вопросов, где уже было все расписано, кто за какие вопросы будет, по всей вероятности, отвечать. Напомню, к этому моменту о деньгах за предыдущую экспертизу по Аккуйу не было ни слова, я не напоминал больше тоже. Когда я этот список увидел, могу его, при желании выслать, то обратил внимание, что там уже, во первых, трое Катковских, отец и два сына, и огромное количество вопросов записано на них, в том числе связанные с экспертизой аварий, которые раньше делал я для Аккуйу. Старший Катковский сказал, чтобы я не обращал на это внимание и могу выбирать себе любые пункты. Я начал отказываться. И тут меня пригласили в  ВО Безопасность, старший Катковский сказал, что со мной очно хотел бы познакомиться начальник отдела Кузнецов М.В. и меня ждет сюрприз. Мы встретились с Катковским на Таганке, там недалеко находится Во Безопасность. Он мне передал сюрприз, конверт с деньгами, я его даже не стал открывать. Нигде я не расписывался, конечно, ни в каких ведомостях, так же как и подписывал никакого договора. В Во Безопасность поговорил с Кузнецовым, приятный, открытый человек. Он спрашивал о моей работе (я в то время уже работал в НИЯУ МИФИ в ИЯФиТ), сколько я получаю, сколько бы я хотел получать, если бы работал у них, сказал, что они тоже будут работать с ATHLET, неплохо было бы сотрудничать с МИФИ по этому вопросу и т.д. Кончилось все тем, что я обещал подумать по поводу экспертизы Руппур (их поджимали сроки) и после с ним связаться. Приехал домой, открыл сюрприз-пакет, 110000 (сто десять тысяч) рублей. Это действительно был сюрприз. “Нагрели”  более чем в три раза ( а как оказалось из развернувшийся здесь дискуссии – в 4.5 раза). Самое главное ведь с самого начала обо всем договорились, а теперь оказывается я слишком много запросил, и узнаю я об этом сейчас, через три года после того, как вся эпопея с экспертизой закончилась. Ничего не поделаешь, лоханулся, сам виноват. Конечно, все это не смертельно, но, в первый момент было обидно. Позвонил Катковскому, никаких грубостей, сказал, что никакой экспертизы делать не буду, а если хотят сотрудничать, то оплата, как за консультации по ATHLET в GRS. После этого со мной связался Кузнецов М.В., попросил успокоиться и позвонить ему через две недели. Конечно, после этого сюрприза  никакого желания работать там, где работает на семейном подряде бригада Катковских, отец и сыновья.  В июне 2019 года в GRS был семинар пользователей ATHLET, там был и сын Катковского, Сергей. Он мне стал объяснять, , что он тоже пострадал  и что все так произошло с оплатой экспертизы по Аккуйю, потому что начальство забрало себе почти все деньги. Я не знаю, кто и что забрал, но ясно одно, что дело нечистое. На кого-то там все оформляли, может на Катковского-старшего, не знаю, потом делили, наверное, как Паниковский в «Золотом теленке», но затем в дело вступил, вероятно, Остап и все переменилось. По поводу быстро обучаемого сына Катковского. Действительно, способный, быстро обучился, хотя, думаю, всему научился на прежней работе, будучи заместителем отца. Работает в НТЦ ЯРБ, там полно проводилось различных экспертиз, посмотрел, что пишут, в основном, как и кто делает расчеты – вот и все. Не надо самому ничего считать, экспертируй на основе ранее сделанных кем-то экспертиз и все и не только у себя, но и на том предприятии где отец работает. Многостаночник, работает на двух фронтах, благо самому ничего считать не надо. Да тут и второй сынок выскочил, а на следующей экспертизе уже, вероятно,  и внуки будут работать, во всяком случае в список их можно включить. То что лоханулся, в наше время с каждым может случиться, избежать этого с каждым днем становится все труднее и не только при экспертизе, но вот кто и как делает экспертизу, а потом учит заявителей, которые как-никак, но, все-таки, сами все считают, это дело интересное. Но еще интересней –это оплата по экспертизе. Но теперь меня это никак не касается. Заявителям при таких экспертах следует обратить внимание на запятые и красочность оформления результатов, сами результаты, как вы понимаете, при такой экспертизе отходят на третий план. Кроме того, я не понимаю, почему в экспертизе не участвуют люди из КИ и Гидропресс. В экспертизе расчетов могут участвовать те, кто эти расчеты не делал, т.е. КИ может делать экспертизу расчетов Гидропресса и наоборот. Другое дело, что все места уже заняты известным семейным подрядом. Но как это все разрулить – другое дело. А так, кто вместо КИ и, особенно, Гидропресс знает все тонкости установки. PS  Полагаю, что все выше сказанное будет интересно прочитать не только специалистам по АЭС. Здесь много интересного и для других организаций. Кроме того, как говорил выше, могу выслать в КИ и Гидропресс список тех, кто участвовал в экспертизе по Руппур – по конкретным вопросам, чтобы они видели, что за специалисты учат их «расставлять запятые», т.к. иного ничего не могут. В принципе этот список можно выложить и здесь на сайте, если не будет возражений модератора. Там сразу будет видно работу означенного семейного подряда. Несколько мест в списке было выделено и мне, но в связи с моим отказом не трудно догадаться, кому все досталось.  PS PS Выяснил все и по поводу упомянутого здесь доклада на BEPU-2018. Обсудил это с зарубежными участниками этого доклада, Игорем Пасечником (В то время сотрудник GRS) и Кириллом Велковым (GRS). Велков позвонил мне сам и  после разговора с ним окончательно все стало  ясно и по поводу моего отсутствия в авторах доклада, и по поводу появления начальников опдразделений ВО Безопасность в составе авторов, об этом просил Катковский.  Думаю и читатели сайта и сами все поняли. Никонов


[ Ответить на это | Администратор ]





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru