PRoAtom
proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 26 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
Новинка!

Вышла в свет книга Вадима Подольного « Архитектура высоконагруженных систем. Системы сбора информации, распределенные системы управления, системы реального времени».
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия»
и сайта proatom.ru.
E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

Re: Стратегия-2018 - смесь шарлатанства и конъюнктурного сговора. Часть 3 (Всего: 0)
от на 02/05/2019
Был комментарий, что я якобы выступал в Доме культуры на ЧАЭС и тд. Это грязная ложь! Хочу ответить!Коллеги, я решил ответить на этот пост, потому что я никогда не совершал того, что написано в нем, включая якобы мое выступление в Доме культуры на Чернобыльской АЭС… Все, что написано в этом посту – абсолютная ложь! Поэтому автора поста, из-за таких ложных обвинений, могу назвать только провокатором. Я был на Чернобыльской АЭС в последний раз, в начале лета 1982 г., (за 4 года до аварии на IV блоке), еще до первой серьезной аварии на I блоке ЧАЭС 9 сентября 1982 г.   К сожалению, этот провокатор ничего не читает, того что я пишу на www.proatom.ru [..]. Прежде чем обвинять меня, я ему настоятельно рекомендую прочитать все, что я писал в последние годы. В первую очередь статью «Стратегия-2018 - смесь шарлатанства и конъюнктурного сговора. Часть 1,2,3» от 25.12.2018 г., 22.03.2019 г., 22.04.2019 г. на сайте www.proatom.ru [..]. Однако, боюсь, что такой тип людей, вообще ничего не читает. А начать надо со «Стратегия-2018 - смесь шарлатанства и конъюнктурного сговора. Часть 2», от 22/03/2019. Привожу отрывок из этой части: «Осенью 1986 г., я был приглашен в состав технической комиссии (11 членов) при Генеральной прокуратуре СССР для написания технического заключения о причинах аварии на IV блоке Чернобыльской АЭС и степени виновности руководства станции и сотрудников Госатомнадзора в аварии на IV блоке Чернобыльской АЭС. Тогда мне не были известны результаты эксперимента на I блоке ЧАЭС (по определению пустотного коэффициента реактивности), а протокол совещания у Ю.Н. Филимонцева от сентября 1984 г. в комиссии не фигурировал, поэтому я не был с ним знаком. Большинство членов комиссии были сотрудники ИАЭ, НИКИЭТа и других организаций Минсредмаша. При подписании технического заключения я был единственный, кто написал особое мнение о том, что к аварии на Чернобыльской АЭС, кроме ошибок оперативного персонала, привели недостатки в конструкции системы управления защиты реактора. Летом 1987 г. на суд в Киев меня НЕ ПРИГЛАСИЛИ». Мое мнение было особым, единственным и независимым!!! Да, я участвовал в написании технического заключения, которое было приложено к обвинительному заключению Генпрокуратуры СССР в отношении Брюханова В.П. директора Чернобыльской АЭС, Н.М. Фомина, главного инженера, А.С. Дятлова, зам. главного инженера по эксплуатации. В этом технической заключении, главное обвинение Брюханова В.П., было следующее, что он будучи начальником гражданской обороны, в соответствии с инструкцией, не объявил режим чрезвычайной ситуации на станции и в городе Припять, а позвонил Б.Е. Щербине (зампред Совмина СССР, ответственный за ТЭК страны), который находился в западной Сибири. Щербина приказал ему ничего не предпринимать, пока он не прилетит. Но ответственность за персонал АЭС, и население города Припяти лежала на В.П. Брюханове. Весь субботний день 26 апреля большинство населения г. Припяти, включая беременных женщин и детей, было на улицах, на дачах, на берегу р. Припять. Никто не предупредил, что нельзя выходить из дома, что необходимо срочно провести йодную профилактику. Результат 2000 случаев поражения щитовидных желез у детей. Эвакуация населения началась только через 36 ч. после аварии. Вот главная ответственность В.П. Брюханова.  Еще его одна ответственность, что он держал утреннюю смену IV блока несколько часов под высоким уровнем облучения.  Об ответственности Н.М. Фомина и А.С. Дятлова. Хочу привести воспоминания бывшего сотрудника ЧАЭС В.И. Борца, опубликованного в книге Г.А. Копчинского, Н.А. Штейнберга «Чернобыль: как это было. Предупреждение»2016 г. изд. «Литтерра». Выдержки приведены в «Стратегия-2018 - смесь шарлатанства и конъюнктурного сговора. Часть 2», www.proatom.ru [..] от 22/03/2019 В сентябре 1984 г. на   совещании у начальника главка Минэнерго Ю.Н. Филимонцева была сделана одна из последних попыток исправить ситуацию перед аварией. От НИКИЭТ принимали участие Василевской В.Н. и Полушкин К.К.  На нем были подняты уже известные недостатки физики ректоров РБМК: положительный мощностной эффект реактивности, положительный эффект реактивности вытеснителей стержней СУЗ при вводе стержней в реактор, малая скорость погружения в реактор стержней СУЗ и т.д. На этом совещании В.И. Борец рассказал о своих наблюдениях в процессе аварии на ЛАЭС в 1975 г… «В создавшейся ситуации было высказано, чтобы НИКИЭТ и ИАЭ записали в регламент по эксплуатации реактора РБМК о том, что на малой мощности с допустимыми по регламенту малыми запасами реактивности ректор РБМК становится ВЗРЫВООПАСНЫМ, а также расписали мероприятия по исключению такого состояния с последующим внедрением полного объема мероприятий по обеспечению безопасной физики ректора. В ответ представители НИКИЭТ заявили, что, если в протоколе будет хоть один недостаток РБМК, они такой протокол не подпишут. Тогда Ю, Филимонцев поступил так: в протокол записали весь перечень мероприятий, внесли список участников совещания - всех, в том числе и представителей НИКИЭТ, а протокол подписал один руководитель совещания Ю.Н. Филимонцев. Протокол вышел с грифом «Для служебного использования», ЧАЭС его получила, я [В.И. Борец, БИН] проверил» Это значит руководство ЧАЭС, т.е. Н.М. Фомин, и А.С. Дятлов с протоколом были ознакомлены. Но в последующем никак не приняли его во внимание, особенно, А.С. Дятлов, ответственный за эксперимент на IV блоке ЧАЭС 25-26 апреля 1986 г. В.И. Борец вспоминает: «в 07.45 25 апреля встретил на блочном щите 4 начальника физлаборатории Анатолия Васильевича Крята. Физика реактора – не моя сфера деятельности по должности (тем более подрядчика), все же обратил внимание А.В. Крята на малый запас реактивности и попросил убедить руководителя испытаний А. С. Дятлова немедленно прекратить испытания, остановить реактор из-за малого запаса реактивности (аналогия с аварией на ЛАЭС 1975 г.). Всплывали воспоминания об аварии на ЛАЭС…к сожалению, руководитель испытаний [А.С. Дятлов, БИН] с предложением А. Крята остановить реактор не согласился. Об этом я узнал от А.В. Крята по истечение 10 лет.» Хотел бы еще добавить, что главный инженер ЧАЭС, Н.М. Фомина, появился на станции 26 апреля, только после обеда и был полностью в разобранном состоянии, и толку от него не было никакого. Если бы сегодня мне пришлось участвовать в этой комиссии, то я бы конечно, написал значительно более однозначно написал, что основную вину за эту аварию несет руководство Минсредмаша, НИКИЭТ и ИАЭ им. Курчатова. Б.И. Нигматулин      


[ Ответить на это | Администратор ]





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.04 секунды
Рейтинг@Mail.ru