proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
PRo Выставки
Testing&Control
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[23/05/2007]     Радиационная география России

М.Н.Тихонов, с.н.с., ФГУП «НИИ промышленной и морской медицины ФМБА России», Санкт-Петербург

Человек создал радиационные технологии, при которых меняется экологическая и геохимическая картина мира, – в природные среды поступают новые (техногенные) радионуклиды (РН), не существовавшие на Земле до появления “человека разумного”.

Управление экологической ситуацией в настоящее время невозможно без объективной и всесторонней радиационно-гигиенической оценки состояния среды обитания человека и ее влияния на здоровье населения. Эта оценка особенно актуальна для радиационно-дестабилизированных территорий, отличающихся уровнем ионизирующего облучения населения [1-5].

К числу ведущих причин радиоактивного загрязнения (РЗ) территорий с учетом масштабов влияния на здоровье населения Земли и общее состояние биосферы обширных регионов относятся глобальные выпадения продуктов ядерных взрывов, поступление РН в окружающую среду (ОС) при производстве ядерного оружия (ЯО) и эксплуатации атомного флота, радиационное воздействие ядерно-топливного цикла в условиях нормальной эксплуатации и аварийных ситуаций и при выводе из эксплуатации отслуживших нормативный срок объектов использования атомной энергии, выделение радона и продуктов его эманации из земной коры в различных физико-географических регионах.

Учитывая интенсивное развитие ядерных технологий в народнохозяйственной и военно-промышленной сферах следует ожидать значительного накопления радиоактивных отходов (РАО) в мире и стране. Поэтому, в первую очередь, необходимо иметь представление о характере распространения и эксплуатации радиационных источников на различных территориях и их влиянии на ОС.

Сейчас на территории России имеются 213 ядерных установок различного назначения (в основном это исследовательские реакторы и атомные станции), а также 1467 пунктов хранения ядерных отходов в народном хозяйстве и 5194 различных радиационных источников. Старение этих объектов интенсифицирует их уязвимость под действием различных внешних и внутренних факторов.

Заслуживают особого внимания промышленные и исследовательские ядерные установки (ИЯУ). Характерной особенностью этих установок является их размещение, как правило, непосредственно в жилых и производственных зонах крупных промышленных центров (Москва, Санкт-Петербург, Димитровград и др.). В частности, в г. Москве и Московской области в настоящее время эксплуатируются более 50-ти ИЯУ различного назначения.

Оборудование и технологические системы большинства ИЯУ морально и физически изношены; нормативно-технические документы обеспечения безопасности использования этих установок либо устарели, либо отсутствуют; продолжается утечка из состава эксплуатационного персонала высококвалифицированных кадров; нет достаточного финансирования для необходимой реконструкции установок.

Анализ и оценка РЗ окружающей природной среды (ОПС) России вызывают серьезную тревогу. Пространственная оценка масштабов РЗ в России непосредственно связана с реально существующими предприятиями, добывающими и перерабатывающими уран, объектами ядерного Военно-промышленного комплекса – ВПК (включая полигон на Новой Земле) и атомной энергетики, океанского атомного флота, системой пунктов захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО), районами проведения подземных ядерных взрывов (ПЯВ) и существующими исследовательскими реакторами.

По состоянию на 01.01.2002 г. загрязненные радионуклидами территории (участки земель, водоёмы) общей площадью 481,4 км2 имеются на 25 предприятиях Росатома. Из них РЗ земли составляют 377 км2 (78,3%), а загрязненные водоёмы – 104,4 км2 (21,7%). В том числе загрязнены 63,6 км2 территории промплощадок, 197,9 км2 территорий санитарно-защитных зон (СЗЗ) и в зонах наблюдения (ЗН) – 219,9 км2. Распределение РЗ территорий по радионуклидному составу загрязнителей: подавляющая часть территорий загрязнена радонуклидами цезия-137, стронция-90 и кобальта-60 (97,31%).

На территории России в народно-хозяйственных целях был проведен 81 ПЯВ [3]. В некоторых районах их проведения (Ивановская область, Республика Саха – Якутия и др.) произошло локальное РЗ территорий, сооружений и оборудования. Особого внимания заслуживают территории, где загрязнение радионуклидами обусловлено ядерными катастрофами [1,2]. Печальный исторический факт – большинство крупномасштабных радиационных аварий произошло на территории бывшего СССР [1-4].

РЗ территорий произошло главным образом в начальный период реализации оборонных программ, когда вопросы охраны ОПС и здоровья населения не являлись безусловным приоритетом.

Наибольшую озабоченность у общественности вызывают комбинаты советского ядерного комплекса – производственное объединение (ПО) "Маяк" (г.Озерск), Горно-химический комбинат (ГХК, г.Железногорск) на р. Енисей и Сибирский химический комбинат (СХК, г.Северск) близ Томска, - в течение десятилетий производившие в больших количествах жидкие РАО, и Чернобыль. За ними по шкале обеспокоенности следуют Северо-Запад и Дальний Восток, а также Центральный регион России (ЦРР).

Подавляющая часть РЗ территорий – 452 км2 (94%) приходится на долю ПО «Маяк». Их основная часть связана со сбросом радиоактивных веществ (РВ) в р. Теча и аварией 1957 г. Кроме ПО «Маяк», наибольшее количество РЗ территорий имеют СХК – 10,4; Приаргунское производственное горно-химическое объединение – 8,5; ГХК – 4,7; Чепецкий механический завод – 1,35; Гидрометаллургический завод – 1,34 км2. Без учета ПО «Маяк» доля РЗ территорий, расположенных за пределами промплощадок предприятий, составляет около 13% всей площади загрязненных территорий. Наибольшие площади в СЗЗ и ЗН имеют: Приаргунское производственное горно-химическое объединение – 1,318 км2; Гидрометаллургический завод – 0,545; ОАО «Машиностроительный завод» – 0,378; Новосибирский завод химконцентратов – 0,198; Кирово-Чепецкий химический комбинат – 0,587; ГХК – 0,415; НИИАР – 0,236 км2.

Региональные особенности РЗ территории страны напрямую связаны с эксплуатацией ядерно-технологического и Военно-промышленного комплексов [5,6].

Центральный регион России [7]. В 11 субъектах ЦРР расположены предприятия ядерного комплекса России, 4 действующие АЭС, 2 строящиеся АЭС и 1 строящаяся АСТ. В округе расположены 25 радиационно и ядерно-опасных производств Росатома (постановление Правительства от 07.05.95 г. № 238).

Крупнейшим центром атомной отрасли является г. Москва – один из самых насыщенных радиационно опасными объектами среди столиц мира: из 65 существующих в России особо опасных производств, использующих радиоактивные материалы, 38 расположены в Москве. В столице имеется 11 ИЯУ, более 2 тыс. организаций используют около 150 тыс. ИИИ. 14 предприятий Росатома относятся к радиационно и ядерно-опасным. Это РНЦ "Курчатовский институт", где с середины 40-х годов скопилось около 6 т ОЯТ и РАО суммарной активностью более 3 млн. Ки (около 100 тыс. Ки находилось на территории института), а также Московский институт теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), Всероссийский НИИ химической технологии, ГНЦ "ВНИИ неорганических материалов имени акад. А.А.Бочвара", ГНЦ "Физико-энергетический институт" (г.Обнинск), ОКБ "Гидропресс" (г.Подольск), ГНПП "Политех" (г.Электросталь), Завод полиметаллов, Машиностроительный завод "Молния" и др.

Для 9 городов ЦРР предприятия атомной отрасли являются градообразующими.

Южный и средний Урал [8-10]. Вследствие огромной концентрации объектов и предприятий ВПК в открытых водоёмах Челябинской области в период 1949-1956 гг. скопилось РАО от производства ЯО в сотни раз больше, чем было выброшено во время аварии на ЧАЭС. К лету 1951 г. в р. Теча было сброшено более 2,8 млн Ки РВ. По медицинским последствиям, то есть влиянию на здоровье населения, РЗ р. Теча – самый крупный радиационный инцидент за время функционирования в нашей стране атомной промышленности [2]. Более того, РЗ имеет тенденцию распространяться с грунтовыми и поверхностными водами. Велика вероятность поражения этими отходами территорий, на которых проживают около 10 млн. человек.

Уральский регион перенасыщен ядерно-опасными объектами (включая Белоярскую АЭС с реактором БН-600), на которых происходили аварии, сопровождавшиеся переоблучением персонала и РЗ ОПС. В сентябре 1957 г. в Кыштыме взорвалась ёмкость, содержавшая высокорадиоактивные отходы (ВАО), загрязнив ОПС и образовав Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС). За период 1967-1970 гг. на Урале произошло РЗ территории площадью около 1800 км2 посредством ветрового переноса радионуклидов с берегов оз. Карачай, которое использовалось для удаления ВАО. Озеро Карачай к настоящему времени содержит около 120 тыс. Ки. Сохраняется превышение основных пределов доз техногенного облучения для жителей с. Муслюмово Челябинской области, проживающих в зоне наблюдения ПО "Маяк" [8]. Руководством Росатома принято решение – предоставить возможность жителям с. Муслюмово сменить место жительства, переехать в другую местность. Что делать дальше с территорией села – нет пока ясного понимания. На сегодня концепции реабилитации всего бассейна Теченского каскада не существует.

В дополнение к сказанному на территории региона проводились ядерные взрывы в мирных целях и наземные испытания ЯО на Тоцком полигоне в 1954 г. в военных целях [3,4].

Восточная Сибирь [11]. Район Красноярска характеризуется наличием РЗ русла и поймы реки Енисей (которое прослеживается на расстоянии до 1500 км вниз по течению от места сброса), возникшего в результате работы ГХК, в состав которого входили три реактора (один из них действует и в настоящее время) для производства оружейного плутония и радиохимический завод для выделения плутония. На ПО «Маяк» и ГХК отмечается превышение установленных нормативов сброса в выпусках сточных вод в р. Теча и р. Енисей по 90Sr.

Около комбината находится крупнейшее подземное геологическое хранилище жидких радиоактивных отходов (ЖРО). Активность отходов, захороненных в подземные горизонты, – около 700 млн. Ки. Население в пойме р. Енисей питается продуктами местного производства (рыба, молоко, мясо, овощи). В рыбе, обитающей в зоне влияния сбросов ГХК, обнаруживаются техногенные радионуклиды, как на расстоянии 700 км от места сброса ниже по течению, так и выше, в районе г. Красноярска.

Главная потенциальная угроза здоровью населения региона создается РЗ донных отложений и почвы островов плутонием – 239, имеющим период полураспада свыше 24 тыс. лет. Необходима концепция по решению экологических задач, обусловленных деятельностью предприятий г. Железногорска.

Актуальность оценки радиационной обстановки в регионе возрастает в связи с перспективой достройки мощного завода РТ-2 для переработки облученного ядерного топлива (ОЯТ) энергетических реакторов типа ВВЭР-1000. Сегодня в действующем хранилище завода РТ-2, рассчитанном на прием 6 тыс. т, находится свыше 2 тыс. т ОЯТ, которое продолжает поступать с действующих АЭС России, Украины и стран, эксплуатирующих ядерные реакторы отечественного производства [12].

Западная Сибирь [13]. СХК – крупнейший среди предприятий ЯТЦ комплекс по производству плутония, урана и трансурановых элементов. На СХК осуществляется закачка ЖРО в подземные пласты – коллекторы. Суммарная активность хранящихся там РАО оценивается в 4•108 Ки, а в открытых хранилищах – 1,25•108 Ки.

6 апреля 1993 г. произошел радиационный инцидент на СХК (Томск-7), приведший к выбросу РВ в результате нарушения технологического режима работ на одном из участков производства. Общественность страны и население территорий, находящихся в зоне влияния СХК, были подробно информированы об этом инциденте.

Северо-Западный регион [14-23], обладая высокой производственной базой, насыщен промышленными, оборонными и народнохозяйственными предприятиями и объектами, являющимися потенциальными источниками радиационной опасности. На территории региона сосредоточено большое количество предприятий, использующих радиоактивные материалы. Это Ленинградская и Кольская АЭС, судостроительные и судоремонтные заводы по строительству и ремонту кораблей и судов с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ), атомный ледокольный флот, Северный флот, инфраструктура по их обслуживанию и другие ИИИ. На территории Мурманской и Архангельской областей действует значительное количество ЯЭУ, пункты хранения РАО и ОЯТ.

Их общее число приближается к десяти тысячам, причем не менее трети из них связаны с ВПК. На территории Мурманской и Архангельской областей количество ЯЭУ превышает 270 единиц, что составляет 18% от общего мирового количества ЯЭУ, находящихся в эксплуатации. Суммарное количество радиоактивных источников, затопленных в морях, омывающих Мурманскую область с трех сторон, составляет 2/3 от активности всех РАО, захороненных в Мировом океане. Такая ситуация сложилась в эпоху ядерного противостояния двух великих держав и сохранится, по крайней мере, еще несколько десятилетий.

На территории региона сосредоточено большое количество предприятий, использующих радиоактивные материалы. Это Ленинградская и Кольская АЭС, судостроительные и судоремонтные заводы по строительству и ремонту кораблей и судов с ЯЭУ, атомный ледокольный флот, Северный ВМФ, инфраструктура по их обслуживанию, около 4 тыс. предприятий, использующих РВ и другие ИИИ. Среди работников предприятий атомного судостроения в последние годы в связи с массовой утилизацией атомных подводных лодок (АПЛ) отмечается выраженная тенденция к росту злокачественных новообразований. Особо настораживает рост детской заболеваемости за счет новообразований.

К источникам потенциальной опасности РЗ ОПС относятся также проводившиеся испытания ЯО на Новой Земле, ПЯВ в мирных целях, пункты захоронения РАО, затонувшие атомные корабли и РАО на дне Карского и Баренцева морей, последствия выпадения радиоактивных осадков после аварии на ЧАЭС и транспортирования радиационно опасных грузов.

В период 1961-1962 гг. уровни радиоактивных выпадений в северных регионах России возрастали в 200-300 раз по сравнению с 1960 г., однако они быстро снижались и величины реального облучения в последующие годы находились в пределах доз от естественного уровня радиации для населения страны (10 – 25 мкР/ч).

Острая экологическая ситуация сложилась на Кольском полуострове (Ловозерский и Кондорский горно-обогатительные комбинаты), поскольку содержание РВ в руде, полупродуктах и готовой продукции находится вблизи нижней границы интервала активности, требующей специальной организации профилактических работ. Соседство с АЭС "Ловиза" (Финляндия) и Игналинской АЭС (Литва) создает потенциальную угрозу радиационной опасности для Карелии и Псковской области.

Дальневосточный регион [24] занимает второе место в России по количеству расположенных на его территории ЯЭУ подводных лодок. Повышенного внимания требует состояние радиационной безопасности на объектах инфраструктуры атомного флота, включая береговые базы технического обслуживания и суда атомного обслуживания, судоремонтные заводы, предприятия атомного судостроения - "Звезда", "Восток" и Амурский судостроительный завод.

Заслуживают внимания проблемы Северного морского пути в плане безопасного обращения с радиоизотопными термоэлектрическими генераторами на арктическом побережье Чукотского автономного округа [25].

Потенциально опасными в отношении возможного РЗ ОПС являются объекты ВМФ в бухтах Большой Камень, Сысоева, Чажма и ряда других, где производятся работы по перезарядке активных зон реакторов, сбор, временное хранение и переработка РАО, временное хранение облученных тепловыделяющих сборок (ОТВС), ремонт и утилизация АПЛ, базируются плавучие технические базы и спецтанкеры.

Отсутствие до последнего времени на Тихоокеанском флоте (ТОФ) полномасштабной инфраструктуры для обращения с РАО являлось главной причиной непреднамеренного РЗ ОПС, снижения темпов ремонта и утилизации АПЛ.

Запроектная авария на АПЛ К-314 в бухте Чажма 10 августа 1985 г. остается наиболее серьезным ядерным инцидентом в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Происшедшее вследствие этого РЗ местности является наиболее масштабным для всего Дальневосточного региона [24].

В течение более 20 лет в районе полуострова Дунай сохраняются локальные участки РЗ лесного массива, территории судоремонтного завода и морской акватории б. Чажма, а также заливов Стрелок и Уссурийский продуктами ядерной аварии ЯЭУ АПЛ, произошедшей в б. Чажма. В северо-западной части Японского моря располагаются районы захоронения РАО ТОФ. В западной и южной – атомной энергетики Южной Кореи и Японии.

Риск РЗ представляют собой Билибинская АЭС, пункты подземного захоронения РАО, места слива жидких и глубоководного захоронения твердых РАО.

Все эти факторы оказывают сильное психологическое воздействие на население, вызывая беспокойство за свое будущее и будущее ОПС. Проявляется это в радиофобии и крайне негативном отношении к ядерной энергетике, так как за прошедшие десятилетия ее достижения не принесли им социального улучшения. Имея на подводных лодках в два раза больше атомных реакторов, чем в прилегающих странах, Приморский край в течение многих лет находится в энергетическом кризисе. Он относится к одному из экономически отсталых регионов страны, но вынужден нести дополнительное бремя обеспечения утилизации 70% ядерных и радиационных объектов ТОФ.

Источником РЗ обширных территорий являются глобальные выпадения РВ в результате испытаний ЯО на Новоземельском и Семипалатинском ядерных полигонах, на китайском полигоне Лоб-Нор, а также вследствие крупномасштабной аварии на Чернобыльской АЭС.

Авария на Чернобыльской АЭС – это крупнейшая техногенная катастрофа ХХ века, высветившая технические, экологические и социальные проблемы эпохи научно-технического прогресса. Последствия Чернобыльской катастрофы испытали несколько областей Украины, России и более 20% территории Белоруссии с общим населением около 6 млн. человек.

Аврию на ЧАЭС надо рассматривать как исключительно тяжелую для сельского хозяйства. Огромный экономический ущерб был нанесен пострадавшим регионам в связи с выводом из хозяйственного оборота около 1 млн. га пахотных земель и 700 тыс. га лесных угодий. В составе выпадений присутствовали биологически подвижные в сельскохозяйственных цепочках РН (йод-131, цезий-134,137, стронций-90), в ближней зоне ЧАЭС были обнаружены выпадения элементарной формы урана конденсационной природы, плутоний и другие долгоживущие трансурановые элементы. В первые годы после аварии на ЧАЭС были отмечены повышенные уровни мутационной, цитогенетической и кариотипической изменчивости в популяциях растений и животных [33].

В целом ряде областей сильное РЗ исключило ведение агропромышленного производства или серьезно его ограничило. В результате аварии сформировалась обширная загрязненная зона водосборных территорий Днепра и Припяти, где дополнительному облучению вследствие потребления питьевой воды из Днепра были подвержены 8 млн человек, еще 3,2 млн человек получили дополнительные дозовые нагрузки за счет потребления рыбы и использования загрязненных вод для орошаемого земледелия[33].

Психологическая реабилитация населения и расширение масштабов работ по возвращению загрязненных земель в сферу хозяйственной деятельности остаются одной из важнейших задач регионов. Сложность ситуации в том, что не существует надежных методов очистки ОПС от РЗ, и эта огромная территория на долгие годы будет выведена из нормального хозяйственного использования [2].

В Республике Беларусь с использованием ГИС был получен прогноз изменения площадей, загрязненных цезием-137 к 2016 и 2046 гг. Анализ динамики площадей загрязнения более 37 кБк/м2 за период 1986-2046 гг. показывает:

• площадь первоначального загрязнения (1986 г.) – 23,7%;

• через 30 лет (2016 г.) площадь загрязнения составит 16%, т.е. уменьшится в 1,5 раза;

• через 60 лет (2046 г.) площадь загрязнения составит 10%, т.е уменьшится в 2,4 раза.

Особое внимание необходимо обратить на увеличение в ОПС активности америция-241, который является продуктом распада плутония-241. Максимальных значений активность америция-241 достигнет к 2060 г. и превысит активность плутония-238,239,240 приблизительно в 2 раза [34].

В промышленных целях в бывшем СССР до 1988 г. в широких масштабах проводились подземные взрывы советской программы “Атомные взрывы в мирных целях”. Всего были проведены 124 ПЯВ в различных регионах страны (на Крайнем Севере, в Западной Сибири, Нижнем Поволжье, Якутии, Донбассе, Красноярском крае и Подмосковье), оставивших в недрах не менее 100 млн Ки активности [3-6] (рис. 1).



Рис. 1

До 1990 г. информация о ликвидации последствий крупной радиационной аварии с загрязнением ОПС на ПО «Маяк» в 1957 г. при проведении реабилитационных мероприятий на ВУРС носила закрытый характер и была известна лишь ограниченному кругу специалистов. Снятие завесы секретности вокруг радиационных аварий в СССР и за рубежом позволило приступить к комплексной оценке РЗ территорий [9,10]. Для этого необходим системный анализ всего комплекса вопросов, связанных с функционированием ядерного производства, миграцией техногенных РН в природных средах и действии ИИИ на ОПС, реабилитацией загрязненных территорий, организацией медицинского контроля населения, мониторинга радиационной и эпидемиологической обстановки [26-30].

Проблема радиационных аварий, объективность количественных оценок, характера и уровней возможных радиологических последствий, а также неотвратимости сопряженных с подобными событиями социально-экономических и психологических потрясений в обществе побуждают ученых и СМИ уделять особое внимание Чернобыльской катастрофе [2]. Оценка риска радиационной индукции лейкозов занимает особое место в современных эпидемиологических исследованиях [35].

Требуется оценить существующий и потенциальный радиационные риски, связанные с использованием ядерной энергии в военных целях [28] и ИИИ в медицине [31]. В качестве объектов изучения выступают также представители флоры и фауны, водные экосистемы, природные и искусственные образования, активно вовлекающие РН в биологический круговорот.

Необходимы научные труды, обобщающие отечественный и зарубежный опыт изучения радиоэкологических, медико-географических и радиологических последствий использования ИИИ в различных регионах. Необходимы работы, посвященные целостному научному анализу радиационного наследия всего атомного энергетического комплекса (ядерно-оружейного и энергетического).

Накопленный в этой принципиально новой проблеме уникальный опыт исследований, особенно в период становления ядерной индустрии в СССР в начале 50-х годов ХХ столетия, способствовал развитию отечественной радиобиологии и эпидемиологии, радиационной медицины и токсикологии, радиоэкологии и радиационной гигиены [5,26,29-32].

Опыт прошедших лет обобщен в виде нормативно-технических и руководящих документов, монографий и диссертаций. К настоящему времени опубликовано достаточно большое количество работ [1,3-27,32-34], в которых рассмотрены отдельные составляющие атомно-энергетического комплекса, связанные с феноменом радиационного наследия ХХ века. Результаты изучения медико-экологических последствий и эффективности предпринятых контрмер во всех крупномасштабных радиационных авариях, произошедших в период 1949-1993 гг. на территории РФ, представлены в [2]. Было положено начало международным проектам в этой области. Радиоэкологические исследования как научное сопровождение мероприятий по преодолению последствий аварий имели важное значение. Эти сведения стали базовыми для понимания степени РБ развития ядерной энергетики.

Очевидно, что пределы знаний о взаимодействии человека и радиации будут расширяться, причем не только в области воздействия техногенных ИИИ, но и в части медицинского облучения и природного радиационного фона [29-32].

Накопленная к настоящему времени в Российском государственном медико-дозиметрическом регистре (РГМДР) индивидуальная медико-дозиметрическая информация и его статистическая мощность, по объему данных в 6 раз превосходящая регистр Хиросимы и Нагасаки, позволяет решить одну из основных задач современной радиационной эпидемиологии – объективно оценить радиационный риск онкологических и неонкологических заболеваний при малой (до 0,2 Зв) дозе облучения.

В настоящее время 30% участников ликвидации последствий аварии признаны инвалидами радиационных катастроф. В этой группе наблюдается рост различных заболеваний, превышающий показатели мест их проживания [33].

К сожалению, в настоящее время территория страны плохо изучена на радиоактивный фон. Разовые хаотичные замеры не дают действительного представления о радиационном фоне. Количественно оцениваются отдельные компоненты радиационного риска и, быть может, не всегда самые значимые. Приходится иметь дело не только с большим числом факторов потенциальной канцерогенной опасности, но и с невыявленной пространственно-территориальной распределенностью ИИИ и обусловленных ими радиационных воздействий на ОПС и здоровье населения. Сами по себе параметры отдельных составляющих накопившегося радиационного воздействия на людей и природу не могут дать целостной картины, различные сочетания которых в конечном итоге определяют содержание радиационной географии. Обилие цифр и фактов, также как и их недостаток, затрудняют понимание актуальности проблемы и реальных опасностей, связанных с феноменом ядерно-радиационного наследия холодной войны [6,26].

Ареалы распространения РЗ на территории субъектов Российской Федерации и оценка масштабов радиационных аварий и инцидентов от различных территориальных и объектовых ИИИ будут уточняться. Поэтому потребности настоящего времени создают предпосылки для создания новых междисциплинарных, самостоятельных разделов географии, которые мы предлагаем назвать «радиационная география», понимая под этим термином науку об окружающей человека территориально (географически, пространственно и локально) распределенной радиационной среде обитания и влиянии ее на ОПС. Поскольку прошлое ядерно-радиационное наследие России накладывается на настоящее, необходимость интеграции разрозненных (засекреченных и малодоступных) знаний по региональным радиационным дозам во имя познания истины и пользы дела очевидна.

Владение знаниями об особенностях и реальной опасности биологического действия ИИИ, наряду со своевременной информацией населения о радиационно-дестабилизированных территориях, позволило бы дать населению достоверные представления о масштабах фактической радиоэкологической опасности в регионе и исключить излишние опасения. Особенно это актуально сегодня вследствие резкого ухудшения социально-экономической, демографической и экологической ситуации на региональном уровне.

Литература
1. Тихонов М.Н. Опасные пятна на карте России // Aтомная стратегия-ХХI, 2004, № 9 (14), с. 25-26.
2. Алексахин Р.М., Булдаков Л.А., Губанов В.А. и др. Крупные радиационные аварии: последствия и защитные меры / Под общей ред. Л.А. Ильина и В.А. Губанова – М.: ИздАТ, 2001. – 752 с.
3. Булатов В.И. Россия радиоактивная. – Новосибирск: ЦЭРИС, 1996. – 271 с.
4. Булатов В.И. 200 ядерных полигонов СССР. География радиационных катастроф и загрязнений. – Новосибирск: ЦЭРИС, 1993. – 88 с.
5. Довгуша В.В, Кудрин И.Д., Тихонов М.Н. Введение в военную экологию. – МО РФ, 1995. – 496 с.
6. Радиационное наследие холодной войны/ Под ред. Барановского С.И., Самосюка В.Н. –М.: Российский Зеленый Крест, 1999.-375 с.
7. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Егоров Ю.Н. и др. Радиационная обстановка в Центральном регионе России. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2007. – 373 с.
8. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка в Уральском регионе России. В 2 частях. – СПб.: ВИФ «Норд-Балт», 2000.-200 с.
9. Уткин В.И. и др. Особенности радиационной обстановки на Урале / Отв. ред. В.И.Уткин. Ред. М.Я.Чеботина. – Екатеринбург: УрО РАН. Ин-т геофизики, 2004. – 151 с.
10. Урал. Радиация. Реабилитация. – Екатеринбург: УрО РАН, 2004. – 468 с.
11. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка в Восточной Сибири. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2001.-240 с.
12. Парламентские слушания на тему: “O состоянии и государственной системе регулирования ядерной и радиационной безопасности в Российской Федерации” 9 апреля 2001 г. // Экология – ХХI век, 2001, № 4-5, т. 1, с. 10-70.
13. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка в Западно-Сибирском регионе России. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2004.-432 с.
14. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка на Северо-Западе России. – Мурманск: Кн. изд-во, 1999.-224 с.
15. Тихонов М.Н. Радионуклиды в пространстве Северо-Западного региона России // Соврем. мед.: Теория и практ., 2003, № 4, с. 29-52; №5, с. 22-43.
16. Довгуша В.В., Тихонов М.Н. Радиационная обстановка на Северо-Западе России (аналитический обзор)// Экология пром. производства, 1999, № 3, с. 7-16; 1999, № 4, с. 13-18; 2000, № 1, с. 11-21; № 2, с. 9-26; № 3, с. 11-23; № 4, с. 27-36 – М., изд. ФГУП «ВИМИ».
17. Довгуша В.В., Тихонов М.Н. Радионуклиды в пространстве Северо-Западного региона России: системный взгляд на проблему // Экологическая экспертиза, 2002, № 4, с. 29-70.
18. Тихонов М.Н., Муратов О.Э. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения Северо-Западного региона России // Экологическая экспертиза, 2004, № 5, с. 23-37.
19. Тихонов М.Н. Регион повышенной радиационной опасности // Aтомная стратегия-ХХI, 2005, № 2 (16), с. 33-34; № 3 (17), с. 14-16.
20. Тихонов М.Н., Муратов О.Э. Северо-Запад России – зона риска // Барьер безопасности, 2004, № 3-4, с. 20-23.
21. Нильсен Т., Бёмер Н. Источники радиоактивного загрязнения в Мурманской и Архангельской областях: Доклад объединения «Беллуна», версия 1. – Норвегия, Осло, 1994.-157 с.
22. Нильсен Т., Кудрик И., Никитин А. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона: Доклад объединения «Беллуна», № 2. - Норвегия, Осло, 1996.—168 с.
23. Бёмер Н., Никитин А., Нильсен Т., Мак Гаверн М., Золотков А. Атомная Арктика – проблемы и решения: Доклад объединения «Беллуна», №. 3. – Норвегия, Осло, 2001.-111 с.
24. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка на Дальнем Востоке России.- СПб.: Полиграф-Ателье, 2002.- 400 с.
25. Тихонов М.Н., Рылов М.И. Проблемы радиационной безопасности при обращении с радиоизотопными термоэлектрическими генераторами // Научные и технические аспекты охраны окружающей среды, 2003, № 1, с. 49-54.
26. Тихонов М.Н., Рылов М.И., Муратов О.Э. Системный взгляд на ядерно- радиационное наследие “холодной войны” сквозь призму общественного сознания // Экология пром. производства, 2005, вып. 1, с. 2-10.
27. Довгуша В.В., Тихонов М.Н. Обеспечение экологической безопасности при обращении с радиоактивными отходами на ядерно- и радиационно опасных объектах Российской Федерации // Экология пром. производства, 1997, № 3-4, с. 30-46.
28. Булатов В.И. Россия: экология и армия. Геоэкологические проблемы ВПК и военно-оборонной деятельности. – Новосибирск: ЦЭРИС, 1999. – 168 с.
29. Келлер А.А., Тихонов М.Н. и др. Перспективы медицинской географии: потребность в разработке новой парадигмы // Материалы Х Всерос. конф.по мед. географии 12-14 окт. 1999 г. – СПб., РГО, 1999, с. 5-7.
30. Тихонов М.Н., Келлер А.А., Довгуша В.В. Медицинская география на пороге XXI века: потребность в новой парадигме // Региональная экология, 2001, № 1-2 (16), с. 31-36.
31. Тихонов М.Н., Петров Э.Л., Муратов О.Э. Изотопы и радиационные технологии: постижение реальности и взгляд в будущее // Экологическая экспертиза, 2006, № 6, с. 38-99.
32. Тихонов М.Н., Муратов О.Э., Петров Э.Л. Системный взгляд на атомную энергетику и радиацию сквозь призму общественного сознания // Безопасность жизнедеятельности, 2004, № 2, с. 2-9.
33. Алексахин Р.М., Санжарова Н.И., Фесенко С.В. Радиоэкология и авария на Чернобыльской АЭС // Атомная энергия, 2006, т. 100, вып. 4, с. 267-276.
34. Герменчук М. Г., Жукова О. М., Шаганова Э.Д. и др. К вопросу о прогнозе радиоактивного загрязнения окружающей среды после Чернобыльской катастрофы (на примере Белоруссии) // Проблемы безопасности и ЧС, 2005, № 3, с. 80-81.
35. Радиационная медицина. Том 3. Радиационная гигиена / Под общ. ред. акад. РАМН Л.А.Ильина. – М.: ИздАТ, 2002. – 608 с.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Геополитика
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Геополитика:
Правда об АЭС «Белене»

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.77
Ответов: 9


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 1 Комментарий | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Радиационная география России (Всего: 0)
от Гость на 24/04/2012
Ты дед, когда материал дерешь, хоть ссылки делай ? Или не научили тебя это делать ?


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.06 секунды
Рейтинг@Mail.ru