proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[28/07/2020]     Массовые политические репрессии в Советском Союзе. Часть 5.3 (окончание)

Часть 5.3 (начало)

Другой расстрел 28 октября 1941 г. уникален — он не был оформлен никаким судебным или квазисудебным решением, а был санкционирован Предписанием Народного комиссара внутренних дел СССР, Генерального комиссара государственной безопасности тов. Л.Берия от 18 октября 1941 года за № 2756/6».



 

Рис. 1  Предписание Наркома НКВД Л.П.Берии о расстреле 25 человек заключенных от 18 октября 1941 года за № 2756/6

Внизу на этом предписании приводится рукописный текст: «Справка, зам наркома т. Меркулов приказал произвести конфискацию имущества у всех перечисленных осужденных – 12.04.1942 г.»

Основанием для расстрела послужило данное предписание, как указано в акте о приведении приговора в исполнение, Разумеется, этот расстрел не мог быть осуществлен без ведома Сталина (об этом показывал и сам Берия на допросе 31.07.1953 г.)[1]. В Куйбышеве специально приехавшими из Москвы старшим майором госбезопасности Баштаковым (не был репрессирован, умер в 1970 г. в возрасте 70 лет), майором госбезопасности Родосом (арестован 05.10.1953 г., расстрелян 20.04.1956 г. в возрасте 51 года, не реабилитирован) и старшим лейтенантом госбезопасности Семенихиным (не был репрессирован, умер в 1975 г. в возрасте 81 года) были расстреляны 20 человек, еще 5 человек из того же предписания были расстреляны в течение ближайших дней в Саратове и Тамбове.

Когда угроза военного поражения миновала, Берия и его подчиненные сфабриковали фальшивый приговор на 25 человек, семьи расстрелянных ничего не знали. Так прошли долгие годы неизвестности, страданий, унижений. Только в 1953 году Берии предъявили обвинение в бессудном расстреле в Куйбышеве 28.10.1941 года. В декабре 1953 г. Берия был расстрелян, а вскоре были реабилитированы его жертвы.

В группу генералов, расстрелянных 28.10.1941 г., входили очень известные в стране военачальники: два генерал-полковника и четыре генерала-лейтенанта; пять Героев Советского Союза, в том числе один из них дважды Герой. Да и остальные были тогда людьми заметными, занимавшими в разное время весьма высокие должности. Среди них оказалось девять генералов, четверо из которых были заместителями наркома обороны, трое – в разное время начальниками ВВС Красной Армии (по нынешним понятиям, это – Главком ВВС), один – начальник ПВО страны, двое – командующими военными округами, один – помощником начальника Генштаба, один – начальником штаба ВВС, двое – приравненными к генеральскому званию – дивизионный инженер и бригадный инженер, двое – заместители начальника Управления наркоматов. Кроме того, среди расстрелянных тогда были: начальник военной академии, генерал-адъютант замнаркома обороны по вооружению, а также гражданские лица: бывшие первые секретари ЦК союзной республики и обком партии, два замнаркома, два директора НИИ и один начальник ОКБ – главный конструктор оружия. Двое были членами ЦК ВКП(б)и четверо – кандидатами в члены ЦК. Шестеро – депутатами Верховного Совета СССР (имевшими депутатскую неприкосновенность).[2]

Расстрел генералов ВВС с опытом боевых действий в Испании, на Дальнем Востоке и в войне с Финляндией, уже во время войны, когда так не хватало командных кадров (уничтоженных или арестованных в предвоенные годы) и когда немцы стояли под Москвой, еще раз показывает, что для Сталинааресты и расстрелы высших командиров Красной Армии продолжали оставаться обычным методом их наказания и устрашения.

Средний возраст расстрелянных (28.10.1941 г. и 23.02.1942 г.) высших командиров ВВС Красной Армии и ПВО НКО равнялся 42 года. Все они были посмертно реабилитированы в 1954-55 годах.

После столь масштабного разгрома высшего командного состава ВВС Красной Армии, приведшего к оголению многих ключевых должностей, становятся более понятными и объяснимыми причины (а их немало) огромных потерь советской военной авиации в первые дни, недели и месяцы войны.

П.А.Судоплатов констатирует: «…ликвидация[авиационных, автор] генералов в начале войны - явная тактическая победа Гитлера. Пожертвовав пешкой, отдав транспортник Ю-52 и троих членов экипажа (думаю, они были расстреляны как шпионы), [по другой информации они были возвращены Германии[3], автор], Гитлер одним ударом проверил ПВО страны (в том числе, установил слабость истребительной авиации) и ликвидировал головку советских ВВС. А расстрел... [санкционированный Сталиным, автор] тут еще и «зло сорвать»: наказать генералов за страшный разгром летом-осенью 1941 года, за потерю авиации и почти полное отсутствие воздушного прикрытия наземных войск[1941-1942 гг., автор]».[4]

Среди 25 командиров ВВС - 10 генералов ВВС, были арестованы в первые две недели войны. Сталин сделал их козлами отпущения за разгром советской авиации в приграничных округах в первые дни и недели войны. Однако, главную вину за этот разгром несет сам Сталин, в первую очередь, из-за общей неготовности Советского Союза к нападению Германии.

Именно из-за его боязни провокаций и развязывания войны с Германией была задержана отправка директивы № 1 Военным Советам западных приграничных округов «О приведении войск в боевую готовность приграничных округов к нападению Германии». В результате ранним утром 22 июня немецкая авиация смогла уничтожить около 1200 самолетов ВВС Красной Армии; только в частях ВВС Западного фронта было уничтожено 738 самолетов, из них 528 на аэродромах[5]. А за три дня 22 – 24 июня 1941 г. было уничтожено 2700 самолетов всех типов, из них около 2000 истребителей. К 10.07.1941 г., количество уничтоженных советских самолетов всех типов составило 4300, из них 2700 истребителей; в строю осталось 2430 и из них 1530 истребителей. При этом на Восточном фронте на 30.06.1941 г., общее количество всех немецкий военных самолётов («люфтваффе») равнялось 2040, из них истребителей около 800 [6], или почти в 2 раза меньше, чем советских истребителей на 10. 07. 1941 г.

Отрицательно сказалось и бытовавшее в то время мнение, и исходившее лично от Сталина, что войны не будет, «что Гитлер нас провоцирует» и мы «не должны поддаваться на провокацию». Даже когда война уже началась, некоторые командиры считали, что это не война, а военный инцидент на границе.

В годовом отчете от 21.06.1942 г. «О боевой деятельности ВВС Северо-Западного фронта за период с 22.06.41 г. по 01.07.42 г.»[7] , подготовленном командованием 6-й воздушной армией Северо-Западного фронта, (командующий генерал-майор авиации Д.Ф.Кондратюк, начальник штаба полковник Стороженко) анализируются причины катастрофического поражения ВВС фронта в первые дни и недели войны:

- по аэродромной сети: развитие аэродромной сети отставало от темпов развертывания авиации; с одной стороны, нехватка аэродромов, а с другой стороны - строительство практически на всех имевшихся аэродромах - 21 постоянном и 49 операционных. Меры по маскировке самолетов были недостаточные, тем более, что немецкие разведывательные полеты накануне войны свели их  к нулю; ; плохое рассредоточение самолетов; концентрация самолетов на существующих аэродромах и отсутствие аэродромов в глубине территории - это существенно увеличило уязвимость их для немецкой атаки; близость аэродромов к границе, беззащитность аэродромов из-за недостатка зенитных и противотанковых средств;  отсутствие предварительного планирования; хаотичное перемещение авиационных частей; наличие старых самолетов и оборудования; дефицит технических средств для обслуживания и ремонта;

- по уровню боевой подготовки: большинство авиадивизий и авиаполков не закончили формирование, не хватало новых самолетов; летный состав находился в стадии переподготовки, было крайне ограниченное число летчиков, способных летать на новых самолетах, тем более ночью и в плохую погоду; не хватало самолетов авиаразведки, радио- и проводную связь была отвратительна, отсюда провалы в работе штабов – запаздывание в подготовке решений в условиях быстро меняющийся боевой обстановки; плохое взаимодействие между авиацией и сухопутными частями; крайне неадекватное мобилизационное планирование и тыловое обеспечение.

Репрессии в Главном артиллерийском управлении (ГАУ НКО)

Одновременно с «делом авиаторов», раскручивалось грандиозное дело об «антисоветском заговоре» в Главном артиллерийском управлении (ГАУ) (начальник Г.И.Кулик в период с 13.07.1940 по 14.06.1941 гг., а далее генерал-полковник, в конце войны - маршал артиллерии Н.Д.Яковлев (с 14.06.1941 по 1948). Накануне и вначале войны целый ряд генералов и руководящих работников по вооружению Красной Армии были арестованы и без приговора суда расстреляны тогда же 28.10.1941 г.:

- заместитель начальника ГАУ, генерал-майоров артиллерии Г.К.Савченко (образование высшее военное, арестован 19.06.1941 г., расстрелян 28.10.1941 г. в возрасте 40 лет);

- заместитель начальника ГАУ, генерал-адъютант при заместителе наркома обороны, генерал-майора технических войск М. М. Каюкова (образование высшее, военно-техническое, арестован 29.06. 1941 г, расстрелян 28.10.1941 г. в возрасте 49 лет);

- начальник Управления стрелкового вооружения ГАУ бригвоенинженера С.О.Склизков, образование высшее, арестован 28.06.1941 г., расстрелян 28.10.1941 г. в возрасте 43 лет;

- начальник опытного отдела Техсовета наркомата вооружения СССР, военный инженер    1-ого ранга М.Н.Соборнов (образование высшее военное, арестован 1.07.1941 г., расстрелян 28.10.1941 г., в возрасте 44 лет);

- врио председателя артиллерийского комитета ГАУ полковник И.И.Засосов, образование высшее, арестован 05.07.1941 г., расстрелян 28.10. 1941 г. в возрасте 41 года;

- начальника 3 отдела Управления наземной артиллерией (ГАУ), военинженера I ранга И.А.Герасименко, арестован 23.06.1941 г., был в «списке 46» расстрелян 23.02.1942 г., в возрасте 37 лет;

- начальник Управления вооружения наземной артиллерией ГАУ, военный инженер 1-ого ранга В.В.Липин, арестован 05.07.1941 г., был в «списке 46»расстрелян 23.02.1942 г., в возрасте 41 года;

Репрессии высших командиров литовской, латвийской и эстонской армий в чине генералов, вошедших в состав Красной Армии

После присоединения Литвы, Латвии и Эстонии к Советскому Союзу в июле 1940 г., из литовской, латвийской и эстонской армий были сформированы[8] литовский (29-й стрелковый), латвийский (24-й стрелковый) и эстонский (22-й стрелковый) территориальные корпуса, вошедшие в состав Прибалтийского особого военного округа (ПрибОВО). Эти корпуса были сформированы в августе 1940 года, сразу после включения Литвы, Латвии и Эстонии в состав Советского Союза и укомплектован военнослужащими из частей бывших армий этих республик. Они продолжали носить свои старые формы с нашитыми на них новыми петлицами.

Советское руководство и командование Красной Армии полагало, что офицеры и большая часть младших командиров и рядовых этих корпусов являются ненадежными и с началом военных действий многие из них, могут перейти на сторону немцев. Тогда непонятно, зачем надо было организовывать территориальные корпуса, тем более, что прямо накануне войны была проведена насильственная депортация «антисоветских» элементов из этих стран, вглубь Советского Союза. Естественно, это отрицательно повлияло на боеспособность личного состава территориальных корпусов. Поэтому в июне 1941 года в «превентивных» целях были арестованы командиры корпусов и дивизий титульных национальностей. В результате они сразу потеряли боеспособность. В первые дни войны роковую роль сыграл 29-й стрелковый литовский корпус, который почти не оказал сопротивления, поэтому немцы смогли через Литву прорваться в тыл Западного фронта. Из-за чего уже 28 июля 1941 г. пришлось сдать Минск и всю линию укреплений вдоль старой западной границы Советского Союза - «линию Сталина» (см. § 2.6.3). Во многом она была разоружена, поэтому на участке старой границы между Литвой и СССР, еёлегко преодолели немецкие ударные танковые и механизированные части.

- командир 24 территориального корпуса Латвийской ССР, генерал-лейтенант Р.Ю.Клявиньш (образование высшее военное, 10.06.1941 г. был вызван в Москву на учебу, на курсы Генерального штаба, и в день начала войны, 22.06.1941 г. был арестован вместе с 4-ми латышскими генералами 24-ого корпуса, расстрелян 16.10.1941 г. в возрасте 55 лет. Р. Клявиньш заявил в суде 29.07.1941 г.: «Я всегда был противником фашистских настроений и к антисоветской организации не принадлежал». Между тем, его доводы и аргументы судей вовсе не интересовали. 16.10.1941 г. Р. Клявиньш и другие генералы и офицеры этого корпуса были расстреляны. Все они были реабилитированы 30.11.1957 г.);

Военный прокурор Главной военной прокуратуры майор Назаров, занимавшийся пересмотром этого дела в 1950-е годы, установил множество несуразностей и нестыковок, свидетельствовавших о явной фабрикации предъявленных фигурантам этого дела обвинений, известными палачами, полковниками МГБ СССР: В.И.Комаровым (арестован 26.07.1951 г., расстрелян 19.12.1954 г. в возрасте 38 лет, не реабилитирован), Б.В.Родосом (не реабилитирован, см. выше),  М.Т.Лихачевым (арестован 13.07.1951 г., расстрелян 19.12.1954 г. в возрасте 41 года, не реабилитирован)[9].

- начальник артиллерии 24 корпуса, генерал-майора артиллерии А.Я.Даннебергс (образование высшее, арестован 22.06.1941 г., расстрелян 16.10.1941 г., реабилитирован 30.11.1957 г.)

- начальник снабжения 24 стрелкового корпуса, генерал-майор А.И.Дальбергс (образование высшее, арестован 22.06.1941 г., расстрелян 16.10.1941 г., в возрасте 46 лет, реабилитирован 30.11.1957 г.);

- командир 181-ой стрелковой латышской дивизии 24-ого корпуса, генерал-майор Я.П.Лиепньш (образование высшее, арестован 22.06.1941 г., расстрелян 30.04.1942 г., реабилитирован 26.09.1960 г.);

– командир 183-й латышской дивизии 24 корпуса генерал-майор А.Н.Крустыньш (окончил военное училище, арестован 8.06.1941 г., расстрелян 16.10.1941 г., в возрасте 57 лет, реабилитирован 30.11.1957 г.);

- начальник артиллерии 29 территориального корпуса Литовской ССР, генерал-майор В.И.Жилис (образование высшее, арестован в июне 1941 г., в возрасте 45 лет, освобожден в 1955 г., реабилитирован в 1956 г.);

- начальник артиллерии 179-й стрелковой дивизии 29 корпуса, генерал-майор И.И.Балтрус (образование высшее, арестован в июне 1941 г. в возрасте 49 лет, арестован в 1941 г., умер в лагере в 18.12.1950 г.);

- командир 22 территориального корпуса Эстонской ССР, генерал-лейтенант Г.Ю.Ионсон (образование высшее инженерное, арестован по подозрению в шпионаже 19.06.1941 г., умер в лагере в Челябинске 15.11.1942г., в возрасте 62 года, реабилитирован в 22.01.2001 г. постановлением Главной военной прокуратуры Российской Федерации);

- начальник артиллерии 22-го эстонского стрелкового корпуса, генерал-майор артиллерии Г.Ф.Бреде (образование высшее, арестован 28.06.1941 г., сначала осужден и приговорен в 2 годам заключение, повторно осужден и приговорен к ВМН, расстрелян 23.09.1942 г. в г. Норильск в возрасте 54 года);

- командир 180-ой стрелковой дивизии 22-ого корпуса (06.1940 – 06.1941 гг.), генерал-майор Р.И.Томберг (образование высшее, арестован 26.02.1944 г. в возрасте 47 лет в должности заместителя начальника кафедры Военной академии им. М.В.Фрунзе, реабилитирован в 1956 г., умер в 1982 г.)

- начальник штаба 180-ой стрелковой дивизии 22-ого корпуса, генерал-майор А.А.Казекамп (образование высшее, арестован 03.07.1941 г., умер в ссылке 03.10.1943 г. в возрасте 54 лет, реабилитирован 29.01.1990 г.);

- командир 182 эстонской стрелковой дивизии 22 корпуса, генерал-майор Я.Я.Круус (образование высшее, арестован 17.07.1941 г., расстрелян 15.06.1942 г., в возрасте 58 лет, реабилитирован 05.07.1963 г.)

- начальник артиллерии 182-й эстонской стрелковой дивизии, генерал-майор К.Хуго (образование высшее, арестован 28.06.1941 г., осужден и приговорен к ВМН 29.07.1942, расстрелян 23.09.1942 г. в г. Норильск в возрасте 48 лет);

Репрессии высшего командного, начальственного и политического состава Красной Армии во время войны

Во время войны, помимо Военной коллегии Верховного суда СССР, аресты и приговоры высшим командирам (генералам) выносились судами военных трибуналов по представлению главнокомандующих, командующих фронтами и армиями.

По данным В.Е.Звягинцева [10],только за первый военный год (с 22.06. 1941 года по 21.06.1942 года) было подвергнуто арестам 107чел., которых по воинскому званию или должности можно отнести к высшему командному, начальствующему и политическому составу. В этот список следует добавить 9 генералов, высших командиров армий прибалтийских стран, ставших частью Красной Армии, арестованных в самом начале войны и не вошедших в список 107 чел. Итого получается – 116 человек (1 маршал, 81 генерал, 6 адмиралов, остальные –командиры дивизий и высший политсостав; из них 54 чел. Приговорили к расстрелу, в т.ч. 43генерала,10 чел. умерли в заключении). Этот список неполный, в него не вошли генералы, арестованные до войны, но осужденные в годы войны; генералы, точная дата ареста которых неизвестна (генерал-майор К.Я.Архипчиков и другие, арестованные летом1941г.), а также генералы, заочно осужденные Военной коллегией Верховного суда СССР), и позже не реабилитированных. Это 17 генералов, запятнавших свою честь трусостью, предательством и сотрудничеством с немцами, из которых 5 были повешены по делу генерала-предателя Власова.

По более ранним данным А.А.Печенкина, во время войны необоснованным репрессиям подверглись свыше 100 генералов, относившихся к высшему командному, начальствующему и политическому составу Красной Армии и ВМФ. Большинство из них попали под трибунал и были осуждены. Из них 55 чел. Погибли (48–расстреляли, 7 –скончались в тюремных застенках), «что составило почти 12 процентов общих потерь советского генералитета за весь период войны»[11]. (477 генералов).

Важно заметить, что практически все осужденные судами военных трибуналов или репрессированных во внесудебном порядке, были реабилитированы и при этом, абсолютное большинство – посмертно[12].

Такая статистика наглядно показывает уровень «эффективности» работы военной Фемиды. Также следует отметить, что часто попадание того или иного генерала под репрессии было делом случая, неблагоприятного стечения обстоятельств. Это могли быть – концентрация на вверенном участке обороны значительных сил противника, низкий моральный дух и существенный некомплект личного состава, выбитого в предыдущих боях. Эти и другие обстоятельства зачастую не принимались в расчет инициаторами арестов. Некоторые из арестованных генералов попали в расстрельный «список 46-ти». Кроме того, репрессиям подвергались генералы из-за своей национальности, в первую очередь, это касалось немцев.

В число арестованных и осужденных в течение первого года войны оказались:

высшие командиры Западного, Северо-Западного и Южного фронтов. В результате политической слепоты, проявленной Сталиным в отношениях с Германией, а главным образом общей неподготовленности к войне и потери управления войсками, в первые недели и месяцы войны были полностью разгромлены регулярные части Красной Армии, дислоцированные в западных приграничных округах (Западном, Северо-Западном и Южном округах). Негативную роль так же сыграло ожидание многими высшими командирами внезапных, необоснованных арестов. Страх перед репрессиями сковывал их инициативу, препятствовал объективности докладов о сложившейся обстановке, развивал боязнь прослыть трусами и паникерами, спровоцировавшими вооруженный конфликт с Германией. В первый год войны более двух миллионов бойцов и командиров были убиты и два миллиона попали в плен. Противнику досталось огромное количество техники и другого военного снаряжения: сотни складов, тысячи танков, самолетов, артиллерийских снарядов».[13]

Сталин свою собственную ответственность за эту катастрофу возложил на командование Западного, Северо-Западного и Южного фронтов. 16 июля 1941 г.  вышло постановление ГКО №169сс (№00381)

«…Государственный Комитет Обороны, по представлению главнокомандующих и командующих фронтами армиями, арестовал и предал суду военного трибунала за позорящую звание командира трусость, бездействие власти, отсутствие распорядительности, развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций:

- бывшего командующего Западным фронтом генерала армии Павлова [расстрелян, см. ниже, автор];

- бывшего начальника штаба Западного фронта генерал-майора Климовских [расстрелян, см. ниже, автор];

- бывшего начальника связи Западного фронта генерал-майора Григорьева [расстрелян, см. ниже, автор];

- бывшего командующего 4-йармией Западного фронта генерал-майора  Коробкова [расстрелян, см. ниже, автор];

- бывшего командира 41-го стрелкового корпуса Северо-Западного фронта генерал-майора [И.С.]Кособуцкого [осужден на 10 лет ИТЛ с лишением воинского звания «генерал-майор», досрочно освобождён из заключения 21.10.1942, направлен в действующую армию, восстановлен в звании «генерал-майор» 30.10.1943, закончил войну в звании «генерал-лейтенант» командиром 34-го стрелкового корпуса, автор];

- бывшего командира 60-й горнострелковой дивизии Южного фронта генерал-майора [М.Б.]Салихова[осужден на 10 лет тюремного заключения с отбыванием наказания после войны, понижен в звании до полковника, командира полка,при выходе из окружения 08.1941 попал в плен, находился в лагере в Германии, дальнейших сведений о его судьбе нет, автор];

- бывшего заместителя командира 60-й горнострелковой дивизии Южного фронта полкового комиссара Курочкина [информация не найдена, автор];

- бывшего командира 30-й стрелковой дивизии Южного фронта генерал-майора [С.Г.]Галактионова [предан суду военного трибунала Южного фронта, расстрелян 21.07.1941 г., реабилитирован 29.05.1961 г., автор];

- бывшего заместителя командира 30-й стрелковой дивизии Южного фронта полкового комиссара Елисеева[информация не найдена, автор]…»[14]

На следствии от Д.Г.Павлова требовали признания об участии в антисоветском военном заговоре. Он отказался. Доказательств, естественно, не было. Ровно через месяц с начала войны 22 июля 1941 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила к расстрелу, который был приведен в исполнение в тот же день:

- командующего Западным фронтом, Героя Советского Союза генерала армии Д.Г.Павлова (образование высшее, арестован 04.07. 1941 г., расстрелян в возрасте 43 лет, реабилитирован в 1957 г.); был обвинен в «халатности» и «неисполнении своих должностных обязанностей», что и привело к последующему разгрому частей округа.

- начальника штаба Западного фронта, генерал-майор В.Е.Климовский (образование высшее, арестован 08.07.1941 г., расстрелян в возрасте 56 лет, реабилитирован 31.07.1957 г.); ему было предъявлено то же обвинение, что и Д.Г.Павлову.

- начальник связи Западного фронта, генерал-майор А.Т.Григорьев (образование высшее, арестован 04.07.1941, расстрелян в возрасте 51 лет, реабилитирован 31.07.1957 г.);

- командующий 4-ой армией Западного фронта А.А.Коробков (образование высшее, арестован 09.07.1941 г., осужден и в тот же день расстрелян в возрасте 44 лет, реабилитирован 31.07.1957 г.);

Позже были приговорены к расстрелу:

- начальника артиллерии Западного фронта, генерал-лейтенант Н.А.Клич (образование высшее, арестован 08.07.1941 г., расстрелян 16.10.1941 г. в возрасте 45 лет, реабилитирован в 1957 г.);

- командир 14-го мехкорпуса Западного фронта генерал-майор С.И.Оборин (образование высшее, арестован 09.07.1941 г., приговорен к расстрелу 13.08.1941 г., расстрелян 16.10.1941 г. в возрасте 49 лет, реабилитирован 11.01.1957 г.).

П.С.Клёнов (образование высшее, арестован 11.07.1941 г., открывает «список 46», расстрелян 23.02.1942 в возрасте 47 лет, реабилитирован 09.06.1956 г.). Накануне войны, 19.06.1941 г., командующий Прибалтийским военным округом (с началом войны был преобразован в Северо-западный фронт) генерал-полковник Ф.И.Кузнецов и начштаба генерал-лейтенант П.С.Кленов направляют директиву штаба о выдвижении войск в районы укрытия, подготовке укрепленных районов (УР) и противотанковой обороны. Особое внимание командного состава обращено на случаи провокации со стороны немцев[15]. Однако уже на второй день войны части и соединения Северо-Западного фронта понесли огромные потери и беспорядочно отступали. Командование фронта понимало, что за провалы в руководстве придется держать ответ. В этой ситуации член Военного совета корпусной комиссар П.А.Дибров доложил по команде, что начальник штаба генерал Кленов постоянно болеет и поэтому работа штаба не организована, а командующий фронтом генерал-полковник Ф.И.Кузнецов нервничает. Вывод высокопоставленного политработника был категоричным: «Больше терпеть нельзя»:

- заместитель начальника штаба Западного фронта В.С.Голушкевич (образование высшее, арестован 20.07.1942 г. в возрасте 44 лет, находился в заключении 13 лет, реабилитирован в 1954 г.);

- начальник управления органов военного сообщения (ВОСО) РККА, генерал-лейтенант технических войск Н.И.Трубецкой (образование высшее, арестован 11.07.1941 г., был в «списке 46-ти», расстрелян 23.02.1942 г. в возрасте 51 лет, реабилитирован 30.09.1955г.);

На начальный период войны железные дороги объективно не могли справится с резко возросшими объемами воинских перевозок. Практически все железнодорожные станции и магистрали в западных регионах страны оказались забиты эшелонами, графики движения литерных поездов срывались, в результате налетов немецкой авиации многие коммуникации, передвижной состав и перевозимая техника были уничтожены. Это вызвало резкое негодование со стороны Сталина.

6 июля 1941 года заместитель начальника 3 Управления (военная контрразведка) НКО СССР Ф.Я.Тутушкин направил В.М.Молотову разгромный доклад о неудовлетворительном состоянии воинских перевозок. Молотов передал этот документ Берии. Трубецкой был арестован 11 июля и обвинен в организации антисоветского военного заговора с целью вредительства. После допросов, проведенных с применением физических методов воздействия, он сознался, что являлся участником антисоветского военного заговора с 1935 года, в который был завербован Лацисом (одним из первых руководителей ВЧК) [16]. В отличии от гвардейского полковника князя С.П.Трубецкого, которому смертную казнь царь заменил сибирской каторгой, его дальнего родственника не пощадили. Прах декабриста Сергея Петровича Трубецкого покоится на Новодевичьем кладбище. Точное место захоронения Н.И.Трубецкого неизвестно до сих пор[17];

- командир 83-ей кавалерийской дивизии, генерал-лейтенант И.В.Селиванов (образование высшее, арестован 22.11.1941 г., был в «списке 46-ти», расстрелян 23.02.1942 г. в возрасте 55 лет, реабилитирован 04.09.1954 г.) И.В.Селиванов был арестован за то, что в присутствии сослуживцев имел неосторожность заявить:«…немцы продвигаются вперед, потому что у них больше танков и сильней нашей техника и, что много наших танков погибло на границе…Сталин человек хороший, но он же не полководец, человек не военный, а гражданский…» Эти слова, облеченные следователями НКВД в фабулу обвинения, в материалах дела звучали уже как «проведение антисоветской пораженческой агитации, восхваление германской армии клевета на руководителей партии и правительства» [18].

- преподаватель Артиллерийской академии им. Ф.Э.Дзержинского генерал-майор артиллерии М.И.Петров, образование высшее военное, арестован 30.06.1941г., расстрелян 23.02.1942 г. в возрасте 44 лет, реабилитирован 07.12.1955 г. По агентурным материалам характеризовался как антисоветчик. Виновным себя в участии в антисоветском военном заговоре не признал, был в «списке 46» …

- начальник автобронетанковых войск (АБТВ) 18-ой армии, генерал-майор танковых войск Н.Д.Гольцев (образование высшее, попал в плен 15.08.1941г. и вел там себя достойно, ему удалось бежать 30.08.1941 г., арестован 14.10.1941 г., оказался в «списке 46-ти», расстрелян 23.02.1942 в возрасте 45 лет, реабилитирован 17.09.1955 г.); Запись в «списке 46-ти» по поводу его ареста одна из самых лаконичных: «Без сопротивления сдался немцам в плен. Сознался»143 Если напротив фамилий других арестованных генералов указывались хотя бы фамилии лиц, чьими показаниями они были изобличены, то в деле Гольцева нет даже этого. Доказательств его вины, пусть и полученных под пытками, не было вообще.

Армейские генералы, репрессированные по принадлежности к немецкой или другой не титульной национальности:

- старший преподаватель Военной академии химической защиты генерал-майор А.Н.Де-Лазари (образование высшее, арестован 25.06. 1941 г., был в «списке 46», расстрелян 23.02.1942 г., в возрасте 61 год, реабилитирован 28.04.1956 г.) Судя по всему, причиной его ареста явилась фамилия и итальянские корни.

- профессор кафедры оперативного искусства Академии Генерального штаба генерал-майор И.Х.Паука (латыш, образование высшее, арестован 24.06.1941 г., умер в заключении в мае 1943 г. в возрасте 60 лет, реабилитирован в 1953 г.). Он проявил себя еще в годы гражданской войны, способствовал становлению М.В.Фрунзе как полководца. В 1920 году был начальником штаба Южного фронта и разрабатывал операцию по взятию Крыма.

- старший преподаватель кафедры общей тактики Военной академии им.Фрунзе генерал-майор А.Г.Ширмахер (немец, образование высшее военное, арестован 18.12.1941 г. в возрасте 50 лет, умер в концлагере в 02.07.1953 г., реабилитирован в том же году);

- командир 6-й запасной артиллерийской бригады, генерал-майор артиллерии А.А.Вейс (немец, образование высшее, арестован 18.04.1943 г. в возрасте 46 лет, отсидел 10 лет в лагерях, реабилитирован 23.07.1953 г., умер в 1960 г.) Свою вину по статье 58-10 не признал ни на следствии, ни в суде, прямо заявлял, что его «арестовали не за совершение преступлений, а как лицо немецкого происхождения». Отец у него был немцем, а мать русской.

- профессор артиллерийской академии генерал-майор артиллерии П.А.Гельвих (образование высшее, арестован 27.01.1944 г. в возрасте 75 лет, реабилитирован 23.07.1953, умер в Ленинграде в 1958 г. в возрасте 86 лет); П.А.Гельвих считал себя русским, хотя по документам значился немцем, а родители по происхождению были шведами.

Всего за время войны, было репрессировано:

Четыре бывших заместителя наркома обороны:

- Г.И.Кулик (образование начальное, обвинен 16.02.1942 г. и лишен звания Маршалла Советского Союза и Героя Советского Союза, и всех правительственных наград за оставление г. Керчи, арестован 11.01.1947 г., расстрелян 24.08.1950 г., в возрасте 59 лет, реабилитирован 28.09.1957 г.);

- К.А.Мерецков (образование высшее военное, арестован 23.06. 1941 г., освобожден 06.09. 1941 г., войну закончил в должности командующего Карельского фронта, умер в возрасте 71 год);

- И.И.Проскуров (образование среднее, арестован 27.06.1941 г., расстрелян 28.10.1941 г, в возрасте 34 лет, реабилитирован 15.05.1954 г.);

- Г.И.Левченко (осужден 21.01.1942 г. на 10 лет лишения свободы, помилован 31.01.1942 г., понижен в звании с вице-адмирала до капитана 1-го ранга, восстановлен в звании контр-адмирала 18.04.1943 г., вице-адмирала 22.02.1944 г., адмирала 25.09.1944 г., закончил войну в должности заместителя наркома ВМФ, умер 26.05. 1981 г. в возрасте 84 лет));

Шесть генералов – командующие фронтами (округами), заместители и начальники штабов фронтов:

уже упоминавшиеся выше: Д.Г.Павлов, П.С.Кленов, В.Е.Климовских, а так же:

-  заместитель командующего Северо-Западного фронта генерал-лейтенант К.П.Пядышев (образование высшее, арестован 22.07.1941 г., осужден на 10 лет лишения свободы, умер в лагере 15.06.1944 г. в возрасте 55 лет, реабилитирован 28.01.1958 г.);

- командующий Орловским военным округом, генерал-лейтенант А.А.Тюрин (осуждён 21.01.1942 г. на 7 лет лишения свободы, судимость была снята с понижением звания до генерал-майора, вновь присвоено звание генерал-лейтенанта 17.04.1943 г., закончил войну в должности заместителя командующего армии, умер в 1976 г. в возрасте 79 лет);

- начальник штаба Орловского военного округа, генерал-майор П.Е.Глинский, осужден 04.1942 г., приговорен к 5 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора, судимость снята 03.1943 г., с 05.1942 г. до 06.1943 г. начштаба 4-й Ударной армии, умер в 1952 г. в возрасте 50 лет);

Шесть командующих армиями:

уже упоминавшийся выше генерал-майор А.А.Коробков, а также:

- генерал-майор И.Ф.Дашичев (образование среднее, арестован 21.01.1942 г., в возрасте 43 лет, отбывал заключение в 10 лет ИТЛ, освобожден 4.07.1952 г., реабилитирован 31.07. 1953 г., умер в 1963 г., в возрасте 66 лет,.[19]);

- генерал-майор В.Н.Долматов (09.11.1941 г. предан суду военного трибунала, в возрасте 42 лет, в ходе судебных разбирательств – оправдан, закончил войну командиром дивизии);

- генерал-лейтенант А.Н.Ермаков (арестован 19.12.1941 г., в возрасте 43 лет осужден на 5 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях, помилован 29.01.1942 г. закончил войну командиром стрелкового корпуса, умер 25.10.1957 г. в возрасте 58 лет, окончательно реабилитирован в 2007 г.);

- генерал-лейтенант Ф.С.Иванов (образование высшее, арестован 22.02.1942 г.,  освобождён 08.01.1946 г. в возрасте 55 лет на 10 лет лишения свободы, в 1953 г. приговор был отменен, умер 8.07.1968 г., в возрасте 71 год);

- генерал-лейтенант П.П.Собенников (образование высшее, арестован 16.10.1941 г. в возрасте 47 лет, осужден на 5 лет лишения свободы, 7.02.1942 г. помилован, войну закончил звании генерал-лейтенанта, в должности заместителя командующего армии, умер 14.08.1960 г., в возрасте 66 лет)). С 3.07. по 23.08. командовал Северо-Западным фронтом.

В этот список не вошли заочно осужденные за измену Родине:

- командующий 28 армией генерал-лейтенант В.Я.Качалов (образование высшее, погиб 4.08.1941 г. в возрасте 51 года, приговорен заочно к смертной казни 29.09.1941 г., приговор отменен и реабилитирован 23.12.1953 г.);

- командующий 12 армией генерал-майор П.Г.Понеделин, попал в плен 07.08.1941 г. и находился в плену до 04.1945 г., Военной коллегией Верховного Суда приговорён к расстрелу25.08.1945 г, реабилитирован 13.03.1956 г.).

Ниже на примере проведения следственных действий по отношению к генералу армии К.А.Мерецкову в период 06.-08.1941 г.(2 месяца) покажем, как следователи Наркомата госбезопасности выбивали признательные показания у арестованных генералов.

Репрессии заместителя наркома обороны, бывшего начальника Генштаба Красной Армии, Героя Советского Союза, генерала армии К.А. Мерецкова

Заместитель наркома обороны (07. 1940-23.06.1941 гг.), начальник Генштаба Красной Армии (08. 1940 - 01. 1941 гг.) Герой Советского Союза, генерал армии К.А.Мерецков на второй день войны 23 июня 1941 года был отозван из Ленинграда в Москву и арестован. В своих воспоминаниях [20] причину своего ареста он не назвал. Постановление на арест и обыск было подписано Наркомом госбезопасности Меркуловым и Государственным Прокурором СССР Бочковым только 5 июля 1941 года или спустя 2 недели после ареста. В этом Постановлении приводятся ссылки на показания высших военачальников Красной Армии, расстрелянных еще в 1937-1938 гг.

Так же, исходя из материалов следствия по делу участников военно-фашистского заговора в Красной Армии в 1941 г., утверждалось, что Мерецков продолжает проводить преступную деятельность,  является агентом  одной  из  иностранных  разведок,  которой передает  совершенно  секретные  сведения  о  Красной  Армии и  оборонной  промышленности  Советского  Союза. Это утверждение базировалось на показаниях, выбитых под пытками, бывшего командующего ВВС Красной Армии, а затем помощника начальника Генштаба по авиации, дважды Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта авиации Я.В.Смушкевича, арестованного 08.06.1941 г., за две недели до ареста К.А.Мерецкова.

На допросе 21.06.1941 г. Смушкевич показал: «Должен, однако, сказать, что в одну из встреч со Штерном. в Москве в 1939 г., он ориентировал меня о том, что вражескую работу на Дальнем Востоке он  ведет  лично,  а  по  центру  связан  только  с  Мерецковым».[21] В 1939 г. Г.М.Штерн – командарм 2-го ранга, командовал 1-ой отдельной Краснознаменной армией Дальневосточного Военного округа, на момент ареста 07.06.1941 г. Герой Советского Союза, генерал-полковник, начальник ПВО НКО СССР. Скорее всего показания Смушкевича, дополненные показаниями Штерна, были доложены Сталину. В условиях неразберихи и шока первых дней войны, последовал немедленный приказ Сталина – арестовать Мерецкова. Его посадили в Лефортовскую тюрьму.

Мерецкову выдвинули обвинения по статье 58, пункты 1 «б» (измена Родине военнослужащими…), пункт 7 (вредительство, подрыв государственной промышленности, …), пункт 8 (совершение террористических актов, направленных против Советской власти), пункт 11 (всякого рода организационная контрреволюционная деятельность, …) УК РСФСР[22]. Все обвинения относились к числу тягчайших, по ним безусловно следовал приговор – расстрел.

На предварительном следствии Мерецков признал себя виновным.  Да и как было не признать, если к нему применили  весь набор «методов физического воздействия», или как он сам говорил - «дубасили». Устраивали ему и очные ставки с другими подследственными.  Как они проходили, рассказал В.Г.Иванов, в 50-е годы следователь Наркомата госбезопасности[23]. Он поведал, что 15 июля 1941г.  начальник следственной части наркомата Влодзимирский со своим заместителем Шварцманом и помощником Родосом в его присутствии проводили очную ставку между К.А.Мерецковым и А.Д.Локтионовым. Они были сослуживцами в Белорусском военном округе в 1932-1934 гг., первый - начальник штаба, второй - начальник ВВС. В то время, командующим Белорусским военным округом был командарм 1-ого ранга И.П.Уборевич (литовец, образование неполное высшее, учился в военной академии в Германии, расстрелян 12.06.1937 г., в возрасте 41 года). До ареста 19.06.1941 г. генерал-полковник А.Д.Локтионов был командующим Прибалтийским Особым военным округом (07-12.1940г.).

Перед самой войной находился в распоряжение НКО СССР. По словам В.Г.Иванова, «арестованный генерал армии [Мерецков, автор] по тюремным меркам, выглядел неплохо, но, по его [Иванова, автор] мнению, не владел собой. Локтионов же, только что избитый был весь в крови, и его вид удручающе действовал на Мерецкова.  Его привели на очную ставку для того, чтобы он выступил в роли разоблачителя Локтионова, который отрицал свою виновность и участие в заговорщической  организации».

Владзимирский, Шварцман,  Родос  и,  конечно  же,  сам  Иванов  (не  мог  же  быть  он  сторонним  наблюдателем,  когда  его начальники  «обрабатывали»  его  подследственного!),  по  очереди  и  все  вместе  продолжали  избивать  Локтионова  на  глазах Мерецкова. Последний убеждал Локтионова подписать все, что хотели от него следователи. Локтионов катался от боли по полу, кричал, но отказывался подписывать протокол с признанием своей антисоветской деятельности:

«—  Кирилл Афанасьевич, ну ведь не было этого, не было, не было!»  —  умоляюще протягивал он руки к Мерецкову, но замолкал, встретившись с измученным и потухшим взглядом последнего. Так продолжалось некоторое время. Наконец Локтионов сказал то,  что  от  него  требовали  следователи НКГБ,  —  он  заявил,  что  был  с  1934  г.  сообщником Уборевича.  Выдавив из  себя  эти  признания,  Локтионов  спустя  несколько  минут  от  них  отказался,  и  его  снова  начали  бить. В конце концов, не выдержав избиений,  он  признал  себя  виновным.

Сестра замечательной ленинградской поэтессы Ольги Берггольц Мария Берггольц опубликовала записи своих бесед с бывшими сослуживцами К.А.Мерецкова. Один из них вспоминал, как зимой 1941 г. около командующего Волховским фронтом Мерецкова постоянно находился особист, следивший за тем, чтобы генерал армии не перебежал к противнику. В конце концов разозливший Мерецков заявил: «перестань ходить за мной, мне жить не хочется. Ты знаешь, что делали со мной в НКВД. Ставили на колени, а потом какой-нибудь особист под всеобщий гогот мочился на мою плешивую голову»[24].

По свидетельству генерал-майора А. И.Корнеева, многие годы прослуживший помощником маршала И.Х.Баграмяна, в середине 60-х годов ему довелось присутствовать при разговоре И.Х.Баграмяна с С.К.Тимошенко, который рассказал о том, как однажды он спросил Мерецкова: «Что же ты, Кирилл, возвел на себя поклеп и признавался, что ты глава заговора?» Мерецков ответил ему с нескрываемой обидой: «Если бы Вам, Семен Константинович, довелось претерпеть такие издевательства и муки, боюсь, что и Вы бы не выдержали. Надо мною так издевались, так меня дубасили, что я почувствовал, что я теряю рассудок… Я был готов на все лишь бы прекратить эти мучения…Тем более, что мне обещали в случае моих признаний, не трогать семью».[25]

К.А.Мерецкова, судя по рассекреченным документам НКВД, спасло собственноручное письмо Сталину от 28 августа 1941 года, каким-то чудом дошедшее до адресата.

 

«Секретарю ЦК ВКП (б) Сталину И.В».

 

В напряженное время для нашей страны, когда от каждого гражданина требуется полностью отдать себя на защиту Родины, я, имеющий некоторую военную практику, нахожусь изолированным и не могу принять участие в освобождении нашей Родины от нашествия врага. Работая ранее на ответственных постах, я всегда выполнял Ваши поручения добросовестно и с полным напряжением сил.

Прошу Вас еще раз доверить мне, пустить на фронт и на любой работе, какую Вы найдете возможным дать мне, доказать мою преданность Вам и Родине.

К войне с немцами я давно готовился, драться с ними хочу, я их презираю за наглое нападение на нашу страну, дайте возможность подраться, буду мстить им до последней моей возможности, не буду щадить себя до последней капли крови, буду бороться до полного уничтожения врага. Приму все меры, чтобы быть полезным для Вас, для армии и для нашего великого народа.

28.VIII.-41 г. К. МЕРЕЦКОВ".[26]

Два месяца войны показали Сталину острую необходимость в опытных командных кадрах высшего звена. Поэтому сразу распорядился освободить Мерецкова и назначил командующим 7-й отдельнойармией. Этой армией Мерецков командовал в войне с Финляндией на Карельском перешейке и тогда ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Правда, должность командарма для Мерецкова было понижением на две ступени.

Кроме Мерецкова осенью 1941-го на свободу вышло около 60 генералов, так как было очень плохо с военными кадрами, особенно с высшими. Летом 41-го года никто из командующих западных приграничных фронтов (на начало войны) не справился с поставленными задачами: ни В.П.Кузнецов на Северо-Западном, ни Д.Г.Павлов на Западном — его расстреляли, ни М.П. Кирпонос на Юго-Западном – погиб в окружении под Полтавой 20.09.1941 г.

Сталин принял Мерецкова в начале сентября 1941 г. перед его отъездом на фронт. «Помню, как... был вызван в кабинет Верховного главнокомандующего. И. В. Сталин стоял у карты и внимательно вглядывался в нее, затем повернулся в мою сторону, сделал несколько шагов навстречу и сказал:

- Здравствуйте, товарищ Мерецков. Как вы себя чувствуете?

- Здравствуйте, товарищ Сталин. Чувствую себя хорошо. Прошу разъяснить боевое задание».[27]

Больше об «инциденте» не было сказано ни слова. К.А.Мерецков как бы вычеркнул его из своей жизни. Сталин это оценил. В дальнейшем судьба генерала армии вновь пошла по восходящей. Закончил войну Маршалом Советского Союза, командующим Карельским фронтом. В 45-м успел провести несколько стратегических операций в Норвегии, а затем еще руководил боевыми действиями на Дальнем Востоке в войне с Японией - до полного разгрома Квантунской армии. Те злополучные два месяца в начале войны так и остались тайной. Архивно-следственное дело № 981 697 в отношении К.А.Мерецкова было уничтожено в 1955 году. Принимал участие в уничтожении дел первый глава КГБ генерал Иван Серов — как и дела Тухачевского, Рокоссовского — недавно вышла книга его воспоминаний.[28] Поэтому точные причины ареста К.А.Мерецкова теперь восстановить невозможно. Умер К.А.Мерецков в декабре 1968 года. Урна с его прахом захоронена в Кремлевской стене.  

 



[1] Расстрел советских генералов 23 февраля 1942 года. Cпецвыпуск «Правда ГУЛАГа» от 25.02.2009 №02 (13) https://novayagazeta.ru/articles/2009/02/25/43768-rasstrel-sovetskih-generalov-23-fevralya-1942-goda

[2] А.Н. Осокин «Великая тайна Великой Отечественной. Ключи к разгадке». Изд. Время 2010 г.  https://document.wikireading.ru/25871

[3] Полет 15 мая 1941 года. Новые данные https://gistory.livejournal.com/257911.html

[4] П.А. Судоплатов Разведка и Кремль. Воспоминания опасного свидетеля., Алгоритм, 2017 г., с. 480

[5] Ю. Рубцов Свободная Пресса Рассекречены страшные документы потерь 1941-го. Архивы рассказывают не только о катастрофах и панике, но и о настоящем мужестве, ставшем залогом будущих побед, 18.06.2009 г. https://svpressa.ru/war/article/10299/

[6] М. Солонин «На мирно спящих аэродромах… Разгром 1941 года», М., Яуза-каталог, 2019. – 512 с.

[7] Годовой отчет о боевой деятельности военно-воздушных сил Северо-западного фронта за период с 22.06.41 г. по 01.07.42 г.  http://www.bdsa.ru/; Ф. 221, оп. 142687сс, д. 1, лл. 3-17

[8] Приказ наркома обороны СССР С. К. Тимошенко, 17.08.1940. // Полпреды сообщают… — М., Международные отношения, 1990 — с. 505—508

[9] В. Е. Звягинцев. Война на весах Фемиды. Война 1941-1945 гг. в материалах следственно-судебных дел. – М., Терра, 2006 г.

[10] В.Е. Звягинцев «Война на весах Фемиды», Издательство «Терра», 2006 г., 768 стр.

[11] А.А. Печенкин, Автореферат диссертации по теме «Высший командный состав Красной Армии накануне и в годы Второй мировой войны.», Московский педагогический государственный университет, 2003 г.

[12]Там же.

[14] В. Е. Звягинцев. Война на весах Фемиды. Война 1941-1945 гг. в материалах следственно-судебных дел. – М., Терра, 2006 г. РЦХИДНИ. Ф.644. On. 1 Д. З. Лл. 95-96.

[15]ЦАМО ф.344, оп.5564,д.1

[16] Архив Президента РФ, ф. 3, опись 24, дело №378. л. 196—211.

[17] В. Звягинцев «Война на весах Фемиды. Война 1941-1945 гг.», Издательство «Терра», 2006 г.  768 стр.

[18]АрхивВоеннойколлегии,надзорноепроизводство№09057/54.

[19] И.Ф. Дашичев. Дивизии РККА в годы Великой Отечественной войны. http://divizia-rkka.ru/

[20]Мерецков К. А. На службе народу. Страницы воспоминаний.. — М.: Политиздат, 1968.

[21] Н.С. Черушев «Из Гулага в бой» Военные тайны XX века. М. «Вече» 2006. 532 с.

[22] Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республике 1922 года: Статья 58.

[23]Н.С. Черушев «Из Гулага в бой» Военные тайны XX века., с. 238. М. «Вече» 2006. 532 с.АГВП. НП 25168-41. Л. 1-10.

[24] О.Ф. Сувениров. Трагедия РККА 1937-1938 гг., с. 195. М. Терра, 1998 г., 528 стр.

[25] Там же. с. 215; АВКВС РФ оп. 66. Д 615. Л. 6, 6 об

[26]С. Турченко «Письмо из Лефортово», газета «Труд» №230 от 14 декабря 2001 г.

[27] К.А. Мерецков. На службе народу. М. Политиздат, 1968.

[28] И. Емельянов. Комсомольская правда.30.12.2018 г.  https://www.ural.kp.ru/daily/26926.2/3974237/

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Блог Булата Нигматулина
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Блог Булата Нигматулина:
О двухтомнике Б.И. Нигматулина

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 0
Ответов: 0

Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru