proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[28/02/2007]     «Безопасный рай» вопреки власти

Ян Бломгрен, профессор Упсальского университета (Центр ядерных технологий и кафедра нейтронных исследований), Швеция

Атом раздора

Доля «атомной» электроэнергии в Швеции составляет порядка 50%, а по ее выработке на душу населения эта страна – первая в мире. Сейчас в Швеции эксплуатируется 12 реакторов, запущенных в 1972–1985 гг. Из них 9 реакторов кипящего типа (BWR) были спроектированы в Швеции, 3 других реактора – с водой под давлением (PWR) – американские.

Об авторе:
Профессор Ян Бломгрен работает на кафедре нейтронных исследований университета в Упсале. Область научных интересов – нейтронно-индуцированные ядерные реакции и их применение в энергетических технологиях, электронике, процессах трансмутации радиоактивных отходов, нейтронной терапии. Ян Бломгрен имеет порядка 170 публикаций в международных периодических изданиях и сборниках международных конференций, и выступает в роли рецензента в 5-ти международных журналах. Являясь главным руководителем образовательных программ Шведского центра ядерных технологий, на государственном уровне осуществляет координацию в сфере образования, относящегося к ядерной энергетике.
Университет Упсалы: www.uu.se/english


Использование ядерной энергии имеет политическую подоплеку во многих странах, но Швеция, по моим данным, – единственное государство, в котором правительство подало в отставку из-за разногласий в отношении ядерной отрасли (в 1978 г.)

В 1980 году был проведен референдум, предметом которого являлось будущее шведской ядерной энергетики; это событие можно назвать эхом аварии на Три-Майл-Айленде. По итогам голосования предпочтение было отдано схеме «эксплуатировать имеющиеся и не строить новые реакторы». Парламент установил срок эксплуатации реакторных установок 25 лет, и это означало: 2010 год станет последним годом функционирования шведской ядерной энергетики.

Однако с течением времени восприятие ядерной энергетики общественностью существенно улучшилось. Недавно проведенные исследования позволили установить, что подавляющее большинство населения (60–80%) согласны с эксплуатацией существующих реакторов, пока они соответствуют требованиям безопасности.

В настоящее время считается, что технически допустимый срок эксплуатации шведских ядерных энергоблоков составляет не менее 40 лет, серьезно рассматривается его продление до 60 лет. Учет этого фактора и осознание того, что вывод из эксплуатации сразу 12 энергоблоков обойдется дорого и несет в себе опасность для окружающей среды, привели к новому парламентскому решению 1997 г. об отмене остановки всех энергоблоков к 2010 году. Вместо этого было решено завершить эксплуатацию двух реакторов в течение двух лет (в качестве доказательства «серьезности» позиции парламента). Оставшиеся же 10 реакторов должны были быть остановлены через равные интервалы времени, но продолжительность этих интервалов так и не была жестко определена.

В связи с остановкой двух энергоблоков, решили вложить 1,5 млрд евро в модернизацию и в программы по продлению срока эксплуатации оставшихся 10-ти реакторов. Модернизация установок должна компенсировать мощность, потерянную в результате остановки двух относительно маленьких реакторов.

Все политические маневры прошедших лет привели к тому, что долгое время шведская ядерная энергетика считалась отраслью, не имеющей будущего. Редкий молодой человек ставил перед собой цель сделать карьеру в ядерной отрасли; в результате прием на ядерные инженерные специальности очень резко упал, и всего лишь несколько лет назад шведские технические высшие учебные заведения выпускали менее десятка инженеров с ядерным образованием. Из-за этого отрасль переживала тяжелые времена, связанные фактически с невозможностью обеспечить свои потребности в персонале за счет выпускников вузов. Чтобы выйти из положения, приходилось принимать инженеров других специальностей, зачастую – людей в возрасте, и переквалифицировать их для новой работы. Но в достаточно короткое время ситуация значительно изменилась. Ядерная энергетика сейчас не ассоциируется в молодежной среде с чем-то «политически некорректным», более того, на сегодняшний день в Швеции она воспринимается как некий «безопасный рай», несмотря на все разговоры политиков о закрытии реакторов в неопределенном будущем.

Оператор как вино. Требует выдержки

Шведская ядерная отрасль ежегодно принимает на работу 30–50 новых сотрудников на должности, требующие знания ядерной физики и ядерных технологий. Этих специалистов можно условно разделить на две подгруппы: (1) операторы и (2) прочие специалисты. Из их числа лишь незначительная часть (менее 10%) изучает эти предметы в университете. Подавляющее большинство имеет инженерное образование в других областях: электротехника, машиностроение, и т.п. На сегодняшний день операторы ядерных установок, как правило, имеют только среднее (high school) образование. Однако сейчас появилась тенденция к тому, чтобы вновь нанимаемые операторы имели дипломы бакалавров. Чтобы стать оператором сотрудник должен пройти многолетний карьерный путь. Это 3 (а на практике, как правило, 5) лет работы в сфере технического обеспечения АЭС и еще порядка 3-х лет обучения. Существуют две категории операторов: операторы турбин и операторы собственно реакторов. Эти сотрудники выполняют различные обязанности в БЩУ. Вначале обучаемый сотрудник получает должность оператора турбин и может продолжить обучение с целью стать оператором ядерного реактора. Учеба заключается в прохождении теоретических курсов и работе на тренажерах. Существуют соответствующие тренажеры для каждого эксплуатируемого реактора.

Наконец, существует полугодовая образовательная программа для подготовки начальников смены. Эта программа в основном сконцентрирована на вопросах организации и управления, но также включает и определенное техническое образование.

Инспекторат по надзору за ядерной энергетикой требует, чтобы штат операторов проходил дополнительное обучение, по меньшей мере, 10 дней в году, из них 5 дней уделяется отработке на тренажерах. Вполне обычная ситуация, когда человек имеет двойную специализацию, являясь, например, одновременно оператором ядерного реактора и турбины, и должен, соответственно, уделять двойную норму времени отработке на тренажерах.

Вдобавок введено обучение фундаментальным аспектам, лежащим в основе функционирования ядерного реактора. Основанием для этого стали результаты расследований причин аварий на Три-Майл-Айленде и в Чернобыле, указавшие на недостаточный уровень образованности операторов.

Кроме управления ядерным реактором существует большая категория сотрудников (не операторов), работающих над проблемами, требующими углубленных знаний о работе реактора (например, исследование процессов в активной зоне или приборное обеспечение). Они не проходят обучение на тренажерах, но должны обладать общими знаниями по физике реактора и ядерной технологии, зачастую в объеме, превышающем знания операторов.

Для удовлетворения потребности в образованных специалистах предприятия ядерной отрасли совместно основали образовательную организацию, названную «Центр ядерной безопасности и обучения персонала» (KSU). Доля участия каждого предприятия в KSU примерно соответствует доле вырабатываемой предприятием ядерной энергии. KSU не приносит прибыли в том смысле, что его владельцы платят за обучение своего же персонала. Нет и убытков. В соответствии с организацией центра, образовательные программы KSU открыты и для сторонних организаций.

KSU является собственником тренажерных центров и обеспечивает обучение практической работе. Программы, нацеленные на обучение реакторной физике, разработаны факультетом нейтронных исследований (INF) университета в Упсале. Основой этого сотрудничества является шестилетний контракт, в соответствии с которым KSU оказывает поддержку INF, и в обмен на это может требовать предоставления определенного объема образовательных услуг.

Профессорский исход

Вплоть до недавнего времени ядерное инженерное образование и ядерные исследования осуществлялись лишь в двух высших учебных заведениях: Чалмерском технологическом институте в Готенбурге и Королевском технологическом институте в Стокгольме. В Чалмерском институте есть две кафедры: реакторной физики и радиохимии (последняя занимается вопросами переработки и разделения ОЯТ). Королевский институт имеет четыре кафедры: реакторной физики, радиохимии (специализирующейся на вопросах захоронения в геологических формациях), ядерной техники и обеспечения безопасности АЭС. Профессура этих кафедр в большинстве своем уволилась несколько лет назад, примерно в один и тот же период времени, и перспективы замещения профессорско-преподавательского состава были не слишком радужными.

С целью долгосрочного укрепления и развития ядерных исследований и образования не так давно был основан Шведский центр ядерных технологий (SKC). Центр финансируется атомными станциями пропорционально доле вырабатываемой энергии, а также вестингаузским предприятием по производству ядерного топлива и Шведским инспекторатом по надзору за ядерной энергетикой (SKI).

Тот факт, что инспекторат, будучи государственным надзорным органом, принимает участие в финансировании, вероятно, требует дополнительных разъяснений. Дело в том, что согласно давней традиции, шведский инспекторат действует достаточно активно. Основная функция инспектората, предписанная ему правительством – обеспечение радиационной безопасности. Считается, что сюда входит и поддержка образования и исследований в ядерной сфере, играющих ключевую роль в сохранении высоких стандартов безопасности. В соответствии с этим, Шведский центр ядерных технологий финансируется инспекторатом примерно на одну треть.

Центр имеет долгосрочные соглашения с тремя высшими учебными заведениями: Королевским технологическим институтом, Чалмерским технологическим институтом и университетом в Упсале. В соответствии с этими соглашениями, университеты осуществляют обучение по ядерным специальностям, за что получают финансовую поддержку от центра. Вдобавок, центр поддерживает исследовательские проекты по ядерным и сопутствующим технологиям, в которых могут принять участие ученые любого университета.

Эти соглашения по сотрудничеству позволили добиться продолжения работы всех «ядерных» кафедр, указанных выше, так как наиболее вероятно, что в противном случае объем их работы снизился бы до незначительного уровня (если вообще не до нуля). Более того, в университете Упсалы (до той поры мало связанном с ядерной энергетикой) недавно были утверждены образовательные программы по ядерным специальностям и исследования в области ядерных технологий.

Недавно центр ядерных технологий инициировал внедрение в вузы магистерских курсов по ядерным специальностям, основываясь на том, что прием в аспирантуру в шведских университетах ограничен, и это создает трудности в поддержании ядерных образовательных программ для аспирантов в каждом университете. Вместо этого были введены магистерские программы, причем реорганизованные таким образом, чтобы по ним могли обучаться студенты из любого университета страны. В практическом приложении это означает, что курсы должны быть сконцентрированы по времени, наподобие летних школ. Типичный курс, организованный таким образом, займет полную рабочую неделю. Более продолжительные курсы могут быть разбиты на несколько отдельных недель.

Такой порядок организации адаптирует курсы и для иностранных студентов. Поскольку они сжаты во времени, то по существу каждый европейский студент имеет возможность их посетить. Следует отметить, что примерно в то же время, когда Шведский центр ядерных технологий разработал новый порядок организации учебных программ, аналогичный процесс начался во всем Евросоюзе. Значительное количество европейских университетов не так давно сформировали Европейскую сеть ядерного образования (ENEN).

Один особый аспект, который необходимо учесть – это структурная взаимосвязь между высшим образованием и исследовательской деятельностью с учетом отсутствия научно-исследовательских институтов. Кроме Шведского агентства оборонных исследований в Швеции, по сути, нет исследовательских центров, соответственно, исследования по ядерным тематикам осуществляются либо силами предприятий ядерной отрасли, либо университетами.

Вследствие такой стратегии лишь незначительная часть прикладных исследований в шведских университетах финансируется за счет правительственных грантов. Большая же часть финансируется за счет внешних грантов, получаемых университетами от промышленности, и ядерная энергетика не является в этом смысле исключением. Практически все исследовательские и аспирантские работы для ядерной энергетики выполняются за счет отраслевых грантов. Только высшее образование в значительной степени финансируется правительством. Предусмотренное финансирование дополнительной преподавательской деятельности по организации и проведению вышеупомянутых курсов лишь немногим больше оплаты по основной работе, и, в отсутствие других схем, преподавателю пришлось бы отрабатывать полный рабочий день за зарплату, соответствующую основному окладу. Следовательно, требуется дополнительный источник денежных ресурсов, чтобы получить необходимый преподавательский потенциал, и это возможно благодаря поддержке со стороны ядерной отрасли.

Сжатый формат привлекает

Курсы, организованные KSU – Центром ядерной безопасности и обучения персонала, – предназначены для новых сотрудников ядерной отрасли. Сжатость курсов по срокам делает их подходящими и для аспирантов. Поэтому было достигнуто соглашение между KSU и SKC (Шведским центром ядерных технологий), что при наличии вакантных мест в любой программе, проводимой KSU, могут участвовать студенты из любого шведского университета. Это привело к заметному увеличению суммарного объема читаемых курсов. Более того, сам факт прохождения курсов участниками с различными базовыми знаниями обусловливает повышенную активность студентов просто из-за необходимости преодоления профессиональных барьеров и ввиду того, что поднимаемые вопросы охватывают более широкий диапазон понятий.

Вплоть до настоящего времени такое сотрудничество практиковалось в отношении общих ядерных курсов, читаемых новому персоналу. В содержание курсов входят основы физики ядерных реакторов, термогидравлика, вопросы обеспечения радиационной безопасности. Эти дисциплины не обеспечивают глубокого погружения в предмет, и они могут быть полезны для аспирантов, работающих в областях, связанных с ядерной энергетикой, но не сфокусированных на эксплуатации реактора. Для них знания о работе реактора полезны, чтобы видеть место своей работы в общей перспективе.

Данная категория слушателей достаточно велика (по крайней мере, для Швеции), она включает около 50 аспирантов. Для специалистов, ориентированных конкретно на функционирование ядерных установок, эти курсы недостаточно фундаментальны. Пример положительного результата сотрудничества как раз в области специализированного образования: осенью 2004 г. были проведены двухнедельные курсы по вероятностному анализу безопасности, примерно половина их участников относилась к научному сообществу, а другая половина – к ядерной промышленности и надзорным органам. Этот курс осуществляется коммерческой компанией, готовой проводить обучение по мере поступления предложений. Каждая категория «студентов» была относительно маленькой, чтобы нести все расходы по обучению, но общая группа оказалась достаточно крупной, чтобы сделать стоимость обучения каждого отдельного участника реалистичной.

Недавно в качестве следующего шага было организовано сотрудничество между различными учреждениями. KSU устраивал курсы для обучения специалистов в течение нескольких лет. Но, так как сегодня эти курсы преподаются на базе университета, они доступны и для обычных студентов. Чисто по географическим причинам курсы посещаются, в основном, местными студентами, если только наличествуют свободные места. Это привело к возникновению новых аспектов обучения. Первое и основное – такой подход позволил частично внедрить ядерное образование в университет, до сих пор не занимавшийся ядерным образованием. В результате этого выделился преподавательский штат в составе пяти профессоров, и были разработаны соответствующие образовательные дисциплины. Открылись новые возможности для развития других курсов по ядерным инженерским специальностям. Второе: данные курсы быстро приобрели популярность среди студентов благодаря своему сжатому формату. Студенты особенно приветствуют то, что на занятиях присутствуют сотрудники, уже работающие в ядерной отрасли, что делает образовательный процесс более практически-ориентированным.

Маленькая страна с большим умом

Швеция – страна с маленьким населением, проживающим на относительно большой территории, что в значительной степени обуславливает сжатость курсов по времени. Подобная организация образовательного процесса достаточно хорошо подходит для интеграции в европейскую образовательную систему. Время и стоимость поездок в пределах Швеции и в пределах Европы не слишком сильно различаются; и Бельгия, к примеру, уже осуществила реорганизацию своего ядерного инженерного образования, создав похожую структуру курсов (хотя и по другим причинам). Более того, в Бельгии такая же схема утверждена и для обучения студентов. Подобная реструктуризация уже начинается и во многих странах Европы в рамках ENEN. Недавно подобный процесс по согласованию программ обучения персонала отрасли был инициирован через проект NEPTUNO.

Мы уже можем наблюдать коренные перемены образовательной системы во многих европейских странах, обусловленные болонским процессом. Задачей этого процесса является приведение образовательной системы Европы к схеме 3+2+3: 3 года бакалавриата + 2 года магистратуры + 3 года исследовательской работы и присвоение степени PhD (аналог российского кандидата наук). В данной статье проводится различие между обучением студентов по инженерным специальностям и обучением в аспирантуре с целью получения PhD, но уже через несколько лет четкое различие между этими этапами перестанет существовать. Мы приближаемся к ситуации, когда то, что сегодня является последним курсом профессионального образования студентов или первым курсом аспирантуры, превратится в один этап обучения, т.е. станет частью образовательной программы магистра. Принимая во внимание все, что обсуждалось выше, областью сосредоточения усилий ядерной образовательной структуры ENEN станет, вероятно, именно магистерское образование.

По моему мнению, рост популярности и качества ядерного инженерного образования вполне возможен и в краткосрочной перспективе. Но даже в этом случае, насколько я могу предвидеть, ядерная отрасль вряд ли сможет заполнить хотя бы половину вакантных мест инженерами и кандидатами (PhD), получившими образование именно по ядерным специальностям. Однако ядерная энергетика на сегодняшний день является полностью сформировавшейся, развитой отраслью, а во всех развитых отраслях вакантные должности зачастую занимаются людьми, имеющими некое общее техническое образование, которые затем для выполнения своих профессиональных обязанностей дообучаются по специализированным программам. Подобная ситуация уже долгое время существует в бумажно-целлюлозной, лесной, горнодобывающей промышленности и т.п. – т.е. в пресловутых развитых отраслях. По этой причине вряд ли роль дополнительного обучения персонала ядерной отрасли уменьшится, даже если университетские образовательные программы изменятся в лучшую сторону.

Швеция – настолько маленькая страна, что мы просто не можем допустить дублирование усилий. В этой статье я представил несколько примеров, как в течение последних лет удавалось достичь положительного результата при взаимодействии между различными организациями. Я не верю, что все возможности сотрудничества с целью рационального использования человеческих ресурсов были исчерпаны. Наоборот, я предвижу интенсификацию такого сотрудничества. Следует подчеркнуть, что эффективное использование живых ресурсов не является единственной выгодой, которую можно извлечь из сотрудничества, поскольку благодаря такому сотрудничеству появляется возможность улучшить и качество образования. Когда встречаются специалисты из разных областей – выявляются новые проблемы и возможности, это и обеспечивает, в большей или меньшей степени, гарантию качества образования.

Перевод Юрия Коряковского

(Журнал «Атомная стратегия» № 28, февраль 2007 г.)  

 
Связанные ссылки
· Больше про Кадровая политика
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Кадровая политика:
Синдром эмоционального выгорания

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 0
Ответов: 0

Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.10 секунды
Рейтинг@Mail.ru