proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[28/06/2018]     Путь директора или Как мы дошли до жизни такой

Михаил Васютин, г. Озерск

Липовая аллея

В городе Озерске Челябинской области произошло очередное знаменательное событие. Если не года, то, как минимум, месяца. Дружный коллектив местных руководителей  в составе генерального директора ПО «Маяк» Михаила Похлебаева, главы округа Евгения Щербакова с заместителем и примкнувших к ним председателя собрания депутатов Олега Костикова с заместителем посвятили часть своего рабочего времени делу. Несомненно, нужному и полезному.



В пятницу 15 июня они высадили в заранее подготовленные лунки аллею из 15 саженцев лип. Мероприятие посвящено 70-летию комбината. Действо происходило на пустыре при въезде в город у контрольно - пропускного пункта (КПП).

В деловых костюмах и галстуках под объективами фотокамер и с обязательными сообщениями во все местные СМИ. Такое постановочное шоу местного масштаба. Исключение составили только Михаил Похлебаев и заместитель главы Иван Сбитнев, одетые более или менее по – рабочему.

Деревья сажать – дело хорошее. Но, только смотря где. Кто бы еще объяснил дружному коллективу, что занятая ими площадка расположена на участке с оживленным дорожным движением. И высаженные липы, если раньше не будут затоптаны прохожими или съедены коровами, могут вырасти и создать большие проблемы. 

Они просто перекроют обзор водителям. А участок очень сложный. При въезде в город тысяч садоводов воскресными вечерами регулярно образуется пробка километровой длины. Подъезды к КПП заставлены большегрузными фурами. Местная архитектурно-дорожная мысль, к сожалению, оказалась неспособна спланировать здесь оптимальную схему движения.

Имеющийся пустырь позволял сделать нормальную дорожную развязку. Но пустовал годами. В конце концов, местные руководители догадались засадить его липами. Увы. На большее интеллектуальных усилий не хватило. 

Так и хочется с досады воскликнуть: «А вот раньше! В прежние славные времена и дождь был дождливее и солнце солнечнее!». Но, увы.  Историческая правда не позволяет.

 Как же мы дошли до жизни такой? Постепенно. Шаг за шагом.  Регулярно уступая и сворачивая в сторону тогда, когда нужно было вмешиваться и добиваться решения. Вот и получили то, что заслужили.

Во глубине чащоб уральских

Важный этап на этом пути связан с деятельностью генерального директора ПО «Маяк» в 2007 – 2014 Сергея Васильевича Баранова. Он «наследовал» должность у Виталия Садовникова и предшествовал Михаилу Похлебаеву.

Очень неоднозначную роль сыграл в жизни Озерска и комбината. Последствия ощущаются до сих пор. Постараемся подойти к оценке его деятельности максимально объективно.

Увольнение в собственный день рождения. Символичный «подарок», не правда ли? Именно такая участь постигла 17 июля 2014 года Сергея Баранова. Человек этот, несомненно, оставил яркий след в истории Озерска. А вот с каким знаком «плюс» или «минус» мы с вами сейчас и постараемся разобраться.

Озерск – город маленький. Тайны здесь долго не живут. И жизненный путь Сергея Баранова сравнительно легко восстановить, начиная с 1980 года, когда молодой выпускник физтеха УПИ играл в настольный теннис в проектном институте  УО ВНИПИЭТ.

Родился будущий генеральный 17 июля 1957 года в поселке Восточный Свердловской области. Ныне это Сосьвинское городское поселение Серовского района.

Чтобы сразу было ясно и понятно о чем идет речь, Сосьва и рядом расположенный Гаринский район – это своеобразный мини-ГУЛАГ на севере Свердловской области. Тайга, посреди которой островками встречаются лагерные зоны и лесоповалы. Практически все местное население либо зоны охраняет, либо лес валит.

Варварская заготовка леса десятилетиями велась в основном руками заключенных. А вольнонаемные работники леспромхозов большей частью состояли из бывших осужденных, осевших здесь на постоянное жительство.

 Кроме лесодобычи и деревообработки другой работы здесь нет. Монокультура леса, доведенная до абсолюта. Таким был и сравнительно крупный поселок Восточный. Ныне полузаброшенный. По последним данным его население составляет около 4,5 тысяч человек и за последние четверть века сократилось примерно на треть.

Нравы жителей уральских «северов» равнодушными никого оставить не могут. Основное развлечение местных жителей – это пьянство. Причем тотальное и поголовное. Мальчишки 14-15 лет, которые еще и девчонок даже за руку не держали, водку и самогон научились применять в совершенстве, не уступающем взрослым товарищам. На непьющего человека  в этих краях смотрят как на больного или ненормального.

Юность Сергея Баранова пришлась на 1970-е годы. Разгар брежневского «застоя». Время, пропитанное цинизмом и ложью. Двойные стандарты общественной жизни, массовое равнодушие и усталость.

Советская власть стимулировала вольнонаемных дровосеков сравнительно высокой зарплатой. Но тратить ее было некуда. В лесных поселках дефицитом не являлись только соль и спички.

А за вареной колбасой неизвестного происхождения выстраивались километровые очереди озлобленных людей. Помните этот боевой клич: «Больше килограмма в одни руки не давать»! До сих пор вздрагиваешь…

Единственный товар, который здесь был в избытке, и которым коммунисты могли бесперебойно снабжать дровосеков, – это водка! Накануне выдачи зарплаты местные магазины под потолок забивались ящиками с «огненной водой».

И начинался кутеж с мордобоем, поножовщиной и покойниками. Ментам, судам и прокурорам появлялась работа. После нескольких дней всеобщего загула большая часть выданной зарплаты благополучно пропивалась и вновь возвращалась в руки государства.

Выжившие в побоищах лесорубы брали в руки бензопилу «Дружба» и отправлялись опять на лесоповал. До следующей зарплаты. Те же, кто попал в руки местного правосудия, шли в ближайшую зону валить лес уже под конвоем. А вместо них на свободу выходило новое пополнение. Так и происходил круговорот дровосеков в природе.

 

Загадочный физтех

По воспоминаниям Сергея Баранова, после школы он выбрал для поступления физико-технический факультет УПИ, потому что мечтал заниматься физикой и работать в загадочной атомной промышленности. Но скорее не тайны атомного ядра прельщали юношу, а широко ходившие на «большой земле» слухи о настоящем рае за колючей проволокой, созданном в закрытых городах.

 Элементарная возможность покупать в магазине сгущенку и колбасу казалась недостижимой мечтой после десятилетий «торжества советской власти». С 1974 по 1980-й год Сергей Баранов учится в Уральском политехническом институте (УПИ) в Свердловске. Специальность «Технология редких и рассеянных элементов».

Что бы было понятно, что такое физтех УПИ – очень кратко о его истории. Физико-технический факультет создавался в 1949 году, в разгар советской атомной эпопеи. Для его размещения просто выбрали самый крупный политехнический институт Уральского региона.

Кадры преподавателей УПИ позволяли сравнительно быстро развернуть обучение в новой отрасли на приличном уровне. Выпускники распределялись на предприятия атомного ВПК.

Но никакой связи с промышленностью Свердловска факультет не имел. Учились в основном приезжие ребята из закрытых городов. Для тех из них, кто оставался в городе, работы по профессии не было.

   Почти одновременно с физтехом создавались филиалы Московского инженерно-физического института (МИФИ) в закрытых городах. Сложились две дублирующие структуры – филиалы МИФИ и физтех УПИ.

Качество обучения в филиалах МИФИ, в том числе в Озерском, значительно уступало УПИ. Но филиалы оказались ближе к производству. Видимо поэтому до сих пор и сохранились. Хотя необходимости в них как таковой уже давно нет.

Инженеров-атомщиков заготовлено с запасом на много лет вперед. Скорее пора уже переучивать. Вполне достаточно создать один объединенный филиал МИФИ где-нибудь в Снежинске, а все остальные просто закрыть или перепрофилировать.

Учиться на физтехе всегда было непросто. Конечно легче, чем на классическом физфаке в УрГУ или МГУ, но гораздо тяжелее обычных инженерных факультетов. Многие хорошо подготовленные ребята просто не выдерживали.

Озерские инженеры, с трудом одолевшие местный «диванный» филиал МИФИ даже представить не могут, что такое физтех. И здесь сразу возникает вопрос – а как это удалось Сергею Баранову? Особых способностей к физике-математике за ним не заметно, стремления много и с интересом учиться тоже.

По своим интеллектуальным возможностям и способности к обучению одолеть физтех в обычных условиях Сергею Баранову было просто не под силу. Максимум он мог продержаться не дольше первого курса. А дальше – все, надо искать вуз попроще. Лесотехнический - например. Но возвращаться в Восточный так не хотелось… 


Пути карьериста

Но оставался еще один из «особых путей». В советское время, для тех студентов, кто не мог преуспеть в учебе, существовали еще и дополнительные лазейки – как закончить вуз не сильно напрягаясь. Было три основных способа:

1. Демонстрировать пламенную «любовь» к советской власти. Идеальный вариант для циничных карьеристов с хорошо подвешенным языком – всевозможных комсоргов, профоргов и прочих активистов непонятно чего. Когда человек с горящими глазами призывает к победе социалистического труда как-то даже неудобно требовать с него еще и познаний.

Таким путем в СССР выросла целая плеяда карьерных выдвиженцев. Ничего толком делать не умеющих, но способных рассуждать о чем угодно в единственно правильном русле. Так начиналась карьера Сергея Кириенко, кстати. Но для Сергея Баранова, не способного внятно и двух слов связать – этот путь был неприемлем.

2. Спорт. В УПИ любили демонстрировать спортивные успехи и содержали целые команды. Не стоит бросать тень на всех спортсменов, но многие и очень многие из них, а особенно «звезды» злоупотребляли своей ролью.

В волейбол играл в УПИ студент стройфака Борис Ельцин. Играл неплохо. Но студент был так себе. Инженером стал еще хуже. Поэтому решил делать карьеру в КПСС. И, к нашему общему несчастью, успешную.

Обладал природной харизмой, умением заставлять людей себе подчиняться. Этого оказалось достаточно. Но спорт и Сергей Баранов – это явно несовместимо друг с другом.

3. Оставался еще третий, менее заметный вариант. О нем почему-то не любят писать в автобиографиях. Сотрудничество на добровольной основе с органами КГБ в роли осведомителя. В СССР насчитывались миллионы осведомителей в самых различных сферах жизни.

Когда в Литве несколько лет назад рассекретили и опубликовали списки бывшей агентуры КГБ, вся страна была в шоке. Множество известных и солидных людей в прошлом годами информировали чекистов о поведении своих коллег, друзей и соседей.

Контроль над обществом являлся главной целью КГБ. Для этого и нужны были осведомители, приникающие всюду и доносящие обо всем. Не был исключением и физтех УПИ. Его опекали вообще очень плотно.

 Замысел чекистов был прост. К талантливым людям, которым в будущем предстоит заниматься работами с атомом мирным и военным нужно прикрепить наблюдателей, которые не вызовут никаких подозрений. Лучше из числа студенческих товарищей. Мало ли что этим физикам может в голову прийти?

Само сотрудничество с КГБ на предприятиях Средмаша не вызывало никаких негативных оценок. Озерск в этом случае ничем не отличался. Осведомители вербовались во множестве. Большинство из них вообще были уверены, что делают полезное и нужное дело.


Ах, военпред, военпред…

Как бы то ни было, но в 1980 году Сергей Баранов заканчивает УПИ. И распределяется в расположенный в Озерске уральский филиал проектного института ВНИПИЭТ. В основном институт занимался проектированием промышленного и жилищного строительства в закрытых городах Урала.

Ну, вот скажите – что здесь делать технологу редких и рассеянных элементов? Что он  сможет спроектировать? В результате свежеиспеченный инженер два года в основном играл в настольный теннис, а потом поступил на службу в военное представительство 1340 12-го Главного управления министерства обороны. 12 ГУМО занималось ядерными боеприпасами.

Более непыльной службы в Советской Армии трудно себе представить. Живешь дома. Спокойно ездишь на завод. Никаких сборов, смотров и прочей военной мишуры. Ни много, ни мало – а 17 лет с 1982 по 1999 год провел Сергей Баранов на военной службе. Ее местом стал завод химического производства №156 – одно из основных подразделений ПО «Маяк».

Вся его служба прошла в одном единственном военном представительстве, начальником которого он становится в 1998 году.

 Он не бывал в войсках, не знал их реальной жизни. Менее всего задумывался о ядерном оружии и последствиях его возможного применения. В 1991 году заочно закончил военную академию имени Дзержинского в возрасте 34 лет. Хотелось быстрее стать полковником. В конце концов, стал. Но что реально умел такой полковник?

Из биографии Сергея Баранова видно, что полноценного инженерного становления он так и не получил. В результате представления  у него могли сложиться только самые поверхностные. И со временем это стало очевидно.

Ко всему прочему добавилась вредная привычка в виде чрезвычайно высокого самомнения и полного пренебрежения к подчиненным. И все это на фоне прогрессирующей с годами любви к крепким напиткам. В результате сложилась та гремучая смесь, название которой  - генеральный директор Баранов.  

Поверхностные представления? А как же ученая степень кандидата наук, полученная в 2004 году? А с диссертацией невозможно ознакомиться, даже в виде автореферата. Увы, все секретно.

 Технологическая цепочка «Маяка» давно и подробно известна от начала и до конца. Какие там могут быть секреты? Тем более тема очень узкая, специфическая, чисто инженерная по характеру, но никак не научная.  Одна из множества «проходных» работ, никак на науку не влияющих. 

 Работа посвящена технологии 156 завода, директором которого он становится в 1999 году, уйдя с военной службы. На этой должности пробыл восемь лет. В 2007 году  сменил Виталия Садовникова и назначен генеральным директором комбината.

Постепенно становилось ясно, что новый гендиректор явно не соответствовал этой роли. Деятельность Сергея Баранова превращалась в огромную проблему и для комбината «Маяк» и для Озерского округа, оказавшегося заложником.


Семилетка упущенных возможностей

Период пребывания Сергея Баранова в роли генерального директора «Маяка» продлился ровно семь лет. Каков общий результат прошедшей семилетки? Если одной фразой, то полный и повсеместный тупик. Причем, сослаться на объективные причины невозможно, потому, что их попросту не было.

 В эти годы Озерский округ и комбинат «Маяк» располагали максимумом возможностей для решения застарелых проблем и вопросов. Средств и ресурсов имелось более чем достаточно. А в результате – пшик. Ничего больше. Почему? Для ответа на этот вопрос придется рассмотреть ситуацию с разных сторон.

Совершим с вами небольшое путешествие в прошлое. На дворе у нас  2009 год. Исторический шанс, который получил в этом году комбинат и Озерск вместе с ним – возможность навсегда избавиться от самого радиационно-опасного завода в мире: химико-металлургического №20. Предприятие, построенное на заре «холодной войны», безнадежно устаревшее и смертельно опасное.

Буквально несколькими месяцами ранее – осенью 2008 года на заводе произошла очередная аварийная ситуация с пострадавшими. Происшествие  сопровождалось массовой паникой. Когда персонал, в том числе и ответственный, просто бросил свои рабочие места и сбежал. Вернее, «срочно эвакуировался». Героев, в общем, не оказалось.

 На общее счастье аварийная ситуация  оказалась локальной. В противном случае…  Не хочется об этом даже говорить. Разумеется, никакой информации об этом в средствах массовой информации размещено не было.

Действительно, а зачем? Радиация ведь очень полезна для здоровья. И чем больше, тем лучше. Именно к этому сводились  многословные рассуждения бывшего многолетнего пропагандиста комбината Евгения Рыжкова.

В Росатоме впервые за многие годы появился проект вполне разумного решения – свернуть производство на 20-м заводе и полностью сосредоточить его в городе Северске. На Сибирском химическом комбинате (СХК), где существует аналогичное производство.

СХК – предприятие на тот момент более современное и способное проработать еще ряд лет без особой реконструкции и затрат. В то время как 20-й завод «Маяка» уже давно необходимо было закрыть и, все что возможно, просто залить бетоном.

Загрузка мощностей на обоих предприятиях незначительная. Экономического смысла в содержании двух практически недействующих аналогичных заводов нет никакого. Рациональнее собрать военное производство на одном, а второй более устаревший просто закрыть.

Большинство из 1,8 тысячи работников 20-го завода к 2009 году достигли пенсионного возраста. Никакой социальной проблемы закрытие завода не представляло. Уже в следующем году комбинат сократил две тысячи человек и этого никто даже не заметил. Проект вполне разумный. Но что тут началось!


Торжество абсурда

До сих пор невозможно окончательно понять, почему дирекция «Маяка» так воспротивилась этому решению. Никакого внятного объяснения нет. Одни эмоции и истерические крики про «градообразующий» характер предприятия. На эту примитивную уловку работники комбината и клюнули. В Озерске развернулась целая общественная компания по защите 20-го завода с коллективными письмами и выражением «народного гнева».

Смотреть на происходящее было просто невозможно. Несчастные люди боролись за право облучаться на опасном устаревшем производстве и массово умирать раньше срока. Объяснить это можно. Ими двигало желание сохранить работу и зарплату. Вот понять этого нельзя.

В итоге вполне разумное решение оказалось  сорвано и военное производство сохранено на 20 заводе. А более современный СХК остался не у дел. В Озерске это событие почему-то до сих пор считают большим успехом.

Возглавил этот процесс генеральный директор Сергей Баранов и вся ответственность за причиненные последствия ложится непосредственно на него. Это же надо было до такого додуматься!


Жаркое, жаркое лето…

Следующим этапом нашего временного маршрута окажется 2010 год. Жаркое сухое лето. Резкое падение воды в озере Иртяш, когда береговая линия отошла на несколько метров. При всем желании естественное испарение таких масштабов достичь не могло. Что же случилось?

 Скорее всего, произошел массированный сброс воды через плотину №1 водопользователем ПО «Маяк». Для чего? Чтобы пополнить пересыхающие от засухи мелководные искусственные водохранилища Теченского каскада – Метлинский пруд, 11-й водоем и другие. То есть наполнить водой те водоемы, которые  предполагалось испарять при охлаждении реакторов гипотетической Южноуральской АЭС.

 Мало того, что людей тридцать лет вводили в заблуждение про якобы существующую необходимость АЭС в энергетике региона, так еще и воду экстренно сбросили для подпитки тех прудов, которые и без АЭС превосходно пересыхают.

 В результате Иртяшу нанесли серьезный урон, от которого озеро долго не могло оправиться.  Но свою ответственность дирекция комбината так и не признала.


Вами займется ФСБ!

История с озером не помешала Сергею Баранову в октябре 2010 выставить свою кандидатуру на выборах в Законодательное собрание области и уверенно их выиграть. Как это достигалось? Методом давления и запугивания.

Работники комбината рассказывали, что руководители их прямо заставляли голосовать за Сергея Баранова под угрозой увольнения. Угрозы шли примерно следующего характера: «Вами займется ФСБ! Если не проголосуете - ни вы, ни ваши дети на комбинате больше работать не будут». Зависимые комбинатовцы капитулировали.

Почему правоохранительные органы никак не вмешались, неизвестно.

Вся политическая и прочая деятельность Сергея Баранова должна была закончиться уже в том же 2010 году. Но этого не случилось. Почему-то…


Цена вопроса

В качестве одной из основных причин отставки бывшего генерального называют срыв строительных подрядов.  В безнадежно устаревшее предприятие вкладывались солидные бюджетные средства. Ради чего? Времена «холодной войны» прошли. Свою функцию комбинат «Маяк» выполнил. И перевыполнил.

Рационального объяснения масштабной реконструкции предприятия нет никакого. Это одна из наиболее радиационно загрязненных промышленных площадок в мире и смысла в ее дальнейшем использовании просто нет.

Комбинат необходимо поэтапно закрывать и консервировать. Все, что возможно сносить или заливать бетоном. Даже малой части высвобожденных средств с лихвой хватит, чтобы переобучить и обеспечить работой весь персонал предприятия.

Кстати – а какова цена вопроса? В интервью  Сергей Баранов сообщил, что в 2012 году на строительных работах комбинатом освоено 8 миллиардов рублей. За год. Но это на самом деле мелочи.

 

Закупки

Вот что говорится на официальном сайте Росатома (http://zakupki.rosatom.ru/) о закупках в 2013 году ПО «Маяк». Всего в 2013 году общая стоимость договоров, заключенных «Маяком»  по результатам закупки товаров, работ, услуг составила скромную сумму 193 миллиарда 930 миллионов с копейками.  За один год!

Это самый большой опубликованный показатель в Росатоме. Из них стоимость договоров, сведения о которых составляют государственную тайну или в отношении которых приняты решения правительства РФ, составила  188 509 099 264,00 рублей или большую часть этих средств. 

Где, как и на чем оказалось освоено 188,5 миллиарда «секретных» рублей, понять невозможно.   Постараемся мысленно представить себе – что это такое - 193,9 миллиарда рублей? Это минимум три таких города как Озерск, построенных с нуля в чистом поле.

Это три - четыре предприятия масштабов крупнейшего в мире Магнитогорского металлургического комбината. Практически всю южноуральскую индустрию возможно создать заново. Это десятки тысяч современных рабочих мест в промышленности.

В конце концов - это реконструкция и новое качество жизни для нескольких провинциальных городов. А каков итог в реальности? Что такое важное и нужное было закуплено и на чем освоены эти бюджетные ресурсы? Все просто закопали в живописные радиоактивные руины. Под предлогом роста обороноспособности, разумеется. И ничего больше. Такова цена, которую приходится платить за принятие спорных решений.

И в немалой степени ответственность за нынешнее состояние дел должен нести именно Сергей Баранов. Как человек собравший в своих руках значительную власть. Но, так и не сумевший должным образом ею распорядиться.

 

Инициатива, однако…

Но, возможно, в  депутатской деятельности Сергей Баранов добился большего успеха? Увы. Это не так.

За все время своего депутатства Сергей Баранов так и не нашел возможности встретиться со своими избирателями. Не предоставил ни одного отчета. Чем занимался в период своей депутатской деятельности неизвестно.

Числился в составе комитета по экологии и природопользованию. Сей факт уже сам по себе интересен. Где экология, а где директор «Маяка»? Это несовместимые друг с другом понятия.

Но одна инициатива от него все же поступила. Хотя как ее оценивать?

В августе 2014 года, уже оставив руководство комбинатом, Сергей Баранов внес  на рассмотрение проект изменений в статьи 3.5 и 20.19 КоАП РФ.

Статья 20.19 предусматривала штраф за нарушение особого режима в ЗАТО от ста до одной тысячи рублей. По мнению Баранова этого было явно недостаточно. Он предложил увеличить сумму штрафа от 50 до 100 тысяч рублей.

Законодательное Собрание Челябинской области одобрило эту инициативу и направило ее в Государственную Думу.

Но в ГД решили пойти на компромисс. Статья 3.5 КоАП предусматривала штрафы для граждан не более 5 тысяч рублей. На этом основании размер штрафа за нарушение особого режима увеличили. Но в более разумных размерах. В новой редакции статьи 20.19 административный штраф составил от 3 до 5 тысяч рублей.

Так что теперь вы знаете, кого за это благодарить. Вот и все. Больше никакой депутатской работы Сергей Баранов не вел. Зачем с таким шумом избирался? Неизвестно.

Среди директоров «Маяка» депутатство стало своего рода традицией. Только смысл этого совершенно не понятен. Законодательная инициатива передается в руки людям, которым она совершенно не нужна и они понятия не имеют, что с ней вообще делать….

 

Полный текст статьи читайте в журнале «Атомная стратегия».

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.88
Ответов: 17


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 11 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 28/06/2018
Была Сороковка, стал Озерск.
Потом - город Баранов.
А теперь - Похлебаев.


[ Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 29/06/2018
В разгар лета сажают деревья, демонстрируя всем остальным огородникам, что такое нанотехнологии в сельском хозяйстве. Если приживутся, это будет настоящий прорыв.


[ Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 29/06/2018
Как я понял, автор ставит Баранову в вину то, что тот не допустил закрытия завода 20, и не приступил к ликвидации комбината в целом, а вместо этого довел бюджет предприятия до неприличных величин, итд итп. Достаточно своеобразные обвинения.


[ Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 29/06/2018
Автор никого не обвиняет, всего лишь описывает реальную жизнь как журналист. Это его право, и судить он может со своей совести и гражданской позиции. В конце концов, ну, не бараны же мы, а граждане страны, которая декларирует демократию. 


[
Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 02/07/2018
Еще бы побольше знаний в той области, о которой автор пишет. А не только о демократии. К сожалению, весьма ограниченной на предприятии, производящем компоненты ядерного оружия. И для этих ограничений есть основания.


[
Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 02/07/2018
А автор статьи случаем не еврей ли? Уж больно манера письма характерная. Так закапывать в основном еврейчики умеют. Но, уж поджидок автор явный. Или какой журналюга - еврей ему статью правил. Так обгадить жизнь человека - это уметь надо. Класс! На такого журналюгу нанять классного киллера не жалко денег. На месте Баранова я бы заказал. Для него-автора военпреды -дерьмо, металургия плутония и 235 урана -дерьмо, да и сам МАЯК - тоже дерьмо. И русское ЯО -главное дерьмо. А бомбари -оружейники с Маяка - враги прогрессивного человечества. Всё залить бетоном и сдаться американцам во главе с Трампом. И с Урала на пляж в Майами! Вот только к секретам автор не допущен, так нах эти секреты. В результате в стаье одно дерьмо, и ничего полезного. Такие статьи не соответствуют уровню АС. Хе хе!


[ Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 03/07/2018
Согласен, автор статьи подлец каких мало!!! Всех последних директоров помоями облил. Интересно, что он напишет о Похлебаеве? Или кишка тонка?


[
Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 03/07/2018
Мудак ты, Боцман! Почитай статьи Дементия Башкирова, и хоть немного образуйся. Ты же в радиохимии полный профан. Тебе бы только уток стрелять да ядерную войнушку пропагандировать. Атомка, Озерск в частности, обгадила весь южный Урал, Сибирь, да и, волбще, половину России. Люди болеют раком, дети рождаются дебильными, а такие как ты вопите о пользе атомной энергетики. Яйца бы вам поотрывать, или в Чернобыльскую зону всех вас поселить, чтобы мутировали до уровня обезьян.


[
Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 04/07/2018
Сразу видно специалиста-радиохимика. По аргументации.


[
Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 11/07/2018
Башкиров этот балобол и жулик! Да любой специалист отрасли знает, что ядерная энергетика опасна в комплексе. Но, всё сырьё из Земли и в Землю уйдёт.А какие процессы идут в Земле, мы можем только догадываться. Поэтому лучше и продуманнее хоронить отходы надо, тогда и истерики не будет. Проблема отходов общая, и решать её надо сообща. А сейчас, всё больше, сообща решают, кого бы опустить и ограбить! Вот как - то так! Хе хе! Боцман.


[
Ответить на это ]


Re: Путь директора или Как мы дошли до жизни такой (Всего: 0)
от Гость на 11/07/2018
Боцман, ты же, вроде, неглупый мужик, а такую пургу несешь. В природе остались только четыре радиоактивных изотопа (а также радий и радон), все остальные распалсь. Человек к ним приспособился. А физики создали около 3 тысяч высокоактивных изотопов. Радиационный фон увеличился на порядки. Это, для сравнения, если тебе налить рюмку водки – это прекрасно, если с огурчиком. А если в тебя влить ведро водки, то тебе пи..ец. Вот и вся твоя «радиационная эквивалентность», которую вы вместе с Адамовым пропагандируете.


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 1.62 секунды
Рейтинг@Mail.ru