proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[19/06/2018]     Звезды тоже гаснут

Михаил Васютин, г. Озерск

Накануне

В июне 2018 года в Озерске отмечается 70-летие ПО «Маяк». На субботу, 23 июня назначено проведение массовых мероприятий. Концерт под открытым небом на стадионе для пролетариата и банкет для избранных.



Дата отмечается совершенно условная – начало работы 19 июня 1948 года первого оружейного реактора. Давно уже остановленного 16 июня 1987 года.

В 1990-е годы предпринимались попытки разделить празднования дня города и комбината. Амбиций тогдашнего главы Анатолия Подольского хватило на то, чтобы выбрать в качестве дня города совершенно произвольную дату. Прибытие в конце ноября 1945 года в поселок Старая Теча первого отряда строителей.

 Но ноябрьская дата как-то не прижилась. Праздновать в холодную погоду неуютно. Так и сложился один, объединенный день города и комбината в июне. Тепло, солнечно. И концерт на стадионе со звездами эстрады. Правда, начало июня 2018 года выдалось на редкость холодным. Суровое уральское лето.

Про то, что на месте сегодняшнего Озерска с 1840-х годов действовал Теченский завод и существовал заводской поселок вспоминать как-то не принято.

Кроме того, именно в окрестностях Озерска существовала одна из первых русских крепостей на Южном Урале, построенная еще на сотню лет раньше, в 1736 году. На полгода раньше Челябинской крепости, давшей начало нынешнему миллионному городу. Но идея выводить дату начала озерской истории с этих далеких времен развития не получила.

Так и празднуется в качестве главной даты местной истории пуск первого реактора. Чем бы народ не тешился, лишь бы сильно водкой не баловался. Редкий праздник обходится без пострадавших от алкогольных подвигов. Череда преждевременных смертей и полная травматология – таков обычный итог озерских массовых празднований.

Юбилей еще не наступил – а работа с ветеранами уже идет полным ходом. В столовой и профилактории банкеты идут сплошной чередой. Пожилые люди нередко так злоупотребляют, что самостоятельно выйти не могут.

 Теряют медали, сознание и вместо приятных воспоминаний и дружеского общения получают тяжелое похмелье и обострение болезней. При этом размер пенсий ветеранов в 50 тысяч рублей позволяет самостоятельно приобрести алкоголь нормального качества, а не глушить литрами дармовую выпивку сомнительного происхождения.

 Но нет такой преграды, которая сможет остановить выпивох на пути к вожделенной цели. Даже угроза собственной жизни их уже не пугает. 

Интересная особенность – на подобные посиделки приглашают только тех, чей стаж работы на предприятии превышает 30 лет. А если всего 29 с половиной – то празднуйте дома.

 

В тумане

Особой радости от приближающегося юбилея в городе не заметно. Итог почти трехлетнего пребывания у власти команды делегированной нынешним генеральным директором ПО «Маяк» Михаилом Похлебаевым больших восторгов не вызывает.

На ключевых должностях оказались люди случайные, профессионально неподготовленные. Чем был обусловлен их выбор? Неизвестно. Складывается впечатление, что генеральный назначал первых попавшихся. Промучиться с ними осталось еще два года.

Социально-экономическая ситуация в городе ухудшается  с каждым годом. Предприятия закрываются одно за другим. Только за 2017 год в Озерске закрылось 353 юридических лица, а вновь открылось только 87. По всему городу можно видеть пустующие помещения с объявлениями: «Продается» или «Аренда».

Производственные площади некогда действовавших промышленных предприятий либо пустуют, либо постепенно превращаются в руины.

Снижение доходов населения и сокращение спроса привело и к свертыванию торговли. Пустые прилавки в торговых комплексах встречаются на каждом шагу.

Разрыв между реальным положением дел и сообщениями официальных СМИ настолько велик, что на них просто перестают обращать внимание. Складывается причудливая ситуация, когда власть предержащие и рядовые обыватели одновременно сосуществуют в двух разных мирах. И никак не связаны друг с другом.

Генеральный директор ПО «Маяк» Михаил Иванович Похлебаев человек, несомненно, необычный. Жители Озерска запомнят его надолго. Ему удалось почти невозможное. Вызвать массовое неприятие даже среди работников комбината. В большинстве людей совершенно лояльных и послушных.

 Хотя глухое брожение и недовольство, скорее всего, все равно не приведет ни к каким последствиям. Озерское сообщество за десятилетия выдрессировано настолько, что даже к минимальному сопротивлению просто не способно. В истории комбината директора бывали разные. Но еще никто не вызывал такой активной неприязни.

Даже бесплатные попойки для ветеранов уже не помогают. С каждым днем неприятие нарастает. Самодурство и безнаказанность Похлебаева ставят под угрозу не только работу предприятия, но и безопасность жителей города и региона. Никто не знает, что можно ожидать от генерального директора и его окружения в следующий раз.

Попытка прокуратуры УрФО привлечь Михаила Похлебаева к ответственности благополучно провалилась. Такой щелчок по носу даже для тертых жизнью прокуроров оказался неприятен. Финансовые вольности в сотни миллионов рублей, нарастающий управленческий и производственный хаос – как стал возможен такой итог в сердце отечественной атомной промышленности?

Ничего не происходит сразу и ниоткуда. Так и в озерской истории уже был случай неудавшегося привлечения прокуратурой УрФО  к ответственности генерального директора комбината.

 

Династия

Речь идет о событиях, связанных с деятельностью Виталия Ивановича Садовникова. Директор комбината в 1999-2007 годах. Ныне пенсионер. Проживает в Санкт – Петербурге. О его нынешнем образе жизни ничего неизвестно. Но полтора десятка лет назад был заметной фигурой  в Озерске и Челябинской области.

Что же это за человек? Поддерживал тесные отношения с тогдашним губернатором области Петром Суминым и нынешним председателем Законодательного собрания Владимиром Мякушем.

В Озерске проживает дочь Виталия Садовникова, состоящая в браке с начальником медсанчасти Евгением Фоминым. Назначение его на эту должность произошло как раз в период директорства тестя.

Помогал Садовников любимому зятю или нет – это вопрос спорный. Но вот уже прошло более десяти лет, а Фомин сумел сохранить свой пост. Устоял даже перед натиском Похлебаева.

Виталий Садовников рожден в 1940 году в Челябинске. В семье Ивана Арсентьевича Садовникова и Лидии Ивановны Игнатович.

Его отец Иван Садовников родился в 1914 году в Кривом Роге. Украинец, родной язык русский. В 1932 году окончил судостроительный механический техникум в городе Николаеве.  Кстати. Техникум начал работать только в 1930 году. Так что Иван Садовников оказался буквально в первом наборе.

По распределению попал в Челябинск. Пять лет работал на Челябинском тракторном заводе. С 1937 года на 78-м заводе боеприпасов. Прошел путь от технолога до начальника ремонтно-механического и железнодорожного цехов. Как работник военного предприятия благополучно избежал участия в войне.

На будущий комбинат «Маяк» направлен в сентябре 1947 года. В числе большой группы представителей промышленности боеприпасов. Можно сказать, стоял у истоков создания предприятия. В связи с переездом не смог завершить заочное обучение в вузе. В дальнейшем высшего образования так и не получил.

Как следует из автобиографии, провел на комбинате почти тридцать лет, вплоть до ухода на пенсию в 1976 году. За эти годы работал главным механиком первого отечественного реактора «А» в 1947-1948, затем заместителем и начальником смены реактора в 1948-1955.

Дальнейшая его биография делает резкий крен. С 1955 года становится освобожденным партийным работником. С 1956 по 1960 возглавлял партийную организацию комбината. С 1960 по 1976 год работал старшим инженером технического отдела предприятия. Пуск первого реактора в июне 1948 проходил при его непосредственном участии. С 1976 года на пенсии. Навсегда покинул этот мир в 2002 году в преклонном возрасте.

Судя по отзывам коллег - был большой карьерист и любитель материальных благ. Типичный представитель украинского национального сознания. Превыше всего ценил прибыль лично для себя.  Эту же черту характера унаследовал и его сын – Садовников младший. О Лидии Игнатович известно лишь то, что большую часть своей трудовой биографии она провела в партийных органах. Но большой карьеры не сделала.

Сразу обращает на себя внимание, что бывший работник завода боеприпасов в возрасте 33 лет становится главным механиком первого отечественного реактора.  Сфера деятельности совершенно другая. Опыта и знания подобной работы у Ивана Садовникова не было никакой. После шпал и рельсов сразу к реактору!

Ситуация показательная для того времени. Специалистов - реакторщиков не было, взять их было негде. Подбирали для обучения тех людей, кто могли мало - мальски разобраться в новой технологии. Учились на ходу. И не всегда успешно.

Все эти объяснения хорошо известны. Но для первого и единственного реактора в огромной стране, наверное, возможно было найти квалифицированных инженеров – механиков. Все-таки уже 1947 год был на дворе. А не привлекать из числа бывших начальников ЖДЦ, как Ивана Садовникова.

Тем более, что советские вузы произвели к тому времени достаточное число инженеров. Качество их обучения было невысоким.

Но за счет своей численности они смогли заменить инженеров дореволюционной школы. В основном бесследно сгинувших в советских лагерях.

 В результате, когда умирающие от голода и побоев уцелевшие российские инженеры долбили кайлом мерзлую колымскую землю, идеологически проверенные советские техники пытались управлять реактором.

Таков парадокс этой причудливой эпохи. Советский дракон в конце концов сожрал сам себя. Но из 1947 года  увидеть этот итог могли только единицы.

Плюс к этому постоянное давление и спешка со стороны бдительных органов. Отсюда многочисленные сбои, аварийные ситуации и жертвы среди персонала. А про экологию и охрану природы думать было просто неприлично.

Подобный стиль работы, к сожалению, стал преобладающим на комбинате на долгие десятилетия. Со сменой поколений ситуация принципиально не менялась. И Виталий Садовников не стал исключением, в полной мере усвоив эту разрушительную традицию.

 

Путь к реактору

С 1948 года первоклассник Виталий Садовников оказался в будущем городе Озерске, где в то время имелось всего несколько улиц со свободными жителями и многочисленные лагеря и бараки с тысячами заключенных и спецпереселенцев.

Несомненно, что вид ежедневно передвигающихся по улицам тысячных колонн конвоируемых заключенных  не мог не повлиять на сознание юного Виталия. Ощущение своей особости, избранности на фоне безликой серой массы неизбежно должно было отложиться в его восприятии окружающего мира.

Колонны заключенных или, как их называли местные острословы - «забайкальских комсомольцев» перемещались под конвоем по городским улицам вплоть до 1960-х годов. Целое поколение городских жителей выросло с этим каждодневным видом за окном.

Юность Виталия Садовникова прошла в среде руководящих работников комбината. Их семьи проживали отдельно от основной массы пролетариата. В небольших, двухквартирных коттеджах на тихих улочках посреди соснового леса.

Не самые великие блага по нынешним временам, но в разоренной войной и «социалистическим строительством» стране это казалось чем-то недостижимым.

Чувство принадлежности к важному и секретному государственному делу сформировало все последующее отношение молодого человека к атомной промышленности.

Виталий увлекался авиацией и после средней школы в 1957 поступил в Челябинский политехнический институт. На только что открытый аэрокосмический факультет. Окончил в 1962 году по специальности «Летательные аппараты». Как  и отец учился в самом первом наборе. Все было впервые и вновь.

Следующий год он провел в качестве ассистента на кафедре. Но дальше что-то пошло не так. Как объяснял сам Садовников спустя годы, с мечтой об авиации ему пришлось расстаться из-за плохого зрения.

Вероятнее всего объяснение гораздо проще. Неясные и сомнительные перспективы преподавательской карьеры молодой человек предпочел вполне осязаемой и стабильной трудовой деятельности на комбинате.

И в 1963 году Садовников по стопам отца приходит на предприятие. Так авиационный инженер становится атомщиком. Ничего удивительного. Особенно если учесть, что его отец заканчивал вообще судостроительный техникум. Собственно говоря, больше в своей жизни Виталий Садовников никогда и нигде не учился. Постепенно продвигаясь по карьерной лестнице.

Этапы этого большого пути: инженер-конструктор, инженер-исследователь, инженер управления реактором, заместитель начальника смены, начальник смены реактора, заместитель главного прибориста, заместитель главного инженера реакторного завода по производству.

И в итоге в 1988 становится директором   реакторного завода. В возрасте 48 лет. Не имея профильного образования.

Содействовал ли Садовников – старший в этом продвижении? Несомненно. Семейственность на комбинате существовала уже с первых лет работы предприятия. За три года до прихода Виталия его отец являлся парторгом комбината. Да и в техотделе его влияние сохранялось.

Хотя в 1960-е годы еще не  сложилась окончательно та семейственность, которая воцарилась несколько позже. Сохранялась довольно активная мобильность.

Но во время руководства комбинатом директора Бориса Броховича, социальная структура на предприятии начинает все более и более «застывать». Должности в буквальном смысле передаются по наследству или просто создаются искусственно для нужных людей.

Пристраивается новое здание к заводоуправлению. Чтобы разместить заметно разросшийся аппарат управленцев. Острословы немедленно окрестили его «Дедовнуково» с намеком на возникшие династии.

Борис Брохович.

Борис Брохович возглавлял комбинат с 1971 по 1989 год. Именно в эти годы и сложились окончательно местные клановые традиции. Жизнь по принципу «Ты мне – я тебе». Избавиться от этих «родимых пятен» городское сообщество самостоятельно так и не смогло.

Борис Брохович и Иван Садовников знали друг друга много лет. И Брохович, несомненно,  в меру сил содействовал карьере сына своего давнего товарища.

Начинал свою работу на предприятии Виталий Садовников в должности инженера – конструктора ОКБ КИПиА. Существующее и сегодня конструкторское бюро, занятое работой с контрольно – измерительными приборами.

Но в роли конструктора долго не задержался. По его собственным словам неторопливая динамика этой работы не соответствовала его непоседливой натуре. Выданные ему задание со сроком исполнения от одного  месяца до трех он готовил за неделю.

Более интересной оказалась работа инженера - исследователя. Она была связана с многочисленными поездками по предприятию, знакомством с различными производствами.

 

С рукой на пульте

Но спустя девять лет, с апреля 1972 года деятельность Виталия Садовникова неожиданно оказалась связана с реакторным производством. В основном зданием 601 реакторного завода №23.  Это уран-графитовый реактор АВ-2. Предназначался для наработки оружейного плутония. Пущен в эксплуатацию в мае 1951 года. Остановлен в июле 1990.

                Зал АВ-2

 Он становится инженером управления реактора. В дальнейшем заместителем и уже в августе 1976 года начальником смены реактора. Быстрый карьерный путь для инженера, не имеющего специального образования.

В июле 1983 года Виталий Садовников вновь меняет сферу деятельности и переходит на должность заместителя главного прибориста комбината.

Но уже в марте 1987 года опять возвращается на 23 завод уже в качестве заместителя главного  инженера завода. С чем связаны эти многочисленные перемещения не совсем понятно. Сферы деятельности совершенно разные и требующие различных навыков.

Но в историю предприятия Виталий Садовников вошел как первый и последний директор завода избранный коллективом. В сентябре 1988 в драмтеатре произошло собрание работников 23 завода. Вместо ушедшего на пенсию прежнего директора завода Владимира Гусева  предложили кандидатуру Виталия Садовникова. Которая и была одобрена.

Ничего подобного в истории комбината не было ни до, ни после. На волне перестроечной демократии делались попытки избрания руководителей коллективами предприятий. Иногда удачно. Чаще не очень. В основном подобным путем избирались откровенные популисты.

В самом деле, как рядовые рабочие смогут выбирать себе руководителя? Какими критериями они должны руководствоваться? Чтобы судить о профессиональных качествах человека, для начала в них нужно разбираться.

 Тем более на крупном, технически сложном производстве. Даже заведующего кафедрой в вузе выбрать иногда очень сложно. Профессора с доцентами не могут договориться. А здесь завод! Сотни людей, действующие реактора.

На предприятии Виталий Садовников более всего был известен не за свои инженерные способности. А как активный участник вечеров отдыха и КВН. За что получил прозвища: «артист» и «кэвээнщик». СССР был уникальной страной, где возможно было десятилетиями заниматься чем угодно. Но зарплату получать на основной работе.

Тридцать лет спустя уже трудно детально восстановить события. Скорее всего, кандидатура Садовникова была предварительно выбрана директором комбината Борисом Броховичем. И он просто использовал выборы как способ закрепить его назначение.

Так началась деятельность Виталия Садовникова в высшем руководящем звене. Через одиннадцать лет в 1999 году он займет кресло генерального директора.

 

А город мирно спал…

Был в биографии будущего директора один неприятный эпизод, о котором он рассказал спустя много лет. Еще работая в должность начальника смены, он едва не устроил крупную аварию. Дело было так. Сорок лет назад, в ночь с 12 на 13 июня 1978 года Виталий Садовников заступил на смену. Дело было накануне дня его рождения. На следующий день исполнялось 38 лет.

Что там произошло – точно неизвестно. Отметить день рождения с коллегами по смене – многолетняя традиция. Садовников, как человек эмоциональный и общительный отказаться от нее не мог. Это было выше его сил.

А вот с чем отмечался день рождения - это уже другой вопрос. Был ли «спирточай» и если был – сколько было выпито, установить уже невозможно. Успокоенные, привыкшие к стабильной работе реактора, работники не ожидали никаких неожиданностей. Но они произошли. И именно в этот день.

В привычный ход событий вмешалась природная стихия. Разразилась гроза. Молния ударила в насосную станцию береговых машин. Они подают воду из промышленного озера и заполняют промежуточные баки для охлаждения реакторов. Через несколько секунд следующий удар молнии пришелся по газоочистным сооружениям. Они остановились.

От ударов молнии почти одновременно отключилось электричество и прекратилась  работа водонасосной станции.

Вот как дальнейшие события описывал сам Садовников: «Следующий разряд, и по сельсинам пробегает голубая полоска... Сельсины -  это приборы, показывающие положение стержней.

 Голубая лента проскочила по приборам! Я никогда бы в это не поверил, если бы мы — нас было трое — это не увидели... Итак, сельсины засветились, сразу же включилось аварийное освещение. На пульте — паника, то горит, то остановилось, телефонные звонки со всех сторон...»[1]

В этот момент в промежуточных баках оставалось всего четыреста кубометров воды, а реактору в час требовалось двадцать тысяч. На пульте управления реактором началась паника. Включилось аварийное освещение. В этой ситуации Садовников идет на огромный риск и начинает разгонять реактор.

В случае чрезвычайной ситуации ему просто могло не хватить воды. Как он потом объяснял – в этот момент он думал только о том, как не допустить остановки реактора.

 Реактор нарабатывал плутоний. Его остановка стоила немалых денег. Только спустя неделю молодой инженер осознал, что его действия грозили привести к серьезной аварии. Чернобыль мог произойти на восемь лет раньше. А город в это время мирно спал…

Какие последствия имела эта история? Не поверите, никаких. Инцидент замяли. По идее любителя рисковать необходимо было немедленно уволить и более никогда близко к реактору не подпускать. Пусть в другом месте проявляет свой авантюрный характер.

Но личные отношения Бориса Броховича и Ивана Садовникова оказались превыше всего и на карьере Виталия произошедшее никак не отразилось. Судьба благоволила несостоявшемуся авиационному инженеру.

В должности директора завода он провел одиннадцать лет, вплоть до своего назначения директором комбината в 1999 году. Это назначение связано с драматическими обстоятельствами. Тяжело заболевает директор комбината в 1989-1999 годах Виктор Фетисов. Заболевание смертельное – рак головного мозга. С октября исполняющим обязанности генерального директора становится Садовников.

 

На вершине

В дальнейшем он утверждал, что не хотел становиться директором комбината. Не добивался этого назначения и дал свое согласие в Минатоме только после обещания возобновить строительство атомной станции. Министром в то время был Евгений Адамов.

Но очевидцы событий утверждают совершенно обратное. В последние месяцы жизни Фетисова, когда он уже мало что понимал, именно Садовников постоянно доказывал собственную незаменимость. И сумел повлиять на принятие кадрового решения в свою пользу.

Мнение умирающего директора в Минатоме оказалось решающим и 59-летний Садовников становится генеральным директором. Остается им с декабря 1999 по июль 2007 года.

Виталий Садовников.

Вынужден был уйти в отставку по собственному желанию после очередной нашумевшей аварии.  На радиохимическом заводе произошел разрыв пульпопровода с радиационным загрязнением территории. Скрыть происшествие не удалось и это считается официальной причиной отставки.

О деятельности его на посту генерального говорить много не приходится. Все сводилось к нескольким идеологическим установкам. Садовников постоянно заявлял о своей приверженности строительству на Южном Урале атомной станции, необходимости переработки отработавшего ядерного топлива и в том числе иностранного происхождения.

Для идеологической обработки населения создается целый отдел, крупным тиражом выпускается бесплатная газета «Про Маяк». Вероятно, он действительно верил в то, что говорил. Это характерно для подобных людей. Поверхностные знания всегда гораздо хуже полного незнания.

Многолетняя привычка к имитации бурной деятельности, отсутствие серьезных знаний, неумение и нежелание учиться – все это привело к неизбежному результату. Аварийные ситуации на комбинате возникали одна за другой. Собственно говоря, ожидать чего-то другого и не приходилось. Окружение Садовникова состояло из таких же людей, как и он сам. Но скрывать регулярные происшествия становилось уже все труднее.

Настоящим апофеозом «стиля Садовникова» становится нашумевшая история со сбросом радиоактивных стоков в реку Теча. Это был первый случай в многолетней истории комбината, когда генерального директора реально привлекли к уголовной ответственности. История настолько показательная, что о ней стоит поговорить подробнее.

 

Смертельная река

В ходе следственных действий прокуратурой УрФО было установлено следующее. В период с 2001 по 2004 год из водоемов Теченского каскада происходило поступление радиоактивных вод в реку Теча, левобережный и правобережный обводные каналы. Информация об этом в распоряжение Садовникова поступала своевременно. Но никаких мер с его стороны предпринято не было.

Хотя он располагал точными данными о радиационном загрязнении пойм рек Теча и Исеть и имел в наличии достаточные средства. Тем самым были подвергнуты опасности жизнь и здоровье жителей приречных населенных пунктов.

Всего в тот период в них проживало около 12 тысяч человек. И все они, так или иначе, стали заложниками действий директора.

Жители подверглись угрозе в виде возможных последствий, которые могли проявиться в связи с прожива­нием на радиационно-загрязненной территории. В частности, через два года в форме острой миелоидной лейкемии и через пять лет в форме других видов рака. Многих из этих несчастных селян сегодня уже нет.

Виталий Садовников и Сергей Кириенко среди жителей. Фото Накануне.ру.

По мнению следователей, происходила фильтрация радиоактивных вод через гидротехнические сооружения. Но накануне этих событий в Озерске активно обсуждалась версия о неоднократных сбросах. Судя по материалам дела, подобная возможность следствием вообще не рассматривалась. А зря.

Следствие приняло версию, что через тело земляной плотины №11 путем фильтрации ежегодно просачивалось 4,5 миллиона кубометров воды. Через валы, отделяющие водоем от каналов, еще 4 миллиона кубометров. Активная фильтрация возможна только в безморозный период. На Южном Урале он составляет около 200 дней.

Значит в  среднем 42-43 тысячи кубометров в сутки. Это огромный объем. Для сравнения город Озерск с почти 80-тысячным населением потребляет в сутки около 70 тысяч кубометров. Складывается впечатление, что следствие просто не стало рассматривать версию прямого сброса.

В результате поступления жидких радиоактивных отходов в открытую гидрографическую сеть произошло значительное увеличение присутствия стронция - 90 в водах рек Течи и Исети.

Всего объем поступивших радиоактивных вод оценивается в 30-40 млн. кубометров. Средняя активность по стронцию - 90 примерно 800-1600 Бк/л.

В результате концентрация стронция - 90 в речной воде к 2004 году выросла повсеместно по сравнению с 2001. В очередной раз пострадали все те же несчастные села.

Речная вода в Тече в этот период представляла собой жидкие радиоактивные отходы. Максимальная концентрация стронция - 90 в речной воде в створах зафиксирована в августе – сентябре 2004 года.

В районе переселенного ныне Муслюмово составила в августе 50,1 Бк/л, что превысило уровень вмешательства в 10 раз.

Остальные села пострадали не меньше. Но так и не были никуда переселены. Старинные русские селения,  основанные еще в XVII веке.

В Бродокалмаке в сентябре зафиксировано 38,7 Бк/л, превышен уровень вмешательства в 7,8 раза.

В Русской Тече в сентябре чуть меньше - 34,8 Бк/л, превышен уровень вмешательства в 7 раз.

Экологическая судебная экспертиза оценила общую сумму экономического ущерба в размере  39 млн. 259 тыс. 371 рублей. Разумеется, это очень условная величина.

Виталия Садовникова обвиняли по экологическим статьям 246 и 247 УК РФ. Вина была доказана. Но судьба оказалась к нему милосердна. В результате амнистии к 100-летию Государственной Думы он был амнистирован. Уголовное дело прекращено 11 мая 2006 года.

После этого еще более года продолжал свою деятельность в качестве генерального директора. И четыре года оставался депутатом Законодательного собрания Челябинской области. Числился в составе комитета по экологии и природопользованию. Своеобразная ирония, не иначе.

Несомненно, сотрудники прокуратуры проделали большую работу. В результате нашумевшего процесса зашевелился Росатом. Проведена работа по укреплению плотины, переселено Муслюмово. Но до переноса остальных сел руки у атомщиков так и не дошли.

С юридической точки зрения квалификация действий по статьям 246 и 247 УК РФ  является самым простым решением. Учитывая тяжесть и последствия совершенного, более правильным выглядело применение  статьи 358 УК РФ «Экоцид». Был бы наконец-то первый приговор по этой недействующей статье УК. Но на подобный шаг никто не решился.

История Виталия Садовникова во многом показательна. Почти сорок четыре года работы в атомной отрасли так и не смогли приучить его к принятию ответственных решений. «Артист» остался «артистом». Человек ошибся однажды в выборе профессии.  И не смог ничего исправить.

Но эта история, к сожалению, так никого ничему и не научила. Руководителями в атомной отрасли нередко становятся люди случайные и не имеющие никакого представления о том, чем они руководят.



[1] Инна Новикова. Генеральный директор ПО «Маяк» Виталий Садовников: От «Аннушки» и «Иванов» до «Руслана» и «Людмилы»
https://www.pravda.ru/science/eureka/inventions/30-06-2003/31061-reaktor-0/

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.66
Ответов: 3


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 6 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Звезды тоже гаснут (Всего: 0)
от Гость на 19/06/2018
Заупокой какой-то. А раньше и трава зеленей и девки моложе. 


[ Ответить на это ]


Re: Звезды тоже гаснут (Всего: 0)
от Гость на 20/06/2018
Автор явно не специалист. Каша из домыслов, перепечаток таких же "специалистов", откровенных ляпов и правды. А тема, в принципе, интересная.


[
Ответить на это ]


Re: Звезды тоже гаснут (Всего: 0)
от Гость на 21/06/2018
"Типичный представитель украинского национального сознания. Превыше всего ценил прибыль лично для себя." - может его фамилия не САДОВНИКОВ,  а например Перебыйнис, или Наливайко? Что не вяжется


[ Ответить на это ]


Re: Звезды тоже гаснут (Всего: 0)
от Гость на 21/06/2018
атомная шляпа во всех приатомных городах. у нас новый тренд, психопатство , лдоедство, принимается как лидерство. 


[ Ответить на это ]


Re: Звезды тоже гаснут (Всего: 0)
от Гость на 27/06/2018
Глупая статья, сразу видно автор ........


[ Ответить на это ]


Re: Звезды тоже гаснут (Всего: 0)
от Гость на 12/01/2019
Дата  высадки десанта якобы для строительства Озерска 9 ноябре была подсунута  работниками Озерского архива, которые если и читают документы, то видят в них фигуру из трёх пальцев.  Ни одного работника с архивным образованием или опыта работы в  архиве там нет. В основном перебравшиеся со школ педагоги, которых в Озерске всегда было много- самый простой путь получить высшее образование и вернуться к мамам. 
На сайте Библиотечной системы ОГО есть документы,  из которых ясно видно, что только 10  ноября 1945 г. спецы приехали в Челябинск. Когда им 9 ноября было оказаться на месте стройки? Более того из документов следует, что они ошибочно начали работы  в районе Тюбука. И больше недели там  пробыли. Только потом уже. К декабрю начались работы у озера Карачай. 
Не удивительно, что неграмотная работа сотрудников архива потянула за собой неграмотное решение Депутатов. Подольский тут совершенно не при чём.  Это случилось в 2008 году. Какой тогда уже Подольский? Автор Васютин, вы о чём? 


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.09 секунды
Рейтинг@Mail.ru