proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[15/06/2005]     Ветер перемен. Куда на этот раз занесет он ГАН?

В.И.Мартынов, руководитель Северо-Европейского межрегионального территориального округа РФ по надзору за ядерной и радиационной безопасностью

Из биографии:

В.И. Мартынов родился в 1944 году. В 1967 году закончил Ленинградское высшее военное инженерно-морское училище им. Дзержинского по специальности ядерно-энергетические установки. Служил на Северном флоте на атомных подводных лодках. Работал военпредом на Адмиралтейских верфях, затем в ЦНИИ КМ «Прометей» надзирал за ядерной и радиационной безопасностью на предприятиях Министерства судостроительной промышленности. С 1992 года возглавляет Северо-Европейский межрегиональный территориальный округ.


Наша справка:

Северо-Европейский межрегиональный территориальный округ по надзору за ядерной и радиационной безопасностью Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору осуществляет свои полномочия на территории Северо-Западного федерального округа и на Курской, Смоленской АЭС. Под надзором округа находится единственный в мире атомный ледокольный флот и все атомные электростанции с реакторами типа РБМК.


Какими только негативными эпитетами не наградили новый орган Ростехэнергонадзор острые на язык атомщики! И трехголовым драконом, и трехголовой гидрой, и трехголовкой. Ну и что из того? Собака лает – караван идет. В каком направлении идет? Для тех, кто затевает реформы, ответ на последний вопрос, видимо, не столь важен. Поэтому, готовясь к беседе с руководителем округа В.И. Мартыновым, специально решила не затрагивать «реформаторскую» тему. Зачем сыпать соль на рану? Не получилось. Едва переступив порог приемной, оказалась свидетелем такого разговора. Сотрудница округа, прослышав о последней политической новости – вероятной отставке в ближайшее время премьер-министра Михаила Фрадкова, на полном серьезе предлагала своему коллеге срочно добиваться аудиенции у нового руководителя правительства, как только тот займет кресло премьер-министра, потому что «больше сил нет работать в таких условиях».

– Какие же это условия и что изменилось в работе межрегионального территориального ведомства в послереформенное время?


С этого вопроса начался наш разговор с руководителем Северо-Европейского межрегионального территориального округа по надзору за ядерной и радиационной безопасностью В.И. Мартыновым.

– Новая структура получилась громоздкая, тяжело управляемая. Раньше один человек, руководитель Госатомнадзора, управлял семью округами, сегодня в его подчинении 86 округов.

В переходный период мы особенно остро почувствовали недофинансирование надзорных органов. Представьте, наш инспектор на атомной станции получает 4 тысячи рублей, тогда как средняя зарплата на АЭС 15 тысяч рублей. Хотя постановлением правительства с 2005 года предусматривалось увеличение содержания работников Госатомнадзора. Оклады поистине смехотворны. У государственного инспектора – 4200 рублей без вычета налогов, у специалиста первой категории – 2,5 тысячи рублей. Но маленькая зарплата – это еще полбеды. Недофинансирование привело к тому, что нашим отделам в Мурманской, Архангельской областях начали предъявлять штрафы и пени за неуплату арендной платы. Мы же арендуем помещения. В прошлом году реальные затраты на аренду составили 1 млн 600 тысяч рублей, в 2005 году из бюджета на эти цели выделено 750 тысяч рублей. В 2004 году бюджет округа составил 28 млн рублей, в 2005 году – 20 млн 600 тысяч. Поневоле возникают вопросы, как жить дальше.

– Вы нарисовали столь удручающую картину, что невольно напрашивается вывод: либо у вас работают бывшие военные, имеющие дополнительное довольствие в виде пенсии, либо непрофессионалы, которые нигде не могут трудоустроиться?

– Насчет военных верно заметили. Примерно 70 процентов сотрудников нашего округа – бывшие военные. До 2000 года у нас работали даже два адмирала, один в ранге вице-адмирала, другой – контр-адмирала. Средний возраст сотрудников нашего ведомства – 50 лет.

– Раз уж мы заговорили о кадровой политике, то позвольте задать вопрос личного плана. На питерском предприятии «Изотоп» за ядерную и радиационную безопасность отвечает ваш сын, тоже, кстати, бывший военный. Не приведет ли подобного рода семейственность к ослаблению требований со стороны вашего ведомства к данному предприятию?

– Сын вправе работать там, где считает нужным. Я на его выбор никак не влиял. После демобилизации с атомного подводного флота он устроился работать во ФГУП «Изотоп». Поработал, не понравилось. Ушел в монтажную организацию. Затем бывший директор «Изотопа» Герман Михайлович Никифоров пригласил его возглавить службу ядерной и радиационной безопасности. В том, что сын работает в «Изотопе» и отвечает за контроль ядерной безопасности, ничего зазорного не вижу. Главное – он не находится в моем прямом подчинении, и никаких скидок «Изотопу» мы не делаем. Недавно, например, специалисты нашего округа проводили на предприятии плановую проверку. Было отмечено достаточно большое количество замечаний.

– Как человек, возглавляющий Северо-Европейский округ, вы хорошо представляете себе уровень ядерной радиационной безопасности. Откуда исходит наибольшая опасность для нас, людей, живущих на территории округа?

– Традиционно в нашем округе существуют две проблемы. Первая – отсутствие пунктов долговременного хранения радиоактивных отходов. На территории округа находятся два пункта временного хранения радиоактивных отходов. Один в Сосновом Бору, другой – в Мурманске. В 1993 году мурманский пункт законсервировали по требованию округа. В настоящее время Мурманское хранилище РАО приводится в соответствие с требованиями норм и правил по радиационной безопасности на деньги Швеции и Норвегии. В Сосновоборском «Радоне» положение хуже. Государство практически ничего не вкладывает в «Радон». Отработанные источники в скором времени просто негде будет хранить.

– К каким последствиям это может привести?

– Радиационные источники будут просто выбрасываться. Такие случаи уже были. В Калининградской области источники длительное время хранились в необорудованных для этих целей местах, пока МЧС не организовал временное хранилище. Та же самая картина на Кольском полуострове, там пунктов временного хранения вообще нет.

Вторая проблема связана с истечением срока эксплуатации РИТЭГов – это оригинальные источники электроэнергии для навигационных знаков. РИТЭГи находятся в труднодоступных местах – на Балтийском, Северном морях. Проблема заинтересовала наших соседей – Норвегию, Швецию, а также американцев.

– А чего опасаются иностранцы?

– РИТЭГи, в том виде, в каком они сегодня находятся, представляют радиационную опасность, так как они снаряжены радиационными источниками большой активности. Если раньше их периодически обследовали российские специалисты, то сегодня в силу финансовых причин это затруднено. Кроме того, иностранцы преследуют свою коммерческую выгоду. Они хотели бы заменить РИТЭГи ветряными или солнечными источниками электроэнергии.

– Чем вы объясните, что число нарушений в работе объектов ядерно-топливного цикла из года в год увеличивается? В 2000 году их было три, в 2001 – 8, в 2002 – 13.

– Вы, наверное, имеете в виду статистику в целом по стране, так как в нашем округе предприятий ядерно-топливного цикла практически нет, даже проектов строительства таких предприятий никогда не было.

– Тем не менее, как вы можете прокомментировать эти цифры?

– Это может быть связано с ужесточением требований САНПИНа. Человеческий фактор нельзя сбрасывать со счетов, сказывается смена поколений.

– Какие существуют показатели качества вашей работы: количество выданных предписаний, размер штрафов, количество ЧП?

– Один из главных показателей – отсутствие радиационных инцидентов и травм персонала. Наши сотрудники не заинтересованы в увеличении размеров штрафов. Все штрафы идут в бюджет государства.

– Поговорим о лицензировании, эта тема особенно волнует атомщиков. Чтобы получить лицензию на определенный вид деятельности, необходимо пройти обучение, которое стоит немалых денег. Обучение проводят ваши специалисты. Но, как известно, кто платит, тот и музыку заказывает. Насколько объективной получается оценка знаний?

– Округ не проводит обучение. В округе нет таких структур. Другое дело, что наших специалистов приглашают в качестве преподавателей на такие курсы. Но я не вижу в данном случае прямой связи между платой за обучение и выдачей лицензий. Были случаи, и неединичные, когда мы отказывали в выдаче лицензии предприятиям по причине профнепригодности.

– А почему, когда заканчивается срок действия лицензии, Госатомнадзор никогда не продлевает его, а заставляет заново оформлять лицензию?

– Потому что законом не предусмотрено продление. Точнее, в законе сказано, что при реорганизации или изменении юридического лица в течение 15 дней предприятие обязано переоформить лицензию.

Я понимаю недовольство руководителей предприятий. В атомной энергетике лицензии стоят гораздо дороже, чем в других секторах промышленности. За рассмотрение заявки на выдачу лицензии предусмотрена оплата в размере трех МРОТ, за выдачу лицензий – от 25 до 100 МРОТ.

– А проведение экспертиз осуществляют тоже ваши специалисты?

– Проведение экспертизы осуществляют специализированные организации, имеющие лицензию Госатомнадзора (Ростехнадзора).

– Валерий Ильич, о Госатомнадзоре атомщики говорят, что он все контролирует, но ни за что не отвечает. Работники вашего ведомства, действительно, наделены широчайшими полномочиями, но в случае нештатной ситуации вся полнота ответственности ложится на руководителя предприятия. Не так ли?

– По закону за обеспечение ядерной безопасности отвечает руководитель предприятия. Но в Чернобыле под суд пошел вместе с директором АЭС и инспектор по ядерной и радиационной безопасности. На инспектора распространяются те же меры воздействия, что и на любого другого работника. Его можно уволить с работы за халатное отношение к обязанностям, за профнепригодность.

– И были в вашей практике подобные случаи?

– Нет, по суду никто еще не был уволен. Но не забывайте, что у нас предъявляются достаточно жесткие требования при приеме на работу. Два месяца дается на подготовку, затем сдача экзаменов. Был случай, когда стажер через два месяца не смог сдать экзамены, и мы вынуждены были его уволить.

– В подведомственном вам округе на Курской, Смоленской, Ленинградской АЭС находятся в эксплуатации реакторы типа РБМК. Как вы оцениваете их безопасность, учитывая, что именно на таком типе реактора произошла Чернобыльская авария?

– О безопасности реакторов типа РБМК можно судить по заключениям, которые дали представители МАГАТЭ, финского надзорного органа СТУК. Эти блоки значительно модернизированы в плане безопасности по сравнению с чернобыльским и признаны мировым сообществом.

– Почему же тогда прекращена достройка пятого блока Курской АЭС?

– В основе изменения планов Росатома лежит политика. Госатомнадзор не имеет к этому никакого отношения. Скажу лишь, что прекращение строительства пойдет не на пользу жителям области, да и с точки зрения интересов государства подобные действия не поддаются здравой логике. Блок-то ведь на 80 процентов построен, и что, теперь эти деньги будут зарыты в землю?

– Экологические организации бьют тревогу по поводу переполненного хранилища с отработанным ядерным топливом на Ленинградской АЭС?

– Хранилище на ЛАЭС, действительно, переполнено. В течение 30 лет, с самого начала эксплуатации атомной станции, топливо никуда не вывозилось. Концерн «Росэнергоатом», в ведении которого находится ЛАЭС, предпринимает сейчас меры, чтобы решить эту проблему. Российские специалисты сконструировали и изготовили специальные металлобетонные контейнеры.

Сейчас ведутся работы по подготовке топливных сборок. Идея такая – подвеску отделить от активной части твэла. Первую направить на хранилище твердых радиоактивных отходов, вторую упаковать в металлобетонный контейнер. В таких контейнерах ОЯТ может храниться до 50 лет, контейнеры можно транспортировать. Транспортно-упаковочные контейнеры прошли все испытания, какие предъявляет МАГАТЭ к перевозке ОЯТ, в том числе их сбрасывали на полигоне под Питером с высоты 9 метров.

– В обязанности органов надзора входит и работа с общественностью. Какую роль отводите вы этому направлению?

– Необходимо работать с населением через общественные организации. Радиофобия после Чернобыля сохранилась. Народ выдумывает ужастики, к которым причастны и ученые, и разные экологические организации, типа Гринписа. К сожалению, зачастую мы не можем адекватно ответить на их нападки. До недавнего времени работал у нас специалист по работе с общественностью Юрий Иванович Хрипунов. Он очень активно взаимодействовал со СМИ, много выступал по радио, на телевидении. Но вышел на пенсию по возрасту. Попробовали пригласить на его место молодого человека. Тот поработал немного и уволился. Молодых привлекают либо деньги, либо возможность ездить в загранкомандировки. А мы ни того, ни другого предложить не можем. К сожалению, здесь проблема та же, что и во всем ГАНе – нехватка высококвалифицированных кадров.

– Не так давно Дума приняла Закон о техническом регулировании, который в большей степени ориентирован на западные стандарты. Как требования этого закона вписываются в нормативно-техническую документацию ГАН?

– Атомная энергетика в России традиционно консервативна. Без длительных испытаний новые технологии не внедрялись. Невыполнение госстандартов считалось уголовно наказуемым деянием. Закон о техническом регулировании отменяет госстандарты. В атомной энергетике это может привести к тому, что приоритет будет отдаваться не качеству, а выгодным с экономической точки зрения решениям. Сам закон о техническом регулировании неплохой, но отмена гостандартов, с моей точки зрения, неправильна и преждевременна.

– Руководство ГАНа доводило свою точку зрения до законодателей и правительства?

– Бывший руководитель ГАНа Ю.Г Вишневский долго сопротивлялся, не хотел подписывать поступивший ему на согласование документ. Но, в конце концов, вынужден был подписать. Возможно, за слишком активное сопротивление высшим должностным лицам и поплатился должностью.

– Валерий Ильич, понимаю, что вы не пророк и все же хотелось бы вас в конце беседы спросить: вы можете гарантировать нам, что на территории округа не повторится второй Чернобыль?

– За тринадцать лет, что существует ГАН на территории Северо-Европейского округа, не произошло ни одного ЧП, хотя бы отдаленно напоминающего Чернобыль. Все мы, и работники АЭС, и инспектора ГАН, держим ситуацию под контролем. Я хоть и не верю особенно в приметы, на всякий случай постучу пальцем по деревянному столу.

Беседовала Надежда Королева

Журнал «Атомная стратегия» № 17, июнь 2005 г.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Ядерный надзор
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Ядерный надзор:
Новая структура стандартов МАГАТЭ по безопасности

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 0
Ответов: 0

Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Извините, комментарии не разрешены для этой статьи.





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru