proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[18/04/2016]     Чернобыль: в поисках правды. Окончание

 (Начало)

– Нужно отметить, что в течение нескольких месяцев после Чернобыльской трагедии, когда стала очевидной жестокая реальность, в зоне аварии побывали почти все члены правительства СССР, и каждый из них внес вклад в работу в пределах своих полномочий. Не дай Бог, если случится такое сегодня, не представляю, кто из российских вице, министров или руководителей Росатома мог бы возглавить работы по ликвидации аварии.


– Итак, причины аварии на ЧАЭС и её виновники были определены максимально точно и занесены в протокол Заседания Политбюро ЦК КПСС. Но предназначались эти истины ТОЛЬКО для высшего руководства СССР, поэтомупротокол был составлен в единственном экземпляре и сгрифом «сов. секретно».


– Как все это объяснили простым людям, пострадавшим в результате аварии?

– А для страны,через семнадцать дней, в газете «Правда» (за 20.07.86) была дана совсем другая информация – «правда об аварии для народа»:

В кратком изложении этого «правдивого» сообщения содержится:

«Авария произошла из-за целого ряда допущенных работниками этой электростанции грубых нарушений правил эксплуатации реакторных установок и отсутствия контроля со стороны Минэнерго СССР и Госатомэнергонадзора СССР за обеспечением требований безопасности и правил эксплуатации этой станции».

Видно, насколько разнятся выводы содержащиеся в секретном Протоколе заседания Политбюро, с тем, что опубликовала газета «Правда» – они просто диаметрально противоположны.

Коллектив Чернобыльской электростанции был заклеймен и опозорен на весь мир. Мы надеялись, что на заседаниях Чернобыльского суда удастся восстановить правду об аварии, но этого не случилось. С той поры истинными виновниками аварии была создана и выпущена в общество дезинформация, живущая и сегодня – «Истинную причину чернобыльского взрыва установить не удалось. Есть более ста версий, которые можно рассматривать как равновероятные».

– И что, международные организации, руководители европейских стран такие наивные, что согласились с представленными выводами руководства России?

– Политбюро понимало, что ООН, МАГАТЭ и т.д. необходимо представить информацию более подробную, чем населению СССР. Для её подготовки партийное руководство собрало большую команду из ученых (под руководством  ИАЭ имени Курчатова) и потребовало от них написать научно-технический доклад по материалам работы правительственной комиссии. Этот объемистый доклад, отредактированный промышленным отделом ЦК КПСС, и стал официальной информацией о Чернобыльской аварии для всего мирового научного сообщества (Доклад экспертов для МАГАТЭ по Чернобыльской аварии. Журнал «Атомная энергия», т. 61, вып. 5, ноябрь 1986 г.).

Это была «правда» об аварии для иностранцев. Заключением по расследованию причин аварии этот документ не являлся, потому, что в нем не было названо конкретное исходное событие аварии (пусть даже в виде различных версий), не анализировались действия оперативного персонала (с точки зрения конкретного влияния каждого из них на возникновение этого исходного события) и не рассматривались конструктивные и физические особенности реактора, приведшие (или способствовавшие) аварии. Вместо этого там подробно рассказывалось о трудностях математического моделирования аварийного процесса и перечислялись действительные и мнимые нарушения персоналом регламента эксплуатации.Тем не менее, этот доклад был поддержан авторитетом МАГАТЭ и отображён в Докладе международной группы по безопасности реакторов INSAG-1.

И все же, международных экспертов этот Доклад удовлетворил ненадолго. Они стали интересоваться, с чего это персонал ЧАЭС так легко нарушал Регламент эксплуатации на реакторе 4-го блока и сам себя взорвал? Поэтому в 1991 году им был представлен детальный анализ действий эксплуатационного персонала в докладе комиссии Госпроматомнадзора СССР (так стал именоваться прежний Госатомэнергонадзор). Этот доклад тоже был результатом компромисса между разработчиками РБМК и теми, кто эти реакторы эксплуатировал. Тем не менее, его приняли и он целиком вошел (как приложение) в состав международного доклада INSAG-7, в котором часть лукавых выводов,сделанных  в INSAG-1, была исключена. Но кое-что осталось, поэтому положить конец спорам INSAG-7 так и не смог.

Эта практика – утаивание правды от своего народа – свойственна любой власти. Взрывы на японской АЭС Фукушима это подтвердили. И «правда» о причинах гибели АПЛ «Курск»из того же ряда. Но это уже другие истории.

В профессиональных кругах упорно циркулирует версия, что проводимый 26 апреля эксперимент был необходим для кандидатской диссертации зам. нач. отдела энергетики ЦК КПСС Копчинского Г.А. Прокомментируйте, пожалуйста.

– Если быть точным, то на момент аварии работник сектора ядерной энергетики отдела тяжелой промышленности и энергетики ЦК КПСС Копчинский Г.А. уже был кандидатом технических наук. Он защитил кандидатскую диссертацию еще до своего прихода на Чернобыльскую АЭС в 1973 году, где проработал заместителем главного инженера ЧАЭС  по науке до 1980 года.Его краткая биография здесь http://www.ukrns.odessa.net/Kopchinskiy.htm


– Может быть, Дятлов собирал материалы не для кандидатской, а для докторской диссертации Копчинского? Или для своей кандидатской? Ведь была же между ними какая-то связь. Дятлову, не имеющему физического образования, было бы престижно сделать диссертацию по теме АЭС, скажем так, будучи аспирантом Копчинского.

– У меня нет ответа на этот вопрос. Как и на многие другие. Например, я все время пытаюсь понять, почему эксперимент по выбегу ТГ проводился только на ЧАЭС? И почему только на блоках, которыми руководил Дятлов, отличавшийся КРАЙНЕ резким отношением к любому постороннему вмешательству в его хозяйство?

Без железобетонного мотива Дятлов не мог пойти на риск, выполняя не совсем понятную ему программу выбега. Он понимал, что идея использовать выбег ТГ как дополнительную систему безопасности абсурдна. Так что могло быть мотивом для Дятлова? Боязнь потерять должность? Чье-то давление на него? Или что-то иное? У меня нет ответов.

Насколько выбросы при Чернобыльской аварии повлияли на общий радиационный фон в России, Украине, Белоруссии и в мире в целом?

– Эти вопросы касаются самой запутанной и политизированной темы – оценки величины радиоактивного «счастья», свалившегося на головы землян в результате Чернобыльской катастрофы. Единодушия в этих оценках нет и быть не может, потому что официальные ведомства, скрывавшие истинув 1986 году, различными уловками продолжают это делать и сегодня.
Стремление представить людям свалившийся на них кошмар через уменьшительное стекло – обычная практика не только виновников таких событий (имидж отрасли страдает от крупных аварий и катастроф), но и государственных властей. Как показывает жизнь, любое правительство (в том числе США, Японии, Франции и т.д.) тоже сразу включается в эту игру, пытаясь сохранить “лицо”, не допустить подрыва устоев своей власти и минимизировать расходы на компенсацию содеянного.

Однако, реальные факты, добытые исследователями из разных стран, постепенно выходят наружу, как шило из мешка. И этих фактов сегодня уже более чем достаточно, чтобы подвергнуть сомнению все официальные оценки величины Чернобыльских загрязнений, сделанные в 1986 – 2001 годах.

Например, в книге «Чернобыль: последствия Катастрофы для человека и природы» (2016 г., 6-е издание; авторы Яблоков А.В., Нестеренко В.Б., Нестеренко А.В., Преображенская Н.Е.) на множестве неоспоримых фактов убедительно показано, что «Фактом является то, что представленные СССР в МАГАТЭ данные по составу, величине и динамике выбросов были существенно неполными. Фактом является также существенное расхождение состава дозообразующих радионуклидов в расчетах выбросов и их фактической композиции в первые дни после Катастрофы во многих точках Северного полушария. Однако, именно эти неполные (и необъяснимо противоречивые) данные послужили основанием для официальных оценок физических характеристик Чернобыльского радиоактивного выброса (UN- SCEAR, 1990 и др.)».

Сегодня есть новые карты стран обоих полушарий, загрязнённых различными, в том числе и трансурановыми изотопами. Есть заключения авторитетных отечественных и зарубежных экспертов. Но в рамках нашего разговора я коснусь только одного аспекта оценок – величины радиоактивности, выброшенной взрывом из реактора 4-го энергоблока ЧАЭС в окружающую среду. Потому что величина выброса и места его «приземлений» лежат в основе определения коллективных доз населения, что в свою очередь позволяет делать прогнозы как медицинские, так и экономические.

Доаварийные расчеты, выполненные в ИАЭ им. Курчатова, показывали, что в реакторе РБМК, достигшем плановой глубины выгорания и работающем на номинальной мощности, накапливается до 10-ти миллиардов кюри радиоактивности (в виде газообразных и твёрдых продуктов деления ядер). В одной тонне облучённого ядерного топлива на момент останова реакции ядерного деления  содержится примерно 40 миллионов кюри осколочных радионуклидов и более 0,1 миллиона кюри стронция-90 и цезия-137 («Справочник по образованию нуклидов в ядерных реакторах», Москва, Энергоатомиздат, 1989, стр. 188 — 191).
Приведу справку: На момент аварии в активной зоне реактора находилось 1659 тепловыделяющих сборок (ТВС) с 190,3 тонн урана. Масса урана в одной сборке составляет 0,11 т. Кроме ядерного топлива в активной зоне реактора, в южном бассейне выдержки хранилось135 отработанных ТВС (15,5 т урана. Свежее топливо, подготовленное к загрузке в реактор, находилось на узле развески в центральном зале (11 ТВС с 1,3 турана).

– И какая же часть из из этих сотен миллионов Ku вышла в окружающую среду?

– На 6-е мая 1986 года, официальные оценки общего объема радионуклидов, выброшенных из взорвавшегося реактора Чернобыльской АЭС (без учета распавшихся к тому времени короткоживущих радионуклидов), составляли 50 млн Кu или 1,85x1018 Бк (Госкомгидромет, Ю.А.Израэль, 1990; Ю.А. Израэль и др., 1995). Было заявлено, что  блок “выплюнул” всего  3–4 %  ядерного топлива (6-7 тонн из 190 тонн). В том числе до 30 кг плутония (из накопленных в реакторе к моменту взрыва почти 650 кг изотопов: Pu-239, Pu-240, Pu-241). Но даже этих 30 кг было достаточно, при равномерном распределении, для вечного загрязнения территории площадью более 20 000 км2.

В 2001 году представители Курчатовского института скорректировали величину выброса до 90 млн Кu. И при этом добавили, что«более 95 % облученного топлива из разрушенной активной зоны реактора и связанные с топливной матрицей радионуклиды находятся в объекте» (т.е. в помещениях разрушенного энергоблока –КН).



Оценки выброса топлива при аварии на ЧАЭС. «Курчатовский институт»

Цифры у красных точек на карте – время прихода радиоактивного облака (Рис. Из книги “Опыт Чернобыля”, Москва, 2013 г., А.А. Боровой, Е.П. Велихов).

Всего за пределы разрушенного блока, по этим оценкам, было выброшено (в процентах от накопленного до аварии в реакторе количества радионуклидов):

– радиоактивных инертных газов – 100%,

– радионуклидов йода, в том числе 131I – (50–70)%,

– 137 Cs и 134Сs – (33 ± 10)%,


– нелетучих радионуклидов в составе частиц диспергированного ядерного топлива (среди них 90Sr, 144Ce, 239Pu, 241Am и многих других) – до 5%.

С начала 1990 г. по измерениям температуры и тепловых потоков были сделаны первые оценки количества топлива в пределах энергоблока (в подреакторных помещениях и в помещениях выше пустого реактора).

На основании допущения о том, что единственным источником тепла в разрушенном энергоблоке является его ядерное топливо, под руководством директора МНТЦ «Укрытие» А.А.Борового этим удобным, но неточным, теплометрическим  методом определили количество ядерного топлива в лавообразных массах (135+30 тонн). С учетом целых ТВС, фрагментов топливных сборок и топливной пыли, ими была получена цифра близкая к 170 тоннам.

Красивая цифра, но если к ней прибавить массу топлива улетевшего в стратосферу, рассыпанную по загрязненным территориям и запрятанного более чем в 400 могильниках 30-км зоны, то общий топливный баланс свести будет невозможно. Он намного превзойдет предел в 100%.

С точки зрения науки получалось как-то некрасиво, могли опять, как в 1986 году, появиться неудобные вопросы от зарубежных специалистов. Надо было что-то делать, и тогда группа исследователей под руководством ст.н.с. ИАЭ им. Курчатова К.П. Чечерова взялась за линейки и пробоотборники. Методами прямых измерений ими были тщательно оконтурены геометрические размеры разливов топливосодержащих масс, определены пустоты в них, отобраны пробы на предмет определения в них массы урана и т.д. (концентрация  урана в лавообразных массах составляла от 3% до 10%). В итоге скорректированная цифра найденного в пределах «Укрытия»  топлива не превысила 30 тонн.

Не всем эта цифра понравилась и началось научное бодание. В 1994 году на международном симпозиуме “Безопасность “Укрытия-94” был зачитан доклад Чечерова К.П. по анализу тепловых измерений и теплометрическим методикам, применяемых для оценки количества топлива в лавообразных массах. И о достоверности результатов, полученных этим методом.

Прозвучал также доклад А.Н.Киселева о результатах определения оставшегося в 4-м энергоблоке топлива методом прямых измерений. По свидетельству А.Н. Киселева (http://www.souzchernobyl.org/?section=31&id=563 ): «К.П. Чечеров проанализировал все отчеты и протоколы Комплексной экспедиции по теплометрическим измерениям и расчетам. Проведенный анализ оценок количества топлива, сделанный на основании тепловых измерений, показал, что эта оценка была основана, во-первых, на предположениях, не отражающих реальной тепловой картины 4-го блока, во-вторых, опирались на эксперименты, основанные не на достоверных измерениях, а на волюнтаристских декларациях тепловых расходных параметров, экспериментально зафиксированные вариации которых колеблются в диапазоне до двух порядков. В этом контексте все ранее сделанные оценки количества топлива на основании таких измерений, следовало признать необоснованными. Как пример, подтверждающий это заключение, можно привести сопоставление результатов, полученных по разным методикам. Если взять объем лавообразных масс в помещениях парораспределительного коридора, полученный с использованием теплометрического метода… то он будет больше объема, полученного прямыми измерениями топливного скопления в 8 раз».

Здесь же были зачитаны доклады Борового А.А., Пазухина Э.М., Попова В.Д. и Огородника С.С., в которых правильным признавался исключительно теплометрический метод. И то ли авторитет этих докладчиков перевесил, то ли были другие причины, но дискуссия по этому вопросу там не состоялась.

Та же ситуация  повторилась в 1995 году на Международной научно-технической конференции национального ядерного общества МКЯР-95 “Международная кооперация в ядерном развитии” в г. Киеве, и в 1996 году на Международной конференции “Уроки Чернобыля. Технические аспекты”. Позднее доклады с этих конференций были опубликованы и журнал “Атомная энергия” напечатал несколько статей на эту тему. Но научная общественность так и не разморозилась. Дискуссия, в процессе которой могла бы родиться истина, так и не состоялась. Поэтому до сих пор звучит хор о том, что в Саркофаге ядерного топлива чуть ли не больше, чем было в 4-м блоке. И вылетело из 4-го блока всего 5% топлива, поэтому люди на загрязненных территориях страдают не от болезней, а от радиофобии.

– Все это можно понять – началась дележка СССР, нарезка границ и распределение портфелей. В сравнении с этим процессом такая «мелочь», как содержимое реактора 4 блока, просто померкла.

– Кроме Чечерова К.П., Киселева А.Н. и их коллег, в течение 20 лет побывавших практически во всех помещениях разрушенного энергоблока с тщательным документированием своих исследований, были похожие оценкии у других физиков. Например, величину выброса в 30–40 % топлива  дали Гофман и Медведев (Gofman, 1994; Medvedev, 1990; Sich, 1996; UNSCEAR, 2000). В этом случае общая радиоактивность выброса составляет уже более 3 млрд Кu.

Есть оценка и повыше, с выбросом до 80–90 % топлива (соответственно, объем выброса  более 8 млрд Кu (Сhernousenko, 1996; Kyselev et al, 1996; Medvedev, 1991).

– А что говорят очевидные факты? Что показали специалисты побывавшие в шахте.

– Посмотрите на фотографию. На ней запечатлена пустая шахта взорвавшегося реактора, в которой стоит Константин Чечеров, исследователь 4-го энергоблока, физик из отдела радиационного материалаведения ИАЭ им. Курчатова. На его месте ранее находился графит и ядерное топливо. А после взрыва в реакторе остались только трубы охлаждения отражателя, немного графита, фрагменты топлива и железобетонная плита, упавшая в пустой реактор сверху. Эта бетонная плита из стены реакторного зала упала в реактор в то время, когда его "крышка" (схема "Е" весом 2 тыс тонн) летала вверху, подброшенная взрывом.



                                                  Было                                                        Стало (17 – ж/б плита)

 

На фото каналы охлаждения бокового отражателя нейтронов

Итак, сегодня всеми признано, что реактор пуст, в нем нет активной зоны (топливо, графит, стержни управления).

– Отважные люди, сознательно во имя правды шли на огромный риск.

– Примененные «политической наукой» косвенные методы определения остатков топлива  по его радиоактивности и тепловыделению, дали неточные результаты. И не в первый раз. В качестве примера приведу попытку установки в шахту реактора 18-метровой трубы с температурными и гамма-датчиками, получившей название «Игла». На эту операцию 19 июня 1986 года наука возлагала большие надежды, поэтому вертолетчики дольше обычного «висели» над развалом, переоблучаясь и нацеливая «Иглу» для установки ее точно в реактор по выдаваемым им координатам. В итоге «Игла» была установлена и от датчиков пошла информация. Регистрация измерений  температуры и мощности дозы производилась прямо на борту вертолета. Протоколы тех измерений можно увидеть и сегодня. Как сказано в "Проекте захоронения 4-го блока ЧАЭС", "по результатам измерений "Иглой" радиационных полей внутри активной зоны были произведены оценки, показавшие, что в шахте реактора находится наибольшее количество топлива, оставшегося в энергоблоке, и оно составляет от 10 до 30% от полной загрузки топлива". Однако обследование центрального зала два года спустя показало, что "Игла" вообще не попала в шахту реактора, а была опущена в пустой (северный) бассейн выдержки топлива, в котором ни до, ни после аварии не было топлива вообще («Экспериментальное  изучение  разрушенного  реактора», К. Чечеров, http://www.souzchernobyl.org/?section=31&id=610).

Оценка размеров области активной зоны реактора, в которой выделилась избыточная реактивность, приведшая к ядерному взрыву, показала, что  в нем участвовало примерно 10% топлива.  Эта оценка не противоречит установленной экспертами мощности взрыва в 30 тонн тротила. Испарившееся и измельчённое (в области взрыва) до микронных размеров топливо было унесено в стратосферу. Остальное топливо было частью диспергировано, частью фрагментировано и выброшено за пределы реактора. В итоге получаем следующий оценочный баланс:

– 10% топливной загрузки (примерно 19 т) испарилось в эпицентре взрыва;

– примерно 10%  топлива  ушло в подреакторные помещения в виде расплава ТСМ;

– соседние с эпицентром ядерного взрыва тепловыделяющие сборки с топливом, примерно 30% загрузки (57 т) диспергировались на частицы от 1 до 100 мкм и были унесены восходящими потоками в атмосферу;

– зона фрагментации топлива и графита на частицы миллиметрового и сантиметрового диапазонов составила тоже примерно 30 % загрузки (57 т).  Эти фрагменты разлетелись по всей промплощадке ЧАЭС на расстояние более километра. Подтверждением служит обилие (не менее ста тысяч) кусочков  радиоактивных  трубок твэлов, пустых и раскрытых как бумажный лист размером  примерно четыре на пять сантиметров, собранных на территории ЧАЭС и рядом с ней в период дезактивации летом 1986 года.  

– остальное топливо (примерно 20% загрузки, или 38 т) вылетело из реактора частью в виде больших фрагментов  ТВС без канальных труб, частью в виде ТВС с канальными трубами (вдетыми в графитовые блоки на разную высоту). Оно было разбросано в непосредственной близости от реактора и блока №4.

Приведу справку по топливу:(А.Н. Киселев и К.П. Чечеров, Доклад «Процесс разрушения реактора на IV энергоблоке Чернобыльской АЭС»на конференции МЧС “Преодоление последствий чернобыльской аварии. Итоги. Перспективы”,  май 2001 г.): «В результате полного обезвоживания активной зоны и разгона реактора температура в ядерном топливе в критической области активной зоны достигала ~ 40 000 ОС. Произошло диспергирование и испарение (в критической области) топлива, а также диспергирование значительной части графитовой кладки. Газообразные и высокодисперсные частицы поднялись в стратосферу.

В подреакторных помещениях растёкся расплав топлива и конструкционных материалов, попавший под реактор в результате разрушения части опорной бетонной плиты шахты реактора. Позднее в этих расплавах, уже остывших и затвердевших, удалось обнаружить не более 9-13 % от первоначальной загрузки ядерного топлива в активную зону. Согласно оценке выброса, сделанной 24.05.86 в Чернобыле ведущими специалистами Минсредмаша СССР,  за пределы промплощадки взрывом выбросило 15-25 % осколочных нуклидов и топлива, на территорию (ЧАЭС) около 25 % и в завал баллонной САОР около 5 %. В шахте  реактора топлива не осталось совсем. Итого – в атмосферу улетучилось примерно 32%  испарившегося и диспергированного до микронного размера топлива».

К сожалению, разброс данных присутствует и при определении доз, полученных как индивидуально, так и населением целых стран. И я считаю, что в основе этого разброса камнем лежит ложь о величине «чернобыльского выброса».

Оценки общей коллективной дозы (чел.Зв) дополнительного облучения в результате Чернобыльской катастрофы (по Fairlie, Sumner, 2006, Table 5).


Министерство энергетики США
(Anspaugh et al., 1988)
НКДР ООН
(Bennett, 1995, 1996)
Беларусь, Украина, Европейская часть России
326 000
216 000
остальная Европа
580 000
318 000
Остальной  мир
28 000
66 000
Всего
930 000
600 000


– Что сейчас реально есть в Саркофаге, и в каком виде?

– Исследования показали, что облученное ядерное топливо внутри "Укрытия" находится в виде следующих модификаций:

– Твердые фрагменты активной зоны (в виде целых и фрагментированных ТВС, канальных труб, графитовых блоков).

– Застывшие лавообразные топливосодержащие массы (ЛТСМ), образовавшиеся во время активной стадии аварии при высокотемпературном взаимодействии топлива с конструкционными материалами блока и распространившиеся по подреакторным помещениям.

– Мелкодиспергированное топливо (пыль) – горячие топливные частицы. Размеры частиц изменяются от долей микрона до сотен микрон. Они наблюдаются практически во всех помещениях объекта и в образцах почвы в ближней и дальней зоне.

– В воде, находящейся в ряде нижних помещений объекта, содержатся растворенные формы урана, плутония, америция. Причина появления растворимых соединений - разрушение различных модификаций топлива под действием ряда факторов, основной из которых – вода, проникающая в "Укрытие".

Каково ваше мнение о нелегальном “ядерном” туризме в Чернобыльскую зону?

– Несмотря на радиационную опасность, тридцатикилометровая Чернобыльская зона остается притягательным местом для любопытных и предприимчивых. После аварии закрыть зону отчуждения наглухо не представлялось возможным, забором огородили всего 30% ее периметра. Со временем и в этом частичном ограждении образовалось множество «дырок», которыми пользовались все, кто не хотел иметь дело с охраняющей зону милицией. Жители близких к зоне сел то и дело пробирались в нее накосить сена  или поохотиться. Отлавливали убежавших в леса лошадей, и потом  использовали их в работе по хозяйству.

Вскоре в зону стали наведываться охотники за металлом, возникли новые соблазны. Во время ликвидации последствий аварии в зоне была задействована масса техники, которая вскоре загрязнилась радионуклидами настолько, что её дезактивация стала невозможной. Технику признали непригодной  и списали. Выставили ее на  два "кладбища техники", возле сел Буряковка и Россоха. Там до сих пор стоят бетоновозы, военные бронетранспортёры, автокраны, вертолёты, автомобили, тракторы, бульдозеры, скреперы, экскаваторы и другая техника. Все это уже годами разбирается и растаскивается, как работниками зоны, так и пришлыми «сталкерами». Потом детали и целые узлы автомобилей попадают на барахолки Киева и других городов. Куда делись вертолетные двигатели – непосильно тяжелые для простых «сталкеров» – можно только гадать.

– Ужас какой! Сколько же кюри размазали по территории? Действительно, атомная энергетика не для нашего поколения. Представьте, какие возникнут риски при поставках ядерных технологий в страны, которые не знакомы с культурой безопасности.

– Прикрываясь невозможностью перекрыть несанкционированный доступ людей в зону, в МЧС решили сделать ее открытой для организованного экстремального туризма. Так появилась туристическая фирма "Чернобыль Интеринформ", которую создали  незадолго до десятилетия катастрофы. За хорошую сумму в долларах и гривнах стало доступным, надев спецодежду, побывать в заброшенном городе Припять и пройти с гидом  к "Саркофагу". Потом Администрация зоны пошла еще дальше – в  Чернобыле на месте пустыря и заброшенных зданий к 25-летию взрыва на АЭС  открыли какое-то подобие парка-музея. Первая очередь парка будет располагаться на площади в пять гектаров. По оценкам сотрудников зоны отчуждения, парк-музей сможет привлечь в Чернобыль дополнительных туристов. В 2009 году зону посетило семь тысяч человек, в 2010 – 10 тысяч.  Как заявлял МЧС Украины, Чернобыльскаязонабыла готова принимать туристов, в том числе зарубежных, в еще большем количестве. Но, не все разделяли этот энтузиазм. В 2013 году был начат процесс ликвидации агентства «Чернобыльинтеринформ». Осенью агентство «Чернобыльинтеринформ» было окончательно ликвидировано. В данный момент обязанности агентства выполняет ЧСК (Чернобыльский спецкомбинат) и об их «успехах» в части экстремального туризма я ничего не знаю.

– Какова степень опасности для людей, посещающих зону, – здоровых, и ослабленных, старых и молодых, мужчин и женщин детородного возраста?

– Сегодняшние опасности Чернобыля  кардинально отличаются от тех, что были в 1986- 1996 годах. Отставим внешнее облучение, сосредоточимся на внутреннем. Субмикронная пыль не висит серым облаком только в объеме «Укрытия». Она, как постоянно подпитываемое из «Укрытия» облако, севшее на горную вершину, накрывает собой промплощадку, Припять и центральную часть чернобыльской зоны радиусом не менее пяти километров.Подпитывается оно двумя путями – мягким (ежедневный сквозняковый вынос) и резким (раз в месяц большим давлением от включения в работу установок пылеподавления). Эффективность этих установок изначально является  слабой,  из-за малого числа точек впрыска, число которых намного меньше  числа источников пыли. Периодически части этого облака уносятся ветрами очень далеко, на тысячи километров, за пределы Украины. Войти (въехать) в него – это все равно что в водный аэрозоль окунуться –мокрым не станешь, но и сухим не останешься. Никто этой пыли не минует и обязательно вынесет в себе микроскопическую её часть, которая может жечь человека весь остаток жизни. Никакие ворсинки, никакие периоды полувыведения этой пыли из легких эффективно НЕ РАБОТАЮТ, в виду субмикронного размера пыли. Средства индивидуальной защиты органов дыхания ее не задерживают.

Теперь несколько слов о возможных разрушениях на маршрутах туризма, которые могут быть в связи с сейсмической активностью региона. В случае землетрясения рушиться будет не столько «Укрытие», сколько бесхозные дома в Припяти, главной Мекке чернобыльского туризма. Так что при постоянном присутствии там туристов, попадание их в острую ситуацию становится неизбежным. Кому-то придется за это отвечать.

Предсказать землетрясение нельзя, а отменить – невозможно. Тем не менее, поток посетителей Зоны не иссыхает.

И ещё –фотографируясь на фоне «Укрытия», люди не подозревают, что чуть в стороне, совсем рядомс ними, вневзрачной бетонной серой коробке, именуемой ХОЯТ-1, хранятся ядерно-опасные материалы суммарной активностьюв 1 миллиард кюри. И что при ожидаемом в любой момент землетрясении под их ноги может вылиться из ХОЯТ-1 радиоактивная вода.

Приведу справку по землетрясениям в Чернобыльской зоне:  Из книги «Объект «Укрытие», история, состояние и перспективы (стр. 156-158):

В районе размещения ЧАЭС имеется сеть разломов: Южно-Припятский и Тетеревский. Эти разломы интерпретируются как тектонические активные. Таким образом, проявление сильных землетрясений в пределах 30-километровой зоны вполне реальная угроза, которая может угрожать конструкциям объекта "Укрытие".

Следует обратить внимание, что уровень грунтовых вод (УГВ) в районе объекта "Укрытие" в 1992 году поднялся до отметки 110 м и находится в 1,5 м от фундамента. Это снижает сейсмическую устойчивость объекта Укрытие.

Таблица
Историческая справка о сильных землетрясениях

Дата (год)
Интенсивность в эпицентре  (баллы)
Интенсивность в   Киеве
(баллы)
      К
1790
             8-9
                      4-5
     16
1802
               9
                      5-6
   16-17
1821
               8
                        5
   15-16
1829
               8
                        5
      16
1838
               8
                      4-5
    15-16
1908
               8
                        5
      16
1940
               8
                      4-5
   15-16
1940
               9
                        5
      16
1977
               9
                        5
      16
1990
               8
                      4-5
    15-16

Граждане Украины и России до сих пор пьют воду, молоко, едят продукты, пользуются дарами природы и используют материалы, содержащие радиоактивные цезий-137 и стронций-90? Как вы относитесь к этой информации СМИ?

– Отношусь, как к неизбежному злу. Чистые продукты – вещь весьма условная. До сих пор нормативы на некоторые продукты питания не вернулись к доаварийному уровню. Чистые, по-настоящему, продукты нужно еще поискать и стоят они недёшево. До сих пор на территориях районов, близких к Чернобыльской зоне (Иванковский, Полесский), есть населённые пункты, в которых действуют рекомендации не выращивать продукты питания на приусадебных участках.

Жители близких к Фукушиме префектур, кстати, в таком же положении.

Атомный регулятор Японии – Комиссия по атомной безопасности (NRA), заявил об этом официально в октябре 2015 года. Содержание цезия-134 и цезия-137 в воде очень невелико, однако жители потребляют воду постоянно.

Опять же, в планктоне обнаружен цезий-137, причём на удалении более 300 миль от берегов Японии. И, хотя содержание цезия в рыбе ниже 500 беккерелей на килограмм (японский послеаварийный норматив), последствия для любителей морепродуктов могут быть очень неприятными.

Загрязнение радиоактивными изотопами воздуха, воды и продуктов питания – это неизбежное следствие масштабного, но не во всем продуманного, развития атомной энергетики.

– Последнее время всё чаще говорят об угрозе ядерного терроризма. Насколько реальна и опасна эта угроза?

– Угроза опасная – это бесспорно. И реальная. Но только в том случае, если под маской террориста будет прятаться государство, обладающее ядерным арсеналом. Это очень непросто сделать, при современном уровне международного контроля. И если кто-то на это решится, концы всё равно вылезут, и виновник будет наказан. Возможно, что я ошибаюсь (хорошо бы), но я считаю эту угрозу вероятной.

Можно, хоть и с ничтожной вероятностью, найти бомбы из числа потерянных. Такие есть, практически безхозные. По данным CNN, за годы холодной войны США потеряли 11 атомных бомб. Например, 21 января 1968 года произошла авиакатастрофа над базой Туле в Гренландии. Американский бомбардировщик B-52G, перевозивший на борту четыре термоядерные бомбы, загорелся в воздухе и упал на лёд залива Северной Звезды. Ядерного взрыва не произошло, но обнаружены были только три бомбы, а четвертая  не найдена до сих пор.

Опять же, в океанских водах лежат семь затонувших атомных подлодок. Могли они нести ядерные боеголовки? – Наверняка. Могут их извлечь и поднять государства, обладающие мощными спецслужбами и соответствующей техникой? Теоретически – могут. И объявить  потом могут, что ничего не нашли. И попытаться применить могут, под чужой маской.Это, конечно, мои фантазии, но в нашем грешном мире всякое бывает.

Могут ли мирные АЭС выступать в роли «атомных фугасов»? Могут. ИГИЛовцам они вряд ли по зубам, но государственные спецслужбы к ним подобраться могут.

Про возможность создания террористами так называемой «грязной» бомбы, начинённой радиоактивными изотопами, уже кто только не говорил. Но и её практическое создание, даже по самой примитивной схеме, задача для самоубийц.

– Как сегодня простым людям доверять власти? Власть не предупредила жителей Чернобыля, Киева и других городов об опасности, и они получили дозы. На кого надеяться тем, кто находится в зоне риска? Должны ли люди в условиях сосуществования с атомной энергией что-то предпринимать лично в целях самозащиты, профилактики?

– Конечно, власть что-то предпринимает в чрезвычайных обстоятельствах. И в Чернобыльской аварии пытались делать все необходимое по противоаварийным планам, вот только не получалось это сделать в полном объёме. Приведу несколько примеров. Аварийный вызов специалистов ЧАЭС на работу производился автоматически, со станционного узла связи. И 26 апреля так было, пока в магнитофоне ленту с сообщением не заело. Дежурная связистка, заметив это, стала обзванивать людей вручную, но не с начала списка. Второй пример – часть населения Припяти городские власти предупредили об аварии и даже организовали разноску по микрорайонам йодистого калия, но это опять же не охватило всех. Третий пример – автобусы для эвакуации населения города были в Припяти к вечеру 26 апреля, но эвакуацию начали утром 27-го. И таких примеров – бесконечность. Доверять после этого властям, или не доверять, – это уже вопрос личного выбора. Я тогда на них не надеялся, а сегодня тем более. Нельзя судьбу своих близких, особенно детей, доверять незнакомым дядям и тётям. Уж, какие авторитетные люди уверяли, что атомный реактор на Красной площади в Москве можно ставить. И президент академии наук, готов был рядом с ним на раскладушке заночевать. Но небеса его поправили – взорвался реактор. И это не единственный случай, не исключение. Значит, не сконструирован еще абсолютно безопасный реактор. Поэтому на них должны работать физики и нельзя передавать их под управление турбинистов, электриков или «успешных менеджеров». Пусть каждый будет на своём месте, и делает ту работу, для которой его учили.

Не зная истории, не спланируешь будущее. Не изучая аварий на Тримайл Айленд, в Чернобыле, на Фукусиме и т.д., даже профессиональные физики могут заболеть верхоглядством и потерять бдительность.


– Возможны ли в ближайшем будущем новые аварии на АЭС?


– Скажу прямо – неизбежны! И не потому, что у нас плохие АЭС, или на них работают неподготовленные люди. Конечно, и в проектах есть скрытые риски, и люди бывают всякие. Но не стоит убирать из внимания и главную силу этого мира, скрытую в матушке Природе.

Проявление природных сил становится все более частым и набирает опасную разрушительную мощность. Небывалые землетрясения, волны цунами – вот вам и новая Фукусима, но в другом месте. Набирающие мощь, все более разрушительные ураганы и торнадо, заходящие из океана и утюжащие места расположения АЭС. Разливы рек выше исторических отметок, затопляющие прибрежные атомные станции. Лесные пожары, уничтожающие Национальные исследовательские центры и угрожающие хранилищам с трансурановыми материалами. Всё это есть и будет, частота этих событий не уменьшается.

Атомная станция врастает в землю навечно, её нельзя перенести как мельницу, выше или ниже по реке. Поэтому работающим на АЭС людям, и той части местного населения, что живёт в радиусе 50 км, не обойтись без навыков самозащиты в условиях ядерной или радиационной аварии. Это значит, что им желательно знать перечень поражающих факторов, их природу и иметь навыки действий по минимизации возможного ущерба для себя. Самые доступные действия при таких авариях – уехать подальше, иметь защищённые от пыли запасы воды и еды, постоянно пользоваться изделиями, защищающими органы дыхания. Не ходить долго в загрязнённой радионуклидами одежде. Чаще мыться и переодеваться. Это всем давно известные, простые и действенные  советы по личной гигиене, работающие безотказно и в атомную эпоху. Добавилась только необходимость иметь индивидуальный дозиметрический прибор. И хотя бы минимум знаний о том, употреблением каких продуктов можно воспрепятствовать проникновению в тело радиойода, стронция-90 и цезия-137.

Если люди, живущие рядом с АЭС, не замечают рисков, значит, их будет спасать чужой дядя, если успеет. И если не забудет сделать все что нужно, и если ему будет чем помочь.


Если бы Чернобыль случился сейчас, поступили бы Вы так, как тогда, 30 лет назад, зная, что это отразится на вашей судьбе и здоровье? Что сделали бы по-другому?

– В профессиональном плане вряд ли что-то стал бы менять. Вот если бы можно было кое-что  добавить… 

Есть несколько моментов, важных, в которых можно было быть настойчивее, дойти до конца. Например, вечером 25 апреля, перед испытаниями на 4-м блоке, обязательно должен был присутствовать дежурный физик из отдела ядерной безопасности. Так было всегда на остановах блоков на ремонт, и при выводе их потом на мощность. Всегда, кроме 26 апреля 1986 года. Несмотря на моё недельное отсутствие в командировке, 25 апреля днём я позвонил начальнику отдела и убедился, что дежурный физик на испытаниях будет. И он собирался там быть, и даже звонил на работу, чтобы уточнить время своего выхода, так как выполнение программы по выбегу ТГ сдвигалось. Ему ответили, что испытания будут вечером, и за ними есть кому присмотреть. Но они были сдвинуты на ночь, и никто дежурного физика Анатолия Чернышева об этом не предупредил и не вызвал. И руководитель испытаний о нем не вспомнил, и я не перепроверил. Я не знал о переносе испытаний, поскольку 25 апреля не работал. Но в этот день я уже вернулся из командировки и вполне мог перезвонить Анатолию напрямую, хотя и не я отвечал за его выход на работу. Не буду уверять, что это исключило бы взрыв реактора. Но ощущение, что я мог как-то на это повлиять, саднит душу.

Про здоровье могу сказать только одно – это наш личный, и самый главный капитал. Кто-то его сжигает на работе (есть работы с повышенным риском), кто-то на отдыхе. Мне выпал первый вариант, но я не жалею об этом.


– Спасибо вам за откровенность.


Редакция благодарит Бодрова О.В. и Федорченко С.В. за помощь в подготовке интервью.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 5
Ответов: 7


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 2 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Чернобыль: в поисках правды. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 22/04/2016
Спасибо Н.В.Карпану, О.В.Двойникову и сайту "Proatom.ru" за эту интересную и поучительную статью, фиксирующую факты, мнения и суждения в отношении этого беспрецедентного события в истории человеческой цивилизации.
 С благодарностью и уважением, А.Н.Румянцев, НИЦ КИ


[ Ответить на это ]


Re: Чернобыль: в поисках правды. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 18/04/2016
Спасибо, отличное интервью.


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.08 секунды
Рейтинг@Mail.ru