proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[05/02/2016]     Биологический терроризм - угроза национальной безопасности страны


М.Н.Тихонов, Международный клуб учёных, Санкт-Петербург

 М.М.Богословский, д.б.н,,   проф. Невский институт управления и дизайна, Санкт-Петербург

Прекращение существования двухполюсного мира изменило не только конфигурацию военного противостояния, но и обусловило появление новых видов национальных угроз. Основной из них является глобализация терроризма и возможность использования оружия массового поражения (ОМП) террористическими организациями.


Цивилизованная дикость – самая худшая из всех дикостей.
                                                                               К.Вебер


Социальное неравенство в обществе, национально-конфессиональные противоречия, отсутствие эффективного правового регулирования общественной и религиозной деятельности способствовали созданию экстремистских националистических  организаций, рассматривающих терроризм как одно из основных средств борьбы с противниками.

Практически все вооружённые конфликты, возникавшие в Африке, Азии, на Ближнем Востоке, на территории СНГ, сопровождались  всплеском диверсионно-террористической деятельности, в результате которой страдало мирное население. Ущерб от террористических актов и социальной нестабильности сопоставим с ущербом от полномасштабных военных действий. Из индивидуального терроризм сегодня трансформировался в массовый. Основными  его средствами стали убийства не отдельных лиц, а как можно более массового уничтожения людей, чтобы достичь максимального резонанса, спровоцировать напряжённость в обществе и тем самым осуществлять давление на политику государств.

Острыми стали проблемы применения биологического (БО) и токсического (ТО) оружия, что обусловлено реализацией в ряде стран исследовательских и технологических программ, по формальным признакам не нарушающих Конвенцию 1972 г. «О запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении», но на самом деле являющихся подготовкой к применению этих видов ОМП. В настоящее время разработку БО ведут 12 стран. Пять стран, являющиеся сборными пунктами для террористов, могут иметь БО.

Развитию биотерроризма способствует международная интеграция. Огромные миграционные потоки, загрязнение окружающей среды, продовольственная зависимость, истощение водных ресурсов, незащищённость водоснабжения – всё это характерно не только для развивающихся стран, но и для современной России. К факторам, способствующим возрастанию угрозы химического и биологического терроризма, можно отнести также разрушение нравственных устоев у части специалистов, ранее занятых в разработках БО или имеющих доступ к нему, а также эмиграция ряда учёных в США и другие страны. Особую опасность представляет "утечка мозгов" в страны с нестабильными режимами, где действуют хорошо финансируемые террористические организации.

Исключительную озабоченность вызывает лёгкая доступность основных компонентов БО - биологически поражающих агентов (БПА). В мире насчитывается порядка 1000 объектов, содержащих коллекции патогенных микроорганизмов и вирусов. Имевшие место в США и ряде других стран случаи сибиреязвенной инфекции, возникающие вследствие рассылки спор бактерий в почтовых отправлениях, стали прецедентами применения принципиально новых для человечества средств массового поражения.

Активизация экстремистских сил делает реальной угрозу проведения актов биотерроризма с применением вируса натуральной оспы, возбудителя сибирской язвы и других биологических агентов, что может привести к катастрофическим последствиям.

История биотерроризма

Человечество стало использовать биологические агенты в военных условиях 2500 лет назад. В 3 в. до н.э. карфагенский полководец Ганнибал поместил ядовитых змей в глиняные горшки и обстреливал ими города и крепости, занятые противником.

Идея применения болезнетворных микроорганизмов в качестве поражающего фактора возникла вследствие того, что инфекционные болезни уносили много человеческих жизней. А эпидемии, сопутствовавшие войнам, вызывали крупные потери среди войск, предрешая исход сражений. Из 27 тыс. английских солдат, участвовавших в 1741 г. в захватнических кампаниях в Мексике и Перу, 20 тыс. погибли от жёлтой лихорадки. С 1733 по 1865 г. в войнах в Европе погибло около 8 млн человек. Из них боевые потери составляли только 1,5 млн, а 6,5 млн. человек погибли от инфекционных болезней. Возникавшие в глубоком тылу среди населения эпидемии также имели серьёзные последствия, приводя к дезорганизации промышленности, транспорта и государственного аппарата в целом.

И в наше время инфекционные болезни могут оказывать влияние на ход боевых действий. Так во время войны против Вьетнама от инфекционных заболеваний у американцев выбыло из строя в 3 раза больше солдат и офицеров, чем они потеряли убитыми и ранеными.

Целенаправленную систематическую разработку биологического оружия начали лишь в начале XX в. на базе достижений биологических наук, более высокого уровня знаний о путях и природе распространения патогенных микроорганизмов. Уже в годы первой мировой войны кайзеровская Германия сделала ряд попыток диверсионного применения биологических средств. В 1934 г. немецкие диверсанты были пойманы при попытке заражения метро в Лондоне. С тех пор БО не раз применялось в военных целях вплоть до второй мировой войны. В террористических целях БО начали применять только в XX в.

В годы, предшествовавшие второй мировой войне, интенсивные работы в области создания биологического оружия вели японские милитаристы. На оккупированной территории Манчжурии они создали два крупных научно-исследовательских центра (отряды 731 и 100), которые наряду с исследовательскими и производственными отделами имели опытные полигоны, где испытания биологических средств  проводились не только на лабораторных животных, но и на военнопленных и мирном населении Китая. В Японии были разработаны планы применения БО в районах Хабаровска, Благовещенска, Уссурийска и Читы, которые не удалось осуществить.

С 1941 г. в США активно велись работы по разработке и использованию биологических средств в военных целях. Была создана военная научно-исследовательская служба, построены экспериментальные лаборатории в штате Миссисипи и предприятия по производству и хранению биологических средств в штате Арканзас, испытательный полигон в штате Юта и ряд других объектов. Большинство работ по применению БО выполнялись при строжайшем режиме секретности.

Советский арсенал БО включал в себя возбудителей сибирской язвы, оспы, чумы, туляремии, сапа и геморрагической лихорадки. Этими возбудителями могли оснащаться различные системы доставки, включая авиабомбы и боеголовки баллистических ракет.

Наиболее эффективным способом применения БО является аэрозольное распыление и подрыв биологических рецептур. Возможно применение БО через воду, пищевые продукты, зараженные предметы, инфицированных переносчиков, а также засылкой в места массового скопления людей заразных больных («биокомикадзе»).

 В 1980-х гг. БО активно разрабатывалось Ираком и ЮАР. По данным Института Монтеррея на 2002 г. из 415 происшествий с использованием химических, биологических, радиоактивных или ядерных материалов 151 случай представляют террористические акты, диверсии и криминальные происшествия. 33 инцидента связаны с применением биологических агентов.

Применение химического и  биологического оружия в первой мировой войне вызвало волну протестов во всем мире. 17 июня 1925 г. в Женеве был подписан Протокол о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. В 1972 г. была принята Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении. Но усилия миролюбивых государств в этом направлении наталкиваются на упорное сопротивление агрессивных сил. Биотерроризм стал реальностью после 11 октября 2001 г., когда в США был зафиксирован первый случай распространения спор сибирской язвы в почтовых отправлениях. На сегодняшний день зарегистрировано уже около 10 актов биотерроризма.

В последние десятилетия имеется несколько задокументированных случаев завоза оспы, сибирской язвы в Европу. К счастью, ни один из этих агентов не был до сих пор использован как БО.

В Нигерии была зафиксирована вспышка неизвестного заболевания. По предварительным данным, инфицированы 23 человека, 18 из которых скончались. Первые исследования пока не указали на то, что эта болезнь имеет отношение к вирусу Эбола. Вспышка Эболы началась в Западной Африке в феврале 2014 г. Сильнее всего от вируса пострадали Гвинея, Либерия и Сьерра-Леоне. В последнее время случаи новых заболеваний значительно сократились. По данным ВОЗ, в Африке от Эболы погибли более 10,5 тысяч человек, заразились более 25,5 тыс.

Ранжируя угрозы национальной безопасности, многие эксперты на первое место ставят опасность распространения новых форм БО, не подлежащих контролю по Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия. Далее следуют - химическое и ядерное оружие.

Фундаментально изучаться и разрабатываться БО начало в первой половине XX в. и особенно в 1940–1970-е гг. в качестве альтернативы ядерному оружию. Застрельщиками выступили Япония, США, Англия. В США эти работы интенсифицировались после создания в СССР атомной бомбы. Были созданы специальные центры, институты, лаборатории, полигоны, промышленные объекты по разработке и производству БО. При этом США отдавали приоритет наступательной тактике применения БО.

В ответ на разработку БО американцами в СССР, начиная с 1940-х гг. начали разрабатываться способы противодействия БО. Был создан ряд институтов в системе МО СССР, задействованы лаборатории и институты МЗ СССР, Минсельхоза СССР, АН СССР, АМН СССР, ВАСХНИЛ. Проблемами противобактериологической защиты занимались Противочумная система, институты Главного Управления вакцин и сывороток, Главного Управления «Биопрепарат». В результате была создана мощная система противобактериологической защиты, которая в рамках «Пятой проблемы», программы «Фетиш» решала вопросы индикации, диагностики, профилактики и лечения особо опасных инфекционных болезней. Разработанные профилактические и лечебные препараты проверялись на животных и модельных объектах в реальных полевых условиях и в камерных экспериментах путём прямого воздействия биологическими агентами.

Уже к 1970-м гг. в СССР были разработаны оригинальные вакцины против особо опасных инфекций, а также массовые способы вакцинации, созданы иммуноглобулины против геморрагических лихорадок (Марбург, Эбола), средства специфической и неспецифической индикации, приведен расчёт, смоделировано поражающее действие БО в различных ситуациях. Советский Союз был готов к отражению попыток нанесения удара с помощью БО. Работы по защите от БО существенно повысили уровень противоэпидемического состояния нашей страны.

Микробы представляют реальную угрозу здоровью и жизни людей. Только оспа и чума за XIV–XIX вв. унесли сотни миллионов жизней. За 15 последних лет XX в. от парентеральных гепатитов и СПИДа погибло людей больше, чем за всю вторую мировую войну.  Поэтому микробиологическая опасность выдвигается в качестве самостоятельной проблемы, часто отождествляемой с биологической опасностью. Но БПА и токсины – это принципиально различные категории поражающих средств. Боевым биологическим агентом является не всякий патогенный микроорганизм, а лишь микроб или вирус, обладающий рядом свойств, отобранный для целей бактериологической войны или террористических акций. Выделяется 10 критериев, связанных с отбором и применением БО: 1) патогенность; 2) боевая эффективность; 3) наличие возбудителя; 4) устойчивость; 5) пути передачи; 6) эпидемичность; 7) видовая иммунизация; 8) терапия; 9) обнаружение; 10) обратное действие.

Наивысший приоритет у спецслужб  и военных имеют инфекции категории «А», создающие угрозу национальной безопасности, поскольку они могут легко передаваться от человека к человеку, имеют высокую смертность, могут вызывать панику, требуют специальных приготовлений в системе здравоохранения. К ним относятся: сибирская язва, ботулизм, чума, натуральная оспа, туляремия, вирусные геморрагические лихорадки (Эбола, Марбург, Ласса, Мачупо).

В международной литературе БО третьего (постгеномного) поколения - генное и другое молекулярное оружие получило термин ABW (Advanced Biological Warfare). По оценке академика РАН А.С. Спирина, планируемые эффекты от его воздействия – смерть, инвалидность, нервные и психические расстройства, дебилизация, стерилизация и др.
Поскольку обычно бактерии, вирусы и другие возбудители не очень устойчивы в естественных условиях, военные предпочитают применять их в виде боевых рецептур - порошков и жидкостей, представляющих смеси биологических агентов  с различными препаратами.

Потенциальную опасность того или иного биологического агента оценивают по совокупности признаков, к основным из которых относятся: незначительные количества биологического агента, способного к самовоспроизведению; наличие латентного периода от момента применения до появления признаков заражения, что обуславливает возможность его скрытного применения и уход от ответственности; возможность его производства с использованием оборудования двойного назначения; способность к диспергированию или заражению воды и пищи без потери основных контагиозных свойств; возможность выбора мишени; уровень профессиональной подготовки, достаточный для производства и применения БО; большой спектр потенциальных изготовителей; доступность получения генетически модифицированных микроорганизмов с заданными свойствами; доступная стоимость и относительная лёгкость добывания исходного количества биоагента и питательных сред для последующего его воспроизводства. Стоимость ферментационной установки для производства биологических агентов в количествах, достаточных для крупномасштабного террористического акта, оценивается экспертами примерно в 10 млн долл., а завода по производству вакцин - более чем в 50 млн долл.

При диверсионном применении ПБА скрытый (инкубационный) период и недетерминированность факта применения не позволяют оперативно установить время и авторов теракта, что позволяет скрыть факт диверсии. Особенно привлекательным является диверсионное применение агента на фоне природно-очаговой заболеваемости в данном районе на фоне сезонной заболеваемости.

Применение биологического оружия в террористических целях

Объемная информация о случаях биотеррористических актов представлена в статье Г. Щербакова. Вот некоторые из них.

В 1972 г. в Чикаго террористическая организация «Райс» спланировала аэрозольную атаку с самолёта и смешение с токсичными примесями воды с использованием восьми микробных патогенов, включающих агенты, вызывающие дифтерию, дизентерию и менингиты. Преступниками оказались студенты колледжа, подвергшиеся влиянию идеологии экологического терроризма. Их целью было уничтожение людей для предотвращения разрушения природы и создания расы сверхлюдей. Первоначально планировалось совершить акт терроризма в отношении «мировой популяции», затем круг жертв сузили до жителей 5 штатов вокруг Чикаго. Атака сорвалась, когда были обнаружены микробные культуры.

В апреле 1979 г. в Свердловске произошла крупнейшая биологическая катастрофа, унесшая 60 человеческих жизней. Ничего не подозревавшие жители южной части города попали в аэрозольное облако, насыщенное биологическими агентами сибирской язвы, из-за аварии в лаборатории секретного микробиологического центра Министерства обороны СССР в Свердловске-19. Весь мир узнал о продолжающихся разработках БО в СССР, несмотря на его членство в КБТО.

В сентябре 1984 г. в американском штате Орегон секта раджнишистов инфицировала бактериями сальмонеллы пищу ресторанов в Далласе и Васко-Кантри. Акт был произведён с целью выведения из строя большей части избирателей на местных выборах.

В 1991 г. с целью антиправительственного протеста и нанесения вреда федеральным властям «Совет патриотов Миннесоты» спланировал теракт с применением рицина. В группу был внедрен информатор ФБР, предотвративший теракт.

К неудавшимся актам биологического террора можно отнести попытки японской секты «Аум Синрикё» применить различные возбудители и токсины в Токио. В апреле 1990 г. они оборудовали системой рассеивания ботулинического токсина автомобиль, который распылял токсин вокруг здания японского парламента. В июне 1993 г. сектанты пытались расстроить свадьбу японского кронпринца путём той же автомобильной системы. В конце июня 1993 г. ими была предпринята попытка распространения возбудителя сибирской язвы с крыши одного из токийских зданий (его рассеяние продолжалось в течение 4 суток). 15 марта члены секты оставили в метро в Токио три портфеля с целью распространения ботулинического токсина. В 1995 г. «Аум Синрикё» выпустил нервный газ зарин в токийском метро. Они также планировали акты биологического терроризма, включая в свои арсеналы питательные среды, ботулотоксин, культуры сибирской язвы, а также самолёты, оборудованные распылителями. В 1992 г. они посещали Заир с целью получить образцы вируса Эбола для разработки БО.

Создать биологическую рецептуру, подобную вирусу Эбола, и патогенные типы микроорганизмов, способные воздействовать на определённые этнические группы и расы пытаются в целом ряде государств.

Наибольшую опасность представляют крупные террористической организации типа японской секты «Аум Синрикё» и международной террористической организации «Аль-Каида», хорошо финансируемые и поддерживаемые некоторыми государствами, имеющими доступ к результатам научных исследований, биологическим средствам и технологиям их диспергирования. Основным источником финансирования перуанского движения “Сендеро Луминосо”, афганского Талибана  и ливийской организации "Хезболлах" является наркобизнес, а цейлонских  «Тигров освобождения Тамил Ислама» - наркотики и сделки "оружие - драгоценные камни".

В 1998 г. гражданин США Ларри Харрис, член группы «Арийская нация», пытался получить возбудители чумы и сибирской язвы. Он был арестован после того, как публично заявил о желании совершить биологический террористический акт в отношении американских официальных лиц с целью обвинить в этом Саддама Хусейна.

После авиаатаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке в 2001 г. была проведена биотеррористическая акция с применением возбудителя сибирской язвы, жертвой которой стал фотограф газеты "Сан" Роберт Стивенс, вскрывший конверте, присланный в редакцию. Жертвами аналогичных террористических атак стали ведущие телекомпаний США, Капитолий, Пентагон, штаб-квартира ЦРУ в Лэнгли.

Споры сибирской язвы были измельчены и смешаны с химическими веществами по методам специальной военной технологии, которая вряд ли доступна лабораторным микробиологам, что говорит об оказании профессиональной помощи преступникам со стороны. Все действия координировалось, по-видимому, из одного центра. До сих пор остаётся не ясным, кто стоит за этими нападениями.

Правительства ведущих стран мира выражают серьёзные опасения по поводу возможности применения биотеррористами возбудителей опасных инфекций, способных вызывать масштабные эпидемии. Несколько крупных фармацевтических компаний США получили государственный заказ на производство вакцин против оспы. Реализуется научная программа создания вакцин и сывороток нового поколения.

Предпосылки биологической агрессии и биотерроризма

Научно-техническая революция в биологии создала предпосылки для разработки модифицированного БО массового поражения. Это могут быть усовершенствованные или вновь сконструированные патогенные микроорганизмы с повышенной заразностью, летальностью и устойчивостью в различных средах, а также специальные генетические конструкции, встроенные в лекарственные препараты, пищевые растения или продукты животного происхождения. Такое оружие может быть безопасным для применяющей стороны.

За последние десятилетия мировая наука совершила беспрецедентный скачок в познании мира живого. Рынок биотехнологической фармацевтической продукции только в США вырос с 7,5 в 1996 г. до 24 млрд долл. в 2006 г. Развитие молекулярной биологии и приложений (генной инженерии, биотехнологии, медицины, фармацевтики) является важным вопросом обеспечения национальной безопасности нашей страны.

БО отвечает всем требованиям оружия будущего – оно экологично (не разрушает окружающую среду), экономично (не разрушает производственный потенциал), относительно дёшево, доступно ограниченному кругу государств по причине высокой наукоёмкости, является неограниченным источником двойных технологий с выходом в медицину, сельское хозяйство, охрану окружающей среды. Выступает оружием сдерживания, менее самоубийственным, чем ядерное оружие. Хранение БО не влечёт за собой высокую степень разрушающего действия. Важными критериями пригодности биологических агентов для применения в террористических целях являются:

- высокая инфекциозность и контагиозность;
- необходимая поражающая эффективность;
- значительная устойчивость в окружающей среде;
- способность к широкому эпидемическому распространению;
- доступность и простота в производстве рецептурных форм;
- лёгкость в применении и распространении патогена;
- сложность индикации и идентификации агента в объектах окружающей среды;
- отсутствие или недостаточная эффективность имеющихся средств иммуно- и экстренной профилактики, средств лечения заболевания.

Наибольшую угрозу представляет создание БО нового третьего поколения – «постгеномного», так называемого молекулярного оружия ABW. К нему относятся регуляторы биохимических процессов, состоящие из нескольких десятков нуклеотидных оснований и поэтому легко проникающие через клеточные мембраны и активно влияющие на биохимические процессы. По сравнению с традиционными патогенами – чумой, оспой, сибирской язвой, они представляют гораздо большую опасность.

Из всех видов ОМП террористы отдают предпочтение биологическим поражающим средствам в силу ряда обстоятельств:

- доступности данных о новейших разработках в области традиционных и новых видов ПБА;

- высокого уровня финансирования, технической оснащённости и интеллекта разработчиков этого оружия;

- усиливающегося сплочения и интернационализации террористических организаций;

- разработки биологических средств по технологии «двойного назначения»и скрытности действия, практически не подлежащего контролю;

- отсутствия всеобъемлющего контроля над распространением компонентов БО.

БО обладает возможностями стратегического характера, сравнимо по эффекту с ядерным, превосходит по эффекту действия химическое оружие, которое имеет более ограниченную сферу действия и является тактическим.  Создание и подготовка БО к скрытному применению относительно дёшевы. По мнению экспертов, обычное вооружение в 2000 раз, ядерное - в 800 раз, химическое - в 600 раз более дорогостоящие, чем биологические агенты. По данным японских экспертов, для создания ядерного оружия стране необходимо иметь не менее 1300 инженеров и 500 учёных. Разработки химического и биологического оружия могут проводиться существенно меньшим числом учёных с меньшей квалификацией.

Угрозы национальной безопасности

Биологический терроризм официально признан одной из главных потенциальных угроз национальной безопасности США. Стратегия мирового научно-технологического развития, что особенно хорошо видно на примере США, имеет ярко выраженную биологическую направленность. Развитие БО, требующее, в первую очередь, интеллекта, а не сырьевых ресурсов или производственной инфраструктуры, может изменить политическое устройство мира. Не обязательно государство, но даже небольшая группа людей, обладающая финансами и использующая информационные и торговые сети, может создать и скрытно применить новое сверхоружие. Только интеллектуальные и нравственные, а не технико-экономические барьеры ограничивают использование БО террористами и криминальными структурами для массовых террористических акций и устранения отдельных личностей. Но и эти барьеры в ближайшие годы, очевидно, будут преодолены.

Огромные финансовые ресурсы частных корпораций привлечены к фундаментальным работам по расшифровке генома человека. Био- и нанотехнологии будут иметь взаимно пересекающиеся области. Появятся взаимосвязанные устройства, в том числе, совместимые  с живыми организмами. Нанотехнологии дадут толчок конструированию новых видов биологического оружия, которое станет основным средством агрессии государств или террористических групп в ХХ1 в. Оно может быть произведено на малых предприятиях двойного назначения, а затем воспроизведено в массовых количествах с использованием технологии пивоваренных минизаводов или гражданских фармацевтических лабораторий.
 
Стоимость производства биологических агентов 10-100 тыс. долл., и некоторые страны пытаются заполучить биологические агенты с помощью спецслужб и зарубежных бизнесменов. По мнению апологетов БО, оно является «гуманным» оружием - способно вызывать массовые поражения людей без разрушения городов, промышленных и культурных объектов, не требует больших армий и дорогостоящей техники, бесшумное и бескровное, исключительно дешёвое, доступное для разработки даже слаборазвитым странам, может иметь превентивную защиту для нападающей стороны. Цель, состоявшая ранее в разгроме армии государства-противника и захвате его территории, сегодня меняется на дезорганизацию его усилий в политических, экономических и военных сферах (без существенных военных потерь со своей стороны) с последующим диктатом собственных условий.

Число биологических патогенов сегодня превышает 3,5 тыс., из них несколько сотен потенциально может быть отнесено к компонентам БО. Экономический ущерб в случае использования БО будет не менее 27-30 млрд долл. на 100 тыс. поражённых. Для справки: из 50 млн ежегодно умирающих людей во всём мире 16 млн умирают от инфекционных болезней, из них доля людей трудоспособного и репродуктивного возраста составляет более 50%.

Технологическое развитие в области генетики и биотехнологии предвещает возможности создания генетически сконструированных патогенов, нечувствительных к большинству антибиотиков и вакцин, применению антидотов и легко преодолевающих системы обнаружения и ограничения распространения.

К 2000 г. была практически завершена расшифровка геномов более 150 микроорганизмов. В начале ХХ1 в. достигнуты успехи в расшифровке генома человека, выяснения механизмов иммунной защиты организма человека и животных, возникла новая отрасль – биотехнология, способная обеспечить массовое производство генетически модифицированных живых организмов и продуктов их жизнедеятельности. Достижения генной терапии позволяют не только осуществлять программы массового оздоровления населения, но и дают возможность почти неконтролируемого воздействия на целые популяции. Особенно это актуально в связи с открытием эффекта биологической активности ряда веществ в сверхнизких дозах, генно-инженерным конструированием новых бактерий и вирусов.

Опасность биотерроризма заключается, прежде всего, в его скрытом применении. Импорт значительной части необходимого продовольствия и лекарственных препаратов слаборазвитыми странами позволяет бесконтрольно использовать как генетическое оружие, так и возбудителей медленных инфекций, а также различные химические добавки в малых концентрациях в качестве регуляторов «молчащих» генов или хронических инфекций.

Сегодня в производстве находится так называемое «этническое оружие», избирательно поражающее определённые этнические группы. Идентификация генов, связанных с программируемой активацией клеточной гибели, создает предпосылки для производства высокоэффективных конструкций «антитерапевтического» назначения. Поражению могут быть подвержены любые биологические объекты (люди, животные, растения, микроорганизмы). Оружие может быть направлено как против всей популяции, так и отдельных групп, различающихся по возрасту, полу, расе и т. п. Радиус действия оружия не ограничен, причём в определённых случаях оно может быть сконструировано однонаправленным. Большие латентные периоды развития патологий (до нескольких лет) позволяют использовать для массового поражения агенты, не передающиеся от человека к человеку (прионы, гены токсинов и т.п.), но максимально широко распространяемые скрытыми методами.

Другой вариант – распространение патогенов со сравнительно небольшим скрытым периодом среди огромного скопления людей (например, споры сибирской язвы или вирус оспы обезьян – на станциях метро). Подобная диверсия может быть организована небольшой террористической группой, не обладающей изощрёнными знаниями в биологии.

Интенсивное развитие технологий производства аэрозольных вакцин (грипп, корь, хантавирусы и др.) таит опасность легальной наработки БО. В качестве БО могут быть использованы конструкции, используемые в генной терапии опухолей животных.

Анализ перспектив мирового социально-экономического развития в условиях нарастающего ресурсно-демографического кризиса указывает на высокую вероятность скрытых биологических войн целенаправленного сокращения численности человеческой популяции. Об этом свидетельствует резко возросшее финансирование работ в области молекулярной биологии в США, в частности, в области создания баз данных по ферментам и метаболическим путям, что открывает новые возможности идентификации микроорганизмов. Пока науке известно не более 10% разновидностей микроорганизмов, существующих в природе. Настораживает целый ряд фактов возможного применения БО: распространение бешенства коров, СПИДа в Африке и среди групп риска, а также появление продуктов, полученных с помощью генно-инженерных методов.

Более всего известен коронавирус MERS, вызывающий тяжёлый острый респираторный синдром. Эпидемия коронавируса в Южной Корее началась21 мая 2015 г. Этот вирус завезён гражданином Южной Кореи, вернувшимся из поездки в страны Ближнего Востока. Коронавирус ближневосточного респираторного синдрома не имеет особых симптомов. По состоянию на 17 июня 2015 г. заразилось уже 162, скончалось 20 человек. 

На ранних стадиях заболевания наибольшему риску коронавируса подвержены люди с ослабленным иммунитетом, хронической болезнью лёгких, диабетом и почечной недостаточностью. Вакцины от вируса не существует. Согласно данным ВОЗ по состоянию на 9 июня этим вирусом в мире были заражены 1218, скончалось 449 человек.

Отставание в таких важнейших областях, как молекулярная биология и биотехнология, грозит катастрофическими последствиями для России. Необходимо государственное решение о безотлагательном развитии этих направлений как основы национальной безопасности страны и принятие специальной программы развития научных основ, технологий и производственной базы защиты от возможного использования биологического оружия нового поколения. Серьёзную эпидемиологическую опасность приобретают ранее неизвестные микоплазменные инфекции, связанные с губчатой энцефалопатией крупного рогатого скота, боррелиоз Лайма, новый вариант прионной болезни Крейтцфельдта-Якоби, кампилобактериоз, легионеллезы и др. Возрастает опасность классических инфекций, которые называют возвращающимися или вновь возникающими. После 20 лет с момента объявления ВОЗ о полной ликвидации натуральной оспы как заболевания, эта болезнь поставлена Центром по контролю за заболеваниями (CDC, США) на первое место в списке наиболее опасных инфекций. Вновь начато испытание и производство усовершенствованных оспенных вакцин для защиты населения.

Инновационные риски внедрения нано- и биотехнологий

В современном определении термина «биобезопасность» нашло отражение понимание того, что защищённость может только приближаться к абсолютной 100%-ной. Краеугольным камнем учения о биологической опасности является оценка рисков. Биологические риски условно можно разделить на 4 группы: инфекции, биокатастрофы, биотерроризм и генная инженерия. В современном обществе уже накопилось много проблем, связанных с деятельностью в сфере нано- и биотехнологий, начиная от рискованных  научных экспериментов и включая генные эксперименты на людях. Использование нанотехнологий бесспорно является одним из самых перспективных направлений науки и техники, но также немаловажно изучение вопросов потенциальной опасности использования наноматериалов и нанотехнологий, и разработка критериев их безопасности для здоровья человека. Наночастицы, использование которых приобретает всё большую популярность в электронике, косметологии, химической промышленности и других отраслях, могут вызывать неблагоприятные биологические эффекты.

Безопасность наночастиц (нано - 10−9) - одна из основных проблем в нанотехнологии. Международным советом по управлению рисками в июне 2006 г. опубликованы отчет Научного комитета по новым рискам для здоровья и официальное Руководство по рискам нанотехнологий. Оба издания подчеркивают неполноту данных относительно потенциальных рисков, связанных с наномедициной и нанотехнологией, для человеческого здоровья и окружающей среды. Осваивая всё новые образцы наночастиц, человечество оказалось не подготовленным к последствиям внедрения новых технических решений. Новые технологии – новые риски.

Нанориск,  связанный с созданием и разработкой наноматериалов и нанотехнологий, включает и синергетический эффект. В отличие от техногенных рисков, нанориски определяются минимальным количеством вещества и энергии, заложенными в готовой продукции по сравнению с энергоёмкими существующими материалами и технологиями, которые позволяют достичь уровня риска 10−8/год в исключительных случаях. Появляется реальная возможность достичь уровня техногенного риска 10−9/год.

Уровень техногенного риска 10−9/год должен быть законодательно закреплён для всех наноматериалов и нанотехнологий. Вероятность смерти для населения от опасностей, связанных с техносферой, считается недопустимой, если риск  превышает 10−6/год, и приемлемой, если эта величина меньше 10−8/год. Решение по объектам, уровень индивидуального риска для которых находится в интервале 10−6-10−8/год, принимается, исходя из конкретных экономических и социальных аспектов.

Наиболее широкое применение генно-инженерные технологии нашли при конструировании новых сортов сельскохозяйственных культур. Объективными источниками реальных или потенциальных биологических рисков генетически- модифицированных продуктов питания являются: непредсказуемость встраивания чужеродного фрагмента ДНК в геном растения; слабая изученность механизмов регуляции и функционирования генов высших растений; наличие плейотропного эффекта встроенного трансгена; нарушение стабильности генома и изменение его функционирования вследствие процесса трансформации; нарушение стабильности встроенного в геном чужеродного фрагмента ДНК; наличие во встроенном фрагменте ДНК «технологического мусора», в том числе генов устойчивости к антибиотикам и вирусных промоторов; аллергические и токсические эффекты чужеродного белка.

В США уже почти тридцать лет массово используются генномодифицированные семена кукурузы, хлопка и сои, являющиеся тремя видами с наибольшей долей ГМО. По каждой из этих культур генетически модифицированные растения составляли более 90% в 2013 г. От фермеров требуется подписания соглашения, запрещающего повторное использование этих семян, поскольку последствия мутаций с такими семенами в следующих поколениях никто не может предсказать.

"Эксперимент над всем человечеством" реализуется по двум направлениям: широкомасштабное использование генномодифицированных продуктов питания и массовое применение пищевых добавок. Современная наука не обладает ни соответствующими концепциями, ни инструментами, ни прогнозными моделями, чтобы ответить на вопрос: приведёт ли массовое потребление ГМО-продовольствия к катастрофическим мутациям людей через некоторый промежуток времени?

Для России можно поставить вопрос более конкретно: как, в каких масштабах проявятся рост бесплодия, болезни Альцгеймера или онкологических заболеваний вследствие бесконтрольного потребления российским населением трансгенов через 10-20 лет? Проведённые эксперименты показали: грызуны, питающиеся ГМО-соей, уже в третьем поколении не способны к воспроизводству. Трансгенная еда оказывает негативное воздействие на желудочно-кишечный тракт подопытных животных, ведёт к патологическим изменениям структуры печени и иммунной системы. В организмах, употребляющих трансгенные продукты, появляются новые токсичные, мутагенные и канцерогенные вещества.

Доказана связь между распространением ГМО-продукции и ростом аллергических и желудочно-кишечных заболеваний. В России до массового наплыва ГМО-продуктов уровень аллергических заболеваний был в 5-7 раз ниже, чем в США, где история употребления таких продуктов на несколько десятилетий дольше.

Американские власти пытаются дифференцировать продукцию для внутреннего потребления и для экспорта в другие страны. Гипотеза об использовании долгосрочных генетических программ в экспортируемой продукции вряд ли кажется абсурдной. В качестве генетических вставок в пищевых растениях часто используют особый ген, который ведёт к росту устойчивости возбудителей различных заболеваний к антибиотикам. При длительном употреблении продуктов с таким геном формируется устойчивость к широкому спектру лекарств, что значительно осложняет лечение болезней.

В России производство трансгенов формально под запретом, но в каких видах импортируемой продовольственной продукции  используются сорта ГМ-культур никто не знает. Сегодня трансгены можно найти почти во всех продуктах переработки, включающих, например, соевый белок. Соевый лецитин Е322 содержится почти во всех сладостях.

Другое направление в "играх с продовольствием" - массовое использование пищевых добавок, также являющихся продуктами генной инженерии. Так, Е250, Е251 и Е252 (нитродобавки) придают красивый цвет колбасе, присутствуют в шпротах, сырах, селедке. При заболеваниях печени, кишечника, дисбактериозе или холецистите, употребляя эти добавки, человек может заработать онкологию. Среднестатистический гражданин России употребляет в год от 4 до 9 кг пищевых добавок. Реальной генетической экспертизы в России нет. Россельхознадзор официально заявил, что в стране нет технического обеспечения для контроля за всеми ГМО, существующими в мире. Биобезопасность населения России требует резкого сокращения импорта продовольствия из США, которые, по оценкам специалистов, являются наиболее вероятным военно-биологическим агрессором.


Антитерроризм в современном мире

Противодействие биологическому терроризму, равно как и решение конкретных задач по предупреждению и отражению биотерактов на местах, требуют научных исследований и разработок на системном уровне при условии широкой международной интеграции. Осознание этого привело к принятию в 2002 г. на саммите в Кананаскисе новой политической инициативы Глобального партнерства стран "Большой восьмёрки" против распространения ОМП.

Опасность биотерроризма на сегодняшний день настолько велика, что в итоговом документе саммита "План действий "Группы восьми" в области нераспространения" говорится: "Мы берём обязательство предпринять конкретные шаги на национальном и международном уровне: расширить и, при необходимости, создать новые возможности по биомониторингу в целях обнаружения биотеррористических атак против людей, животных и сельскохозяйственных культур; совершенствовать возможности по предотвращению и реагированию; усилить защиту глобальной системы продовольственного обеспечения; реагировать, расследовать и ликвидировать последствия в случае предполагаемого применения БО или подозрительных вспышек заболеваний».

В 2001 г. в Вашингтоне было сделано совместное заявление президентов РФ и США о сотрудничестве в борьбе против биотерроризма, включающее меры по линии здравоохранения. Ситуация в России резко ухудшилась из-за частичной утраты интеллектуального потенциала. Разворачиваются драматические в эпидемиологическом плане события, воздействие которых скажется на последующих поколениях. Свыше 2 млн лиц потребляют наркотические и психотропные вещества. Треть из них составляет возрастная группа от 13 до 25 лет. Наряду с ростом наркомании, регистрируется подъём заболеваемости ВИЧ-инфекцией и парентеральными вирусными гепатитами В и С. На протяжении последних лет ежегодно регистрируется 30-50 млн случаев инфекционных и паразитарных болезней, наносящих стране огромный экономический ущерб.

Резко возросла активизация инфекции в связи с регулярными экономическими и туристическими связями Сибири с такими неблагополучными по холере странами, как Индия, Турция, Китай, Малайзия, ЮАР и др. Природные очаги чумы Сибири являются естественным продолжением очагов Монголии и Китая.

В 2018 г. в России заработает Национальный интеграционный центр мониторинга биологических угроз. НИЦ МБУ планируется создать на базе ФГБУ «ВЦМК "Защита"» Минздрава РФ. Мониторинговый центр займётся сбором и анализом информации об опасных вирусах и бактериях, об эпидемиях, возникающих в России и соседних странах. Необходимость создания НИЦ МБУ обусловлено новыми факторами риска: эпидемией лихорадки Эбола и коронавируса MERS, увеличением миграции населения, а также доступностью компонентов для изготовления БО.

Международные механизмы контроля ОМП

В 1972 г. Генеральная ассамблея ООН приняла «Конвенцию о запрещении разработки, производства и оценки вероятности использования биоагентов в качество средства биологического поражения». Прошло более 40 лет, но действенного контроля по соблюдению Конвенции различными странами так и не создано. Прежде чем разрабатывать систему контроля, видимо, следует обосновать перечень микроорганизмов, представляющих наибольшую опасность в случае их использования в качестве БО. С этой целью в начале 1990-х гг. был разработан критериально-рейтинговый метод. В комплекс критериев были включены следующие показатели: чувствительность человека и величина инфицирующей дозы биоагента, пути инфицирования, устойчивость возбудителя, контагиозность, тяжесть поражения, возможность культивирования, возможность получения генетически измененных вариантов микроба, наличие средств диагностики, профилактики и лечения. По суммарному рейтингу к наиболее опасным биоагентам были отнесены вирус натуральной оспы, возбудители чумы, сибирской язвы, туляремии, токсины ботулизма, вирусы лихорадки Марбурга, венесуэльского энцефаломиелита, гриппа, возбудители сапа, сыпного тифа, Ку-лихорадки, холеры.

Особую опасность представляют возбудители контагиозных инфекций, в первую очередь, натуральной оспы и чумы, которые могут вызвать глобальные эпидемии - пандемии с многочисленными жертвами, парализовать деятельность страны и целых континентов в связи с необходимостью введения строгого карантина.

Эффективность действующих международных механизмов предотвращения распространения ОМП далека от совершенства. Наиболее серьёзным недостатком является отсутствие в международных договорах положений, обеспечивающих создание эффективного механизма верификации фактов разработки прототипов конкретных видов ОМП и их компонентов, следствием чего может стать расползание БО и использование его в террористических целях.

Существующие международные соглашения не содержат однозначных положений о мерах реагирования на имеющиеся заделы в области разработки ядерных, химических и биологических боеприпасов тех государств, которые присоединяются к договорам. Это ставит нынешний режим нераспространения ОМП в двусмысленное положение относительно конечной судьбы созданных компонентов ОМП. Назрела необходимость в разработке всеобъемлющей системы согласованных мер. Конвенция о запрещении БО не имеет механизма контроля, а многосторонние усилия по разработке верификационного Протокола по инициативе США были полностью провалены в 2001 г. в ходе пятой обзорной конференции по оценке эффективности КБТО.

Неэффективна и существующая система санкций против стран, нарушающих режим нераспространения. Вероятные кандидаты на создание ОМП в третьем мире не испытывают недостатка в свободных финансовых средствах, не нуждаются в помощи МВФ и МБРР и, следовательно, малоуязвимы при введении финансовых санкций, хотя определённый сдерживающий эффект они могут оказать.

Применение "всеобъемлющих" санкций, означающих полную экономическую блокаду страны, недопустимо по гуманным соображениям поскольку сказывается на жизни общества в целом и не приводит к отказу от производства ОМП и ликвидации террористических организаций. Обеспечить эффективность механизмов ограничения распространения ОМП возможно в том случае, если ведущие государства мира откажутся от деления пороговых и околопороговых стран на дружественные и недружественные, объявления последних "осью зла" с негативными последствиями такого политического двойного стандарта.

Потенциальной возможностью развития биотерроризма обеспокоены не только госструктуры стран-участников КБТО, но и учёные и экспертные сообщества.

Одним из эффективных способов предотвращения "утечки мозгов", помимо финансовых и моральных стимулов, могло бы стать расширение международной кооперации учёных и исследователей (создание международных исследовательских центров), что создаст условия взаимоконтроля, с одной стороны, а с другой - сформирует "мирное" мышление учёных, препятствуя разработкам новых видов не только БО, но и ОМП в целом.

Имеет смысл вернуться к разработке "Кодекса поведения учёных", занятых в биологической производственной сфере, что предусматривалось ещё Обзорной Конференцией государств-участников Конвенции о запрещении биологического оружия (2001-2002 гг.). Пока эти документы не будут носить юридически обязывающий характер и не войдут в перечень основополагающих документов международного права, рассчитывать на то, что моральные обязательства учёных предотвратят распространение ОМП, не приходится.

Заключение

Во второй половине XX-начале ХХI в. терроризм превратился в одну из постоянных угроз безопасности человечества. Важнейшие естественнонаучные достижения сегодня происходят в основном биологии. При этом все новые технологии, и биотехнологии, в том числе, имеют двойное назначение. Прежде всего, это касается разработки БО. Угроза биологического терроризма существенно возросла,  а проблемы биологической безопасности всё ещё остаются нерешёнными.

Для создания эффективного БО не требуется значительных затрат и масштабной научной и организационной инфраструктуры. Необходимые компоненты можно приобретать на открытом рынке, в том числе через Интернет. Такое оружие может быть скомпоновано, скрытно доставлено и применено в любой точке мира. Активизация экстремистских сил делает реальной угрозу проведения актов биологического терроризма с применением вируса натуральной оспы, возбудителя сибирской язвы и других биологических агентов, что может привести к катастрофическим последствиям.

Реальные события ХХI века продемонстрировали готовность организаторов новых войн к использованию более массовых и жестоких сценариев биотерроризма. Международная программа «Протеом» (расшифровка и изучение назначения и взаимодействия белков) – не менее сложная, чем «Геном человека» (с участием военных экспертов Минобороны и Минэнерго США) открывает путь к абсолютному оружию. Российский криминолог доктор юридических наук В. Овчинский недавно озвучил не столь уж абстрактный «чёрный» прогноз биологических угроз: «за любой срок - от нескольких часов до десятков лет – возможно планомерно уничтожить любые человеческие популяции, заданные по ключевым генетическим признакам, не опасаясь при этом возможного ответного удара» [http://www.bio.su/page.php?id=168]. Об этом стоит серьёзно задуматься при решении вопросов обеспечения национальной безопасности.


Литература
1.Ильин Е.П. О современной ситуации в сфере противодействия терроризму в России//Доклад на третьей межд. науч. конф. по проблемам безопасности и противодействия терроризму. - М.: МГУ, 2007.
2.Конвенция о запрещении биологического оружия. История появления и современное состояние (Н.И. Калинина, 17.03.2005).
3.Онищенко Г.Г., Пальцев М.А., Зверев В.В. с соавт. Биологическая безопасность. - М.: ОАО «Издательство «Медицина», 2006. - 304 с.
4.Практическое руководство по биологической безопасности в лабораторных условиях. – ВОЗ, Женева, 2007, 2004. – 188 с.
5.Бобылов Ю.А. Мировой наукоёмкий терроризм и его угрозы//Национальная безопасность и геополитика России, 2003, №10-12.
6.Шапошников А.А. Биологический и химический терроризм: М.: Всероссийский центр медицины катастроф «Защита» Росздрава//РЭТ-инфо, №4, декабрь 2007, с.35-40.
7.Биненко В.И., Бутков П.П. Терроризм и проблема безопасности в современном мире. – СПб: Изд-во СПбГПУ, 2006. – 95 с.
8.Воробьев А.А. Критериально-рейтинговая система оценки вероятности использования микроорганизмов в качестве биологического оружия//Журнал эпидемиологии, 2002, №1.
9.Боровик Р.В. «О биологической опасности, биобезопасности и биотерроризме», «Жизнь без опасностей» (№4, 2008; №1, 2009, с.40-48).
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Безопасность и чрезвычайные ситуации
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Безопасность и чрезвычайные ситуации:
О предупреждении аварий на сложном объекте

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 2.2
Ответов: 10


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 3 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Биологический терроризм - угроза национальной безопасности страны (Всего: 0)
от Гость на 07/02/2016
Закончил чтение с чувством гордости: одолел-таки ! Очень много слов о вполне понятных смыслах ! Но это право авторов. Статья информативная, толковая, полезная. В связи с большой опасностью мутаций генно- модифицированных продуктов при их "повторении-севе", возникает вопрос: оправдан ли РИСК от употребления ГМО растений ? Фактически это социальное проявление "биологических рисков" невиданного цинизма: "прибыль ЛЮБОЙ ценой !" Биологи-учёные должны объединиться в борьбе с ГМО, где нет гарантированного контроля "не мутации"


[ Ответить на это ]


Re: Биологический терроризм - угроза национальной безопасности страны (Всего: 0)
от Гость на 08/02/2016
господа, обычные мичуринские гибриды формально являются ГМО, о чем вообще речь? 


[
Ответить на это ]


Re: Биологический терроризм - угроза национальной безопасности страны (Всего: 0)
от Гость на 15/02/2016
Дяденька дбн заведует кафедрой естественных и гуманитарных наук. То есть специалист практически во всем. Прямо-таки средневековая энциклопедичность


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.08 секунды
Рейтинг@Mail.ru