proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[07/04/2015]     Смелость, честность, человечность

Л.И. Зальцман, к.т.н., Санкт-Петербург


Мы, его дети, с малых лет были приучены не задавать вопросов. Понимали: всё, что можно сказать и как можно сказать, отец скажет сам. Табу на вопросы в семьях, подобных нашей, было одной из примет того времени. Тем не менее, за прошедшие годы многое прояснилось, и сложившееся представление о масштабе личности отца я постараюсь изложить, прекрасно понимая, что не смогу избежать субъективности: уж очень я его любил, и для меня он до сих пор не умер.


В энциклопедии «Великая Отечественная война» (1985 г., с. 277) о моем отце Исааке Моисеевиче Зальцмане сказано следующее:

«Зальцман Исаак Моисеевич (р. 1905), государственный деятель, Герой Социалистического Труда (1941), генерал-майор инженерно-танковой службы. Член КПСС с 1928 г. Окончил Одесский индустриальный институт (1933). С 1938 г. директор Кировского завода в Ленинграде, с октября 1941 г. директор Кировского завода в Челябинске. В 1942-1943 гг. Нарком танковой промышленности. Провел большую работу по налаживанию выпуска новой танковой техники. Затем на другой административно-хозяйственной работе. Депутат ВС СССР в 1946-1949 гг.».


Далее перечисляются государственные награды.

За скупыми строками короткой справки скрыта жизнь и судьба человека, прошедшего путь от полуграмотного сына местечкового портного в двадцатые годы до наркома танковой промышленности в сороковые.

За рубежом отца называли «королем танков» и «российским Фордом». Под его руководством в 1941 г. в Ленинграде было организовано поточное производство тяжелых танков КВ, а в 1941-1942 гг. впервые в мире производство танков было поставлено на конвейер на двух заводах — Челябинском тракторном и Нижнетагильском вагоностроительном. В те годы можно было услышать: «Там, где Зальцман, там победа».


В чем же секрет его успеха

Мне кажется, в его богатой одаренности от природы, в смелости, честности и человечности, о которых можно судить по следующим эпизодам.

В первые дни войны группе ведущих специалистов танковой промышленности во главе с наркомом В.А.Малышевым было поручено обследовать уральские заводы на предмет организации на них массового производства танков. Отец был назначен заместителем наркома танковой промышленности и одновременно директором тогда еще тракторного завода в Челябинске. Полномочия ему были предоставлены неограниченные, но с последующим, почти ежедневным докладом о проделанной работе в ставку Главного командования. Челябинский тракторный носил до войны имя Сталина. Когда туда было эвакуировано из Ленинграда около 12 тысяч работников Кировского завода, в среде эвакуированных зашла речь о необходимости переименования предприятия в «Кировский завод на Урале». Отец от имени коллектива обратился по телефону с соответствующей просьбой к И.Сталину. «Товарищ Зальцман, а как завод назывался раньше?» - «Раньше, Иосиф Виссарионович, он назывался «Челябинский тракторный завод имени И.Сталина» - «Что ж, думаю, ваше предложение правильное». Совершенно ясно, какое психологическое значение имело такое переименование для эвакуированных из Ленинграда, составивших костяк коллектива, но каждый ли решился бы обратиться с такой просьбой к вождю народов?

Еще один эпизод. На Нижнетагильском вагоностроительном заводе организуется массовое производство знаменитых танков Т-34. Директором был назначен Юрий Евгеньевич Максарев. Сейчас трудно себе даже представить, с какими проблемами встретился этот грамотнейший, по признанию отца, инженер. Возможно, ему не хватало характера, возможно, полномочий, но дело не шло, в результате его отдали под трибунал. В конце января 1942 г. в ночном разговоре И.Сталин предлагает отцу как замнаркома: «надо срочно налаживать производство танков Т-34 в Нижнем Тагиле. К завтрашнему утру вы должны быть там». Утром следующего дня отец уже в Нижнем Тагиле, назначает себя директором и добивается согласия наркома В.А.Малышева на назначение Ю.Е.Максарева главным инженером завода! Когда через три месяца завод начал давать по двадцать пять танков в день, Ю.Е. Максарев получил орден Ленина, был назначен директором, а отец вернулся в Челябинск. Комментарии излишни.

Там же, в Нижнем Тагиле, произошла схватка с Л.П. Берия, о которой отец вспоминал с заслуженной гордостью победителя. В то время каждый высший руководитель страны курировал какую-либо отрасль военной промышленности и нес ответственность за выполнение планов. Берия отвечал за артиллерию, а на Нижнетагильском вагоностроительном заводе к началу войны было налажено массовое изготовление передков для орудий. В интересах танкового производства отец остановил производство передков. Это вызвало немедленную реакцию. В кабинет директора пришли соответствующие товарищи и заявили отцу, что он арестован. Тогда Зальцман вызвал охрану и попросил удалить пришедших его арестовывать с территории завода. Последовал звонок Берии. Отец говорил, что большего матерщинника (он и сам умел пользоваться этим диалектом) он никогда не слышал. Когда Берия выговорился, отец привел свои доводы. Дело в том, что на тот период склады были забиты передками, их продолжали производить в избытке другие предприятия, и распоряжение, данное отцом, не наносило ущерба оснащению армии. Коса нашла на камень. Выслушав все полагающиеся в подобном случае угрозы, отец адресовал Л.П. Берия за разъяснениями в ставку Главнокомандующего, поскольку именно она предоставила отцу неограниченные полномочия. На тот момент инцидент был исчерпан, но он аукнулся позднее, в 1949 г. в связи с Ленинградским делом.
Вспоминая эти рассказанные отцом эпизоды, я всегда задумываюсь, откуда эта смелость? Конечно, тут не без генов. Но и закалка жизнью тоже была.

Начало самостоятельной жизни

Самостоятельную жизнь отец начал в шестнадцать лет. К тому времени он уже был свидетелем бандитского разбоя в местечке, когда искалечили его отца, совершенно безобидного местечкового портного, поднимавшего семерых детей за счет шитья простейших рабочих штанов на веревочной завязке. Избили так, что мой дед долго болел и вскоре умер. С 1922 г. отец – в комсомоле, что было небезопасно в то время. Находясь в отряде, боровшемся с бандитами, выполняя задание по сопровождению обоза, он получил пулевое ранение, но задачу по охране выполнил. Его выбирают секретарём райкома комсомола, секретарём горкома комсомола города Брацлава. Затем профтехшкола по специальности токарь. Работа воспитателем в детдоме, где он влюбился в одну из воспитательниц, отбил ее у другого претендента и вступил с ней в гражданский брак (регистрацию комсомольцы презирали). Зарегистрировались наши родители только через 25 лет, когда этого потребовали жилищные обстоятельства. Направление в Одесский индустриальный институт. Упорная учеба. Неоднократно избирался секретарем комитета комсомола института. Рождение сына (то есть меня) в самом голодном на Украине 1932 г. Самим есть нечего, и меня кормить нечем. Отец подрабатывает чтением лекций. О степени голодания судить было бы трудно, если бы не семейные предания о том, как я, синюшный, добывал пропитание изо рта двоюродной сестры, моей одногодки.

В 1933 г. распределение на Кировский (тогда Путиловский) завод в Ленинград. Общежитие. Мастер, затем начальник турбинного цеха. Цех резко увеличивает производство турбин. Переселение в квартиру вместе с прекрасной семьёй Кошелевых, которые потом стали нам как родственники. Рождение дочери в 1937 г. Вскоре отца назначают главным инженером, а с 1938 г. – директором Кировского завода. Переселение в четырехкомнатную заводскую квартиру: сначала совместно с семьей Поповых, потом уже совершенно отдельно. Однажды ночью к нам в квартиру забрался вор. Мама его увидела, закричала, отец в чем был погнался за вором, но тот ушел через чердак.

Служебная легковая машина ЗИС-1 (предмет особой зависти мальчишек). Гонки на извилистом приморском шоссе по дороге в Сестрорецк. Авария. Руль вдребезги. Осколки у отца в груди, ребра сломаны. А.А. Жданов лично отнимает права у отца. Побег из больницы - залеживаться некогда. Идет Финская война, и фронту нужны танки.

Великая Отечественная война

Грянула Отечественная война. Нужны орудия, нужны танки. Обком ставит задачу: 30-40 полковых орудий калибра 76 в день. Сначала отцу показалось, что это невозможно. Но он знал, что инженеры еще до войны разработали особую (мобилизационную) «литерную» технологию. Воспользовавшись ею, отец организует совместно с 37-ю ленинградскими предприятиями массовое производство орудий и выполняет задание, во что никто не верил. Одновременно он впервые организует поточное производство тяжелых танков КВ (уже в блокированном Ленинграде). За первые месяцы войны успели выпустить около 300 штук (только в августе около 200). Вместе с главным конструктором Ж.Я. Котиным отцу было присвоено звание «Героя социалистического труда» (номер звезды «Героя» - 18).

В декабре 1941 г. отцу исполнилось 36 лет. У него были основания поверить в свои силы, в полезность своего труда и жизненной позиции. Отец отработал всю войну без отпусков и практически без выходных. Весь день был заполнен работой: уходил он часов в 10, вечером приходил поужинать, спал около часа (все мы ходили на цыпочках), потом опять уходил на завод до трех-четырех часов утра.

Утром отец обходил цеха, разговаривал с рабочими (многих знал по имени). И на утреннем совещании никто из начальников даже не пытался ему «вкрутить». Все знали, что для директора самая горькая правда лучше напрасных ожиданий. Это мобилизует. Все знали, что, узнав о трудности или каком-то упущении, директор может накричать, выругаться, но обязательно поможет. Отец часто говорил, что в трудную для человека минуту иногда достаточно протянуть ему мизинец, дать ему ухватиться, и дальше он уже сам выкарабкается.

Постоянное деловое напряжение того времени отец и его соратники, наверное, не выдержали бы, если бы они не умели отдыхать, когда позволяла обстановка. Отец любил зимнюю охоту на тетеревов и на косуль. Больше всего любил игру в бильярд. На казенной даче, рядом с городом, был прекрасный бильярдный стол, там мы сражались, чаще всего двое надвое. Отец был и азартен, и отходчив в случае проигрыша.

Большой опорой в трудные моменты жизни ему была наша мама - Ханна Иосифовна Бронштейн. Мама была прекрасной, гостеприимной хозяйкой, готовила очень вкусно, гостей принимала радушно и весело. Многие любили у нас бывать. Думаю, что мама, хотя она официально не работала, на самом деле сыграла большую роль в поддержании дружественной атмосферы, царившей в руководящем ядре завода. По моим детским воспоминаниям, соратники отца жили очень дружно. Все они были энергичные, веселые, и мы, дети, очень радовались их появлению в нашем доме. На мой взгляд, это хороший показатель, учитывая, как дети чутко делят взрослых на «плохих» и «хороших».

На отдыхе отец очень любил петь. Любимыми песнями, которые мы вместе с многочисленными гостями самозабвенно исполняли под его дирижирование, были: «Реве тай стогне Днипр широкий», «Поле, русское поле», «Дан приказ ему – на Запад», «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина» и многие другие. Конечно, это не был вокал профессионального певца, но зато так душевно, так истово! Уж если пьянисимо в последнем куплете «Дан приказ ему – на Запад», так он и глазами, и вытянутой шеей, и жестами рук заставлял всех примолкать и шепотом изображать уходящий в даль отряд. О нашей общей любви к отцу и к его пению сохранилось поздравительное стихотворение моей дочки Наташи:

Ты был и есть. В семье продолжен.
Ты в сыне, в дочери, во мне.
Ты в пра-  и просто внуках тоже,
Ты в нас, а мы - мы все в тебе.
Другие скажут о наградах,
А я скажу, как ты поёшь!
Я до утра бы слушать рада, 
Но бьют часы - домой мне надо.
И ты, со щедростью магната
Мне рубль на такси даешь.
Что этот рубль! Все, что имею
Дал ты, я помню и ценю.
Хочу сказать, но не умею.
Я поздравляю и люблю! 

Отец обожал все виды искусства. Во время войны Танкоград посещали многие выдающиеся артисты и творческие коллективы. Многократно бывали: ансамбль Игоря Моисеева, Клавдия Щульженко, чтец Яхонтов, Тамара Ханум и многие другие. На концерты мы ходили всей семьей, а потом артисты приглашались к нам домой. Это было очень задушевное, теплое общение, переходящее, как правило, в длительную дружбу. У нас бывали писатели, поэты, и для всех у отца находилось время, несмотря на занятость. В журнале «Новый мир» [1985 г., № 5.], были опубликованы впечатления писательницы Мариэтты Шагинян об этих встречах («Уральский дневник»): «Зальцман сразу и совершенно очаровал меня. Это человек Стивенсона, легендарное существо. Маленького роста, изящный, с маленьким собранным черноглазым лицом, умным лбом...

Говорит негромко, без всякого напора, наоборот – как-то уступчиво. У этого человека все держится на нервах, он страшно женственен, мне кажется, что выпавшую на его долю тяжелую историческую задачу он решает огромным напряжением нервной системы, а вовсе не «органически», не «свойственно себе». Хотя, возможно, это еще внешнее впечатление, и Зальцман - бархатный орешек с металлом внутри».

Домашние знали, что это не было или-или. Это было сочетание огромного нервного напряжения с органической внутренней твердостью, находившей выражение в беспредельной деловой требовательности.

«Как он выступает: говорит очень медленно, громко, смачно, с резкими жестами (откидываясь назад, вперед) по классическому римскому обычаю. Начинает сразу, но издалека и подводит к концу все подъёмней и подъёмней. Аудитория, когда он начинал говорить, была утомлена, и спать хотелось. Но он постепенно забрал, очень подействовал, поднял настроение, держал крепко до последнего слова. Он - умница. Видно, что он правильно чувствует кадры».

Подтверждением впечатлений М.Шагинян может служить следующий эпизод. Кончилась война. Многим ленинградцам захотелось вернуться в родной город. А стране теперь были нужны трактора и в большом количестве. Людей не отпускали. В результате однажды возник стихийный митинг. Отец вышел на трибуну. Он обратил внимание митингующих на то, что делается заводом для улучшения их быта:

«Жилые дома строим?», - «Да!», - «Театр построили?» – «Да!», - «Стадион?» – «Да!», «Хотите, я вам Исаакиевский собор построю?». В ответ – дружный хохот. Обстановка разрядилась, и уже на этой ноте была достигнута договоренность, что отправлять людей будут торжественно, эшелонами, предварительно согласовав прием возвращающихся с ленинградскими властями. При этом перед каждым отъезжающим специалистом ставилась задача подготовить себе замену. И никого после митинга не арестовали, а могли бы.

Мирное время

Отец всегда старался помочь людям и в деле, и в быту. Недавно мы со школьным другом Анатолием Ивановым были на могиле отца. Друг жил в Москве (преподавал в Артиллерийской академии). Своего отца он потерял еще до войны, а нашего - считал своим вторым отцом. Бывая в Ленинграде, Анатолий обязательно навещал наших родителей. Проходивший мимо могилы отца человек обратился к нам со словами: «Исаак Моисеевич - мой учитель. Уж если он принимал кого-то на работу, то обязательно находил ему место там, где можно лучше всего себя проявить. Он меня заставил учиться в институте. Я слушал его лекции по организации производства, потом стал начальником ОТК».

В 1981 г. отец был приглашен на юбилей завода в Нижний Тагил. В газете «Тагильский рабочий» (от 24 октября 1981 г.) опубликовали его воспоминания о военном периоде: «В цехе мне попались на глаза двое ребят - оборванных, грязных. Вызвал, кого следует, и распорядился: «Приведите ребят в порядок и через два часа покажите их мне». Оба после этого преобразились. И приятно было узнать, что один из них теперь заместитель главного технолога на «Уралвагонзаводе», а другой - на ответственной работе в Ленинграде».

В 1995 г. мне довелось присутствовать на  открытии мемориальной доски в честь памяти отца у проходной завода в Челябинске. Выступали ветераны. О чем они вспоминали? О пайках УДП («Усиленное дополнительное питание» или, как шутили тогда в народе, «умрешь днем позже»). Шутки шутками, но тогда, при карточной системе (на заводе выдавалось 300 тысяч карточек), эти пайки, введенные по инициативе отца, спасли многих. Вспоминали ветераны выстеленную железом (других строительных материалов просто не было) дорогу в барачном поселке, где в распутицу нельзя было пройти. Вспоминали тысячи валенок, добытых директором для станочников, работавших в неотапливаемых цехах. Конечно, те из нерадивых хозяйственников, которых отец, ради дела, пригласил в поселок и заставил пройтись по колено в грязи, были недовольны. Были недовольны и начальники, присвоившие себе валенки вместо станочников, за что отец выстроил их на снегу и заставил краденые валенки снять (им принесли другую обувь).

Отец не был ангелом. Но время прекрасно отсеивает добро от зла, и теперь, полвека спустя, итог складывается, как мне кажется, в пользу позиции отца.

Ленинградское дело

Были и другие недовольные, что особенно проявилось в связи с Ленинградским делом (1949 год). По мнению отца, истоком этого дела было желание И.Сталина ввести в ЦК КПСС секретаря, который курировал бы КГБ. Кандидатом на это место был намечен секретарь Ленинградского обкома А.А.Кузнецов. Л.П.Берия упредил события. Многие представители высшего звена в Ленинграде были расстреляны или репрессированы. Были задеты люди и на периферии, особенно те, кто находился в тесном контакте с Ленинградской партийной организацией. В их числе оказался и отец. Сначала на отца оказывалось давление. Угрозами и посулами (предлагали посты вплоть до министра) хотели добиться от него показаний против А.А.Кузнецова. Но отец отказался. Тогда было сфабриковано партийное обвинение. Затем последовали снятие с работы и перевод в генералы запаса, исключение из партии, направление мастером на небольшой завод в город Муром и потом перевод в том же качестве в Орел.

При этом отцу не было предъявлено ни одного юридического обвинения! Некоторых снимали с работы с конфискацией имущества, но в данном случае не к чему было придраться.

Здесь уместно рассказать, каким было имущественное положение нашей семьи. Все годы войны семья сопровождала отца то в Челябинск, то в Нижний Тагил, то в Москву, то обратно в Челябинск. Мы жили в служебных квартирах, обставленных казенной мебелью и оснащенных казенной утварью. Дополнительное питание было организовано в виде служебных пайков. В Москве за этими пайками надо было ходить в спецстоловую. Жили, в общем-то, безбедно, но ни о каких накоплениях и излишествах не могло быть и речи. Когда в 1949 г. я поступил в институт, родители, при всей их заботливости, не могли помогать мне материально. Проживая до 1957 г. в Орле, они вместе с моей младшей сестрой возделывали, как и все, огород, и это было не хобби, а суровая необходимость. Довоенная жилплощадь в Ленинграде тоже была заводской и, если бы не помощь людей нижнего звена управления на заводе, то мы вполне могли бы оказаться на улице. По тем временам это не самая страшная судьба, и грех было бы жаловаться. Вспоминаю это лишь для того, чтобы показать, что накопительство и материальная выгода отцу были совершенно чужды. Отец всегда довольствовался предоставленным судьбой.

Государственник

Отец дожил до начала перестройки. Как он к ней относился? По-моему, с недоумением. Как эту перестройку собираются реализовать? Отец привык любое свое действие продумывать и просчитывать, по каждому делу предусматривал несколько вариантов и меня учил этому. Не получится одним способом – пускай в ход следующий вариант, но дело ни в коем случае не должно быть проиграно.

Назначению отца наркомом предшествовал такой эпизод. Ему были предоставлены материалы о производстве танков в Германии. Затем на совещании у Сталина состоялся такой разговор: «Сколько танков в день надо выпускать, чтобы победить?», - «Около ста штук», – «И вы знаете, как это сделать?», - «Да». Если отец говорил, что можно делать 100 танков в день, то уже знал детально, где взять ресурсы, как расставить людей, какие дать поручения и так далее. Никаких подобных проработок в отношении перестройки не публиковалось. Отец был этим крайне удручен. По своему складу он был государственником.

Как человек, болеющий за судьбу нашей разрушенной промышленности, позволю себе некоторое отступление от темы. Организаторы перестройки, борясь с тоталитарным государством, «вместе с водой выплеснули ребенка». Этим ребенком оказалось нормально работающее производство. Ребенка этого они не растили, они его не знали, и им его было не жалко. У инженеров моего поколения сердца разрываются при виде пустующих цехов с ржавеющим оборудованием. Надежда на самоорганизующую роль рыночной экономики ни на чем не была основана. Конкурентные рыночные отношения по определению не должны решать социальных проблем, особенно обостряющихся в переходные периоды истории. Социализация экономики – это проблема государственных институтов. Рынок порождает разъединительные тенденции; интересы же общества призвано отстаивать нанимаемое этим обществом государство. Счастлив народ, который, с учетом своих исторических и ментальных особенностей, умудряется достичь устойчивого равновесия между социальной и рыночной экономиками. Эти истины только теперь получают признание, а отец, как мне кажется, ощущал их кожей, и свое понимание роли государственности уже тогда реализовывал на деле. Танкоград был маленьким государством с трехсоттысячным населением, и в этом «государстве», что бы там ни говорили современные либералы, не было тоталитаризма. Это могут подтвердить все, жившие там и знающие, как, несмотря на трудности тех лет, благоустраивался поселок, как помогали нуждающимся. В статье «Уроки Танкограда» отмечался такой факт:  «Почти всю войну не менялся состав начальников отделов и цехов, мастеров. Несмотря на все строгости военного времени, ни разу не пришлось прибегать к крайним мерам воздействия (отправке в штрафные батальоны и т.д.)».

В 1949 г. отец был исключен из коммунистической партии, но он продолжал придавать большое значение некой общегосударственной партийной организации (теперь именуемой правящей). Как прирожденный организатор, он не понимал, как можно поддержать государственность в стране без правящей партии. Спустя десятилетие, у его взглядов появились сторонники. Видя промахи перестройки, работавшие раньше с отцом говорили: хорошо бы на посту премьера видеть человека с отцовскими подходами. По-моему, это и есть высшее признание.

Соратники И.М.Зальцмана



Отца окружали талантливые, энергичные соратники. Всех перечислить невозможно. Остановлюсь только на двоих. На фотографии военных лет три генерала, стоящие у самоходного орудия на дворе Челябинского завода (1944 г). Слева – Николай Леонидович Духов, главный конструктор завода (Ж.Я. Котин возглавлял ЦКБ, игравшее в танковой промышленности такую же роль, как, в авиации КБ Туполева, а Духов обеспечивал конструкторское сопровождение серийных машин, выпускаемых заводом). Легендарный, талантливейший конструктор Н.Л.Духов работал затем у Курчатова. Беззаветно преданный порученному делу, он своими руками производил самую опасную, финишную сборку первой атомной бомбы. Стал трижды Героем социалистического труда. Облучился, тяжело болел. О нем написана книга, изданная на украинском языке и, к сожалению, не переведенная на русский. Автор книги Владимир Сергейчук, профессор Киевского национального университета им. Т.Г. Шевченко. В.Сергейчук написал книгу и об отце, но по ряду причин не смог ее издать (книга «Танковый король России» была издана на Украине в 2005 г.).

Все годы войны главным инженером Танкограда был Сергей Несторович Махонин (стоящий справа). Именно он послужил прототипом одного из главных героев романа Галины Николаевой «Битва в пути» в 1957 г. Этот крупный, сорокалетний мужчина физически источал ощущение надежности и серьезности, за что его называли «дед». На него отец полагался как на самого себя. Уезжая по делам, всегда оставлял завод на С.Н. Махонина. Мы очень дружили семьями и тогда, и потом, когда С.Н. Махонин стал главным инженером завода им. Малышева в Харькове.

В военный период сформировалась целая когорта выдающихся директоров заводов, создававших оружие Победы. Фамилии Рубинчик, Музруков, Горегляд всегда были у меня на слуху. Все время они были в тесном контакте с отцом. Ни отец, ни другие директора не оставили дневников, и бесценный опыт этих титанов организации производства уходит в небытие. Но для нашего времени ценны, вероятно, не технические детали их деятельности: главная ценность в их человеческом подвиге. Планки деловой требовательности, о которой сложились легенды, и человечности, были подняты отцом, очень высоко. Это непростое сочетание качеств руководителя не каждому дано пронести через всю жизнь.

В той экстремальной ситуации руководители военной промышленности постоянно жили на пределе возможного, и при этом обеспечивали успешную деятельность огромных многотысячных коллективов. Тогда эти государственные деятели назначались. При возможности выбора люди часто не знают, кому отдать предпочтение. Если бы, выбирая, мы равнялись на человеческие образцы титанов военного времени, наша жизнь стала бы намного достойней.

Память об отце

Отец оставил о себе хорошую память. О нем много и доброжелательно написано в десятках статей  и воспоминаниях людей,  изданы  две книги: Сергейчук В.  Танковый король России.- Киев: «Ничлава», 2005, 235 с.; Слободин К.М. Сын века своего.-  Нижний Тагил: «ТРМ» , 2006, 111 с. Память об отце увековечена  мемориальными досками, одна из которых находится у входа на завод «ЧТЗ» в Челябинске, вторая - размещена на территории «Механического завода» в Санкт-Петербурге, директором которого отец был в течение 20 лет. Одна из улиц Челябинска, расположенная в тракторозаводском районе, названа именем отца – улица Зальцмана.  
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 4.80
Ответов: 21


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 6 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Смелость, честность, человечность (Всего: 0)
от Гость на 07/04/2015
Спасибо за статью - воспоминание. Так надо жить! Они жили для нашего будущего. А мы, похоже,  уже не думаем не только о внуках, но и о себе, любимых. Тупизм и апатия.  Спасибо, Зальцман, за вздох чистого воздуха. ВИП


[ Ответить на это ]


Re: Смелость, честность, человечность (Всего: 0)
от Гость на 07/04/2015
Спасибо. Очень интересно. Статья о людях и о конкретном человеке, которые в неимоверно трудное время сумели организовать выпуск оружия для нашей победы. Руководители масштаба Зальцмана были в то время и во многих других жизненно важных  отраслях, иначе не было бы победы.  Но невольно напрашиваются параллели с нашим временем - есть ли у нас руководители такого уровня? - Не вижу. Либо такие люди перестали рождаться, либо созданная более 20 лет назад система в них не нуждается и в принципе отвергает талантливых и порядочных людей в руководстве. Похоже -второе. Люди! Неужели мы все измельчали?!
Хорошо понимаю и личное отношение автора к памяти своего отца. Мой отец не был большим руководителем в военный период, он был обыкновенным солдатом. Но для меня не было и нет более справедливого, умного и порядочного человека. То же могу сказать и о его фронтовых друзьях. Не дожили они до наших дней, не увидели развала промышленности и "невидимую руку рынка", которая, по словам Гайдара, сама сама будет управлять экономикой страны. 


[ Ответить на это ]


Re: Смелость, честность, человечность (Всего: 0)
от Гость на 08/04/2015
Большое спасибо автору за публикацию. По-моему этот тост принадлежит И.М. Зальцману: За Героя! За Генерала! За Наркома!


[ Ответить на это ]


Re: Смелость, честность, человечность (Всего: 0)
от Гость на 14/07/2020
Дорогой Леонид напишите воспоминания о Михаиле Акимовиче Борухзоне. Он ведь также ковал танки у Музрукова и возил в Челябинск. чтобы обстрелять на танкодроме, потом вы вместе работали.


[
Ответить на это ]


Re: Смелость, честность, человечность (Всего: 0)
от Гость на 10/10/2019
Добрый день. Как мне связаться с Леонидом Зальцманом который написал статью о своем отце. помогите пожалуйста. спасибо  


[ Ответить на это ]


Re: Смелость, честность, человечность (Всего: 0)
от Гость на 07/12/2019


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.43 секунды
Рейтинг@Mail.ru