proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[18/03/2015]     Невостребованность науки - главная проблема России

В преддверии 85-летнего юбилея  лауреат Нобелевской премии по физике 2000 г. Жорес Иванович Алферов на заседании клуба ученых и журналистов "Матрица науки" (СППУ) рассказал о главных "трендах" современной научной мысли, о том, что  может прийти на смену "нефтяному веку". Ж.И.Алфёров одним из первых в России занялся нанотехнологиями. Нобелевскую премию он получил за разработку полупроводниковых гетероструктур и создание быстрых опто- и макроэлектронных компонентов. На основе этих изобретений построены оптические системы хранения и передачи информации, без которых невозможна современная компьютерная техника, сотовые телефоны, другие технические достижения, само развитие информационного общества.


Главной целью мировой научной мысли сегодня стало здоровье человека. Для реализации этой цели необходимо использовать все накопленные достижения науки, от медицины до физики. Поэтому будущих специалистов - современных студентов важно учить не узким дисциплинам, а одновременно по самым разным направлениям порой даже не смежных наук. Учить и учиться так очень сложно, но именно такой путь приведет к значимым для человечества открытиям. Я отношусь крайне отрицательно к образованию как услуге. И категорически не согласен с моим бывшим заместителем по Физтеху А.А.Фурсенко, ныне помощником Президента РФ, заявившим, что наша задача готовить не созидателя, а потребителя. Даже самые ярые враги советской власти всегда подчеркивали, что советская власть получила Россию неграмотной, а сделала её одной из самых образованных стран мира.

Правильному образованию нет цены.  И чрезвычайно важно учить тому, что нужно. То, что выучили в молодые годы, остается с вами на всю жизнь.

Наш Академический университет (полное название - Санкт-Петербургский Академический университет – научно-образовательный центр нанотехнологий РАН (СПб АУ НОЦНТ РАН)  был создан в октябре 2002 г. как Академический физико-технологический университет Российской академии наук. Это уникальное учебное заведение является одновременно  учреждением и науки, и образования. АУ состоит из трех центров: центра общего образования, центра высшего образования и центра нанотехнологий.

Центр общего образования представляет лицей, куда отбор талантливых ребят начинается с 8 класса, с 13-летнего возраста.

Центр высшего образования изначально включал магистратуру и аспирантуру. Подготовку бакалавров мы рассчитывали осуществлять на базовом физико-техническом факультете, созданном практически одновременно с лицеем в 1988 г.  Этот факультет территориально базировался у нас. Но после реформирования Политехнического университета в 2012 г. появились базовые институты: технический, физический и гуманитарно-экономический, с целью объединения всех подразделений СПБПУ. Думаю, что система факультетов в вузах – система проверенная многими десятилетиями. И жаль, что Политехнический институт от неё отказался.

С этого года мы открыли свой бакалавриат. На первый курс было принято 48 бакалавров (проходной балл был 300 из 300). Из учрежденных Правительством Санкт-Петербурга специальных стипендий для первокурсников, 42 наших бакалавра (из 48) получили эти стипендии. Большой университет (СПбГУ) получил 41 стипендию, 18 – Политехнический университет. С учетом наших относительно небольших размеров, такое соотношение стипендиатов весьма показательно.

Система образования в Академическом Университете сочетает процесс обучения с ранним вовлечением в научные междисциплинарные исследования. Очень важно в образовательной деятельности вовремя увидеть направления, которые станут перспективными в будущем. В 1918 г. Абра́м Фёдорович Ио́ффе увидел перспективность квантовой физики как основы новых технологий. И в Политехническом институте был создан физико-механический факультет. Сразу после войны физико-технический факультет был создан в МГУ (позже ставший Физико-техническим институтом). Там также были заложены принципы сочетания широкого физмат образования с решением инженерных проблем, определявшихся наукой и технологиями того времени. В 1973 г. мы создали базовую кафедру оптоэлектроники, где центром образовательной деятельности так же было широчайшее физмат образование. И некоторые из наших студентов стали теоретиками. Но самое главное, они осваивали новые технологии.

Основное направление научных исследований в мире - здоровье человека требует обучать будущих специалистов одновременно физике и математике, современным информационным технологиям, биологии и медицине. Внедрять такую программу обучения в широком масштабе нельзя. Масштаб нашего Академического университета позволяет всё это опробовать оптимально. Мы располагаем уникальным оборудованием, гермозонами, лабораторией молекулярной эпитаксии, организованными в тесном содружестве с французской компанией «Reber». Уникальную технологию молекулярной эпитаксии мы используем для исследований, в том числе, в области нанобиотехнологий, и для выполнения заказов от нашей промышленности и министерства обороны.

Для создания новых кафедр, разработки новых курсов требуются соответствующие финансы. Процесс обучения неразрывно связан с развитием научных исследований. Процесс подготовки специалистов в по-настоящему новых областях не подходит под общие стандарты. Среди наших почетных докторов три Нобелевских лауреата. Они регулярно приезжают читать лекции нашим студентам. Чтобы прочитать доклад на научном симпозиуме «Прорывные технологии XXI века», один из наших почетных докторов Роджер Корнберг прилетает из США в Петербург на один день. Половина докладчиков на этом научном симпозиуме наша молодежь - лауреаты Фонда поддержки образования и науки (Алфёровский фонд), первым из которых в 2003 г. стал Михаил Владимирович Дубина. Сегодня он членкор РАН, доктор медицинских наук, первый проректор Академического университета. Вторым лауреатом стал Сергей Владимирович Кривовичев. Сегодня он доктор геолого-минералогических наук, профессор, заведующий кафедрой кристаллографии Геологического факультета СПбГУ.

США, Япония, Китай и ряд других стран уже сегодня живут в постиндустриальном информационном обществе. Высокотехнологическую индустрию, созданную за многие десятилетия в СССР/ России, мы разрушили. Поэтому теперь у нас тоже своего рода «постиндустриальное» общество. Выйти на современный уровень жизни, адекватный социальным и гуманитарным требованиям, мы можем, только развивая экономику знаний, экономику, основанную на науке, наукоемких технологиях, в том числе, инвестируя в нанотехнологии. Я считаю, что нанотехнологии нужно развивать в России. Они станут базой для создания у нас высоких технологий, построения «экономики знаний» в целом. Именно поэтому я согласился перейти из Отделения физических наук РАН в Отделение нанотехнологий и информационных технологий, где создали мы новую секцию - нанотехнологий.

2013 год – год реформирования Российской Академии наук стал для меня самым черным периодом жизни. За перестроечные годы РАН значительно сдала позиции. Отраслевая наука практически была разгромлена. Вузовская наука не стала основной научной компонентой страны. Но, несмотря на всё это, РАН сохранилась. В 1991 г., когда прекратил своё существование СССР, в АН СССР работало 250 академиков и 450 членкоров. Страна уменьшилась вдвое, академия же наоборот вдвое увеличилась. В 2013 г. (до присоединения сельхоз и медицинской АН) в РАН было уже 510 академиков и 750 членкоров.

В выступлении на Совете по науке и образованию при Президенте РФ в декабре 2014 г. В. Е. Фортов правильно говорил о морально и физически устаревшем оборудовании РАН, старении кадров, недофинансировании науки. Но, на мой взгляд, основной проблемой отечественной науки является отнюдь не низкое финансирование, проблемы с жильем и молодежью.  Главная проблема – невостребованность научных результатов экономикой и обществом. И это проблема не только науки, но и страны в целом. Если она решается, то находятся средства и для финансирования науки, и для решения жилищных проблем.

К 2013 г. РАН представляла собой 400 с лишним институтов, во многих из которых сохранились научные коллективы, научные школы. В проекте закона о науке записано, что наука финансируется средствами из федерального бюджета и грантами. Мы пытаемся отстоять положение о том, что финансирование должно быть только из бюджета. Грантовое финансирование может быть  только дополнительным.

И обязательно должны быть задействованы не только прикладные исследования, но и фундаментальные науки. Ряд чиновников предлагает реструктурировать научные организации, в том числе академические институты, с целью разделения прикладных и фундаментальных исследований, чтобы первые финансировались бизнесом, а вторые – получали деньги из бюджета. Но это практически невозможно. Допустим, вчера моя лаборатория вела чисто фундаментальные исследования квантовых точек, а сегодня на основе этих разработок появился принципиально новый перспективный тип полупроводникового лазера, востребованный экономикой. А завтра мы снова будем заниматься фундаментальными базовыми исследованиями по ансамблю квантовых точек. Другое дело, что прикладные исследования нужно финансировать не только за счет государства.

Несколько лет назад будучи приглашенным на открытие всемирного конгресса в Сингапуре, я посетил несколько институтов. Бюджеты  двух «прикладных» институтов (примерно по 200 человек) - института микроэлектроники и института информационных сред составляют по 25-30 млн долл. в год. В беседе с их руководителями выяснилось, что бюджеты формируется на 90% за счет государственных средств и на 10% за счет ассигнований представителей промышленности, то есть бизнеса. Я удивился, почему при такой мощной электронной промышленности в Сингапуре, ассигнования от неё составляют только 10%? Ответ директоров был одинаковым: промышленность дает деньги на то, что ей нужно сегодня, а государство финансирует то, что понадобится завтра.

Государство любой страны мира, будь то США или Россия - основной инвестор в науку. Я считаю, что основа нанотехнологий в целом - фундаментальные исследования. Но для наноиндустриализации, кроме денег необходимо наличие мощной научной школы. Пока еще в России они существуют. Профессор Чикагской школы экономики Джеймс Хетман, получивший в 2000 г. Нобелевскую премию по экономике, на круглом столе новых Нобелевских лауреатов, заявил следующее: «Научно-технический прогресс второй половины XX в. полностью определялся соревнованием СССР и США. И очень жаль, что это соревнование закончилось». США с одобрением восприняли развал СССР как политического соперника, но этот соперник в области науки, технической и социальной политики стимулировал развитие и США. Это соревнование приносило пользу всей планете.
Сделать науку в стране востребованной сегодня гораздо сложнее, чем сразу после революции, Великой Отечественной войны. В предыдущих случаях при наличии целенаправленной государственной политики практически было невозможно помешать реализации такой научно-технической политики. Сегодня же положение для науки очень трудное, учитывая интересы больших частных компаний, практически полностью захваченный западными компаниями внутренний рынок высоких технологий. Проблема востребованности науки может быть решена только на основе создания новых технологий и собственных научных разработок. За прошедшие 25 лет наша страна оказалась на обочине мирового технологического прогресса. Прорывные технологии, разработанные в советское время, нашли применение, но не у нас.

Я сравниваю то, что было в электронике тогда, с тем, что стало сейчас. В СМИ любят говорить о том, что мы отстали навсегда, что все айфоны и айпады  делаются за рубежом.
Но если бы не произошёл развал Советского Союза, наша электронная промышленность – целая империя была бы сохранена. Электронная промышленность СССР развивалась во всех 15 союзных республиках – это 3000 предприятий, 400 КБ и институтов.

В начале 1960-х гг. у нас, в Физтехе, в моей группе возникли идеи использования гетероструктур. Мы показали, что для большинства полупроводниковых приборов необходимо строить полупроводниковые кристаллы из сложных химических композиций, когда он остается единым монокристаллом, но основные его свойства меняются внутри кристалла на расстояниях, исчисляемых долями микрона, а часто и на нескольких постоянных кристаллической решетки. Подобные идеи поначалу казались некоторым ученым противоречащими физическим принципам, совершенно нереальными практически. Это уже новая физика, новые компоненты. Свой первый патент в области гетеропереходов  я получил в марте 1963 г. Нобелевскую премию вместе с Джеком Килби, сделавшим в 1958 г. интегральную схему на кусочке кремния, мы получили «За базовые исследования в области современных информационно-коммуникационных технологий» в 2000 г. Килби - за создание кремниевых интегральных схем, Алферов, Герберт Кремер – за развитие полупроводниковых гетероструктур. Эти две электронные компоненты являются основой всех современных электронных структур. Наши полупроводниковые лазеры на гетероструктурах, фотоприемники, СВЧ-транзисторы, солнечные батареи, космические солнечные батареи для всех коммуникационных систем, транзисторы в мобильных телефонах, лазеры на компакт-дисках и для волоконной оптической связи, система Интернет, - не могут работать без этих двух систем.

В 1962 г. специальным Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР (от 8.08.1962 г.) был создан Центр микроэлектроники в Зеленограде.

Справка (от ред.)

Определялся первоначальный состав предприятий ЦМ — пять новых НИИ с тремя опытными заводами: НИИ теоретических основ микроэлектроники, НИИ микросхемотехники, НИИ технологии микроэлектроники, НИИ машиностроения, НИИ специальных материалов. Создание ЦМ было частью масштабной программы построения новой подотрасли — микроэлектроники. В Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Воронеже, Риге, Вильнюсе, Новосибирске, Баку и других регионах начиналось перепрофилирование имеющихся или создание новых НИИ с опытными заводами и серийных заводов с КБ. Первые должны были разрабатывать, а вторые массово производить интегральные схемы (ИС), специальные материалы и специализированное технологическое и контрольно-измерительное оборудование. Начали создаваться НИИ с опытными заводами: 1962 г. — НИИ микроприборов (НИИМП) с заводом “Компонент” и НИИ точного машиностроения (НИИТМ) с “Элионом”; 1963 г. — НИИ точной технологии (НИИТТ) с “Ангстремом” и НИИ материаловедения (НИИМВ) с “Элмой”;

1964 г. — НИИ молекулярной электроники (НИИМЭ) с “Микроном” и НИИ физических проблем (НИИФП); 1965 г. – Московский институт электронной техники (МИЭТ) с опытным заводом “Протон” (1972); 1968 г. — Центральное бюро по применению интегральных микросхем (ЦБПИМС); в 1965 г. “Микрон” начал выпуск первой полупроводниковой ИС, разработанной в НИИМЭ на основе планарной технологии, созданной в НИИ-35 и поставленной на “Микроне”.

В 1966 г. “Элма” выпускает уже 15 видов разработанных в НИИМВ специальных материалов, а “Элион” — 20 типов созданного в НИИТМ технологического и контрольно-измерительного оборудования. В 1969 г. “Ангстрем” и “Микрон” производят более 200 типов ИС, а к 1975 г. в НЦ было разработано 1020 типов ИС. Все разработки передавались на серийные заводы подотрасли. В 1970 г. НЦ включал 9 научно-исследовательских организаций, 5 опытных заводов, вуз и др. В институтах и КБ Центра работало 12 924 человека, на заводах трудилось 16 154 человека. Для размещения предприятий Центра было построено 240 тыс. м2 промышленных площадей. [
http://www.electronics.ru/issue/2007/1/17/].

На предприятиях МЭП удалось создать более дешевую технологию для современной микроэлектроники. Крупнейшие заводы по производству кремниевых чипов были созданы: в Минске «Интеграл», в Киеве, в Воронеже «Электроника», в Риге, «Светлана» в Ленинграде. За несколько лет была создана современная микроэлектронная промышленность. Основной топологический размер в Японии и США - 0,8 мкм был достигнут и у нас. По объему производства микроэлектронных компонентов Советский Союз занимал третье место после США и Японии.

Полупроводниковая электроника остаётся сердцем развития электронной промышленности в целом. Такие западные компании, как «Intel», задают развитие микроэлектроники — направления науки и техники, которое привело к развитию информационных технологий и, собственно, к созданию постиндустриального общества. Теперь можно многое купить, но это не означает, что мы должны ориентироваться на покупку электронных компонентов и не делать их самостоятельно. Происходит возрождение производства чипов в Зеленограде на заводе «Микрон» АФК «Системы». Изготовление кремниевых электронных компонентов на «Микроне» достигло высокого уровня. Это наиболее современное предприятие микроэлектроники в России, но не в мире.

Уровень развития кремниевой микроэлектроники определяется топологическим размером кремниевой интегральной схемы. Самые первые интегральные схемы, сделанные Джеком Килби и Робертом Нойсом на пластине площадью 1,5—2 см2, содержали всего несколько транзисторов и цепочек. 20 лет назад топологические размеры составляли 0,8 микрон — сотня тысяч транзисторов на одном чипе. Шесть лет назад рекордный размер транзистора равнялся 100 нанометрам. Сегодня мировое производство уже вышло на уровень 45 нм. Крупномасштабное производство на «Микроне» пока идёт в размере 180 нм. Но уже рассматривается продвижение на следующий шаг — на размеры 90 и 45 нм.

В своё время специалисты немецкой компании «M+W Zander» предлагали построить в России завод интегральных схем с топологическим размером в 0,1 микрона и подложкой в 300 миллиметров. После блуждания этого предложения по министерским кабинетам выгодная сделка была упущена. Если бы правительство РФ приняло тогда это предложение, у нас уже бы существовало крупномасштабное производство чипов на 90 нм.
Микроэлектронное производство сегодня частично сохранилось на небольших фирмах. Например, НИИ «Полюс» имеет несколько небольших компаний, производящих полупроводниковые лазеры и другие компоненты.

Отставание электронной промышленности СССР от Японии и США по некоторым позициям составляло три-пять лет. В гетероструктурах, оптоэлектронике мы зачастую начинали производство раньше, чем за рубежом. Предприятия МЭП  в значительной степени базировались на мощной технологической базе, созданной НПО «Планар» в Минске по инициативе талантливейшего в области микромеханики Евгения Онегина. На этом огромном производстве с чистыми помещениями, развязанными от различных  излучений, на глубине в 10 м под землей, создавалось ультрасовременное фотолитографическое технологическое оборудование. Однажды в 1985 г. министр электронной промышленности СССР В.Г.Колесников сказал мне: «Жорес Иванович, вы знаете, я сегодня проснулся в холодном поту. Мне приснилось, что нет “Планара”. А если нет “Планара”, то нет и электронной промышленности страны», потому что «Планар» обеспечивал производство литографического оборудования на мировом уровне. Белоруссия сохранила «Планар», но его мощность без филиалов и предприятий совсем не та, а уровень продукции не соответствует мировому. Он выжил и работает благодаря тому, что поставлял оборудование китайцам, чтобы организовать в стране кремниевое производство. И это оборудование было на мировом уровне, но существенно дешевле импортного.

Пока ещё научный задел в оптоэлектронике, СВЧ-транзисторах сохранился в России. Огромный задел есть в Физико-техническом институте им. А.Ф. Иоффе и в Санкт-Петербургском научно-образовательном центре нанотехнологий РАН, в ряде институтов Москвы и Нижнего Новгорода. По этим направлениям исследований в стране возникла мощная научная школа.

В России нужно развивать нанотехнологии, и они станут базой для создания у нас высоких технологий в целом. В нанотехнологиях существует много направлений: материаловедческое, включающее и полупроводниковые материалы; углеродные нанотрубки и материалы; наноструктуры; получение высокоэффективных катализаторов, получение новых материалов. Хорошие работы по графену выполнены в Институте проблем технологии микроэлектроники и особочистых материалов РАН в Черноголовке. Основа нанотехнологий в целом – фундаментальные исследования. Чрезвычайно важна активная финансовая и идеологическая поддержка научных исследований по нанотехнологиям в институтах и лабораториях Академии наук, научных центрах и даже в частных компаниях. Развитие нанотехнологий - это не только создание новых материалов, структурированных с атомной точностью для получения  новых свойств. Но это и создание различного рода нанобиологических  объектов, которые помогут понять природу человека и представят возможность наблюдать в реальном времени за процессами жизнедеятельности человеческого организма.

В нашем Академическом университете основным направлением мы сделали биологию, медицину с биоинформатикой, нанотехнологиями, потому что на этом перекрестке появляются новые технологии. Под руководством М.В.Дубины, мы достигаем успехов в современных наноструктурах. Применительно к IT-технологиям, наиболее быстро развиваются нанотехнологии  молекулярной и газотранспортной эпитаксии с использованием процессов самоорганизации для получения квантовых точек, фуллеренные и наноуглеродные технологии.

Переход к наноразмерам породил принципиально новые свойства вещества. Классическим примером в этом отношении являются полупроводниковые гетероструктуры — когда переход к размеру активной области в десятки и сотни ангстрем в лазере, в светодиоде, в целом ряде других приборов приводит к появлению новых свойств, структур с низкоразмерным электронным газом: квантовых ям, квантовых проволок и точек. Нанотехнологии, позволяющие создавать новые классы материалов, можно считать  основой развития современного материаловедения.

В истории ХХ столетия было два инновационных проекта, в которых родились принципиально новые технологии. Это Манхэттенский проект в США и создание атомного оружия в СССР. Решающим для их успеха было не огромное финансирование,  а выдающиеся кадры. Успех советского проекта определил Абрам Фёдорович Иоффе, который непосредственного участия в создании атомной бомбы не принимал, но вырастил советскую физическую школу. Приоритет фундаментальных исследований и подготовки кадров предопределил положительный результат работ по созданию советской ядерной бомбы.
 
Атомный проект решал вопрос лишения монополии США в атомном оружии. Одновременно он явился гигантским научным инновационным проектом, который привел к развитию большого числа фантастических по тем временам технологий. Одна только технология центробежного разделения изотопов урана 235, по техническому и технологическому уровню была абсолютной фантастикой по тому времени. Тогда же были заложены основы наших работ в области ракетных и космических исследований. В 1943 г. во время войны был создан Совет по радиолокации во главе с А.И. Бергом. Стало совершенно ясно, что необходимо делать транзистор на p-n переходах. Постановление Правительства по теме «Плоскость» поручило параллельно 4 организациям, в том числе ФТИ им. А.Ф.Иоффе (я был одним из основных исполнителей) решение этой проблемы. В разрушенной войной стране создали новую индустрию. Академическая наука сыграла огромную роль в промышленном производстве. Позже роль фундаментальных исследований стала снижаться. Поэтому повторю, расходовать выделенные государством средства «на нанотехнологии» следует в первую очередь на поддержку фундаментальных исследований и подготовку высококвалифицированных исследовательских кадров.

Для реализации новейших идей нужны ультрасовременные установки. Наш АУ имеет хорошие контакты с фирмой «Reber», первой в развитии технологий молекулярной эпитаксии. Они наладили выпуск ультра новой машины,средства на приобретение которой мы получили благодаря Президенту РФ В.В.Путину. В конце ноября 2014 г. удалось подписать с ними договор. А 29 декабря установка уже стояла в Академическом университете. Сейчас французы запускают её у нас в АУ.

Несмотря на политические катаклизмы, международное научное сотрудничество продолжается. Научные работники представляют собой такой класс, для которого интересы науки являются приоритетными. Международное научное сотрудничество было всегда. После завершения атомного проекта И.В.Курчатов - научный руководитель советского атомного проекта первым возобновил это сотрудничество, прочитал лекцию об управляемых термоядерных реакциях в Англии в Харуэлле, в поездке вместе с Хрущевым и Булганиным, рассекретив тем самым, одно из самых закрытых научных направлений.

В 1980-е гг. вместе с американскими учеными мы выступили против «Звёздных войн», которые инициировал Рейган с целью развалить Советский Союз. На совместное заседание с Американской  академией наук, с Федерацией американских ученых нас поддержали американские ученые, и даже министр обороны США Роберт Макнамара.

Наука интернациональна по своей природе и национальна по части доходов, которые она приносит государству. Чтобы страна была доходной, необходимо развивать науку.

Важнейшая задача страны – возрождение высокотехнологического сектора экономики. Невостребованность результатов отечественной науки экономикой и обществом - крупнейшая проблема современной России. И так будет продолжаться, пока мы не сможем создать высокотехнологичный сектор экономики. Решать эту задачу сегодня гораздо сложнее, чем это пришлось Петру I, чем во времена после Октябрьской революции, гражданской и Великой Отечественной войн. Потому что в тех случаях внутренний рынок не был захвачен зарубежными конкурентами. И насыщать его мы должны были сами. Сейчас из-за санкций нам могут не только не продать нужные комплектующие, но и поставить негодную продукцию. Создавать высокие технологии необходимо, сотрудничая с учеными, занимаясь поиском людей, которые могут предложить проекты, выводящие страну на новый технологический уровень. В свое время руководство страны смогло найти таких талантливых ученых и организаторов, как Курчатов, Келдыш, Королев, Туполев, Яковлев, Ильюшин и ряд других. Русский народ издавна славился своими талантами. Но их нужно искать.

Технические вузы Петербурга расширяют подготовку инженеров и специалистов. В городе продолжают работать такие серьёзные предприятия как ЦНПО «Ленинец» (РЛС для морского, речного и воздушного транспорта; электронного оборудования для железнодорожного транспорта; бортовых систем), «Авангард» (радиоэлектроника), появляется ряд частных компаний. С Академическим университетом сотрудничает инновационная биофармацевтическая компания «Биокад». В биофармацевтике задействован большой объем компьютерных технологий. И наши выпускники им очень нужны. Но масштаб по-прежнему пока не тот.

Чтобы удержать ученых в стране, необходимы условия для научной работы и внедрения получаемых результатов, достаточное финансирование исследований,   современное оборудование, близкое по мощности к производственному. Но еще более важно, чтобы результаты исследований были востребованы экономикой. В советское время был большой интерес делать науку у себя дома. Сегодня ученые из разных стран: Англии, Франции, Германии, Италии, Испании и т.д. уезжают в одну страну – в США, где условия для работы лучше, и научные результаты востребованы. Утечка мозгов произошла не только из-за отъезда за рубеж. Главный урон нанесла «утечка» мозгов внутри страны, которая ушла в коммерцию, в бизнес-структуры, в «челноки» и пр. Для науки эти кадры оказались потерянными. Если мы ориентируемся на развитие экономики, создаем условия для прогресса, даже при несколько худших условиях, чем в других странах, при наличии перспективы большинство ученых будет работать на родине.

Не нужно развивать все направления науки одновременно, следует выбрать те приоритетные, на которых мы можем вырваться вперед, разработать новые       наукоемкие технологии. В результате перестроечных лет мы оказались на обочине мирового технологического прогресса, отстали по многим позициям. Для того чтобы восполнить эти потери, восстановить свои позиции, надо четко формулировать задачи и цели. Мы отставали и в 1945 г., но тогда было определено, какие задачи нужно решить в первую очередь. Сегодня ситуация более тяжелая потому, что внутренний технологический рынок находится не в руках российского правительства.
                
Что придет на смену нефти?

2015 год объявлен ООН «годом света». Стивен Чу, делавший доклад о глобальном потеплении на Конгрессе Юнеско, привел высказывание экс-министра энергетики Саудовской Аравии  Ахмеда Заки Ямани: "Каменный век в истории человечества закончился не из-за отсутствия камня. И нефтяной век закончится гораздо раньше, чем этот ресурс фактически будет исчерпан в мире. Что придет ей на смену? Какая технология?". Всё развитие человечества идет благодаря смене технологий, которая рождается научными исследованиями и разработками. В середине XXI столетия фотоэлектрическая полупроводниковая энергетика станет одной из основных.

Сегодня мы живем за счет исчерпаемых источников энергии: нефти, газа, угля, атомной энергии. Нефти хватит на 40-50 лет, газа на 60-70, угля – на 100-150 лет. Трудно прогнозировать, когда будет решена проблема термояда. Я думаю, что у человечества на самом деле есть только один неисчерпаемый источник энергии - это Солнце. Развитие солнечной энергетики тесно связано с нанотехнологиями. Наиболее перспективный метод преобразования солнечной энергии — преобразование ее на основе полупроводниковых гетероструктур. Мы уже имеем батареи с КПД 30-35%, и в ближайшем будущем будем иметь 40-45%. Через 2-3 десятилетия этот тип солнечной энергетики станет экономически сравнимым с другими типами получения энергетических мощностей.

В 2014 г. общий объем электрической мощности фотоэлектрических станций преобразования солнечной энергии составил 187 ГВт. Суммарная электрическая мощность всех станций РФ 140 ГВт. Сегодня фотоэлектрика дает больше, чем все электростанции России. В прошлом году было введено в строй 87 ГВт электрической мощности. Эта технология развивается много лет. Основы её были созданы в 1954 г. – первые кремниевые фотоэлементы с КПД 6%. Сегодня КПД фотоэлементов  на наших гетероструктурах 46%. Стоимость пикового кВт установленной мощности на кремниевых солнечных батареях 500 долл. Пока это более высокая стоимость, чем на тепловых станциях. Стоимость пикового кВт установленной мощности на атомных станциях 2-3 тыс. долл. Но через 10-15 лет фотоэлектрика будет выгодна экономически.
 
Развитие мировой цивилизации – это развитие на основе новых технологий, создаваемых наукой. С другой стороны развитие – это война рабов и хозяев. Хозяева - те, кто владеет орудиями и средствами производства. Французский экономист Томас Пикетти, претендент на Нобелевскую премию 2015 г., написал книгу «Капитал в начале XXI столетия», где на примере Европы и США рассматривает историю распределения богатства на протяжении XIX–XX вв. и начала XXI в., и приходит к выводу, что, за исключением периода с 1914 по 1980 г. (период существования Советского Союза) соотношение богатства у меньшинства и нищеты у большинства постоянно росло. Когда СССР распался, на Западе это соотношение снова увеличилось.

Отец моего американского друга профессора Ника Колоньяка, мальчиком эмигрировавший в США, сказал как-то замечательные слова: «Когда я приехал в Штаты мальчишкой и пошёл работать в шахту, мы получали гроши, работали по 10-12 часов и жили в бараках. Потом русские рабочие сделали Октябрьскую революцию, наши буржуи испугались и изменили свою социальную политику. Американские рабочие живут хорошо благодаря Великой Октябрьской социалистической революции». Заключение, к которому пришел Т.Пикетти в своей книге, подтверждают эти слова.

Наличие Советского Союза – страны социального равенства и развития, безусловно, положительно влияло на всю планету, в том числе, и в научно-техническом развитии. То, что мы потеряли, это не просто геополитическая катастрофа. Сегодня мы пожинаем эти плоды, в том числе, и на Украине. Это было абсолютно бездумным решением бездарных людей. Ни Чубайс, ни Гайдар не понимали, как должна развиваться современная экономика. Разделить страну на 15 независимых государств (от которых на самом деле ничего не зависит)было безумным решением. В погоне за западной «демократией» мы разрушили могучую страну с мощным высокотехнологичным сектором экономики. Если бы США, самую передовую экономику мира, разделили на 15 независимых стран, эта передовая экономика тут же бы рухнула. А мы это сделали сами своими руками.

Чрезвычайно важно, чтобы по жизненно важным вопросам решения принимались профессионалами. Нужно находить наиболее важные, ключевые проблемы, на которых концентрировать усилия, и идти шаг за шагом.

Моя сфера – развитие науки и образования в нашей стране. И повторю ещё раз. Чтобы нанотехнологии заняли свое место в реальном секторе экономики и начали приносить прибыль, необходим адекватный современным научным знаниям уровень развития промышленности и экономики. Это означает, что должен произойти серьезный рост не только финансирования научных исследований, но и инвестиций в производство. Наука развивается, когда она востребована экономикой.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 4.25
Ответов: 8


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 7 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Невостребованность науки - главная проблема России (Всего: 0)
от Гость на 18/03/2015
 Очень, очень уважаемый Жорес Иванович! Ваши заслуги перед мировой наукой неоспоримы. Но выражаю сомнения по правильности пути развития науки в ХХ веке. Это оружие, информация и потребление. Физ-математика победила Экологию - Науку о Доме. Погрязнув в нанотехнологиях, вооружениях и предметах потребления мы убиваем Природу от исчерпания природных ресурсов до глобальных климатических изменений! Наука и образование должны работать на спасение человечества, а не на капитал и бизнес.Желаю здравия! ВИПоляков (МИФИ, Теоретическая и экспериментальная физика, 1957-1963)


[ Ответить на это ]


Re: Невостребованность науки - главная проблема России (Всего: 0)
от Гость на 18/03/2015

То есть Вы, очень-очень-очень-преочень уважаемый ВИПоляков, выступаете за все хорошее и против всего плохого? 

Похвально, друг мой, похвально!

А главное - свежо, ново и оригинально!!


Так держать!





[
Ответить на это ]


Re: Невостребованность науки - главная проблема России (Всего: 0)
от Гость на 19/03/2015
Ни Чубайс, ни Гайдар не понимали, как должна развиваться современная экономика....

Нееет, уважаемый академик, здесь Вы заблуждаетесь! Эти ... деятели - вражеские агенты, подготовленные в Пиндосии и они грамотно отработали свои иудины 30 серебряников!
 Кстати, на всех полотнах и росписях сюжета тайной вечери Иуда - рыжий!

Наблюдатель


[
Ответить на это ]


Re: Невостребованность науки - главная проблема России (Всего: 0)
от Гость на 19/03/2015
Автор пишет:"В своё время специалисты немецкой компании «M+W Zander» предлагали построить в России завод интегральных схем с топологическим размером в 0,1 микрона и подложкой в 300 миллиметров. "Козе понятно, такая подложка никому не нужна, вот дело и не пошло. Надо думать, что пишешь или хотя бы читать то, что за тебя пишут. 


[ Ответить на это ]


Re: Невостребованность науки - главная проблема России (Всего: 0)
от Гость на 19/03/2015
Автор пишет:"Сегодня мировое производство уже вышло на уровень 45 нм. Крупномасштабное производство на «Микроне» пока идёт в размере 180 нм". Автор вообще-то в курсе работ в этом направлении или застрял на уровне , что был 40 лет назад.Да мировое производство уже вышло не уровень 45 нм, а в два раза меньший. И наше крупномасштабное производство самых крупных чипов никому не нужно, а мы вынуждены его принимать.


[
Ответить на это ]


Re: Невостребованность науки - главная проблема России (Всего: 0)
от Гость на 20/03/2015
Эх, Жорес Иванович, невостребованность науки, - это только следствие, а не причина проблем России, а причины остались те же, что и в последнее десятилетие Союза.


[
Ответить на это ]


Re: Невостребованность науки - главная проблема России (Всего: 0)
от Гость на 24/03/2015
Даже в 3-4 раза. Любой желающий уже сейчас может прикупить себе компьютер с 14нм процессорами Intel Broadwell на борту. А на выставках электроники во всю показывают готовые и самое главное работающие прототипы 10нм процессоров, памяти и прочих компонент.


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.11 секунды
Рейтинг@Mail.ru