proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[31/01/2014]     Военные инженеры-строители

В.И.Манойлин, инженер-генерал-майор в отставке, заслуженный строитель РСФСР, к. т. н., доцент 

21 января - профессиональный праздник военных инженеров-строителей – День инженерных войск РФ. Инженерные войска России насчитывают 300-летнюю историю - от первой петровской Школы пушкарского приказа до современного применения роботов-саперов.


10 июня 1939 г. Комитетом Обороны при СНК СССР было подписано Постановление об организации Высшего военно-морского инженерно-строительного училища РК ВМФ (ВВМИСУ) с целью подготовки военных инженеров для обеспечения базирования Военно-Морского Флота и создания мощной береговой обороны. Сложившаяся международная обстановка диктовала необходимость усиления наших военно-морских сил для укрепления обороноспособности страны. Эта дата считается днем рождения училища. ВВМИСУ образовалось на базе лучших учебных заведений: Ленинградского института инженеров промышленного строительства (ЛИИПС) и  морского факультета Военно-инженерной академии им. В.В.Куйбышева, находившейся в Москве. ЛИИПС являлся крупнейшим центром подготовки инженеров для промышленного строительства. В нем преподавали лучшие ученые и преподаватели города. Они участвовали в проекти­ровании и строительстве всех крупнейших строек первых пятилеток и подготовили кадры, ставшие костяком руководящего состава строек тяжелой и оборонной промышленности страны.

Многие из них имели мировую известность.Так, кафедрой математики заведовал доктор физико-математических наук профессор Л.В.Канторович. Звание профессора ему было присвоено в 22 года, а ещё через год - ученая степень доктора физико-математических наук. В 1975 г. он стал лауреатом Нобелевской премии. Завкафедрой сопротивления материалов был доктор технических наук, профессор В.А. Гастев, участвовавший в проектировании более 20 мостов, в том числе через Неву. Кафедру строительной механики возглавлял академик Б.Г. Галеркин – ученый с мировым именем. Он проводил расчеты авиа- и гидротехнических сооружений, в том числе и плотины ДнепроГЭС.

Второй составной частью ВВМИСУ стал морской факультет Военно-инженерной академии - старейшего высшего военного учебного заведения России, в стенах которого работали и учились выдающиеся военные инженеры нашей страны. Часть преподавателей этого факультета, пришедшая в новое училище, начинала свою военно-инженерную деятельность еще до первой мировой войны и имела высокие воинские звания в царской армии. Чтобы представить уровень профессорско-преподавательского состава, приведу такую арифметику: академиков АН СССР - 2, член-корреспондентов АН СССР - 2, член-корреспондентов Академии строительства и архитектуры - 2, генерал-лейтенантов - 2, генерал-майоров - 4, контр-адмиралов - 1. Практически все начальники кафедр были профессорами и докторами технических наук.

Штатная категория командира дивизии - генерал-майор, корпуса - генерал-лейтенант. Эти сведения я привожу с целью по­казать, как правительство ценило уровень знаний ученых, присваивая им такие высокие воинские звания.

Советское правительство и руководство Воен­но-морским флотом понимало, что никакого флота, никакого морского могущества у государства не будет, если не обеспечить базирование ВМФ. Лучшие кадры были направлены для подготовки специалистов по бази­рованию военно-морского флота.

Вуз несколько раз менял названия: ВВМИСУ (1939) → ВИТУ ВМФ → ВИТКУ ВМФ → ВВИТКУ → ЛВВИСУ им. Комаровского → ВИСИ → ВИТУ (2009). В 1946 г. я поступал в ВИТКУ ВМФ.

При большом количестве академиков, профессоров и генералов курсантов в училище было сравнительно мало. В ВИТКУ было три факультета: берегового строитель­ства, электромеханический, химический. Основной учебной единицей был класс численностью 15-20 человек.

Численность набора курсантов военно-морских училищ 1946 г. была гораздо больше предыдущих. Это было одной из примет, говоря­щих о начале подготовки к тому, что позднее назвали «холодной войной». Из зачисленных в училище чуть больше половины была гражданская молодежь, остальные - фронтовики, офицеры, солдаты и сержанты.

В то время ежегодно проводилось два военных парада - на 1 Мая и на 7 ноября. В Москву из Ленинграда на парад ездил морской сводный полк из четырех батальонов: от училища им. Фрунзе, учили­ща им. Дзержинского, Политического училища и от ВИТКУ. На парадах в Москве мне довелось участвовать два раза - в ноябре 1947 г. и в мае 1948 г. В 1947 г. был последний парад, на котором еще проходила конница, всадники были с пиками. На параде 1948 г. над Красной площадью впервые пролетели реактивные истребители. Это были последние парады, ко­гда командующий и принимающий парады были на лошадях. Парад принимал Маршал Советского Союза Н.А.Булганин.

Конец 1940-х – начало 1950-х гг. - это время засекречивания всех военных учреждений, что тоже можно считать одним из признаков начала «холодной войны». Наименование училища - ВИТКУ ВМФ использовалось только для документов с грифом «Секретно». Для всего остального мира училище стало «войсковой частью №…». По городу мы ходили строем с развернутым знаменем, на котором было написано название училища. На рукавах соответствующие нашивки, а на ленточках бес­козырок вместо наименования училища было написано «Военно-морской флот». В те времена было два министерства: Военное и Военно-морское. Наше училище относилось ко второму министерству.

На первом курсе курсантское денежное содержание составляло 50 рублей, на втором - 100 рублей, на третьем и дальше - 150 рублей. До 1947 г. на эти деньги в коммерческих ларьках и на рынке кроме зуб­ного порошка и мыла почти ничего нельзя было купить. Для населения были продовольственные и промтоварные карточки, где всё продава­лось по ценам, установленным еще до войны.

После денежной реформы 1947 г. в оборот были выпущены деньги нового образца. Цены на товары оставались преж­ними, еще довоенными. Реформа была проведена образцово. Вчера в городе ничего не было, а на следующий день в магазинах оказалось всего полно. Теперь на курсантские деньги мы могли себе кое-что по­зволить, в том числе и покупку ручных часов. После 1947 г. и до 1953 г. ежегодно в ап­реле происходило очередное снижение цен на какую-либо группу това­ров, о чем население широко оповещалось по радио и в газетах.

Кафедры ВИТКУ

Чтобы организовать базирование флота, прежде всего надо знать, а что же это такое - флот, то есть знать корабли, авиацию, оружие, берего­вую артиллерию, судоремонт и многое другое. Знать, как все это действует, и что нужно флоту, чтобы он действовал. Этими вопросами зани­малась кафедра военно-морского дела («Бое­вые средства ВМФ»).

Фразу: «Современный боевой корабль представляет собой сложное ин­женерное сооружение», с которой началась первая лекция по военно-морскому делу, я неоднократно вспоминал впоследствии, регулярно бывая на кораблях разных классов.

Кроме теоретического курса курсанты проходили  ознакомительную морскую практику в Кронштадте на корабле «Петропавловск» (бывшем линкоре «Марат», одном из лучших кораблей советского флота). На этом учебном корабле мы знакомились с устройством корабля и правилами кора­бельной жизни, участвовали в корабельных прибор­ках. Умение правильно вести себя на военном корабле, знание того, что можно делать, а чего нельзя, очень пригодилось в дальнейшей службе. В течение двух месяцев курсанты знакомились с кораблями, ар­тиллерийскими фортами, организацией службы, разнообразной слож­ной береговой инфраструктурой, совершили небольшой переход на учебном парусном корабле.

У начальника кафедры капитана I ранга Заболоцкого, в прошлом офицера императорского военного флота, на первом месте были любовь к военному флоту и гордость за профессию флотского офицера, которые он старался привить и нам. Заболоцкий учил нас не только гордиться званием флотского офицера, но и «умению быть в офицерском звании» на войне, службе и на отдыхе.

Одной из основных кафедр в училище, существующей и поныне, была кафедра баз флота во главе е профессором Карягиным Е.К., авто­ром уникального учебника «Базы флота». Ходил слух, что книга «Базы флота» лежит на рабочем столе Николая Герасимовича Кузнецова, бывшего тогда Военно-морским министром.

Учебник давал полное представление о том, что такое система базирования флота, в которую входят пункты базирова­ния кораблей, командные пункты, судоремонтные предприятия, склады оружия, горючего, продовольствия, казарменные и жилые городки, гос­питали, маяки, позиции железнодорожной морской артиллерии, береговой бронебашенной артиллерии, аэродромы морской авиации, радиоцентры, системы радиотехнического наблюдения, склады резерва в глу­бине страны, система дорог между объектами базирования и многое-многое другое. Давалось понятие живучести и устойчивости системы базирования.

Курсантов учили, как рассредоточением, дублированием, маскировкой и защитным строительством можно добиться повышения живучести и устойчивости системы базирования.

Система базирования флота создается совместной работой различных структур Военно-морского флота: Главного командования ВМФ, Главного штаба ВМФ и штабами флотов, Главного инженерного управления ВМФ и инженерными управлениями флотов, проектными организациями, научно-исследовательскими учреждениями, Главвоенморстроем и строитель­ными организациями флотов, а также управлениями и службами Воен­но-морского флота, в том числе финансовыми. После окончания строи­тельства объекты системы базирования передаются в эксплуатацию специальным организациям ВМФ. Курсантов учили так, чтобы они были готовы работать в любой органи­зации, поэтапно участвующей в сложном процессе создания и эксплуа­тации системы базирования флота.

Начальником кафедры высшей математики - ключевой для любого инженерно­го вуза, в ВИТКУ был инженер-подполковник профессор, доктор физико-математических наук Л.В.Канто­рович, ставший впоследствии академиком АН СССР, лауреатом Сталинской, Ленинской и Нобелевской премий. Лекции он читал пре­восходно. Готовиться по ним к экзаменам было удобно. Слово «легко» не подходит, когда речь идет о высшей матема­тике. Во время экзаменов профессор был либерален и терпелив. Леонид Витальевич был очень организованным человеком, все­гда всё успевал и ничего не пропускал.

Кафедрой физики в училище руководил доктор физико-математических наук профессор О.М.Тодес. О нем мы были наслыша­ны еще в наше кандидатское время, что: Тодес - друг и соратник И.В.Курчатова, руководителя атомной программы страны, Тодес - один из самых известных физиков современности, Тодес - один из тех чудоковатых профессоров, которые встречаются на страницах романов. Первая же его лекция подтвердила правильность слухов о не­обычности профессора.

О самых сложных вещах он говорил понятно, вел себя просто, оде­вался элегантно, во время лекции все время курил трубку. Табак у Тодеса был первоклассный,  и мы наслаждались его запа­хом. Приходил Тодес, закуривал трубку, и на этот лекционный час мы переносились в другой мир. Невольно появлялась мысль, что если будем хорошо учиться, если одолеем сложную науку физику, то, мо­жет быть, и мы будем жить в этом другом, прекрасном мире. А физика для нас действительно была одной из самых сложных наук. В школе из всех предметов я больше всего любил физику и как вариант в десятом классе рассматривал учебу в университете на физико-математическом факультете. Но у Тодеса была совсем другая физика. Уровень нашего мышления был не готов сразу её воспринять. Физику Тодеса нельзя было выучить, её надо было понять.

Кафедрой архитектуры в училище руководил инженер-полковник Д.Н.Бабушкин. Курсанты любили этого артистичного, остроумного педагога. Лекции он читал отлично, обучал нас основам архитекту­ры и в то же время ясно давал понять, что архитектором может стать далеко не каждый, а только тот, у кого есть «искра божья».

Начальником кафедры строительной механики был доктор тех­нических наук профессор инженер-полковник С.С.Голушкевич. Одно­временно он заведовал аналогичной кафедрой в Ленинградском политехническом институте. Работы Голушкевича С.С. по вопросам ледовых переправ стали теоре­тической основой для создания Дороги жизни на Ладоге, связавшей блокированный Ленинград с Большой землей. В своей области он был гигантом мысли. Чрезвычайно соб­ранный и результативный в работе, четкий в формулировании и изло­жении материала, в повседневной жизни он был несколько рассеян. В рамках курса строительной механики Голушкевич читал теорию упругости. На экзаменах разрешал пользоваться конспектами лек­ций, что по тому времени было новым и смелым педагоги­ческим приемом. Голушкевич стремился не к заучиванию наи­зусть, а к пониманию сущности предмета, чтобы будущий инженер мог с помощью учебника или справочного посо­бия разобраться в необходимом для работы материале.

Голушкевич не только читал нам теорию упругости, но и  вклю­чил в план занятий  выполнение курсовой работы - расчет днища сухого дока на основе положений теории упругости, которая в те времена еще не имела широкого примене­ния для инженерных расчетов.

Курс механики грунтов читал член-корреспондент АН СССР Н.А.Цытович, одновременно работавший в нескольких московских институтах. В этом курсе изучался и раздел о вечной мерзлоте. Освоение громадных северных территорий Советского Союза, Канады, Аляски (США) стало возможным только тогда, когда трудами ученых, среди которых Цытович занимал одно из ведущих мест, были разрабо­таны способы и методы строительства на вечной мерзлоте.

В послевоенное время в капитальном строительстве нашей стра­ны еще не было серьёзной нормативной базы, созданной впоследствии в СССР. Системы ГОСТов, ОСТов, СНиПов и ведомственных нормативных документов регламентировали в 1980-х гг. все виды деятельности в строительном производстве.

В 1950-х гг. значительная часть проектов и строитель­ных работ выполнялась в соответствии с рекоменда­циями учебников или монографий различных авторов. Преподаватели ВИТКУ (начальник кафедры оснований и фундаментов член- корреспондент Академии строительства и архитектуры СССР Васильев Б.Д., начальник кафедры подземных сооружений доктор технических наук профессор Кандыба Н А. и др.) создали ряд прекрасных учебни­ков, которые многие годы служили единственным нормативным доку­ментом при проектировании объектов и производстве работ по их со­оружению. Начальник кафедры морских гидротехнических со­оружений профессор Урецкий А.Б. написал учебник «Морские гидро­технические сооружения», ставший настольной книгой гидротехника-проектировщика. Практически все начальники кафедр ВИТКУ были постоянными консультанта­ми крупнейших в стране проектных и строительных организаций.

Современный проектировщик, производя расчет, руководствуется государст­венными нормативными документами. В случае аварии в первую очередь будут проверять, все ли сделано проектировщиком точно по требованиям государственных документов. В противном случае, весь спрос с проектировщика. А в те времена спрос мог быть с автора учебника, на который сослался проектировщик, или с консультанта, письменно порекомендовавшего или согласовавшего проект. Можно представить се­бе ту ответственность, которую брали на себя авторы учебников и кон­сультанты.

В училище были и чисто военные кафедры: фортификации, мас­кировки, тактики и инженерного обеспечения боя, минно-подрывного де­ла, боевых средств Военно-морского флота, оружия массового пораже­ния, общевойсковой подготовки и т.п.

Занятия на этих кафедрах строились следующим образом: что было до войны, - во время войны, чего ожидать и что делать в войне, вероятность которой велика, а будущий противник уже выявлен.

Одной из самых крупных и весомых по значимости кафедр была кафедра фортификации, которой руководил доктор технических наук, профессор генерал-лейтенант Унгерман Н.И. С технической точки зрения вся мировая история войн - это история вечного соревнования меча и щита. Модер­низация средств нападения всегда вызывала усиление средств защиты, и наоборот. Дискуссия в училище на тему «Что такое фортификация - наука или искусство» завершилась согласием, что фортификация - это наука и искусство одновременно. Наука - потому, что при планировании и проектировании используются военные, инженерные, экономические, математические, технологические методы расчетов, сравнений и т.п., а реализация проектов осуществляется по всем канонам строительной науки.

Искусство - потому что, не имея высокоразвитого военного интеллекта и способностей к предвидению развития военно-политических событий, невозможно принимать оптимальные решения. Одних только инженерных расчетов здесь недостаточно.

Вспоминая наших преподавателей, смело могу утвер­ждать одно - среди них не было ни одного, про которого можно было бы сказать «ни то - ни сё». Одних мы любили, других побаивались, над некоторыми посмеи­вались, но всех уважали за их знания, желание нас научить чему-то и за их преданность нашему училищу.

Специальностей и дисциплин, которые приходилось изучать, было великое множество. Часто у курсантов возникали сомнения, а надо ли всё это. Сейчас не сомневаюсь – всё, чему нас учили, пригодилось, поскольку довелось работать в строительных, проектных, научно-исследовательских органи­зациях и в органах заказчика.

Уже в те годы училище было практически университетом и дава­ло образование широкого спектра, что позволяло потом работать и специализироваться в самых разных направлениях. Лекции читались четко, к экза­менам готовились в основном по конспектам. Много было курсовых работ. На инженерном полигоне курсанты первого и второго курсов в летний период проходили общевойсковую подготов­ку, изучали минно-подрывное дело, работали со строительными маши­нами и механизмами, производили геодезические съемки, ходили на шлюпках и занимались многими видами военно-прикладного спорта.

Чрезвычайно важным элементом обучения была ежегодная про­изводственная практика курсантов старших курсов на флотах. Курсантов ВИТКУ назначали на штатные должности, и они работали самостоятельно, а не были дубле­рами штатных работников.

В 1949 г. шесть месяцев я проработал мастером строительного участка на производственной практике в Севастополе, в 1950 г. - три месяца на той же должности в Калининграде, в 1951 г. - четыре месяца на должности инженера-проектировщика Военморпроекта 26 в Ленинграде.

В «Севастопольвоенморстрое» не хватало инженерных кадров, и военно-морской министр Н.Г. Кузнецов в феврале 1949 г. принял решение направить на шесть месяцев около 300 курсантов старших курсов ВИТКУ ВМФ для работы на военных инженерных должностях в строительном управ­лении. Рабочий день в Севастополе был с 8 до 19 часов. Выходной день один. В субботу - полный рабочий день. Если план «трещал», то работали и в воскресенье или ежедневно на час больше. Автобазу удалось построить в установленные сроки. По результатам работ я получил документ под названием «Лицевой счет участника восстановления Се­вастополя».

Практику в Калининграде проходил, работая мастером на вос­становлении одного из цехов крупного немецкого завода. После производственной практики в Калининграде мы стали курсантами пятого курса. Пять курсовок на рукаве носили с не меньшей гордостью, чем адмиралы свои эполеты.

Диплом

После окончания пятого курса в 1951 г. я был направлен на преддипломную практику в Военморпроект 26 в Ленинграде. Тема диплома касалась гидротехники, поэтому и практику я проходил в должности инженера-проектировщика в гидро­технической группе. В проектной организации меня приняли как полноценную рабо­чую силу, тут же загрузили плановой работой со строгим спросом за качество и сроки. Научился делать рабочие чертежи по требованиям проектной организации и стал давать план.

Время работы над дипломным проектом - одно из самых светлых и приятных воспоминаний в жизни. Тема моей дипломной работы была скорее судостроительной. Я занимался плавучим судоподъемником для подводных лодок. Руководитель дипломного проекта Смородинский Н А. был, что называется, «инженером от бога». Он увлек меня работой, научил собирать информацию и работать с ней, вну­шил, что не боги горшки обжигают - работай, не бойся.
Диплом я закончил в срок и защитил его на отлично. Затем приказ о производстве в офицеры и присвоении лейтенантских званий. Торжественное построение, вруче­ние офицерских кортиков и погон. Построение уже в офицерских мун­дирах, где нам зачитали приказ - кого, куда и кем назначили. Меня на­значили производителем работ строительного управления Кронштадт­ской Военно-морской крепости.

Год нашего выпуска совпал с нача­лом оснащения Вооруженных сил СССР новым оружием, новой воен­ной техникой и широкомасштабным строительством сооружений для обес­печения их приема. Расширялись существующие и создава­лись новые организации в инженерных, строительных, проектных, научно-исследовательских, эксплуатационных, штабных, военно-учебных, финансо­вых и других структурах. В эти организации и полу­чили назначение выпускники ВИТКУ ВМФ 1952 г.

Ряд выпускников электромеханического и химического фа­культетов направили в проектно-конструкторские и научно-исследовательские организации, занимавшиеся соз­данием нового оружия и военной техники. Трое наших выпускников - хи­миков работали вместе с будущим академиком и трижды Героем Со­циалистического Труда А.Д.Сахаровым, двое электриков занимались изучением физических полей военных кораблей.

Возможности для служебного и творческого роста у тогдашних выпускников были великолепные. Работы много, должностей для продви­жения достаточно. Со временем многие заняли руководящие должности в структурах центрального, флотского и окружного уровней. Я получил назначение и служил на Тихоокеанском, Северном, Балтийском флотах, Ленинградской военно-морской базе. Службу закончил с воинским званием гене­рал-майор.
Все выпускники служили и работали только по той специаль­ности, которую получили в училище. Трое из выпускников 1952 г. были удостоены звания «Заслуженный строитель Российской Федерации», все награждены орденами или медалями Со­ветского Союза. 
        
В ВИТКУ мы получили профессию, которая была востребована всегда, поэтому никто из выпускников впоследствии ее не менял. Училище дало такую подготовку, что на далеких окраинах нашей страны в труд­нейших условиях ребята не растерялись и достигли по службе хороших результатов.

И через пять­десят лет после окончания учебы мы сохранили признательность и благодарность нашим командирам и преподавате­лям. И гордимся тем, что окончили ВИТКУ ВМФ, что служили и работали в тех структурах Военно-морского флота и Мини­стерства обороны, для укомплектования кадрами которых и было организовано наше училище. Надеюсь, что эта статья позволит нынешним курсантам представить себе, чем им придется заниматься после окончания ВИТУ. Желаю нашей инже­нерной смене успехов в возрождении морского могущества нашей Ро­дины.

P.S. (от редакции)
Выпускникам ВИТКУ ВМФ 1952 г. повезло учиться и работать во времена, когда страна была заинтересована в качестве обучения курсантов, реализации их знаний, умений и навыков, полученных во время учебы, в последующей профессиональной деятельности. Потому соответствующим образом строился учебный процесс, число и уровень преподавателей планировался не по душевому принципу, а исходя из стратегических задач подготовки кадров для обеспечения национальной безопасности страны.

Профессор Ю.В. Криницкий, проанализировавший изнутри ситуацию в военном образовании сегодня [«Военные ВУЗы - малые проблемы большого образования» ВПК, выпуск №2 (520) 22.01.2014], когда перед страной встала задача по возрождению ВС, по которым прошелся рыночный каток реформ, среди наиболее опасных тенденций называет:

- кадровый голод военно-учебных заведений. Потребность в ученых и педагогах возросла в разы. Все меньше остается специалистов, способных обучить слушателей и курсантов искусству побеждать;

- падение престижности профессии преподавателя военно-учебного заведения;

- резкое понижение штатных категорий для обучающих подрастающее поколение защитников Родины в сохранившихся военно-учебных заведениях МО;  

- сокращение профессорско-преподавательский состав военных академий и училищ в семь раз, нанесшее непоправимый удар по научно-педагогическим кадрам. За бортом остались доктора и кандидаты наук, носители традиций научных школ;

- неэффективное использование интеллекта и способности ученого в учебных заведениях Минобороны;

- нарушение преемственности в развитии научной школы. После трехлетнего отсутствия набора обучаемых в академии МО РФ, возник провал в кадрах. Адъюнктуры практически расформированы. Диссертационные советы работали от случая к случаю. Между поколением ветеранов и молодежью возникла кадровая брешь;

- нарушение взаимодействия между органами управления структур МО, заинтересованных в качестве «продукта» на выходе учебных учреждений, и военными вузами в результате эксперимента по отстранению военного ведомства от управления военным образованием;
 
- непродуктивная методика, поставившая во главу оценки штатного состава профессорско-преподавательского состава не фактическую учебно-методическую и научную нагрузку на преподавательский состав (ППС), а число обучаемых в военно-учебном заведении.

В заключение исследования профессор Ю.В. Криницкий делает вывод: «проблемы учебно-научного комплекса складываются в одно большое искусственное препятствие, стоящее на пути конструктивного развития военного образования и военной науки. Его устранение не требует проведения глубоких исследований. Надо просто посмотреть: а как это было когда-то? И сделать работу над ошибками, как этому учили в старой советской школе».

Возможно, воспоминания выпускника ВИТКУ 1952 г. помогут сделать эту «работу над ошибками» продуктивнее и в более короткие сроки.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 4.75
Ответов: 4


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.06 секунды
Рейтинг@Mail.ru