proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[30/10/2012]     Между нами, папуасами

Н.Н. Кудряков, доцент Института ядерной энергетики – филиала СПбГПУ в г. Сосновый Бор, к.т.н.

Приводимый материал не предназначался для журнальной публикации. Он представляет собой фрагменты конспекта лекций по вузовской дисциплине «Основные принципы безопасности АЭС» и дистанционного материала в системе повышения квалификации и, не будучи журнальным, может показаться тяжеловатым. Поделиться с читателями «ПроАтом» этими материалами я счел необходимым в порядке обсуждения публикации   Е.В.Комлевой «От православия к феномену ядерной энергии: попытка социокультурного соосмысления».  Возникает вопрос: в какой мере соответствуют или не соответствуют требованиям безопасности та социокультурная среда, которая сложились в постсоветской России?


Рассмотрим такой социокультурный феномен нашей современной жизни, как  «духовное возрождение». Вопрос: реально ли в рамках этого возрождения ставить и обсуждать вопросы соответствия общественно-экономических условий требованиям обеспечения безопасности? Реально ли в рамках этого возрождения вообще обсуждать что либо? Сама статья Е. Комлевой подтверждает, что нельзя.  

Само это духовное возрождение сводится к следующим мероприятиям:

- преобразование русской православной церкви в бизнес-сообщество, занятое преимущественно стяжанием недвижимого имущества;

- слияние русской православной церкви с государственной властью, институты и деятели каковой власти в основном также не заняты ничем, кроме стяжания земных благ;   

- моральной поддержкой, оказываемой русской православной церковью новоявленной российской буржуазии – буржуазии, занятой преимущественно распродажей невосполнимых природных ресурсов, и выводом за пределы России сверхприбылей от этой распродажи;

- проповедью смирения широких народных масс перед фактом разграбления и уничтожения их страны,

- проповедью пещерного антикоммунизма,

 - нетерпимостью ко всяким взглядов, не совпадающим с предписанными.

Вот и Е. Комлева не удержалась от того, чтобы не оскорбить своих читателей-собеседников, сообщив, что “физики без священников – современные папуасы”.

На какой диалог, на какое обсуждение, на какое «социокультурное осмысление» она рассчитывает?

Да, действительно, без мировоззренческой основы, без общей гуманитарной культуры в развитии атомной энергетики не обойтись, но носителями этой культуры для нас не будут ни Е. Комлева, ни РПЦ.

*   *   *

Можно согласиться с утверждением О.М.Ковалевича[1], что всякое выделение приоритетов в многоаспектной проблеме обеспечения безопасности АЭС не может быть сделано единственным образом. Вместе с тем в последние годы сложился подход, в соответствии с которым в обеспечении безопасности принято выделять три основных аспекта: 1) правовой, 2) научно-технический и 3) социально-экономический[2]. Скорее всего, и такое деление также не является единственно возможным, но, во всяком случае, оно оказалось работающим. Во всяком случае, представляется, что тот выбор основных составляющих проблемы безопасности, который предложил сам О.М. Ковалевич, есть не что иное, как детализация трех вышеназванных пунктов. Попробуем придерживаться именно такого деления – с необходимыми уточнениями. Уточнения, на наш взгляд, должны быть следующие: социально-экономический аспект должен стоять на первом месте и по очередности, и по значимости, а в составе социально-экономического аспекта должен быть особо выделен социокультурный момент.

*   *   *

В широком смысле социально-экономический аспект обеспечения безопасности вытекает из того обстоятельства, что само социальное бытие человека является для него источником угроз и рисков. Социальное бытие – это бытие, связанное с материальным  производством, и в силу этого – связанное с преобразованием природы. А преобразование природы может приводить как у улучшению среды обитания, так и к её ухудшению. Социальное – т.е. материально-преобразующее - бытие человека неизбежно связано с созданием потенциальных рисков и угроз.  Производство материальных благ есть производство угроз и рисков – в этом, на наш взгляд, и состоит социально-экономический аспект обеспечения безопасности в широком смысле.

Виды и масштабы угроз определяются видами и масштабами сил природы, освоенных человеком. При этом даже если человеком из всех сил природы освоил только огонь и тягловых животных для вспашки земли, то масштабы его воздействия на окружающую среду могут быть весьма значительными.

Социальное бытие и его основа - материальное производство, осуществляется всегда в конкретно-исторических формах. Поэтому виды и масштабы угроз, порождаемых деятельностью человека, также принимают конкретно-исторический характер и определяются типом и устройством общества. От той конкретно-исторической формы, в которой осуществляется производственная деятельность, в конечном счете – от отношений собственности, зависят масштабы и механизмы реализации этих угроз в виде ущерба (в т.ч. вследствие аварий и катастроф).  Однозначно и существенно повышают риск реализации угроз наличие в обществе антагонизмов, прежде всего – антагонизмов, обусловленных эксплуатацией человека человеком.

Обеспечение безопасности является деятельностью предупредительно- профилактической, поэтому в экономическом отношении - деятельностью чисто затратной. Успешность этой деятельности зависит от того, какую долю производимого общественного продукта данный конкретный социум может направить на накопление и развитие, т.е. - от достигнутого уровня развития производительных сил. В этом отношении деятельность по обеспечению безопасности атомной энергетики стоит в одном ряду с такими чисто затратными видами деятельности по обеспечению безопасности, как профилактика инфекционных заболеваний и санитарное дело в целом, прогнозирование погоды, защита от стихийных бедствий и т.п. С другой стороны, уровень развития производительных сил и величина накопленного общественного богатства создают лишь возможность использовать часть этого богатства на обеспечение безопасности. Будет ли эта возможность реализована или нет, будет ли выделены объективно имеющиеся ресурсы на обеспечение безопасности – это зависит от существующего в данном обществе способа распределения материальных благ, состояния общественного сознания. О том, что богатое общество может оказаться не в состоянии эффективно защищаться от угроз природного и техногенного характера, свидетельствует разрушение Нового Орлеана ураганом «Катрина» в августе 2005 г. Однозначно к социально-экономическим факторам следует отнести общий дефицит материальных ресурсов, которыми могли бы оперативно распоряжаться власти города Новый Орлеан и штата Луизиана, в частности - отсутствие государственного и муниципального автотранспорта, в результате чего порядка 200 тыс. человек остались в зоне бедствия. Дефицит ресурсов в самой богатой стране мира обусловлен отношениями собственности. Трудно не согласиться с высказанным в этой связи мнением, что катастрофа Нового Орлеана – это следствие системного кризиса американского образа жизни.

Показателем того, что в состоянии системного кризиса находится постсоветская  Россия, свидетельствуют катастрофические лесные пожары летом 2010 – масштаб этих пожаров и ущерб от них однозначно связан с ликвидацией государственной системы охраны и хозяйственного использования лесов.

Возвращаясь к атомной энергетике, можно отметить конкретные проявления социально-экономического аспекта обеспечения безопасности в свете к уроков аварий на Чернобыльской АЭС и АЭС «Фукусима».

Чернобыльская авария в значительной степени была предопределена недостаточным уровнем развития производительных сил в тогдашнем СССР. Само решение о масштабном применении в энергетике страны энергоблоков с реактором РБМК-1000 – сложным в эксплуатации и малонадежным - было вынужденным, т.к. советская промышленность на рубеже 60-х-70-х годов не могла обеспечить выпуск реакторов водо-водяного типа в необходимых количествах. В стране существовало единственное предприятие, способное выпускать корпуса реакторов – Ижорский завод.

В свою очередь, дефицит производственных мощностей в значительной степени был усугублен тем, что Ижорский завод был загружен изготовлением реакторов для атомных подводных лодок[3]. Начало масштабного развертывания гражданской атомной энергетики в СССР в начале 70-х годов совпало с достижением военно-стратегического паритета. Можно сказать, что военной безопасности СССР добился за счет безопасности гражданской атомной энергетики. Можно сказать, что люди, погибшие и пострадавшие от чернобыльской аварии – это жертвы «холодной войны» и гонки вооружений, т.е. это жертвы совершенно определенных конкретно-исторических обстоятельств, совершенно определенного социально-экономического контекста мировой истории.

Экономика – это не только размеры накопленного общественного богатства и масштабы его воспроизводства, но и отношения собственности, но и система власти.

В этом отношении предпосылки чернобыльская авария в огромной степени порождены тем обстоятельством, что в СССР в 70-80 годы механизмы управления государством и обществом во многом утратили свою эффективность, что выразилось в невозможности принятия мер по упреждающей модернизации и повышению безопасности реактора РБМК-1000. Система подготовки и принятия решений продемонстрировала способность игнорировать сигналы о выявленных проблемах. Как отмечено в Докладе комиссии Госпроматомнадзора СССР, «Существовавшая до аварии и существующая в настоящее время[4] система правовых, экономических и общественно-политических взаимоотношений в области атомной энергии … не отвечала и не отвечает требованиям обеспечения безопасности при использовании атомной энергии…»[5]

Вот что об одном из конкретных проявлений неадекватности существовавшей в позднем СССР системы правовых, экономических и общественно-политических отношений  пишет такой авторитетнейший свидетель, как Виктор Алексеевич Сидоренко:

«Практически разработанная межведомственная система обмена опытом была категорически заблокирована руководством НИКИЭТ (конкретно – И.Я. Емельяновым) исходя из невозможности передачи в другое ведомство (Минэнерго СССР – Н.К.) сведений о повреждениях и авариях… Руководство Минсредмаша, согласовавшее создание этой системы обмена, не смогло (или не посчитало важным) преодолеть эти возражения… Результатом явилось слабое понимание эксплуатационным персоналом Чернобыльской АЭС важных характеристик реакторной установки… Об имевших место событиях на Ленинградской АЭС многие специалисты атомной энергетики с удивлением узнавали после чернобыльской аварии»[6]

Секретность, выходящая за всякие разумные рамки и не позволявшая даже изучать опыт эксплуатации – это тоже отражение конкретно-исторических обстоятельств и социально-экономического контекста мировой истории. Как дефицит производственных мощностей по производству корпусных реакторов, это тоже порождение «холодной войны». Причем режим секретности, сложившийся в Министерстве среднего машиностроения  – это был не просто режим, это была целая культура, это была система ценностей, это был кодекс поведения, это был социокультурный феномен. И если передача материалов из Минсредмаша в Минэнерго действительно была заблокирована заместителем директора НИКИЭТ Иваном Яковлевичем Емельяновым, то он действовал согласно этому духу, а те, кто принял решение о передаче, не понимали, что речь идет о необходимости преодоления культурной традиции.

Очевидно, что правовые, экономические и общественно-политические взаимоотношения необходимо оценивать не столько в отдельно взятой атомной отрасли, сколько в обществе в целом. По большому счету, именно общественное устройство позднего СССР в целом следует оценивать как не соответствующее требованиям обеспечения безопасности при использовании атомной энергии.   

Упомянутый В.А.Сидоренко эпизод имеет еще больше оснований квалифицироваться как проявление социально-экономических обстоятельств, если мы вспомним, какие в СССР существовали отношения собственности и какая была классовая структура общества. Правящим классом была большая группа людей, превращавшаяся в то время в замкнутое сословие, в касту – номенклатура. И к этому классу полностью применимы слова молодого Маркса о том, что «всеобщий дух бюрократии есть тайна». Поддержание этого «всеобщего духа» было не столько пережитком периода конца 40-х и 50-х годов, сколько проявлением классового эгоизма правящего элиты. В 70-е – 80-е годы этот дух тайны был необходим элите не столько для борьбы с происками американского империализма, сколько для удержания своего господствующего положения.

Разумеется, оценивать и элиту, и общественно-экономическую систему в целом на соответствие требованиям ядерной безопасности необходимо в любой стране мира в любые исторические периоды, а не только в исчезнувшем с политической карты мира СССР.

11 марта 2011 года в результате сильного землетрясения и последовавшего за ним цунами на АЭС «Фукусима-1» произошла  крупная радиационная авария (по заявлению японских официальных лиц — 7-го (высшего) уровня). Землетрясение и удар цунами вывели из строя внешние средства электроснабжения и резервные дизельные генераторы, что явилось причиной неработоспособности всех систем нормального и аварийного охлаждения и привело к расплавлению активной зоны реакторов на энергоблоках №№ 1, 2 и 3.

Согласно выводам расследования, проведённого японской парламентской комиссией, причиной катастрофы стали ошибки персонала, вызванные как неготовностью к такой аварии, так и некомпетентным вмешательством в процесс ликвидации последствий аварии премьер-министра Японии.

По мнению российских специалистов, аварии способствовало ненадлежащее состояние корпоративной и национальной инфраструктуры и организационная и ментальная неготовность к действиям в подобных условиях. В значительной мере техническая, организационная и ментальная неготовность объясняется тем, что собственник и эксплуатирующая организация АЭС представляла собой частную компанию.

«Бывший заместитель директора, начальник отдела информации и международных связей при Правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Александр Коваленко комментирует специально для "Интерфакса" опубликованные в японской прессе хроники событий на АЭС "Фукусима-1" в Японии в первые минуты и часы после аварии: «Статья, вышедшая в одной из крупнейших японских газет Yomiuri Shimbun под заголовком "ТЕРСО подошла к ЧП спустя рукава", содержащая поминутную хронику событий первой ночи аварии на "Фукусиме", подтвердила предположения о том, что растерянность и бездействие руководства компании–оператора станции довели аварию средней тяжести до настоящей катастрофы.
<…>

… по заявлениям самого TEPCO вторая очередь "Фукусимы", находящаяся от первой на расстоянии всего 11 километров, сохранила энергетическое снабжение от внешней сети. Возникает вопрос - почему нельзя было оттуда проложить времянку или перебросить дизель? Кроме того, вместо автомобилей была возможность за два-три часа вертолетами доставить армейские генераторы, кабели и дизельное топливо, ведь тогда у них еще было как минимум часов 12 до начала катастрофы! На основании всей этой информации можно сделать следующие выводы:

1. По сравнению с "Фукусимой" действия советского правительства и специалистов атомщиков после аварии в Чернобыле, выглядят образцом оперативности, ответственности и профессионализма.

2. Японцы после аварии рассматривали ее как внутреннюю проблему частной компании, а их планы оповещения и ликвидации такого рода аварий не включали общенациональные аварийные службы и силы самообороны.

3. Любая крупная авария такого рода требует немедленного создания специального штаба объединяющего под эгидой правительства как специалистов ведомства, так и военных, метеорологов, связистов, ученых, медиков и так далее.

4. Неоперативное оповещение населения и даже своего правительства отмечается как на "Фукусиме", так и во всех достаточно крупных ядерных инцидентах, вплоть до прямой дезинформации. Руководители атомной промышленности - и даже МАГАТЭ - всегда пытаются представить положение в более светлых тонах, чем оно есть на самом деле[7] <…>»

В самой Японии отмечалось, что уроки аварии на Чернобыльской АЭС должным образом учтены не были. В частности, в стране отсутствует независимый надзорный орган: орган, проводящий в Японии инспекции (NISA), подчиняется министерству экономики, торговли и индустрии (METI)[8] Между тем именно отсутствие в СССР вплоть до 1983 года независимого надзорного органа было названо одной их предпосылок аварии на ЧАЭС. Месторасположение АЭС в сейсмически опасном районе и её проектные характеристики и возможности по существу не отвечали концепции глубоко эшелонированной защиты, предполагающей, что безопасность АЭС обеспечивается в том числе выбором площадки с учетом воздействий природного и техногенного характера.

Обратим внимание на отмеченный российским экспертом момент: японцы поначалу рассматривали ситуацию на АЭС как внутреннее дело частной компании.

На вопрос о том, почему активные зоны реакторов, оставшихся без аварийного энергоснабжения, охлаждали морской водой, и почему пресную воду не доставили танкерами, ответ был дан такой: все танкеры - частные.

На вопрос, почему вообще атомные станции сооружались не на сравнительно спокойном западном побережье с организацией передачи электроэнергии потребителям, а на восточном, т.е. непосредственно на краю «тихоокеанского огненного кольца», ответ был дан такой – тянуть ЛЭП от западного побережья к восточному слишком дорого.

Авария на АЭС «Фукусима» лишний раз показала, что использование атомной энергии не может быть предметом частнопредпринимательской деятельности.

Таким образом, рынок, частное предпринимательство, капитализм не в меньшей степени несовместимы с обеспечением радиационной и ядерной безопасности, как и господство бюрократии.  

Уместно вспомнить слова Альберта Эйнштейна:

«Чтобы творения нашего разума были благословением, а не бичом для человечества, мы не должны упускать из виду великие нерешенные проблемы организации труда и распределения благ»[9].

*   *   *

Своеобразным и характерным проявлением и воплощением социально-экономических отношений, существующих в каждом данном обществе, является культура. Поэтому в социально-экономическом аспекте обеспечения безопасности выделяется социокультурный фактор, характеризующий поведенческие возможности и способности людей. В атомной энергетике роль социокультурного фактора в обеспечении в значительной степени осмыслена и разработана в концепции культуры безопасности.

Социокультурный фактор –это момент социально-экономических условий. Он проявляется в формировании установок, целей и стереотипов поведения.

Эти установки, цели и стереотипы поведения должны отражать в сознании человека наличие рисков и угроз техногенного характера и регулировать его поведение сообразно наличию и характеру этих угроз. Изначально эти установки формируются самим образом жизни в техногенной среде в условиях индустриального общества.

Несколько утрированное, но верное в своей основе описание внутренних установок и ценностей, необходимых для жизни и деятельности в индустриальном обществе, дает А.П.Платонов в повести «Чевенгур»:

«Особые странные люди ходили по путям: умные и сосредоточенные - стрелочники, машинисты, осмотрщики и прочие. Кругом были здания, машины, изделия и устройства».

Если кругом «машины и устройства», то люди должны быть «умными и сосредоточенными», и даже «странными и особыми» - в этом суть социокультурного фактора.

Говоря о «странности» и «особости» людей, имеющих дело с машинами и механизмами, автор подчеркивает разницу в уровне культурного развития людей, воспитанных и дисциплинированных условиями индустриального общества и людей, воспитанных в условиях общества традиционного, т.е. доиндустриального; - людей, зачастую не имевших дела не только с машинами, но и с металлическими изделиями. Людей, пришедших из деревни, один из персонажей повести третирует как «хлеборобов» и «лесорубов».

«Бывало, близ паровоза люди трепетали, а теперь каждый думает, что он умней машины!
Сволочи, святотатцы, мерзавцы, холуи чертовы! …Это крушение, а не люди! Это бродяги, наездники, лихачи - им болта в руки давать нельзя, а они уже регулятором орудуют! Я, бывало, когда что чуть стукнет лишнее в паровозе на ходу, что-нибудь только запоет в ведущем механизме - так я концом ногтя не сходя с места чувствую, дрожу весь от страдания, на первой же остановке губами дефект найду, вылижу, высосу, кровью смажу, а втемную не поеду... а этот изо ржи да прямо в паровоз хочет!»

Конфликт обыденного сознания, сформированного в условиях традиционного общества, с требованиями общества индустриального, наглядно показан в рассказе А.П. Чехова «Злоумышленник», где крестьянине – «климовские мужики» - делают грузила из гаек, отвинчивая эти гайки с рельсов железной дороги.

Безусловно, третировать человека только за то, что он является «хлеборобом» и «лесорубом» нельзя, но ни Платонов, ни Чехов этого и не делают[10] – они показывают, что невозможно пересесть «изо ржи да прямо на паровоз» ни для отдельно взятого человека, ни для отдельно взятой страны, ни для человечества в целом – по крайней мере, невозможно без жертв и издержек.

Ментальный и поведенческие установки, необходимые для жизни в индустриальном обществе, формируются самой жизнью, бытовой средой и культурой  индустриального общества, они формируются закрепляются в процессе общего и профессионального образования. Огромную роль в этом играют естественнонаучные дисциплины, дающие как собственно знания, так и формирующие мировоззрение.

<…>


[1] Ковалевич О. М., Основы обеспечения безопасности атомных станций. Учеб. пособие по курсу "Обеспечение безопасности атом. станций" для студентов, обучающихся по спец. "Атом. электростанции и установки" – 1999.

[2] См., например,: Безопасность России. Правовые, соц.-экон. и науч.-техн. аспекты. Словарь терминов и определений – 1999; Данилов-Данильян В. И., Безопасность России. Правовые, соц.-экон. и науч.-техн. аспекты. Экологическая безопасность, устойчивое развитие и природоохранные проблемы – 1999.

[3] В 1973 г. принимается решении о начале строительства специализированного завода по производству энергетических ядерных реакторов водо-водяного типа - Волгодонского завода тяжелого энергетического машиностроения, «Атоммаш».

[4] 1990 г. – прим. Авт.

[5] Доклад комиссии Государственного комитета СССР по надзору за безопасным ведением работ в промышленности и атомной энергетике «О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года»// INSAG-7 Чернобыльская авария : дополнение к INSAG-1. МАГАТЭ, Вена, 1993, с. 102.

[6] В.Сидоренко. Управление атомной энергетикой // «Ядерное общество», №3-4 2001 г., с. 62-63.

[7] "Фукусима" как печальная история разгильдяйства. «Интерфакс», 14 апреля 2011 г. / http://www.interfax.ru/txt.asp?sec=1483&id=185765

[8] См.: Японские уроки. Atominfo.ru  http://www.atominfo.ru/news8/h0296.htm; См.: Сидоренко В.А. Регулировать отрасли высоких технологий»// «Росэнергоатом», 2011, №5, с. 12.: «В ряде стран не созданы или недостаточно эффективны государственные органы регулирования ядерной безопасности. Япония относится к числу таких стран».  http://www.kiae.ru/files/Sidorenko_05_2011.pdf

[9]  Эйнштейн А. Собрание научных трудов. Т. IV. М.: "Наука", 1967. - С. 151

[10] В частности, у А.П.Чехова есть повесть «Мужики», в которой он говорит о русском крестьянстве с болью и состраданием.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Физики и Мироздание
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Физики и Мироздание:
Падают ли тела на Землю с одинаковым ускорением?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 4.66
Ответов: 18


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 20 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 29/10/2012
СПАСИБО!

ОТЛИЧНО РАЗЯСНИЛИ!
И ВЫВОД НЕХОРОШИЙ НАПРАШИВАЕТСЯ - НУ НЕ ГОТОВО ДУХОВНО ОДИЧАВШЕЕ ОБЩЕСТВО К ВЫСОКИМ ТЕХНОЛОГИЯМ И МОДЕРНИЗАЦИИ.


[ Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 29/10/2012
"Нельзя экономить на безопасности" - точное, содержательное высказывание. Но это важное назидание, к сожалению, не даёт преимущества социализму над капитализмом, как это показал Чернобыль, "Курск",... "Экономика должна быть экономной" - это девиз брежневизма, уничтоживший все "побочные ветви", уводящие от "генеральной линии - цели". Не в чести была и ТЕХНОЛОГИЯ, и БЕЗОПАСНОСТЬ. Они партейцами воспринимались как "виньетки ложной сути". Ну а в Фокусиме - ЖАДНОСТЬ капитализма. Сегодня технологическая культура и культура безопасности У НАС находятся в руках больше ИНЖЕНЕРИИ, чем партийцев или манагеров: нужно УМЕТЬ отстаивать оценки своего ОРДЕНА, господа технари!


[ Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 12/11/2012
Откройте глаза. Станции в руках манагеров. Кто отстаивает интерсы технарей - вылетит на улицу.


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 30/10/2012
"Обеспечение безопасности является деятельностью предупредительно- профилактической..." Полностью согласен. А вот по поводу "безопасность - риск" имеются возражения. Безопасность и риск понятия не тождественные. Проблема в управлении. Безопасность АЭС(ОПБ-88/97 НП-001-97) - свойство сложной системы при нормальной эксплуатации и нарушениях нормальной эксплуатации, включая аварии, ограничивать радиационное воздействие на персонал, население и окружающую среду установленными пределами. В этом определении нет "антагонизмов, обусловленных эксплуатацией человека человеком". Риск - в широком смысле - неопределённость результата какой-либо деятельности, возможности его отклонения от ожидаемого или планируемого значения. То есть под риском понимают возможность наступления некоторого негативного события (опасности), влекущего за собой возникновение различного рода потерь (ущерба). Обращаю Ваше внимание: безопасность - это безусловное ограничение; риск - оптимизируемая величина. Эффективность управления риском во многом определяется его классификацией. Под классификацией риска следует понимать распределение риска на конкретные группы по определенным признакам для достижения поставленных целей. Если цель - обеспечение безопасности, то мы столкнёмся с проблемами, связанными с критикой принятого в 2002 году Федерального закона "О техническом регулировании". Если же цель - рентабельность АЭС в области производства электроэнергии при ограничениях на комплексную оценку достигнутого уровня безопасности, то мы придём к проблеме комплексной оценки риска, включающей финансовый и операционный (технологический) риски. В атомной отрасли устоявшейся классификации рисков нет. Управлением рисков менеджеры не занимаются. Менеджмент должен согласовывать ресурсы и цели. Для согласования ресурсов и целей и выработки управляющего воздействия необходимы стимулы. В консолидированном риск-ориентированном подходе в качестве стимулов для управления АЭС рассматриваются: ключевые показатели эффективности KPI (Key Performance Indicators); консолидированный риск и ключевые индикаторы риска KRI (Key Risk Indicators); ключевые показатели безопасности PI (Performance indicators); размер вознаграждения менеджмента, зависящий от показателя экономической добавленной стоимости с учётом риска. Привожу английские термины. Это потому, что они этими проблемами занимаются, а мы их как-то не "замечаем". Ну, а "от отношений собственности, зависят масштабы и механизмы реализации угроз в виде ущерба". Зависят. Но слабо. Нужно просто решать "инженерную" задачу управления рисками. А не искать социальные буржуинские факторы. С уважением, Б.В. Сазыкин.


[ Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 30/10/2012
Попробуйте решить инженерную задачу- создание сети железных дорог в России в первой половине 19 в. условиях крепостного права.


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 30/10/2012
«Безопасность АЭС(ОПБ-88/97 НП-001-97) - свойство сложной системы при нормальной эксплуатации и нарушениях нормальной эксплуатации, включая аварии, ограничивать радиационное воздействие на персонал, население и окружающую среду установленными пределами. В этом определении нет "антагонизмов, обусловленных эксплуатацией человека человеком". ======================================================== Если чего-то нет в определении, приведенном где-то, то это еще не значит, что этого чего-то нет вообще. Но тем не менее, социальные антагонизмы, и вообще как таковые социальные, т.е. экономические и культурные, факторы, кое- в каких определениях присутствуют (хотя и в неявном, «снятом», как говорят философы, виде). Вы привели определение: БЕЗОПАСНОСТЬ АТОМНОЙ СТАНЦИИ, ЯДЕРНАЯ И РАДИАЦИОННАЯ - свойство атомной станции при нормальной эксплуатации и нарушениях нормальной эксплуатации, включая аварии, ограничивать радиационное воздействие на персонал, население и окружающую среду установленными пределами. Есть такое определение. Хорошо. Но есть и такое определение: РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ (РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ) - состояние защищенности настоящего и будущего поколений людей от вредного для здоровья воздействия ионизирующего излучения. Что же Вы про это определение умолчали? А в нем-то выход на антангонизмы и на классовый эгоизм имеется. Имеются, таким образом, два не совпадающих между собой определения радиационной безопасности. Одно определение есть определение безопасности ЧЕЛОВЕКА (людей, населения), другое – определение безопасности ОБЪЕКТА (в данном случае –атомной станции). Эти два разных определения отражают два круга явлений, две области знаний и практической деятельности. В каждой из этих областей существуют свои подходы, свой понятийный аппарата. Более того, эти два определения отражают не просто два разных круга явлений, но два круга явлений, соотносящихся между собой как как цель и средство. Безопасность объекта – это то, что необходимо обеспечить ради обеспечения безопасности человека. На основании требований к безопасности человека формируются критерии деятельности по обеспечению безопасности объекта, а также другие меры, выходящие за рамки обеспечения безопасности объекта, но также работающие на обеспечение безопасности человека. Если безопасность человека рассматривается как цель, то логично рассмотреть, какими вообще средствами эта цель достигается. Безопасность атомной станции (объекта) не является ни единственным, ни достаточным средством обеспечения безопасности человека. Безопасность атомной станции может быть обеспечена, а безопасность человека - нет. С другой стороны, безопасность как свойство атомной станцией может быть утрачена, но безопасность человека при этом может быть обеспечена иными средствами. Безопасность человека, т.е. защищенность от вредного воздействия ионизирующих излучений, достигается, если, наряду с безопасностью атомных станций, создана и функционирует инфраструктура государственного управления использованием атомной энергией, государственного регулирования безопасности и система государственных мер по действиям в аварийных и чрезвычайных ситуациях. Только на уровне внешней по отношению к объекту инфраструктуры может осуществляться сама оценка безопасности объекта, т.е. оцениваться сама способность или неспособность атомной станции ограничивать радиационное воздействие, и на основе этой оценки определяться возможность создания и эксплуатации атомной станции. Право и обязанность государственной власти оценивать безопасность объектов использования атомной энергии и применять меры, ограничивающие любую деятельность в области использования атомной энергии, есть самый радикальный способ ограничивать радиационное воздействие атомных станций на население и окружающую среду. Если безопасность атомной станции утрачена в результате аварии, то безопасность человека может быть, тем не менее, обеспечена – она обеспечивается на уровне внешней по отношению к атомной станции государственной инфраструктуры, в частности, мерами по ликвидации последствий аварии, дезактив

Прочитать остальные комментарии...


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
Б.В. Сазыкину нужно хотя бы один ВАБ для АЭС посчитать и походить по станции, поговорить с персоналом. Чтобы мозги на место встали. Относительно "буржуинских факторов". Вообще, больше надо умных книжек читать, а не только про свой банковский риск кудахтать...  


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 30/10/2012
Мы вашей там яерной и радиационной опасности не боимся.
Бабло для нас и зарплатки для холопов ловажнее вашей безопасности.
Покажите кто сегодня будет ликвидировать "Фукусиму" в России? Дураков нет.
Так что рассуждайте дальше!


[ Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 30/10/2012
"«Чтобы творения нашего разума были благословением, а не бичом для человечества, мы не должны упускать из виду великие нерешенные проблемы организации труда и распределения благ»"

А вот Вам другой тезис: "Творения нашего ума - это крест, который мы должны нести до конца своих дней"
или же по другому: "Все подброшенные нами камни когда-нибудь упадут обратно..."

Иными словами: сколь бы мы не пытались сотворить рай на земле путем научно-технических наворотов, нам не уйти от  тяжести земного бытия и расплаты за содеянное. 
А потому нет принципиальной разницы: при каком укладе "специфических общественных отношений" была построена и эксплуатировалась Фукушима или Чернобыль. 


[ Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 30/10/2012
Организация труда и распределение благ - это конкретные и наблюдаемые вещи, которые можно обсуждать. А Ваши кресты и камни- это беллетристика. С этим - к товарищу Проханову, пожалуйста.


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
"Вообще, больше надо умных книжек читать;... походить по станции, поговорить с персоналом". ________Замечательные слова, с которыми я полностью согласен. Теперь о реализации этих пожеланий. Сначала про книжки. Давно известны и применяются логико- графические методы анализа "деревьев отказов" и "деревьев событий". При анализе "деревьев отказов" выявляются комбинации отказов оборудования, ошибок персонала и внешних (техногенных, природных) воздействий, приводящих к аварийной ситуации. Метод используется для АНАЛИЗА возможных причин возникновения аварийной ситуации и расчета ее частоты (на основе знания частот исходных событий). Одним из первых, кто начал развивать данный подход, был д.ф.-м. н., проф. Р.Т. Исламов. К слову, где надёжные базы данных? С кем "поговорить" об их реальном использовании? Другой, часто критикуемый подход: метод вероятностного АНАЛИЗА безопасности (ВАБ). Здесь вероятностную модель строят в несколько этапов: построение вербальной (словесной) модели (т.е. модели на основе качественного анализа систем, нейтронно-физических и тепло - гидравлических расчетов); построение графической модели; построение логической модели (с применением функций алгебры логики); построение вероятностной модели; расчет показателей безопасности и риска; анализ неопределенности, значимости, чувствительности модели. Специалистов здесь тоже хватает, сошлюсь только на одного - д.т.н., проф. Г.А. Ершова. Недостаток. В этой модели одна неопределённость параметров заменяется другой неопределённостью, например, "расстановкой вероятностей влияния элементов". И не понятно как поступать с оценкой "рублёвого ущерба". Я не отвергаю эти модели. Они вполне годятся для обоснования ограничений по показателям безопасности. А для УПРАВЛЕНИЯ - точно не годятся. Наконец общий логико-вероятностный метод (ОЛВМ). Создателем научной школы ОЛВМ является д.т.н., проф. И.А. Рябинин и д.т.н., проф. А.С. Можаев. Этот метод применяется для структурно-логического моделирования и расчета показателей надежности, безопасности и риска сложных систем. В итоге - ищется значение вероятностной функции (ВФ), которая определяет степень риска, присутствующего в системе. Тут следует обратить внимание на то, что все выше перечисленные подходы - суть методы сценарного анализа. У каждого из них есть свои достоинства и недостатки. Но, пожалуй, главный недостаток - они не очень хорошо приспособлены к процессам УПРАВЛЕНИЯ. В управлении АЭС мало уметь рассчитывать вероятности тех или иных негативных событий. Нужно ещё оценить затраты на их устранение (предотвращение). А для этого в банковской сфере разработан метод функционально-стоимостного анализа (ФСА); относительно недавно - процессный подход и оптимизация затрат на основе оценки риска. А про "книжки" и "поговорить" - согласен. С оговоркой. Надо научиться получать реальный результат. С уважением, Б.В Сазыкин.


[ Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
Борис! А что в вероятностном анализе безопасности деревья отказов и деревья событий разве не используются?


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
Да, используется, конечно-конечно. Я поленился указать. Построение графической модели (т. е. совокупности "деревьев событий", "деревьев отказов" или ГРАФОВ другого вида). Я пробовал "поиграть" с функциональными/процессными моделями (IDEF0), чтобы учесть ещё и затраты/ущерб. С уважением, Б.В. Сазыкин.


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
Уважаемый Б.В.Сазыкин, могли бы вы перейти на соседнюю ветку, где обсуждается ответ Адамова по проекту Прорыв. Мне кажется там очень не хватает вашего вероятностного подхода к проблеме в целом. Не обсуждая частности, которых очень много, сделать оценку концепции, определить риски для экономики страны. С уважением, Ю. А. 


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
Мне очень понравилась статья Н.Н. Кудрякова. При проведении анализа безопасности блока АЭС особой проблемой является т.н. Human Factor, или то, что называют "ошибки персонала". К сожалению, доля(или вероятностный вклад) человеческого фактора в катастрофические последствия могут (в зависимости от сценария развития аварии) составлять до 20%. При этом на действие персонала оказывают влияние различные социальные факторы. И не только непосредственно на действие оператора в режиме аварии. Организация ремонта, поставки оборудования и т.д. и т.п. - все это не только чисто технологический процесс. Тут уже неоднократно упоминалось о расследовании МВД поставки б/у генераторов. Сокрытие или обеспечении заведомо ложной информацией, поставка некондиционного или некачественный ремонт оборудования, воровство и недоплата техническому персоналу - все это обусловлено не технологическими, а исключительно социальными факторами, которые непосредственно влияют на безопасность. Поэтому рано или поздно социальные последствия "эффективного менеджмента" перейдут в чисто технологические аварии конкретных объектов. По-моему, это очевидные вещи. О чем, как мне кажется,  и пытается рассказать Н.Н. Кудряков используя широкий социокультурный спектр. С уважением, Р.Т. ИсламовP.S. А вообще, нарастающая борьба верующих с мыслящими уже и не удивляет...


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
на действие персонала оказывают влияние различные социальные факторы.

Золотые слова. Например, стремление использовать при сооружении АЭС материалы,, найденные на ближайшей помойке. Куда уж социальнее.

А г-н Сазыкин этого то ли не понимает, то ли притворяется.


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
«Обеспечение безопасности является деятельностью предупредительно- профилактической, поэтому в экономическом отношении - деятельностью чисто затратной». Не согласен. Техническо-предупредительная составляющая этой деятельности зависит от ума конструктора, а не от цены вопроса. Пример распила (в прямом смысле этого слова): электрическая пила «Аллигатор» дешевле цепной пилы «ЭЛПИ» (такой же мощности), при этом намного безопаснее. Подобный пример можно придумать и для экономики безопасной организации деятельности(без распила в переносном смысле). Никифоров Н.В.


[ Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
Я пользуюсь Аллигатором по ряду причин, но эффективность цепной пилы на порядок выше.


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 01/11/2012
Не надо путать сникерс с тампаксом! Речь идет о безопасности.


[
Ответить на это ]


Re: Между нами, папуасами (Всего: 0)
от Гость на 12/11/2012
На АЭС служат молебны и брызгают на БЩУ святой водой. Куда уж дальше?


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.45 секунды
Рейтинг@Mail.ru