proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[10/08/2012]     «Третьи отделы» в условиях глобальной конкуренции. Продолжение

Ю.А.Бобылов, к.э.н., научный редактор журнала «Менеджмент и бизнес-администрирование»

(Продолжение. Начало - здесь)

5. Оборонительные и наступательные внешнеторговые стратегии
Российская экономическая практика показывает, что в ряде случаев нужно воздвигать новые высокие барьеры по отношению к иностранным товаропроизводителям, не допуская потерь производственных мощностей, например, в автомобилестроении, гражданском авиастроении, точном машиностроении, атомной энергетике и др.



В отдельных случаях следует усиливать внешнюю экспансию даже по отношению к развитым странам, поскольку можно занять более выгодное положение на отдельных внешних рынках.

Специалисты выделяют три уровня мировой конкурентной борьбы производителей:

а) «Глобальная конкуренция» - так, в добывающих отраслях ограничена наличием природных ресурсов (пример с ураном), а в наукоемкой промышленности важно наличие интеллектуального потенциала. На этом уровне для стран-конкурентов важно монопольное обладание такими  ресурсами;

б) Далее, на инвестиционно-производственной стадии конкуренции приобретают значение «Новые технологии производства и новые виды товаров». Здесь конкуренция требует серийного производства и непрерывного обновления продукции (в том числе с учетом региональных особенностей спроса);

в) В рамках инновационной экономики конкуренция опирается на «Применение новейших технологий и «ноу-хау». Мировым лидером на стратегических направления науки и техники (в том числе в сфере ИТ и биотехнологий) продолжает оставаться США.

Торговая война  представляет жесткое торговое соперничество двух или более стран на мировых рынках товаров и услуг.

Эксперты выделяют наступательные торговые войны, проводимые с целью захвата зарубежных рынков и овладения наиболее важными в стратегическом отношении предприятиями и организациями (банками, инвестиционными компаниями и др.), а также оборонительные - с целью противодействия  внешнеэкономической экспансии и защиты экономической и политической независимости на стратегически важных направлениях экономики.

Основные методы ведения наступательной торговой войны включают: снижение экспортных таможенных тарифов, повышение экспортных квот, использование демпинговых цен, увеличение кредитования экспортных поставок наукоемкой продукции (морские и воздушные суда, оборудование для АЭС и др.), проведение кампаний скрытой антирекламы товаров и услуг иностранных конкурентов, торговая блокада ряда товаров и услуг и др.

К методам оборонительной торговой войны относятся: создание различных торговых барьеров, повышение импортных таможенных пошлин (в том числе использование уравнительных пошлин, предусматривающих повышение цены импортируемого товара до уровня внутренних цен с целью предотвращения демпинга), снижение импортных квот, введение нетарифных ограничений, связанных с усложнением процедуры лицензирования и таможенных процедур, введение технических барьеров, способствующих возникновению сложностей с соответствием импортных товаров национальным стандартам и техническим условиям и др.

Торговая война может проводиться в рамках более широкого фронта различных протекционистских мероприятий, перерастая в более широкую «экономическую войну».

Новейшим примером современной торговой войны стал «газовый конфликт» в январе 2009 г. между Россией и Украиной, остро затронувший ряд стран Евросоюза (например, Австрию и  др.). По оценкам ряда зарубежных экспертов в начале 2009 г., ОАО "Газпром" из крупной энергетической компании превратился в «агрессивного международного спрута, щупальцы которого стали важным инструментом российской внешней политики». Эта государственная Корпорация, якобы, заключает соглашения с целыми государствами и отдельными европейскими газовыми концернами, произвольно и на непрозрачной основе предоставляет большие льготы для одних стран и повышает цены для других, использует шантаж, вплоть до политических ультиматумов и угрозы полного прекращения подачи газа.

Для мировой практики с мощными транснациональными корпорациями такие экономические действия – это обычное явление.  

Наши российские монополисты с транснациональными амбициями должны активнее и полнее опираться на методы и средства государственной политики и дипломатии, а также согласовывать свои стратегические планы и действия с такими федеральными министерствами и ведомствами как МИД, Минэкономразвития, Минфин, Минпромторг  и др. По возможности следует учитывать и положения «Энергетической Хартии» (Евросоюза). Все это верно и для ГК «Росатом».

Итак, умелые торговые войны способны обеспечить конкурентное развитие не только развитых стран мира (США, Япония, Франция и др.), но развивающихся стран (Вьетнам, Венесуэла и др.), стремящихся достичь более высокого уровня научно-технического и промышленного развития.


6. Особенности современной торговой политики США

В период перехода России к «инновационной экономике», но с большей ее открытостью мировой экономике по соответствующим принципам и нормам ВТО, по мнению автора,  должны усилиться некоторые тайные обеспечивающие функции государственных органов управления.

Ситуация в мире такова, что страны, претендующие на значимую в экономическом и геополитическом отношении роль, все активнее производят или используют технологический капитал и новейшие информационные технологии. Это касается и управленческих технологий в важнейших секторах государственной и частной экономики.

Новая практика США особенно интересна в силу мощного потенциала и деятельности многочисленных спецслужб, все более вторгающихся в «гражданскую сферу», включая поддержку крупного и среднего наукоемкого бизнеса.

После избрания нового президента США в 2009 г. в Государственном департаменте было намечено, например, создание специализированного отдела по борьбе с глобальным мировым экономическим кризисом.

Продолжающийся мировой кризис ведет к очередной структурной перестройке как мировой, так и американской экономики,  стимулируя ускоренное развитие новых технологий и производств, необычных управленческих структур.

Но есть и иная тенденция – повышается роль спецслужб, и особенно внешней разведки, для решения ряда крупных стратегических задач с целью обеспечения глобальных преимуществ в мировой экономике.

Так¸ в условиях роста напряженности и конкурентности в мире, заметно углубление взаимодействия крупных американских компаний, прежде всего, транснациональных корпораций, базирующихся в США, с государственными военными и разведывательными органами (см.: Минакова Н.В., Семин Н.Л. Спецслужбы США и крупный американский бизнес // США-Канада: экономика, политика, культура, 2010, № 2, с. 45-63).

Получивший в последние десятилетия широкий размах процесс перераспределения традиционных государственных функций в области экономики, высоких технологий, вооружений и т.п. между государственными военными и разведывательными органами с одной стороны и  бизнесом с другой  – объективный и закономерный процесс. При этом «приватизация безопасности» в сфере деятельности разведки и контрразведки имеет свою особую специфику, обусловленную уникальным местом, которое традиционно занимают спецслужбы в системе обеспечения национальной безопасности.

Спецслужбам США проще своими специфическими средствами решать многие экономические и геополитические задачи: обходить бюрократические и технологические препятствия, устанавливать нужные контакты, экономить время, физически устранять важных персон и др.  В результате укрепления связей с бизнесом и проводимой государственной политикой спецслужбы США (как и некоторых других стран) сегодня перестают быть только инструментом правительства, но становятся самостоятельным игроком мировой политики и экономики.

В США важным управленческим нововведением стало правительственное решение о предоставления американским компаниям разведданных для повышения их конкурентоспособности на мировом рынке. Уже в 1996 г. президент У. Клинтон подписал Акт об экономическом шпионаже, который дал разведывательному сообществу полномочия по сбору и добыванию информации об иностранных компаниях.

Здесь «добывание» предполагает активное использование   негласных методов (агентурных, технических), а «сбор» включает и легальные способы, такие, как, например, работа с открытыми источниками, например, СМИ, открытые военно-технические издания, доклады и выступления официальных лиц и т.п.. Этим же актом выдача иностранным гражданам и представителям иностранных государств и организаций экономических секретов США была включена в число преступлений, предусмотренных федеральным законодательством [1].

По мнению специалистов ИСКРАН, парадоксальная на первый взгляд связка «ТНК и национальные спецслужбы», где первые являются носителями тенденции разрушения национальных границ, а вторые призваны обеспечивать именно национальные интересы, противоречива лишь внешне. Разрушая границы в рамках высокой серийности своей наукоемкой продукции, ТНК в связке со спецслужбами работают в интересах достаточно узкой группы представителей крупного финансового капитала, в целом обеспечивающего интересы государства.

В процессе реформирования разведсообществ США поставлены задачи, ранее официально не выполнявшиеся спецслужбами: обеспечение приоритетных позиций американского бизнеса на международном и внутреннем рынках, безопасности финансовых потоков, идущих в страну, содействие установлению выгодных США правил в мировой торговле и бизнесе. На стратегическом уровне государство, таким образом, признало объективность и важнейшую роль союза государственной разведки и бизнеса.

Спецслужбы внутри корпорации действуют в значительной степени автономно. В лучшем случае задача им ставится в самом общем виде – “компанию интересует такой-то рынок” или “беспокоит такой-то конкурент”. Конкретная задача может не ставиться (особенно при защитных мероприятиях) и в таких случаях службы самостоятельно определяют цели и задачи своих операций (исходя из генеральных целей корпорации). В конкурентной борьбе компаний существует две линии – рыночное наступление (активные операции против конкурентов) и конкурентная защита (противодействие аналогичным операциям конкурентов).

Активными операциями в основном занимаются внешние кризисные агентства, часто входящие в общую структуру спецслужб. За такие действия корпорация ответственности не несет, а в случае провала не подвергается риску утери репутации.

«Многоцелевой экономический подрыв» (выражение Дж. Перкинса, автора интересной книги «Исповедь экономического убийцы»[2]), осуществляемый транснациональными корпорациями в тесном союзе со спецслужбами и (как правило) в интересах правительства США, получил новый импульс в начале XXI века под флагом борьбы с терроризмом.

Кстати, подобные источники информации в ГК «Росатом» и в других российских компаниях следовало бы внимательно изучать и делать соответствующие выводы, поскольку эта сфера деятельности в международном бизнесе активно развивается.

Особые преимущества национальных государственных разведывательных спецслужб в современном мире (в отличие о частных структур бизнеса) обусловлены современными достижениями в области прикладного научно-технического прогресса, вызвавшего к жизни не столько сверхминиатюрные, автономного действия средства индивидуального промышленного шпионажа (фото-, видео- и аудисъемка и др.), но технически сложные и дорогостоящие многоцелевые разведывательные системы, в том числе космического базирования (система «Эшелон», перехват и расшифровка радиоизлучения ПЭВМ, факсов, телетайпов, сотовых, мобильных, пейджеровых сетей связи и др.). При этом для обработки полученной информации применяются новейшие супер-ЭВМ. Среди  методов внешнеэкономической разведки особую значимость приобретает компьютерная разведка средствами Интернета.

Аналоги такой информационно-консультационной спецдеятельности обнаруживаются и в развитой Европе.

Показательно, что в интересах разведки ФРГ в состав совета директоров «Сименса» была введена специальная должность представителя БНД. В последние годы им в концерне являлся Фолкер Юнг. Формально он курировал коммуникационное подразделение и отвечал за негласную продажу по всему миру аппаратуры для прослушивания телефонных разговоров. В результате энергичных усилий его людей среди клиентов концерна оказались такие российские структуры стратегического значения, как: Министерство обороны РФ, Государственная Дума, бывшая ФАПСИ, МЧС РФ, Федеральный ядерный центр, «Газпром», Сбербанк России, АО «Мосэнерго», МГТС, ЛУКОЙЛ, ЮКОС, Алроса, ГАЗ, РНЦ «Курчатовский институт», АК «Сибур», Международный промышленный банк, Госкомимущество РФ. За верную службу Юнг при увольнении получил благодарность президента БНД. Многие годы в «Газпроме» пользовались аппаратурой «Сименса», постоянно рискуя коммерческой тайной. Но защита гостайны РФ (включая атомные секреты) обеспечивается использованием российской спецтехники.

В 2003 г. правительство Франции создало новый разведывательный орган  «Intelligence economique» в интересах ускоренного и эффективного развития особо стратегических предприятий и организаций французского бизнеса.

Важно, что интересы частного крупного и среднего бизнеса в остро конкурентной среде глобализирующейся экономики вызвали необходимость создания корпоративных структур деловой разведки (как научно-технической, так и экономической).

Зарубежная управленческая практика показывает основные задачи, решаемые подразделениями корпоративной разведки (КР) в компаниях. К ним относятся:
·       повышение эффективности ведения бизнеса, главным образом за счет поддержки принятия решений, как на стратегическом, так и тактическом уровне;
·       «раннее предупреждение» менеджеров компаний о нарастающих угрозах бизнесу;
·       выявление благоприятных для бизнеса возможностей, которые компания без конкурентной разведки могла бы не заметить;
·       содействие собственной службе безопасности в выявлении попыток конкурентов получить доступ к корпоративным секретам;
·       выполнение функции управления рисками для эффективного реагирования на быстрые изменения окружающей среды.

Ниже в табл. 2 приводятся  показательные итоги опроса на казахском сайте SPY.KZ.  – см.: http://spy.kz/modules.php?name=Surveys&op=results&pollID=2&mode=thread&order=0&th old=0, дата обращения 9 августа 2012 г.

Лишь 14% опрошенных русскоязычных компаний имеют свои специальные подразделения корпоративной разведки.
                                                                                                                       
                                                                                                                        Таблица 2.
Итоги опроса русскоязычной аудитории сайта SPY.KZ  по теме «Пользуетесь ли Вы услугами конкурентной разведки?»
                                               (по состоянию на 9 августа 2012 г.)

Варианты ответов
Количество ответов
Да, есть специальное подразделение в компании
13,94 % (196)
Да, пользуемся услугами сторонних организаций
7,18 % (101)
Нет, нет надобности
21,41 % (301)
А что такое конкурентная разведка и для чего она?
57,47 % (808)
Всего приняли участие в опросе
100,00 % (1406 человек)

Основное отличие корпоративных структур конкурентной разведки от государственных разведслужб в том, что главной задачей разведслужб является сбор информации, а основная задача соответствующих  «кризисных структур» компании - проведение акций для достижения конечного экономического результата. Отсюда различия в технологиях. Сбор информации в частных корпорациях структур КР развит слабее и направлен только на то, что нужно для конкретной операции (в том объеме, который необходим). Также отличием сбора коммерческой корпоративной информации от разведки является акцент не на точность и полноту фактов, а на выявление процессов и тенденций.

Если говорить о готовности России к эффективной промышленной и торговой деятельности в современном мире, включая и регламенты ВТО, то практика последних лет США и ряда других стран (Германия, Израиль, КНР и др.) инициирует новые тайные российские цели.

7. Российский бизнес нуждается в создании особых
    управленческих подразделений: «Третьи отделы»

Разработка теории торговой войны для современной России важна с целью формирования более эффективной системы государственного управления и координации деятельности на федеральном уровне (Правительство РФ, Минфин, Минэкономразвития, Минпромторг, Банк России и др.).

По мнению автора, в ведущих министерствах и ведомствах РФ целесообразно иметь специальные подразделения «Третьи отделы», содействующее крупному и среднему бизнесу в научном обосновании и ведении торговых войн с учетом важнейших приоритетов в развитии страны (рост национального богатства, переход к инновационной экономике, развитие оборонной промышленности, совершенствование регионального и международного сотрудничества стран СНГ и др.). Также такие подразделения нужны в крупном и среднем бизнесе (включая частный).
Внешнеторговые задачи также имеют место в области информационных войн.

Формирование и совершенствование российской экономической политики в XXI в. предполагает усиление программно-целевого подхода с разработкой ряда специальных (конкурентных) сценариев возможных торговых  войн на ближайшие годы.

Согласно новой "Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года", разработанной под руководством секретаря Совета безопасности РФ Н. Патрушева, Россия будет проводить "прагматичную внешнюю политику, исключающую затратную конфронтацию, в том числе новую гонку вооружений". Авторы стратегии полагают, что в мире обострится конкуренция за контроль над энергетическими ресурсами, что может привести к военному противостоянию с применением ядерного оружия. Разработчики документа рассчитывают, что в России сформируется "высокопрофессиональное сообщество спецслужб РФ". В  итоге Россия может войти к 2020 г. в пятерку мировых лидеров по объему ВВП. Однако угрозой экономической безопасности страны признана сложившаяся экспортно-сырьевая модель развития экономики РФ, "особенно уязвимая в условиях ее доступности для иностранного капитала и подверженности коррупционным схемам".

В торгово-экономических войнах в ближайшие годы возрастает роль «защитных» и «подрывных» спецопераций (и также диверсий), в том числе с участием сотрудников служб внешней разведки и контрразведки.

Для повышения конкурентоспособности новых товаров на российском и мировом рынках важно: лучшее понимание нужд потребителей; высокое соотношение результатов и издержек; умение опережать конкурентов во времени организации серийного производства товаров; учет фактора спроса (моды) и использование более высокой цены для получение большей прибыли; активное выведение товара на массовый рынок, реклама и др.

Велика роль рыночных факторов (качество продукции, спрос, предложение, оптовая и розничная цена, условия поставки и др.).

Важным условием промышленного и экономического развития является достаточность (в сравнении с другими странами мира) финансирования научно-технической сферы. В последние годы затраты на науку в России не превышали 1% ВВП, что в 2 раза ниже, чем в США (около 2%) и в 3 раза, чем в Японии (около 3%). Для возможных побед в предстоящих экономических и торговых войнах в России необходимо существенно увеличить совокупные национальные  расходы на НИОКР (в 2,5-3% к ВВП), особенно для перспективной гражданской продукции (и также для развития атомной энергетики и др.).

Высокая конкурентоспособность – не обязательно следствие наличия у предприятия высоких технологий, как это часто подчеркивается многими исследователями проблемы. Важна политика рыночной агрессии.

Экономика России требует нового качества менеджеров, инженеров и ученых. Для привлечения их в Россию необходимо повышение инвестиционной привлекательности страны, создание достойной инфраструктуры, а также атмосферы доверия и условий для взаимовыгодного сотрудничества с развитыми странами Запада и Востока. Однако в решении таких проблем потребуются и «двойные технологии» управления и бизнеса.

Отсюда новые миссии высшей школы России и Минобрнауки.

Разработчики утвержденной Правительством РФ 8 декабря 2011 г. «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года»  указывают на три возможных стратегии инновационного развития России (с. 21-23): 1) инерционное развитие с игнорированием научно-технического прогресса;  2) догоняющего развития и локальной технологической конкурентоспособности; 3) достижения лидерства в ведущих научно-технических секторах и фундаментальных исследованиях.

В вариантах 2 и 3 видятся новые масштабные задачи как высшей школы, так и внешней разведки РФ.

Новая инновационная политика и упрочнение позиции экономики России в мире требуют изменения приоритетов научно-технической разведки России и новых форм связей спецслужб СВР, ФСБ, ГРУ с высшей школой, отраслевыми и академическими НИИ, наукоемкими российскими компаниями. Также свои новые задачи множатся для экономической разведки.

Исходя из активности на международном рынке, ГК «Росатом» должна иметь собственную корпоративную внешнюю разведку. Здесь автор выступает за лучшую подготовку специалистов нового профиля в Институте международных отношений МИФИ, ставшего примером развития для ряда ведущих технических университетов России.

В целом назрела объемная интеграция ряда ведущих  инновационных университетов со структурами внешней разведки, где головным ведомством является Служба внешней разведки РФ (СВР), а координируемыми – ФСБ и ГРУ Минобороны. Речь идет о развитии научно-технической и внешнеэкономической разведки в интересах развития промышленного потенциала крупного и среднего бизнеса, а также поддержки малого наукоемкого бизнеса.

В целом в международной торговле товарами и услугами преимущество получает тот, кто может предложить рынку товар лучшего качества по более низкой цене. Такое требование  имеет характер «необходимости» и «достаточности». Вместе с тем, борьба крупного и среднего бизнеса за мировые рынки никогда не велась по строгим, справедливым правилам. Часто побеждает не тот, у кого товар лучше, а тот, кто просто действует умнее, агрессивнее и жестче. В отдельных случаях конкурентная борьба направлена на физическое устранение крупных менеджеров, промышленные диверсии, шантаж, подкуп и др. Известны приемы итальянской, китайской или русской мафии для достижения своих экономических целей.

Насколько готовы к пониманию глобальной конкуренции выпускники нашей высшей школы?

В современных торгово-экономических войнах все большее значение приобретают тайные подрывные спецоперации, в том числе с участием служб внешней разведки и контрразведки, сил спецназначения и быстрого реагирования (практика спецслужб США и др.). Имеет значение и недобросовестная конкуренция: распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки товаропроизводителю либо нанести ущерб его деловой репутации; введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей; некорректное сравнение производимых или реализуемых товаров одного производителя по сравнению с другими; нарушение норм использования интеллектуальной собственности и др.

В решении отдельных задач стратегического развития стран мира важное место занимает секретная деятельность государственного аппарата, в том числе применительно к организации и ведению торговых войн. При этом базовое значение имеет  квалифицированное применение соответствующего законодательства.

Своеобразный феномен новых «двойных технологий» очень важен  для развития высшего профессионального образования в мире и в России.

Здесь одно из особых применений – изучение в  высшей школе России курсов «конкурентной разведки». Уже на студенческой скамье и в аспирантуре ведущих инновационных университетов РФ поэтапно следует давать знания о роли, методах и технологиях внешней разведки, а также о роли и методах проведения защитных операций в торгово-промышленной политике.

Для решения подобных стратегических проблем развития направлен  закон Российской Федерации от 30 декабря 2006 г. № 281-ФЗ «О специальных экономических мерах» (опубликован 10 января 2007 г.). Но в этом направлении требуется дополнительная правовая база и новые управленческие кадры.

В свою очередь учебные заведения Минэкономразвития, Минобороны, ФСБ, СВР должны начать готовить специалистов по ведению торгово-промышленных войн.

По мнению автора, целесообразно организовать специальный межведомственный «Центр новых технологий торговых войн» при Правительстве РФ.

РЕЗЮМЕ

Это пятая научная статья автора по торговым войнам. Первая публикация  по теме со специфическим «особым уклоном» была:  Бобылов Ю.А. О «торговых войнах» России в условиях мирового экономического кризиса // Бюллетень иностранной коммерческой информации, 2009, № 23, с. 2-3 и № 24, с. 2-4, 10. В атомной статье учтен опыт внешнеэкономической работы автора в 2001-2009 гг. экспертом соответствующей Рабочей группы РСПП А.Мордашова по подготовке присоединения России к ВТО, а также многолетний и разнообразный опыт деятельности в системе секретного ВПК СССР.

Предложенная к обсуждению статья написана с учетом особой читательской «атомной аудитории», знающей историю создания атомного проекта. Многое все еще осталось секретным. Важно, что такая история мировой и советской атомной науки и техники насыщена «секретными управленческими решениями». Чего стоят созданные в СССР атомные ЗАТО!   

К сожалению, экономика России все более теряет свой «наукоемкий облик». Многое из того, что ранее делалось в атомной и ракетно-космической промышленности, уже не удается воспроизвести из-за разрушенного научно-технического и промышленного потенциала. Импорт в Россию качественного и недорогого оборудования, машин, приборов, комплектующих, материалов достиг «критического уровня», что ставит сложные вопросы о нашем доверии к руководящей элите и спецслужбам, призванным обеспечивать национальную безопасность России.

Новые угрозы прогнозируются многими крупными учеными от присоединения России к ВТО и открытия внутреннего рынка для иностранных производителей товаров и услуг. Ожидаемые крупные энергетические угрозы уже вскоре почувствуют и в ГК «Росатом». Советские АЭС почти выработали свой ресурс. С созданием новых надежных и экономичных энергетических блоков для АЭС есть проблемы.

России явно не хватает высококвалифицированных ученых, инженеров, управленцев.

В этой связи автор и поставил вопрос о развитии управленческих структур в критически важных секторах производства России. Предлагается создание «Третьих отделов». Для них придется поискать «особые кадры» с представлениями не только о сути стратегического менеджмента, но и глубоко секретных целях и методах работы спецслужб (ФСБ, СВР, ГРУ и др.).

В сложных и дорогостоящих экономических и торговых войнах с опасными конкурентами Россия не должна быть побежденной.




[1] http://economicintelligence.blogspot.com/200702/economic-espionage-act-of-1996.html

[2] См. книгу в Интернете: lib.rus.ecb/76872

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Геополитика
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Геополитика:
Правда об АЭС «Белене»

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 5
Ответов: 2


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 1 Комментарий | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: «Третьи отделы» в условиях глобальной конкуренции. Продолжение (Всего: 0)
от Гость на 14/08/2012
Для того, чтобы участвовать в любой войне, нужно определиться, на чьей ты стороне. Ну, вот, к примеру, господин Суперфин гражданин США, возглавляет российское предприятие, которое строит АЭС Аккую в Турции. Естественно в процессе строительства будет возникать масса проблем, которые нужно оперативно решать в пользу России. А это ему надо? Чью сторону будет занимать Суперфин, если известно, что на мировом рынке американский проект AP-1000 конкурирует с росиийским ВВЭР-1200??? Или наша политическая элита, у которой счета, недвижимость и родня за рубежом, чью сторону она будет занимать?  


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.08 секунды
Рейтинг@Mail.ru