proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[16/02/2006]     Модернизация высокотехнологичной промышленности

В.В.Карачаровский, Государственный университет – Высшая школа экономики, Москва

В новой экономике одним из наиболее прибыльных рынков является рынок промышленной наукоемкой продукции.

Обороты на нем постоянно растут и составляют по последним оценкам более 2 трлн. долларов в год [1]. Контроль более чем над 80% всего мирового рынка наукоемкой продукции обеспечивает ведущим державам мира благосостояние и привилегированное положение в экономике. Россия на этом рынке практически не представлена, ориентируясь на экспорт сырья. При этом большинство ведущих нефтедобывающих стран уже сегодня в своем балансе от экспорта нефти имеют только 40%, а 60% — от интенсивно развивающегося наукоемкого производства. В России же более 70% в структуре экспорта составляет экспорт сырья. Если рассматривать незначительную долю, приходящуюся на экспорт промышленной продукции, то по заявлению Михаила Фрадкова, более 40% в его структуре составляет военно-техническое сотрудничество (ВТС) [2].

Таким образом, специфика позиций России на мировых рынках состоит в преимущественной ориентации на низкотехнологичные (сырьевые) формы обмена, а в слабо развитой сфере высокотехнологичного обмена – главным образом, на рынки вооружений и военной техники.

Сущность политики модернизации высокотехнологичной промышленности

В советской период в России был создан мощный и эффективно работающий с точки зрения поставленных перед ним задач комплекс высокотехнологичных производств, нацеленных на выпуск сложной наукоемкой продукции. Однако ввиду специфики советской промышленной политики все предприятия были сосредоточены в специфических военно-промышленных структурах, а гражданское высокотехнологичное производство рассматривалось как второстепенное по отношению к производству вооружений и военной техники.

Эта специфическая наследственность привела к значительной деградации всего научно-производственного потенциала страны в условиях политики экономического либерализма, начатого в 1991–92 гг., т.к. в новых экономических условиях созданные под специфические цели военно-промышленные структуры, работали с большими издержками и не могли обеспечить необходимый уровень конкурентоспособности [3].

В связи с этой особенностью отечественной высокотехнологичной промышленности в выработке экономической и промышленной политики требуется оптимально сочетать, с одной стороны, требования, предъявляемые современной экономикой и, с другой стороны, интересы отечественных предприятий высокотехнологичного сектора. Это делает процесс модернизации производств сложным и противоречивым. Уже к 1997 г. было произведено около одиннадцати попыток выбора оптимальной модели управления реструктуризацией, каждая из которых продолжалась 8–12 месяцев, при этом объемы высокотехнологичного производства продолжали падать [4]. До сих пор, несмотря на кажущуюся стабилизацию, программы модернизации сталкиваются с колоссальными трудностями.

Идеал и реальность: от содержания программ к практическим вопросам модернизации

Проблема реформирования и развития высокотехнологичной промышленности России и, главным образом, его исторически сформировавшегося ядра – оборонно-промышленного комплекса (ОПК) – не перестает исчезать из декларируемых властью приоритетов государства, излагаемых в государственных программах модернизации [5]. Однако практика модернизации, как правило, существенно корректирует заложенные в программах модели. Реально возникающие трудности могут отводить на второй план те или иные поставленные в программах задачи, а другие делать доминирующими, забирающими на себя основные ресурсы. В качестве индикатора реального хода процессов модернизации мы рассмотрим структуру практических вопросов, обсуждаемых и решаемых властью [6]. Декларированные в программах высокие цели на практике могут быть полностью вытеснены одной единственной проблемой дефицита средств. В программах может быть провозглашен курс на форсированное развитие, а практика в силу объективных причин сведена к поддержанию достигнутого в прошлом уровня. Возникают две модели модернизации – идеальная и реальная, в проектах и в фактах. Мы предпримем попытку охарактеризовать ситуацию в высокотехнологичной промышленности на основе сопоставления этих двух моделей.

Высокотехнологичная промышленность в проектах и фактах

Содержание двух базовых программ модернизации высокотехнологичной промышленности – «Национальная технологическая база» и «Реформирование и развитие ОПК» – а также структуру практических вопросов, возникающих в ходе их реализации, характеризуют десять ключевых тем (табл. 1). Каждой теме можно приписать определенный ранг, указывающий на ее относительную значимость (вес) среди прочих тем. Идеальная модель модернизации, полученная на основе комплексного анализа содержания базовых государственных программ, имеет существенные отличия от модели реальной модернизации, выраженной в структуре практических проблем, артикулируемых и решаемых властью. Как видно из таблицы переход от программ к практике модернизации характеризуется:

• сохранением рангов тем «финансы», «мировой рынок», «гражданское производство» и «кадры»;

• падением рангов тем «наука», «конкурентоспособность», «технологическое перевооружение» и «реформа»;

• возрастанием рангов тем «госзаказ» и «контроль». Рассмотрим каждое изменение более подробно.



Каждая тема представляет собой интегральный показатель, который сформирован как объединение множества идентичных по смыслу элементов текста (слов и словосочетаний). Все темы рассчитаны по формуле: hspace=4 где Ki – число упоминаний в тексте всех категорий, относящихся к i-й теме; hspace=4 – суммарное количество упоминаний в тексте всех выделенных категорий.

Финансы. Эта проблематика имеет один из самых высоких рангов, как в программах, так и среди практических вопросов модернизации, решаемых властью (табл.1).

В программах тема финансов сводится к следующим основным положениям:

• стабилизация социально-экономического и финансового положения предприятий;

• перевооружение производственно-технологической базы предприятий;

• концентрация ресурсов на приоритетных направлениях техники;

• повышение восприимчивости промышленного производства к инновациям;

• промышленное освоение новых технологий.

При этом в программах четко обозначена тема ограниченности финансов. Поэтому объявляется конкретный набор т.н. «критических» направлений. В программе «Национальная технологическая база» прописывается порядка 20-ти приоритетных технологических направлений/отраслей, подлежащих первоочередному финансированию. Однако если в программах выдерживается равноприоритетность различных технологических направлений, то в текущем обсуждении проблем модернизации очевидно доминирование интересов определенных отраслей, безусловным лидером среди которых является авиационная промышленность (табл. 2).



Еще более значительные изменения при переходе от концепций к практическим вопросам модернизации тема «финансы» претерпевает в другой связи. Если в программах финансовые вопросы касаются конкретных целей и механизмов развития, то практические вопросы финансирования, в основном, касаются проблемы погашения долгов. При этом тема инвестиций очень размыта и не имеет четких фокусов.

На практике тема финансов оказывается сильно связанной с другой ярко выраженной темой гособоронзаказа. Однако и в данном случае тема в итоге сводится к двум проблемам – недофинансирование и долги по гособоронзаказу, принципиальная недостаточность гособоронзаказа для целей развития. Типичные заявления таковы:

«К сожалению, в последние десять лет стабильности в экономическом развитии страны не было, что порождало несвоевременное и недостаточное финансирование государственного оборонного заказа».

«Правительству удалось обеспечить хороший уровень финансирования государственного оборонного заказа».

«Государственный оборонный заказ на следующий год будет выдержан».

«Правительство до начала декабря решит проблему долгов по государственному оборонному заказу».

Таким образом, реальную стратегию финансирования можно охарактеризовать как направленную на обеспечение выживания, а не прорывного развития производств.

Реформа. Тема занимает первое место, как в программах, так и в ряду практических вопросов модернизации. Содержательно она охватывает всю совокупность направлений реформирования высокотехнологичной промышленности. Но основной оказывается идея создания интегрированных структур. В программе «Реформирование и развитие ОПК» стратегия на интеграцию определяется следующим образом:

• создается эффективная структурно-институциональная база ОПК, путем стимулирования процессов отраслевой и межотраслевой интеграции предприятий и организаций, формирования различных видов крупных конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках корпораций с участием государственного и частного капитала;

• формирование ядра предприятий ОПК происходит не изолированно от общепромышленной базы, а путем наиболее полной интеграции с гражданским сектором промышленности; интегрированные структуры создаются не директивно, а на добровольной основе, «снизу».

Таким образом, в программах идеал институционального обеспечения конкурентоспособного производства видится в создании крупных, имеющих существенный финансовый и производственно-технологический ресурс корпорациях, объединенных на естественных принципах – через придание легитимного статуса уже существующим неформальным контактам между предприятиями.

Однако анализ практически обсуждаемых вопросов модернизации заставляет внести определенные коррективы в этот идеал. В первую очередь становится очевидной проблема неясности средств и механизмов осуществления интеграции:

«Действительно, когда говорят о реформе ВПК, то непонятны не столько цели, сколько средства их достижения... Понятно, что цель реформы – сделать несколько десятков холдингов. Цель вроде бы благая, но вот как ее достичь... Этого как раз пока никто не знает».

«Программа реформирования оборонно-промышленного комплекса носит во многом поверхностный, компилятивный, умозрительный характер...»

Кроме того, на практике возникает спор о концептуальной целесообразности и обоснованности самой идеи создания крупных холдингов:

«Остается странное ощущение бесформенной и бессистемной массы оборонных предприятий, произвольно наструганных в так называемые вертикально интегрированные структуры".

«Чиновники любят говорить о холдингах, но это вообще не холдинги. Что это такое, понять невозможно. Просто слово на букву "х", и звучит хорошо».

«Без холдингов сейчас не проживешь. На кастрюлях и лодках больших денег не сделаешь. Нужна новая конкурентоспособная на международном рынке техника. Это по силам только промышленным гигантам».

«Создание холдингов не самоцель... Главное – это результат, который должен воплотиться в конкретную конкурентоспособную продукцию на внутреннем и мировом рынке...»

«Объединение предприятий ОПК в концерны не принесет никакой пользы народному хозяйству... Cоздание из предприятий ОПК концернов приведет к исчезновению конкуренции между предприятиями и ненужному росту бюрократического аппарата...»

Появляются сомнения в реалистичности замысла добровольной интеграции, которая на практике сводится к директивному назначению «добровольных» и торможением реформы рядовыми чиновниками:

«Чисто административными мерами создать эти холдинги и концерны не удастся – капитал под конвоем не ходит. Ставку нужно делать на те предприятия, которые выжили и сами уже создали вокруг себя кооперацию, а не назначать сверху»

«Холдинги формируются в Москве, на бумаге. В большинстве случае они заранее "мертворожденные"».

«Мы сейчас занимаемся оформлением в течение полугода Постановления Правительства по созданию концерна, который объединит несколько предприятий… Есть Указ Президента по организации холдинга… Так с этим Постановлением мы ходим уже полгода».

Итак, заложенная в программах идея «Конкурентоспособность России – это мощные холдинги» на практике явно ослабевает, т.к. вызывает сомнения в своей целесообразности из-за недостаточной концептуальной проработанности, страдает несовершенством механизмов реализации, а также порождает традиционную для России проблему неизбежной бюрократизации любого изначально благого процесса.

Кадры. Интересно, что при представленности, хотя и слабой, этой проблемы в программах, она практически отсутствует в ряду практических вопросов. Это не случайно, т.к. уже в самих программах проблема кадрового обеспечения производств звучит двояко.

С одной стороны, в программе «Национальная технологическая база» предполагается создать целую государственную систему кадрового обеспечения национальной технологической базы, способствующую адекватному восполнению интеллектуального потенциала высокотехнологичных отраслей промышленности. Более того «Технологии подготовки кадров для национальной технологической базы» включены в число приоритетных критических технологий, подлежащих первоочередному финансированию. С другой стороны, несколько иное звучание имеет проблема кадров в программе «Реформирование и развитие ОПК», где сделан акцент на том, что на период проведения мероприятий по реструктуризации на конкретных предприятиях объемы господдержки определяются исходя из цели поддержания минимально необходимой технологической численности персонала. Этот тезис типичен для стратегии выживания, а не рывка, стагнации, а не прорыва.

Хочется задать вопрос – а где будут задействованы подготовленные для технологического рывка кадры, если производство на период реформ (а это, как показывает опыт процесс практически бесконечный) будет ориентировано на поддержание минимально необходимой численности персонала?

Минимально необходимая численность персонала означает неспособность поддерживать работу конвейеров, невозможность поднять даже минимальный серийный заказ. Не поэтому ли, например, как в случае отечественного телевизионного производства, бизнес размещает заказы по производству деталей на зарубежных предприятиях, а в России осуществляет только сборку?

Государственный контроль и бюрократизм. Проблема характера и размеров государственного контроля деятельности предприятий и, главным образом, его основного негативного следствия – бюрократизма, несмотря на действительную остроту, применительно к высокотехнологичной промышленности артикулирована слабо, как в программах, так и в обсуждении текущих практических вопросов.

Тем не менее, две стороны этой проблемы все же привлекают внимание, как экспертов, так и высших чиновников. Одна – традиционное публичное признание пагубности бюрократизма, при традиционном же отсутствии ясности в том, как эту проблему устранить:

«Необходимо преодолеть …бюрократическую волокиту».

«Бюрократию надо не убеждать уменьшать свои аппетиты, а директивно ограничивать. Надо провести радикальное сокращение функций госорганов».

«Нельзя реформировать промышленность, не реформируя соответствующие федеральные органы исполнительной власти. Поэтому программа реформирования ОПК должна быть дополнена проектом реформирования федеральных органов исполнительной власти».

Другая сторона, напротив, связана с постановкой вопроса о необходимости усиления госконтроля. Главным образом, это касается контроля военно-технического сотрудничества (ВТС).

«Военно-техническое сотрудничество – это национальная безопасность России, и вопросы разработки нового оружия, техники должны находиться под контролем государства».

Малейшее ослабление приводит к поправкам со стороны Президента:

«Наблюдается некоторый спад с точки зрения контроля правительства за вопросами военно-технического сотрудничества. Отнеситесь к этому внимательнее. Ведь известно, насколько сложно завоевывать новые рынки и удерживать старые... Сбоев быть не должно».

Ясно, что ВТС всегда была и останется той сферой высоких технологий, контроль над которой будет только усиливаться. Этот совершенно правильный подход сопровождается, однако, неясностью в вопросе о том, как нивелировать отрицательные следствия усиления государственного контроля над деятельностью предприятий:

«Излишняя бюрократизация… действительно существует. Наглядный пример – у нас есть прямой контракт с китайцами – и соглашение есть, и проект, и запрос и разрешения – но контракт мы уже оформляем 1,5 года. Были все указы о том, что все должно делаться за 10–15–30 дней. Но на деле мы контракт оформляем 1,5 года».

А ведь следует помнить, что предприятия, ориентированные на ВТС, являются локомотивом отечественного высокотехнологичного производства, включая и его гражданскую составляющую. На текущем этапе проблему госконтроль-бюрократизм нельзя считать разрешенной. Намеков на способы ее решения нет ни в программах, ни в общественно-политическом дискурсе.

Внешние рынки и экспорт. ВТС – единственная тема, с которой на практике государство связывает позиции российской высокотехнологичной промышленности на внешних рынках. Если в программах укрепление позиций российских производителей на мировых рынках предполагается за счет создания конкурентоспособных образцов как военной, так и гражданской продукции, то при обсуждении практических вопросов в этой связи упоминается только ВТС. Оно же, наряду с госзаказом, рассматривается как финансовая основа поддержки высокотехнологичного сектора. Интересно, что тема работы на рынках гражданской продукции в данном случае практически не упоминается.

Следует отметить еще два важных момента. Известно, что сегодняшний успех России на мировых рынках военной продукции связан целиком с успешными продажами моделей вооружений и военной техники, разработанных в советский период. Совершенно очевидно, что момент, когда ресурс советского задела иссякнет, близок. И тогда Россия не только уступит, но просто полностью утратит свои позиции на внешних рынках. При всем этом в ряду практических вопросов модернизации очень слабо развита тема временности текущего успеха от ВТС на внешних рынках:

«В настоящее время как такового спада в экспорте российских вооружений пока нет, но то беспокойство, которое высказывается, не беспочвенно».

«Для того, чтобы получить на вооружение очень сложные технологические образцы ракетного оружия, авиационного оружия, лодок, кораблей к 2015-му году, нам необходимо в 2005-м году начать, как минимум, НИОКРы по этим образцам».

Этой теме посвящены единичные суждения, причем, как правило, лишь констатирующие проблему. Основное внимание уделяется обсуждению проблемы оптимизации административно-управленческой стороны работы предприятий на внешних рынках – в частности, будут ли способствовать холдинги улучшению позиций нашего экспорта или нет, большее или меньшее количество экспортеров необходимо сегодня и т.д. Именно в этой связи проблематика ВТС развита наиболее сильно:

«Пока процесс организации холдингов в оборонке идет непродуманно, что может отрицательно сказаться на выполнении … экспортных программ, продвижении оружия и боевой техники на мировой рынок».

«Известно большое число случаев, когда российские предприятия ВПК в конкурентной борьбе друг с другом утрачивали способности выигрывать на международных тендерах, в то время как при объединении их усилий и оптимизации издержек российская марка была бы вне всякой конкуренции».

«Предложено создать 36 корпораций, которым вместе с входящими в них предприятиями будет предоставлено право самостоятельного ведения военно-технического сотрудничества».

«Увеличение количества самостоятельных экспортеров нецелесообразно, поскольку приведет к росту нестабильности на мировом рынке вооружений».

Таким образом, можно сделать два вывода. Во-первых, проблема завоевания позиций на мировых рынках конкурентоспособной продукции перефокусируется на проблему укрепления позиций на мировых рынках исключительно военной продукции. И, во-вторых, акцент делается на оптимизации обеспечения продаж существующих (de facto советских) разработок, а проблематика кризиса, связанного с моральным старением этих разработок и отсутствием новых, артикулирована слабо.

Наука и инновации. При безусловном доминировании проблем науки в программах модернизации, в структуре практически обсуждаемых вопросов наука попадает в число низкоприоритетных тем, ее вес снижается почти в 5 раз (табл. 1). При этом, однако, следует отметить, что тема науки развита, хоть и слабо, но в позитивном ключе. Выделяются два четких фокуса: 1) увеличение объемов финансирования науки при общей политике ненаращивания государственных расходов, 2) оптимизация связей наука-производство.

Низкоприоритетность темы в определенной мере понятна, т.к. основной проблемой в России сегодня является именно деградация промышленности, а она является основным заказчиком науки. Наука и инновации займут достойные места только после того, как будут выведены из кризиса главные потребители ее услуг – промышленные предприятия.

Технологическое перевооружение. Проблема технологического перевооружения, необходимость которого связана с физическим и моральным износом основных фондов предприятий четко артикулирована в программах и имеет один из самых высоких рейтингов. Согласно основным положениям программы «Реформирование и развитие ОПК» решение этой проблемы предполагает целый комплекс мероприятий, среди которых адресные инвестиции, капитальные вложения на безвозвратной основе, перепрофилирование высвобождаемых мощностей на выпуск конкурентной на внешнем и внутреннем рынке продукции.

Но иначе поставлена проблема технологического перевооружения в практическом обсуждении проблем модернизации. В нем доминирует дискуссия об источниках средств под технологическое перевооружение, что свидетельствует в действительности об отсутствии денег на перепрофилирование мощностей и вызывает новое обсуждение проблемы, откуда брать деньги:

«Необходимым сохранить мощности оборонных предприятий и гарантировать им хотя бы минимальный госзака».

«Экспорт не может определять развитие оборонки. Он может поддержать на какое-то время производственные мощности, трудовые коллективы, решить социальные вопросы, дать инвестиции в развитие и т.д. Но на перспективу ее может поддержать только гособоронзаказ».

В подавляющем большинстве суждений констатируется наличие проблемы, но нет ни одного заявления, где бы был отмечен успех:

«Особую тревогу вызывает старение фондов: более 70% основных фондов предприятий ОПК изношены».

«Загрузка мощностей предприятий ОПК не превышает 20%».

Сильно выражена точка зрения, ориентирующая на сокращение мощностей:

«Правительство РФ считает нецелесообразным дальнейшее бюджетное содержание явно избыточного количества оборонных предприятий, перекрывающих по своим мощностям нынешние потребности государства».

«...на ногах российского ВПК еще до сих пор весьма серьезные гири. В том числе… огромная избыточность производственных мощностей, …недостаточное финансирование мобилизационных мощностей, …отсутствие должной государственной поддержки конверсии». «Сейчас многие заводы, за которыми числятся мобилизационные мощности, уже не в состоянии выпускать военную продукцию. Пусть они лучше … выпускают если не снаряды, то хоть что-нибудь».

Конкурентоспособность. При нацеленности практически всех разделов программ модернизации на решение основной задачи – повышение конкурентоспособности предприятий, эта тема сама по себе не представлена в структуре практически обсуждаемых вопросов.

В программах предполагается реализовать эту главную задачу за счет широчайшего круга мероприятий – от простого замещения в производстве старых образцов продукции новыми до внедрения на предприятиях новейших информационных CALS-технологий. Однако в реальном обсуждении проблематика конкурентоспособности представлена иначе. Большинство намеченных в программе задач и мероприятий всецело вытесняются двумя – структурными преобразованиями (созданием интегрированных структур, холдингов) и укреплением военно-технического сотрудничества.

«Государству пора остановить выбор на тех, кто выпускает конкурентоспособную продукцию... Необходима концентрация оборонных и экспортных заказов государства в определенных холдингах».

«Известно большое число случаев, когда российские предприятия ВПК в конкурентной борьбе друг с другом утрачивали способности выигрывать на международных тендерах, в то время как при объединении их усилий и оптимизации издержек российская марка была бы вне всякой конкуренции».

При этом интересно заметить, что в реальном обсуждении проблематика конкурентоспособности не связана с проблематикой гражданского производства. В результате складывается очевидная формула, иллюстрирующая реальные представления государства о конкурентоспособности:

Конкурентоспособность = холдинги + ВТС

Гражданское производство. Согласно программе «Реформирование и развитие ОПК» формирование ядра высокотехнологичной промышленности должно происходить не изолированно от общепромышленной базы, а путем наиболее полной интеграции с гражданским сектором промышленности. Стратегия на равноприоритетное развитие военного и гражданского высокотехнологичного производства четко прописана в программных документах.

При этом в реальном обсуждении гражданское производство – одна из наиболее абстрактных и низкоприоритетных тем. В первую очередь, очевидно отсутствие акцента на использовании высокотехнологичных мощностей в гражданских целях. По-видимому, гражданское высокотехнологичное производство уже не связывается с ОПК, но с чем тогда? Ведь в России именно оборонные предприятия концентрируют основные (в т.ч. гражданские) высокотехнологичные промышленные мощности.

Второй важный аспект, в связи с которым звучит проблематика гражданского производства – это идея о том, что на «гражданке» денег не сделаешь – нужен либо гособоронзаказ, либо ВТС:

«Чтобы нормально жить и работать, необходимо сегодня иметь соотношение заказов по основному профилю и выпуску продукции гражданского назначения – 50:50".

«С теми, у кого ВТС составляет менее 50%, мы стремимся не сотрудничать. В современных условиях они обречены».

«Я считаю, что оптимальным для ВПК является соотношение работ на внутренний рынок и на экспорт 30:70. Иначе предприятиям не выжить».

Итак, гражданское производство по-прежнему на практике рассматривается как второстепенное по отношению к производству вооружений и военной техники. Более того, в сложившихся условиях предприятия не видят в гражданских заказах ресурса, который мог бы дать импульс к развитию или, хотя бы, помог выжить.

К заключению

Сравнительный анализ содержания программ модернизации, с одной стороны, и практически обсуждаемых властью и экспертами проблем модернизации, с другой, показывает существование значительных расхождений между замыслом и фактом. В структуре практических вопросов модернизации либо подавлены, либо перефокусированы те проблемные акценты, которые позволяют расценивать программные документы как вполне адекватные требованиям новой экономики, нацеленные на форсированное развитие ключевых производств.

Структура практически обсуждаемых и решаемых властью проблем характеризует реализуемую в отношении высокотехнологичных предприятий стратегию как поддержание минимального уровня жизнеспособности, а не обеспечение условий для технологического рывка. В обсуждении практических вопросов модернизации явно прослеживаются тенденции на решение текущих задач, вместо стратегических. Кроме того, ориентация государства на «раскручивание» и продвижение на рынок старых советских заделов явно сильнее, чем стремление к стимулированию новых достижений.

Литература

1. Сироткин О.С. Технологический облик России на рубеже XXI века // Аналитический вестник информационно-аналитического управления Федерального Собрания РФ. Специальный выпуск. Промышленная политика как инструмент экономического роста. Январь 1998 г. № 2 (69). Ч. 1.

2. Информационное агентство ТС-ВПК. 28.02.2000 г.

3. Shkaratan O.I., Galchin A.V. Human resources, military – industrial complex and the possibilities for technological innovation in Russia// International Journal of Technology Management.1994. Vol. 9. No3/4. P. 464–480; Shkaratan O.I., Fontanel J. Conversion and Personnel in the Russian Military – Industrial Complex// Defence and Peace Economics. 1998. Vol.9. No4. P. 367–380; Перевалов Ю. Конверсия в России: несбывшиеся надежды // Вопросы экономики. 1999. № 7; Меньшиков С. Сценарии развития ВПК // Там же; Карачаровский В.В. Российский высокотехнологичный промышленный комплекс: политико-экономические императивы и безопасность развития // Мир России. 2001. № 2.

4. Шулунов А.Н. Состояние оборонной промышленности и пути выхода из кризиса. М., 1997.

5. Федеральная целевая программа «Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (2002—2006 годы)» – утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 11 октября 2002 г. № 713. Федеральная целевая программа «Национальная технологическая база (2002—2006 годы)» – утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 8 ноября 2001 года № 779.

6. База данных, которую составили 650 сообщений, заявлений и суждений официальных лиц, занимающихся проблематикой высокотехнологичной промышленности (более 200 экспертов, руководителей предприятий и чиновников разного уровня). База данных получена на основе регулярного сбора информации ведущих информационных агентств и охватывает период 2000–2003 гг.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Реформы и диалог с обществом
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Реформы и диалог с обществом:
Как разваливают атомную промышленность. Взгляд изнутри

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3
Ответов: 1


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.42 секунды
Рейтинг@Mail.ru