proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[19/11/2010]     Как власть помогает науке

И.Г.Дежина – д.э.н., заведующая сектором Института мировой экономики и международных отношений РАН

Кадровая ситуация в российской науке ухудшалась на протяжении всего постсоветского периода. Признаки упадка состоят в сокращении численности занятых исследованиями и разработками, увеличении среднего возраста исследователей, эмиграции ученых, которая со временем трансформировалась в «молодежный» отток кадров.



Кадровые проблемы назревали постепенно, и так же постепенно их важность осознавалась в Правительстве. Одной из центральных идей государства по улучшению ситуации с научными кадрами стало привлечение русскоязычной научной диаспоры. С 2009 г. в этой сфере реализуется несколько целевых мер.


Политика правительства по развитию связей с диаспорой

В сотрудничестве с диаспорой можно отметить ряд принципиальных моментов.

- Создание преференциальных условий отдельным научным организациям для привлечения ученых из-за рубежа. Наиболее финансово емкие проекты реализуются только для вузов федерального подчинения. Но почти 80% вузов не связаны с научными организациями, и только 18% профессорско-преподавательского состава занимаются научными исследованиями. За последние 3 года начала улучшаться материальная база вузов, но по-прежнему практически отсутствует вспомогательный персонал, необходимый для обслуживания инфраструктуры науки и осуществления исследовательского процесса. Выделяя вузы в качестве приоритетной группы поддержки науки, государство не внесло изменений в состав и структуру учебного процесса. Преподавательские нагрузки остаются высокими, не дающими возможность профессорско-преподавательскому составу полноценно заниматься научной деятельностью.

- Быстрая эволюция идеи привлечения представителей русскоязычной диаспоры к идее привлечения лучших ученых мира.

Наглядно данные тенденции демонстрируют два проекта – так называемое мероприятие 1.5: «Проведение научных исследований коллективами под руководством приглашенных исследователей» в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 гг.», и конкурс на получение грантов для «государственной поддержки научных исследований, проводимых под руководством ведущих ученых в российских образовательных учреждениях высшего профессионального образования», получивший неформальное название «мегагрантов» из-за существенного размера бюджетного финансирования.

В рамках мероприятия 1.5 бюджетное финансирование выделяется на научные проекты, руководителями которых являются ученые-соотечественники, работающие за рубежом. Максимальный объем поддержки двухлетнего проекта из средств федерального бюджета не превышает 2 млн руб. в год. В течение проекта очное участие приглашенного ученого в исследованиях на территории России должно составлять не менее двух месяцев в году.

Первый конкурс был проведен в 2009 г., и по его итогам профинансировано 110 проектов. Второй конкурс состоялся в 2010 г., было поддержано 125 проектов. Уровень конкурса: 3,4 заявки на проект в 2009 г. и 3,2 заявки - в 2010 г. (по данным Национального фонда подготовки кадров). По итогам отбора более 60% проектов реализуется в вузах.

Данные о приглашенных руководителях, к сожалению, не позволяют ответить на вопрос, кого же удалось пригласить для совместной работы.

  • Страновое распределение практически не отличается от других конкурсов и от географии совместных публикаций: 64% ученых в 2009 г. приехали из США, Германии, Великобритании и Франции. В 2010 г. 57% руководителей проектов также были из этих стран.
  • Гражданство: второе (российское) гражданство есть у 52% руководителей (данные за 2009 г.).
  • Должности приглашенных ученых: 49,6% - профессора, 19,2% - руководители подразделений, кафедр и лабораторий, 24% - научные сотрудники.
  • Средний индекс цитирования: официальной оценки не проводилось. Имеются только данные (за 2010 г.) о наличии у 89,6% приглашенных руководителей публикаций в журналах с импакт-фактором (численным показателем важности научного журнала). Среди грантополучателей только 8% гуманитариев, у которых может и не быть таких публикаций. Однако публикаций в реферируемых журналах нет более чем у 10% руководителей. По всей видимости, приглашенные из-за рубежа ученые имеют самую разную квалификацию.

Цели и результаты проекта 1.5


Из-за отсутствия четко сформулированных целей проекта, а также проблем, касающихся норм, регулирующих отношения как в сфере науке, так и вне ее, фактические его результаты оценить сложно. Если ставится задача привлечения лучших ученых, то на этапе экспертизы проектов больше внимания должно было бы уделяться информации об их публикациях и цитировании. Оценка ученого по должности и месту работы – критерий весьма приблизительный. Не в самых известных, региональных университетах имеются сильные лаборатории и факультеты.

Одной из заявленных целей мероприятия было получение наибольшей «отдачи» от работы зарубежного исследователя в России. В связи с этим было бы целесообразно:

- ввести требование ведения определенного объема преподавательской работы (небольшой курс лекций, проведение семинаров),

- объявлять конкурсы по тематике, соответствующей приоритетным направлениям развития науки и технологий РФ или Президентским приоритетам.


Привлечение ведущих ученых в российские вузы

 Второй крупный проект - привлечение ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования. Тем вузам, которые выиграют конкурс на создание научных лабораторий под руководством лучших ученых мира, в 2010-2012 гг. будет выделено в форме субсидий 12 млрд руб. По условиям конкурса ведущий ученый должен работать в созданной под его руководством лаборатории не менее 4 месяцев в год, начиная с 2011 г.

Планировалось профинансировать 80 проектов, до 150 млн руб. на проект на три года– беспрецедентная сумма даже по меркам таких стран, как США. По американской Программе технологических инноваций TIP (Technology Innovation Program), администрируемой Национальным институтом стандартов и технологий, в рамках которой поддерживаются высокорисковые научные исследования, проводимые национальных интересах, размер грантов составляет 3 млн долл. на 3 года (TIP Proposal Preparation Kit. NIST, April 2010, p. 5).

В конкурсе изначально имелось несколько проблемных аспектов, ставящих под сомнение возможность достижения эффектов, адекватных вложенным бюджетным средствам. Основные из них:

1. При слабой научной инфраструктуре в вузах (низкая эффективность эксплуатации оборудования, кадровые проблемы, нехватка вспомогательного и прочего персонала) сложно создавать лаборатории мирового уровня.

2. Требование присутствия в лаборатории не менее 4 месяцев в году заставило целый ряд ведущих зарубежных ученых, не имеющих возможности столько времени находиться в России, отказаться от участия в конкурсе. Фактически, это предложение «маятниковой миграции», позволявшее в 1990-х гг. повысить материальный уровень российским ученым Но оно не эффективно для привлечения «лучших из лучших», уступая таким вариантам как: подписание долгосрочного контракта на работу в лаборатории с переездом в Россию на время работы, либо гибкий график визитов в страну, согласованный с руководством российского вуза, без жестких временных ограничений. Лучшим решением, по-видимому, было бы создание лабораторий с «западным участием», а не под руководством приглашенного ученого.

3. По сравнению с обширным и жестким набором критериев отбора проектов и исполнителей, и значительными финансовыми вливаниями, запланированными на создание лабораторий, требования к результатам проектов выглядят слишком мягко: после 18 месяцев работы опубликовать по крайней мере одну статью (где угодно), или получить по крайней мере один патент. Такие требования можно выполнить, работая практически в любом месте. Для сравнения – сотрудники национальных лабораторий США ежегодно должны публиковать не менее трех статей в рецензируемых журналах.

4. Неопределенность перспектив и краткие сроки бюджетной поддержки. У Правительства либо отсутствуют, либо не обнародованы планы дальнейшей поддержки лабораторий после окончания трехгодичного гранта. В то же время сроки финансирования (по сути, два года, так как итоги первого конкурса были подведены только 29 октября 2010 г.) недостаточны для запуска и налаживания полноценной работы научной лаборатории. Общепризнанным для организации лаборатории считается срок около 5 лет, (например, это «стандарт», принятый в Национальных институтах здоровья США –National Institutes of Health).

Значительные объемы финансирования оказались привлекательными для потенциальных соискателей. На каждый из предполагаемых 80 грантов поступило по 6 заявок, что вдвое выше «среднестатистических» грантовых конкурсов российских фондов и тендеров министерств. Но после оценки заявок было принято решение выделить только 40 грантов и провести повторный конкурс (второй открытый конкурс для научных исследований // http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20101029212303.shtml 29.10.2010.г.).

На прошедший конкурс откликнулось больше зарубежных ученых, чем представителей русскоязычной диаспоры: 35% (в том числе 2% ученых из стран СНГ) и 22%, соответственно (табл. 1). От российских ученых поступило 43% заявок.

Структура же грантополучателей оказалась почти противоположной. Предпочтение было отдано проектам под руководством представителей русскоязычной диаспоры (52,5% всех грантов). Составляющая зарубежных ученых, не представляющих диаспору, в общем числе грантов не изменилась. А вот российских граждан, постоянно проживающих в стране, среди победителей оказалось всего 5 человек (12,5%).


Табл.1 Распределение заявок и присужденных грантов в зависимости от места жительства руководителя проекта

Место жительства руководителей проектов
Заявки, в % к общему числу (N=507)
Гранты, в % к общему числу (N=40)
Российский ученый
43
12.5
Зарубежный ученый
35
35
Зарубежный ученый - представитель русскоязычной диаспоры
22
52.5

Расчет по данным Министерства образования и науки РФ. http://mon.gov.ru/press/news/7876/ 

Распределение победивших проектов по специальностям достаточно сбалансировано и отражает как сложившееся соотношение сил по научным направлениям (традиционно сильные проекты в области физики, математики и механики), так и новые приоритеты Правительства (большое число грантов по биологии, биотехнологиям, медицине – 11 грантов из 40). Наряду с довольно значительным числом грантов, выделенным ведущим университетам, поддержан ряд проектов по созданию лабораторий в региональных вузах, не имеющих никаких статусов.

По итогам конкурса в научном сообществе развернулась дискуссия о том, насколько справедливо был сделан выбор. Экспертиза была организована достаточно хорошо – впервые 2/3 экспертов, привлеченных к первичной оценке проектов, были ученые из-за рубежа (по данным Минобрнауки РФ, 600 зарубежных ученых из 900 экспертов). Было отобрано 114 проектов-финалистов, из которых первоначально предполагалось выбрать 80 проектов. Но Совет по грантам Правительства РФ выделил только 40 победителей без объяснения причин такого выбора, что и вызвало наибольшие дискуссии. В ситуации, когда за один грант конкурируют 13 заявок, сделать выбор только на основе результатов экспертизы невозможно. По-видимому, имел место политический выбор в пользу проектов под руководством представителей русскоязычной научной диаспоры.


Взгляд со стороны русскоязычной научной диаспоры

Реализуемые Правительством инициативы важно сопоставить с тем, какие формы взаимодействия считаются наиболее приемлемыми самими представителями диаспоры. По данным опросов, проведенных автором в ноябре 2008 г. и в мае 2009 г. в США (Дежина И. «Охота за головами»: как развивать связи с российской научной диаспорой? // Науковедческие исследования. 2010. Сб. науч.тр. / РАН. ИНИОН. Отв. ред. Ракитов А.И. – М., 2010), и рядом других исследователей («Исследование российской научно-технологической диаспоры в развитых странах: условия и возможности возвращения научных кадров и использование потенциала». Инновационное бюро «Эксперт». М., 2009; Рука об руку или порознь? Возможности сотрудничества с российской академической диаспорой в сфере социально-экономических наук / Д.Попов, С.Творогова, И.Федюкин, И.Фрумин: Препринт WP1/2010/01. М.: ГУ-ВШЭ, 2010), показали, что предпочтительные формы сотрудничества для представителей естественных и гуманитарных наук различаются (табл. 2).

Табл.2 Предпочтительные формы сотрудничества для представителей русскоязычной диаспоры (в порядке снижения частоты упоминаний)

Естественные науки
Общественные науки
Поездки в Россию для проведения консультаций и участия в конференциях
Совместные исследования, при параллельном их выполнении в России и за рубежом
Экспертиза научных проектов и программ, рецензирование статей
Совместные публикации
Совместные проекты, при параллельном их выполнении в России и за рубежом
Чтение лекций в российских университетах
Чтение лекций в российских университетах
Поездки в Россию для проведения консультаций и участия в конференциях
Создание совместных структур – кафедр в вузах, лабораторий в научных организациях
Работа в качестве обозревателя в журнале
Визиты российских студентов в лаборатории, возглавляемые представителями диаспоры
Научное руководство студентами-дипломниками в российских вузах

Для естественников более привлекательны «легкие» формы сотрудничества – консультирование и экспертиза, и только потом – совместные исследования, лекционная деятельность. Такой выбор аргументировался знанием разных систем организации науки (включая российскую) и умением в них работать, а также личными связями и контактами. Для гуманитариев и обществоведов более приемлемы совместные исследования и публикации, консультирование же менее предпочтительно. Возможно, что разница объясняется не столько различием в состоянии наук и менталитете их представителей, сколько в разности выборок, по которым проводились опросы.

Если же рассмотреть сами предпочтения, то в целом приоритет отдается формам взаимодействия, не требующим длительного пребывания в России и создания там новых организационных структур.


Проблемы сотрудничества

Существенным препятствием к развитию более тесных связей, по мнению представителей диаспоры, являются: низкие темпы работы российских научных коллективов, необязательность, нечеткость постановки задач либо слишком широкий охват проблематики (так называемая «фундаментальная» постановка задачи, приветствуемая в России и гораздо менее популярная на Западе), небрежное отношение ко времени, тогда как фактор скорости решения научной задачи становится все более критичным. Данные аспекты касаются как организации науки, так и менталитета российских ученых.

В этом контексте идея привлечения представителей русскоязычной диаспоры в инновационный город Сколково выглядит не самой многообещающей. Для многих научных «звезд» интерес представляет не возвращение в Россию, а скорее возможность создания филиалов собственных лабораторий, обучение в них молодых российских исследователей, что важно для развития инновационной системы страны, включая создание здоровой конкурентной среды (Крупного учёного невозможно купить // http://strf.ru/organization.aspx?CatalogId=221&d_no=34265 14.10.2010г.). Важно, чтобы ведущие ученые, участвующие в проекте Сколково, стали центрами сетевых взаимодействий и других неформальных объединений в науке, - наиболее важного элемента развития и распространения знаний в последние годы.

При всем желании авторов проекта Сколково привлечь в него ведущих ученых мира, общая политика по отношению к научной диаспоре остается весьма непоследовательной. С одной стороны, создаются эксклюзивные условия для участников  проекта Сколково, меняются законодательные нормы, в том числе, в отношении приглашения высококвалифицированных специалистов из-за рубежа. С другой – игнорируются пожелания (в виде официальных писем Президенту и Правительству) представителей русскоязычной диаспоры, в частности, рекомендации сделать более прозрачным финансирование научных проектов, увеличить бюджеты государственных научных фондов. Трехлетний бюджет на науку свидетельствует о том, что Правительство намерено поступить в точности наоборот – сократить финансирование фондов и увеличить поддержку специальных проектов и «статусных» организаций. Так, согласно бюджетным проектировкам на 2011-2013 гг., РФФИ будет выделено 6,0 млрд. руб. в 2011 г. и по 4,3 млрд. руб. в 2012-2013 гг. (Горбатова А. Зашли в тупик // http://strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=34423 21.10.2010 г.).

Для целенаправленного привлечения в страну представителей научной русскоязычной диаспоры, государство в первую очередь должно ответить на вопрос – зачем это нужно, а уж затем – кого и как привлекать. По нашему мнению, актуальным является не возвращение, а максимально плодотворное, взаимовыгодное сотрудничество с представителями русскоязычной научной диаспоры. Для развития инновационных систем именно сетевые взаимодействия, переплетение неформальных и формальных связей является основой распространения знаний. Любые горизонтальные взаимодействия с представителями русскоязычной диаспоры – экспертная работа, рецензирование статей, совместная подготовка студентов и аспирантов – вносят наиболее существенный вклад в укрепление инновационной системы России. Меры по возвращению ученых также могут предприниматься, и есть положительный опыт ряда стран, достигших успехов в этом направлении, однако в современных российских экономических и политических условиях вероятность их успешной реализации не высока. Согласно опросам, ученые, уехавшие из России, не хотят возвращаться не из-за условий в науке, а, прежде всего, из-за ситуации в стране. Этот фактор необходимо учитывать при разработке мер по развитию взаимодействий с русскоязычной научной диаспорой и поддержке отечественной науки.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Атомная наука
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Атомная наука:
Сомнений не осталось, LENR существует

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.81
Ответов: 11


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 9 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 19/11/2010
Никогда бы не поехал в это преступное и насквозь прогнившее общество, в Рашку, если бы был  в русской диаспоре. В Европе по крайней мере нет Евсюков и не вырезают семьями. А научная бза такая, что Рашке лет 200 топать к такой базе! Так что у правительства мысли пока еще незрелые.


[ Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 22/11/2010
да, в Европе все по закону: просто бомбят вдребезги целую страну, потом создают на ее месте наркопритон мирового масштаба, пытаются несколько лет всем Евросоюзом осудить лидера разрушенной страны, но как-то не выходит и его просто умерщвляют. все в порядке в Европе, все по закону.


[
Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 19/11/2010
Отличная статья! Автору - И.Г.Дежиной - респект и уважение! Вот в этом и есть основная проблема - нынешняя элита не может сформулировать понятные народонаселению основания для своей власти. То кого-то мочим в "сортире", то боремся с мировым терроризмом в Чечне. Народу это не понятно. Да им давно уже на народ наплевать, дети и родственники "реминисцируют" на теплых берегах. На Россию им наплевать.Засранцы, и Суд ещё впереди! 


[ Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 20/11/2010
Пока у власти банда плешивого, ни о какой науке речи быть не может. Все, что выкачивается из страны, прямиком прет за рубеж.


[
Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 21/11/2010
Согласен!
Нашу страну превратили в страну-раба, причем сделало это наше правительство с олигархатом.
Безумцы, не понимают что их ждет в будущем!


[
Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 22/11/2010
огни уже давно устроили свое будущее, о будущем должны думать ВЫ а не они..


[
Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 23/11/2010
Я свое будущее уже сделал, и обеспечил детей и родню.
А их будущее было отрепетировано еще в 1937, так что ничего нового нет - капиталы будут возвращены, крови прольется немало, при этом все дружно будут вопить от страха о демократизме, справедливости и прочем.
А эти будут умирать, кто от обжорства, кто от остановки сердца, это старый проверенный способ... нквдшники еще применяли, эффективен до безобразия.


[
Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 19/11/2010
Власть на "Мерседас" и "Ауди" ! Тьфу! Засранцы!


[ Ответить на это ]


Re: Как власть помогает науке (Всего: 0)
от Гость на 20/11/2010
Статья полезна информационно: проясняет ПОЛОЖЕНИЕ дел. Из текста следует, что российская наука не управляется изнутри сообщества, а тем более - извне. Положение в науке может измениться при обязательном  ЕЁ УПРАВЛЕНИИ ИЗНУТРИ. Пока ЭТОГО не будет - МОДЕРНИЗАЦИЯ не возможна ТЕОРЕТИЧЕСКИ, а практически в России ВОЗМОЖНО ВСЁ!


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.10 секунды
Рейтинг@Mail.ru