proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[05/12/2005]     Нам нужны референтные блоки в России

Е.Д.Сергеев, зам. генерального директора ОМЗ, генеральный директор Ижорских заводов

Корпус реактора – это сердце атомной станции. На атомной станции «Тяньвань» установлены два «сердца», изготовленных на Ижорских заводах, входящих в состав Объединенных машиностроительных заводов (ОМЗ) – одной из крупнейших мировых компаний в области производства оборудования для АЭС.

Именно на петербургских производственных мощностях ОМЗ были изготовлены корпуса реакторов и внутрикорпусное оборудование для китайской АЭС. Непосредственно в этом оборудовании проходит ядерная реакция, и поэтому к нему предъявляются самые жесткие требования по надежности и безопасности. Во многом со сроками поставки корпуса связаны и сроки строительства всей станции. Именно поэтому на Ижорских заводах лежала огромная ответственность за выполнение контракта по АЭС «Тяньвань».

Об итогах китайского проекта и перспективах российского атомного машиностроения мы беседуем с заместителем генерального директора ОМЗ, генеральным директором Ижорских заводов Евгением Сергеевым

– Евгений Дмитриевич, как для вашего предприятия начиналось строительство китайской станции?

– Для начала давайте вспомним, в каком состоянии находилась в то время российская промышленность. Естественно, что у китайского правительства были определенные сомнения по поводу способности нашей страны выполнить строительство. Во многом эти сомнения были развеяны после визита в Россию премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи, который состоялся в начале 1999 года. В рамках этого визита китайский премьер побывал и на Ижорских заводах. Мы смогли убедить заказчиков в том, что наша промышленность способна делать оборудование для АЭС, в том числе и корпуса реакторов. Поэтому я считаю, что успешное начало китайского проекта связано именно с этим визитом.

– АЭС «Тяньвань» значительно отличается от предыдущих российских проектов. С точки зрения оборудования, которое изготавливалось на Ижорских заводах, – в чем заключается это отличие?

– С точки зрения строительства АЭС «Тяньвань» мы, безусловно, сделали шаг вперед. На Ижорских заводах были изготовлены корпуса реакторов, существенно отличающиеся по конструкции от тех, что мы производили раньше. В частности, за счет удлинения корпуса и изменения вследствие этого положения активной зоны, существенно увеличились запасы по хрупкой прочности. Впервые удалось разместить на стенке корпуса реактора образцы-свидетели металла корпуса. Благодаря этому, изменение свойств металла корпуса под воздействием нейтронного потока и температуры будет определяться с большей точностью.

Также можно отметить такое изделие, как устройство локализации расплава. Оно проектировалось в то время, когда уже начались работы на площадке. Это обстоятельство привело к необходимости монтировать изделие из отдельных составных частей. В такой ситуации для нас, как изготовителей, сложность заключалась в необходимости обеспечить собираемость конструкции в условиях монтажа, при отсутствии возможности смоделировать этот процесс как в заводских условиях, так и на стройплощадке АЭС. Эта задача была успешно решена. Cчитаю, что применение устройства локализации расплава – серьезное российское достижение с точки зрения повышения гарантий безопасности АЭС.

– Вам приходилось работать и с другими зарубежными заказчиками. В чем специфика сотрудничества с китайскими специалистами?

– Когда мы приступили к работе над заказом, нас поразил контроль наших действий с китайской стороны. К примеру, на Ижорских заводах постоянно находилось 15 представителей заказчика, которые проверяли буквально все. Для нас это было необычно. По сравнению с российским Госатомнадзором, специалисты которого проводили контроль по определенным точкам, китайцы осуществляли буквально тотальный мониторинг наших действий. Благодаря работающей системе качества, нам удалось достаточно быстро приспособиться к этим проверкам. Но поначалу было очень непросто.

– Срок пуска станции сдвинулся. Многие считают, что отчасти ответственность за это несут поставщики оборудования, в том числе и ваше предприятие.

– При монтаже и опробовании оборудования на АЭС возникали проблемы. В том числе это касалось и оборудования, изготовленного на Ижорских заводах. Не всегда удается установить единственного и конкретного виновника, однако в целом мы считаем, что вины Ижорского завода в затягивании пуска АЭС нет. Например, после приварки трубопровода САОЗ к патрубку корпуса реактора, в металле наплавки на патрубке был обнаружен дефект, которого не было при изготовлении, а также при входном контроле на АЭС. Специалисты Ижорского завода оперативно и с должным качеством выполнили ремонт.

– Как развивалось сотрудничество Ижорских заводов с «Атомстройэкспортом» – генеральным подрядчиком проекта?

– Сравнивая три последних зарубежных проекта России по строительству АЭС в Иране, Индии и Китае, хотелось бы отметить работу АСЭ по строительству АЭС «Тяньвань» в лице руководителя строительством Александра Нечаева. С моей точки зрения, это было лучшее ведение проекта. Все вопросы решались оперативно и профессионально. Когда возникали непредвиденные проблемы по поставкам какого-либо оборудования, которые могли бы негативно повлиять на сроки строительства, мы всегда находили с АСЭ приемлемые решения. К примеру, по нашим технологиям нержавеющие баки всегда монтировались непосредственно на станции. Чтобы сократить сроки монтажа на стройплощадке, нами было принято совместное решение делать эти баки со 100% готовностью прямо в Санкт-Петербурге. Это и есть пример плодотворной работы руководителя заказа с поставщиками оборудования.



Отгрузка реактора

– Как вы планируете сотрудничать с китайцами в области сервиса АЭС?

– Сегодня мы напрямую заключили контракт на поставку для АЭС «Тяньвань» пяти- и десятилетнего ЗИП. Хотелось бы и дальше участвовать в этой работе, но это вопрос времени. Нам сначала необходимо получить референции с точки зрения сервиса в России, а уже потом активно выходить на международные рынки сервиса АЭС. Это направление – перспективное и эту нишу рынка мы будем стремиться занять. Срок эксплуатации современных АЭС постепенно увеличивается, и сегодня в новых проектах он доходит до 60 лет. Все это время жизненного цикла станции мы должны отслеживать надежность работы нашего оборудования.

– Какие выводы вы сделали после завершения поставок для китайской станции?

– Для индийской АЭС «Куданкулам» мы увеличили на 30% долю оборудования, поставляемого ОМЗ. Владея монопольным продуктом – кроме Ижорских заводов в России корпуса реакторов никто сегодня производить не может – мы должны комплектно поставлять «ядерный остров». Это наше стратегическое направление, и мы намерены его активно развивать и в дальнейшем.

Кроме того, необходимо сократить цикл изготовления корпуса реактора. Сегодня срок изготовления корпуса составляет три года. Считаю, что наша ближайшая задача – сократить этот срок до двух с половиной лет. В дальнейшем – до двух лет. Такие возможности у нас есть. Кроме того, за счет увеличения процента заводской готовности, мы планируем экономить время монтажа оборудования на станции. Наши конкуренты предлагают срок изготовления станции в 40–50 месяцев. Мы тоже к этому стремимся.

– Как вы оцениваете перспективы российского атомного машиностроения?

– Мы неоднократно обращались к президенту России Владимиру Путину, и обращали внимание главы государства на тот факт, что атомное машиностроение, имея огромный потенциал и возможности, развивается недостаточно эффективно. Сегодня, как мы видим, происходят коренные изменения, пост главы Росатома занял Сергей Кириенко. Президент особо подчеркнул, что одной из важнейших задач для нового руководителя атомной отрасли станет развитие отечественного энергетического машиностроения.

Учитывая тот факт, что на мировом рынке мы сегодня конкурируем с такими компаниями как «AREVA» и «Westinghouse», нам нужно соответствовать потребностям мирового рынка. Здесь нужны неординарные, можно даже сказать, смелые решения. Сразу это не получится, но я очень надеюсь, что новому руководству удастся за 3–5 лет создать в России компанию, которая будет не просто конкурировать, но конкурировать на равных с ведущими мировыми производителями оборудования для атомной энергетики.

– Чтобы конкурировать на равных одних смелых решений недостаточно. Необходимо решать кадровые проблемы атомной отрасли, модернизировать производство…

– Кадровый вопрос в российской промышленности сегодня выходит на первый план. Наши вузы готовят преимущественно юристов и финансистов, а инженерные специальности пока не столь популярны. Нам повезло, что к моменту начала работы по китайскому проекту на Ижорских заводах сохранился костяк инженеров и конструкторов. Но сегодня проблема омоложения персонала стоит и перед нами. Также сегодня мы сталкиваемся с дефицитом квалифицированных сварщиков и станочников. И в советское время были проблемы с этими специальностями, сегодня же они увеличиваются в геометрической прогрессии. Решить задачу нехватки рабочих кадров можно с помощью новых станков и технологий. Прогрессивное оборудование позволяет увеличивать производительность в 5–6 раз. Мы к этому сегодня активно стремимся. Но для модернизации производства нам нужно знать, что у нас будут в ближайшее время новые заказы по АЭС. К примеру, после того, как в 2004 году та же «AREVA» выиграла тендер в Финляндии с принципиально новым блоком, правительство Франции приняло решение о строительстве 8 блоков, аналогичных финскому проекту. Это позволит «AREVA» оптимизировать затраты по реализации этой программы.

– В России тоже есть новые проекты. Насколько вы, как производители, в них заинтересованы?

– Сегодня мы сталкиваемся с аналогичной, как и у «AREVA», проблемой на примере «полуторамиллионника». Для успешной конкуренции на мировом рынке нам необходим эффективный отечественный вариант современной АЭС. Мы очень надеемся, что таким проектом станет именно атомная станция с реакторами ВВЭР-1500. Кроме того, в России в ближайшее время также необходимо построить «миллионник» с 60-летним сроком эксплуатации. Нам необходимы новые референтные блоки в России, чтобы выходить с отечественными проектами на мировой, в том числе и китайский, рынок.

Беседовал Олег Бочкин

Журнал «Атомная стратегия» № 19, ноябрь 2005 г.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Сооружение атомных объектов
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Сооружение атомных объектов:
Перейти Рубикон

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 5
Ответов: 1


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru