proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2024 год
  Агентство  ПРоАтом. 28 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





PRo IT
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС

Вышла в свет книга Б.И.Нигматулина и В.А.Пивоварова «Реакторы с тяжелым жидкометаллическим теплоносителем. История трагедии и фарса». Подробнее 
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия»
и сайта proatom.ru.
E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[06/06/2023]     Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание

В.Н. Комлев, инженер-физик, пенсионер, Апатиты   

Недропользователем предложение о экспериментальном захоронении РАО официально не принято. Пункт 2.2. протокола: «Признать возможным проведение разведки и опытно-промышленной эксплуатации захоронения радиоактивных отходов участка «Енисейский» …». Недропользователем предложения о разведке участка и экспериментальном захоронении РАО по состоянию на 2016 год официально не приняты, лицензия КРР 15864 ЗП по заявлению ФГУП «НО РАО» в 2019 году была аннулирована.



VIII. Методические указания Минприроды от 1998 года и необходимость разведочной стадии (геологоразведки) для достоверного опережающего геологического изучения недр участка «Енисейский»  

Пункт 7.1.3. Для систем подземного захоронения твердых вредных веществ и отходов контуры горного отвода определяются на основе прогнозирования геомеханического, теплового, радиационного и других возможных видов воздействия хранилища на окружающие участки недр, с учетом обеспечения допустимого уровня такого воздействия.

Пункт 7.3.2. Для систем подземного захоронения твердых вредных веществ и отходов предусматриваются: а) выбор участка недр, сложенного практически водонепроницаемыми породами.

Комментарий к п. 7.1.3 и 7.3.2.

Надежное прогнозирование гидрогеологического воздействия ПГЗРО на окружающие участки недр, особенно на путях разгрузки подземных вод, выполнить нельзя (как и определение контуров горного отвода) без фактических характеристик массива, которые для сопряженных с ПГЗРО пород в должном объеме могут быть получены только в результате геологоразведки. Аналогично убедительно натурными исследованиями доказывают и требуемую водонепроницаемость (или ее отсутствие) пород участка «Енисейский» и соседних.

Важнейшее значение горного отвода и его соотношение с естественным фильтрационным потоком на примере давно освоенного в СССР/России захоронения жидких РАО (ЖРО) показано на рис. 1 статьи [5].

 

IX. Методические рекомендации Минприроды (подзаконный акт Закона «О недрах») по обоснованию выбора участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых, от 2007 года и необходимость разведочной стадии для достоверного опережающего геологического изучения недр участка «Енисейский»

 

Пункт 3.1.2.4. Пригодными для захоронения твёрдых отходов на специально сооружаемых подземных полигонах являются тектонически ненарушенные участки недр, сложенные практически водонепроницаемыми породами (нетрещиноватые магматические породы), исключающие контакт отходов с подземными водами. Гнейсы не относятся к рекомендованным породам.

 

Комментарий к п. 3.1.2.4.

Гнейсы не входят в перечень пригодных для захоронения РАО геологических структур согласно Методическим рекомендациям по обоснованию выбора участков недр. Поэтому распорядитель недр, видимо, не имел формального права принимать в 2016 г. материалы заявки на лицензию относительно захоронения РАО на участке «Енисейский» и должен был внимательно рассматривать в 2006 (с учетом уже готовившихся рекомендаций) и 2015 годах материалы двух заявок на лицензии геологического изучения этого участка.

Отсутствие или наличие в будущем контакта РАО с подземными водами и последствия возможного контакта в условиях метаморфических пород (гнейсов) участка «Енисейский» нельзя надежно прогнозировать без выполнения рекомендаций протокола ГКЗ № 4523-пс о геологоразведке участка и, в частности, массива на путях возможного питания целевого интервала для строительства ПГЗРО и предполагаемой миграции радионуклидов в направлении разгрузки подземных вод от ПГЗРО.  

Пункт 4. Последовательность геологического изучения участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых. 4.1. Для достижения наибольшей эффективности в изучении участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых (вне зависимости от вида), необходимо соблюдать стадийность в проведении геологоразведочных работ. 4.2. Независимо от стадии геологоразведочные работы проводятся только при наличии соответствующей лицензии и по проекту, согласованному в установленном порядке. 4.4. Для обоснования вовлечения в освоение участков недр (вне зависимости от вида), в соответствии с действующими нормативными документами, устанавливаются следующие предпроектные стадии геологоразведочных работ: поисковая, оценочная и разведочная. На действующих объектах реализуется стадия эксплуатационной разведки. Именно на разведочной стадии (п.4.5) выполняют геолого-гидрогеологическое, инженерно-геологическое и экологическое обоснование проекта и технологии эксплуатации намечаемого объекта, включая обоснование размеров горного отвода и санитарно-защитных зон.

 

Комментарий к п.4.

Предпроектная (до разработки проекта ПГЗРО) разведочная стадия в установленном порядке для вида пользования недрами лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД не выполнена. Нет разведки — не должно быть и горного отвода по нормам. Однако проект разработан, горный отвод установлен, горные работы начаты.

Пункт 4.10.5. В отдельных случаях на основании работ поисково-оценочной стадии по решению государственной экспертизы может быть дано разрешение на проведение опытно-промышленной эксплуатации объекта с организацией детального мониторинга на срок до трех-пяти лет. По ее результатам на основании последующей государственной экспертизы дается разрешение на дальнейшую промышленную эксплуатацию.

 

Комментарий к п. 4.10.5.

Лицензия Роснедр КРР 16117 ЗД по виду пользования недрами и сроку действия, без указания/ограничения объема принимаемых на захоронение РАО, без указания опытно-промышленного статуса деятельности не подпадает под действие данного пункта. Пункт 4.10.5. не может служить основанием для невыполнения геологоразведки участка «Енисейский».

 

X. Сравнение ситуаций ПГЗРО (твердые отходы) и ПГЗ ЖРО (жидкие отходы)

Полезно в сравнении обратиться к истории и опыту захоронения ЖРО в нашей стране. Пример попытки – С.С. Уткин, слайд 8, доклад на «АтомЭко-2017». Решать эту проблему начали с 1958 года [5], то есть задолго до появления Законов «О недрах» (1992 г.), «Об использовании атомной энергии» (1995 г.) и «Об обращении с РАО» (2011 г.). Эти законы не входили тогда в нормативно-правовую базу, что не могло не сформировать некоторые особенности создания системы захоронения ЖРО. В списках литературы работ [5,6,7] Закон «Об обращении с РАО» (как и подзаконные акты Минприроды) и в наше время даже формально не упомянуты.  При этом, как сообщается, производственная деятельность регулируется документами УДЛ (условия действия лицензий, Ростехнадзор) и УПН (условия пользования недрами, Роснедра) [5]. Кроме того, подчеркивается, что в период интенсивного использования ПГЗ ЖРО основное внимание уделялось вопросам эксплуатационной безопасности. Тематика долговременной радиационной и экологической безопасности ограничивалась мониторингом распространения фронта загрязнения и выполнением отдельных НИР по изучению воздействия захоронения на недра [7].

В 2013 году в Российской Федерации была проведена миссия МАГАТЭ «Международное экспертное рассмотрение практики глубокой закачки жидких радиоактивных отходов в Российской Федерации». Результаты экспертизы были переданы российской стороне в 2015 году, а опубликованы в 2020 году [6]. То есть, к сожалению, опыт миссии по анализу родственной горно-геологической технологии вряд ли мог тогда значимо повлиять на подходы к решению проблемы ПГЗРО (см раздел «Хронология оформления основных документов»). 

Однако, начало основных замечаний миссии - отсутствие полноты и системности 1) при описании гидрогеологических свойств ПГЗ ЖРО, геохимических процессов и свойств геологических новообразований, 2) при определении набора характеристик, используемых для обоснования безопасности. Разве это важное замечание миссии МАГАТЭ не аналогично информации настоящей статьи о неполноте опережающего геологического изучения площадки и района ПГЗРО в Железногорске, об отсутствии геологоразведочной стадии в случае ПГЗРО?

С целью учета рекомендаций экспертов миссии МАГАТЭ, связанных с отсутствием полноты и системности при описании геологических и гидрогеологических свойств районов и площадок размещения ПГЗ ЖРО, а также при определении набора характеристик, используемых для обоснования безопасности, была собрана, проанализирована и систематизирована различная информация и сведения из прошлого за период времени с 1973 по 2017 год. Собрана, систематизирована и проанализирована существующая информация об условиях размещения и эксплуатации ПГЗ ЖРО. Однако, дополнительно к камеральным о натурных с применением нового бурения геологических и гидрогеологических исследованиях по этому направлению не сообщается [6]. Разве это увлечение исключительно работой с материалами в рамках прежнего бурения не аналогично настойчивому уклонению от выполнения геологоразведки в случае ПГЗРО?

В 2013 же году одной датой (26.11.2013) ФГУП «НО РАО», до обнародования результатов миссии МАГАТЭ, получило сразу три лицензии на захоронение ЖРО (Железногорск, Северск и Димитровград).

И еще раз о «БУКВЕ ЗАКОНА».

Федеральный закон от 11.07.2011 № 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами» (который как бы вне интереса работ [5,6,7]).

Статья 30. Обращение с жидкими радиоактивными отходами и газообразными радиоактивными отходами.

2. Захоронение жидких низкоактивных радиоактивных отходов и жидких среднеактивных радиоактивных отходов в недрах в пределах горного отвода, в границах которого такие жидкие радиоактивные отходы должны быть локализованы, допускается исключительно в пунктах глубинного захоронения радиоактивных отходов, сооруженных и эксплуатируемых на день вступления в силу настоящего Федерального закона. Жидкие радиоактивные отходы должны быть приведены в соответствие с критериями приемлемости для их захоронения в указанных пунктах захоронения. Захоронение радиоактивных отходов в указанных пунктах захоронения осуществляется в соответствии с Законом Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-1 «О недрах» и федеральными нормами и правилами.

 

Комментарий к ст. 30 п. 2.

Применена та же схема, что и в статьях 12 (п.2) и 13 (п.2 и п.3) Закона № 190-ФЗ. Перенаправление (как и в случае твердых РАО 1-2), прежде всего, к Закону «О недрах». «Пункты глубинного захоронения радиоактивных отходов». То есть, уже с 2013 года (как предписано в ст. 6 Закона «О недрах») лицензии на пользования недрами должны были бы выдаваться не для захоронения ЖРО, а для эксплуатации трех конкретных ПГЗ ЖРО страны, уже сооруженных (другие не предусмотрены)?

Возможно, та устойчивая, эффективная и достаточная в свое время (до появления Закона «Об обращении с РАО»), на первом этапе и для задачи оперативного захоронения российских ЖРО нормативно-правовая оформления лицензий и реальная геологическая практика повлияла не всегда позитивно ныне на ситуацию вокруг «вечного» ПГЗРО и лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД. Заметим, что после экспертизы МАГАТЭ в 2013 году практики глубокой закачки жидких ЖРО в Российской Федерации нашей стране до сих пор приходится работать над замечаниями и рекомендациями, объясняться по этому поводу на международном уровне. Не исключено, что подобная «работа над ошибками» в части ПГЗРО еще впереди и закладывается ныне.

Перенос некоторых составляющих опыта локальных захоронений ЖРО на проблему федерального как минимум захоронения твердых РАО, несомненно, должен быть, но разумный.

 

XI. Примеры информации о необходимости и отсутствии геологоразведки при обосновании безопасности участка «Енисейский»

1. Протокол ГКЗ № 4523-пс от 03-02-2016 (https://yadi.sk/i/Nbvvx8zrv58tlQ).

2. А.В. Минин, В.В. Кокошко. Техническое задание на оказание услуг (приложение к договору). Москва, 2022. С. 19-24 договора (https://zakupki.rosatom.ru /2205090482078). Предмет закупки: «Оказание услуг по внесению изменений в лицензию на пользование недрами с целью увеличения площади изучаемого участка для обеспечения мониторинга подземных вод в направлениях р. Енисей и р. Шумиха, с корректировкой проекта геологоразведочных работ». ФГУП «НО РАО».

3. О.А. Морозов, А.В. Расторгуев и Г.Д. Неуважаев [8], участники Енисейского проекта, ИБРАЭ РАН – научный руководитель:

«На участке Енисейский выполнены геологоразведочные работы (ГРР) поисковой и оценочной стадий»;

«Распорядитель недр предложил недропользователю перейти к разведочной стадии геологоразведочных работ. Однако, после завершения оценочной стадии, других геологоразведочных работ на площади участка «Енисейский» не проводилось»;

«Дальнейшее изучение особенностей геологического строения участка в целях безопасного размещения необходимо осуществлять на основе проведения геологоразведочных работ разведочной стадии, направленных на комплексное изучение не только ближней, но и дальней зоны будущего хранилища»;

«В связи с этим весьма актуальными представляются рекомендации ГКЗ «Роснедра», высказанные еще в 2012 г., подтвержденные позднее протоколом ФБУ «ГКЗ» от 03.02.2016, а также замечания экспертизы ФБУ «НТЦ ЯРБ» от 2016 г., направленные на дальнейшее изучение геологического строения участка. Основные рекомендации экспертов сводятся к следующему: на площади всего участка «Енисейский» выполнить разведочные работы…»;

«Планирование и проведение разведочных работ являются крайне необходимыми»;

«Горнопроходческие работы при сооружении ПИЛ не могут заменить разведку участка недр, поскольку имеют другую цель (строительство), осуществляются на ограниченной и очень небольшой (1,7 км2) площади, не проводятся по разведочной сети обоснованной ориентировки и плотности, не в состоянии обеспечить комплексное (геологическое, геофизическое, гидрогеологическое и др.) изучение участка»;

«Разведочная стадия ГРР относится к числу предпроектных, предшествующих строительству и эксплуатации подземных сооружений».

4. Н.П. Лаверов (бывший председатель Комиссии при Правительстве Российской Федерации по геологическому обеспечению безопасного захоронения радиоактивных отходов), В.И. Величкин, ИГЕМ РАН:

«Учитывая ограниченность исходных данных о геологии и тектоническом состоянии участка «Енисейский», представляется преждевременным принимать решение о его пригодности для подземного захоронения твердых и отвержденных радиоактивных отходов», [9].

5. К. В. Мартынов, Е. В. Захарова, С. А. Кулюхин [10], участники Енисейского проекта, ИФХЭ РАН:

«Нет данных, позволяющих оценить эффективность геологического барьера - данных о защитных свойствах горного массива и их учета в определении миграции радионуклидов».

6. А.Ю. Озерский, Е.Г. Полякова. Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека: материалы VI Международной конференции. Том 1, Томск. 2021. С. 443-447, участники Енисейского проекта, АО «Красноярскгеология», основные исполнители геологических работ. Констатация фактов авторами (привожу по моей статье «К изучению площадки пункта глубинного захоронения РАО: оценки 2021 года» на сайте PRoAtom):

Стр. 443-444. Участок «Енисейский» не принадлежит к геологической структуре Нижнеканского гранитоидного массива, но определение «участок Енисейский Нижне-Канского массива» продолжает использоваться в Росатоме по привычке;

В 2003-2007 годах (лицензия на геологическое изучение от 2006 г.) на участке «Енисейский» была пробурена всего одна скважина 1-Е, достигшая глубины целевого интервала;

Стр. 444. Граница первоначальной лицензионной площади участка «Енисейский» (12), площадь поисково-оценочных работ 2009-2011 годов и инженерных изысканий 2013-2014 годов (13), лицензионная площадь ПГЗРО (14) приведены на рис 1;

Стр.445. Обширный перечень существенных недостатков геологических работ 2003-2007 годов и их экспертизы (В.К. - период назначения участка «Енисейский» приоритетным!);

Стр. 445. Систематическое изучение лишь части участка «Енисейский» площадью около 6 кв. км было начато в 2009 г. С 2014 г. по настоящее время геологоразведочных работ на участке не проводилось;

Стр. 445-446. Целенаправленно в течение примерно 5-6 лет бурением изучали даже не участок (лицензионная площадь около 64 кв. км) и, тем более, не сопряженные с ним породы, а лишь непосредственно площадку будущего строительства. При этом собственно геологическое изучение (формально поиск и оценка): 2009-2011 годы. Инженерные изыскания (это уже отдельная стадия проектных работ): 2013-2014 годы;

Стр. 446. Вопреки настойчивым рекомендациям ГКЗ, стадия геологической разведки участка «Енисейский» не была выполнена, направления возможной миграции подземных вод остались неисследованными;

Стр. 446-447. В 2016 году ФГУП «НО РАО» получило лицензию на захоронение РАО на участке «Енисейский» (площадка 1,75 кв. км), при этом отказавшись от лицензии на геологическое изучение;

Стр. 447. В 2020 году ИБРАЭ заключил договор с АО «Красноярскгеология» на составление проекта геологоразведочных работ (наземные работы + подземная исследовательская лаборатория, ПИЛ) на лицензионной площадке 1,75 кв. км. По факту – это уже эксплуатационная разведка, не предусмотренная этапами геологического изучения территории до проектирования и строительства объектов. Стадия разведки при геологическом изучении всего участка «Енисейский» и путей питания/разгрузки его подземных вод по-прежнему проигнорирована. В такой ситуации положительное решение ГКЗ вряд ли будет получено. Кроме того, недропользователь не выполняет условия (мониторинг геологической среды) действующей лицензии по использованию лицензионной площадки, хотя строительные работы уже начались.

7. В.С. Гупало, В.Г. Тесля, А.В. Расторгуев [11]. Участники Енисейского проекта, ИБРАЭ РАН.

В силу того, что на поисковой и оценочной стадиях гидрогеология сложного массива изучена слабо для надежного прогноза защитных свойств массива вне целевого горизонта захоронения РАО, предлагают будущую «разведочную» стадию синхронизировать (что не соответствует статусу геологоразведки) с горнопроходческими работами и применять для исследований уникальное оборудование в специализированных скважинах.  

8. Закупка на разработку проекта границ горного отвода в районе возможного размещения ПГЗРО (подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, Красноярский край, Нижне-Канский массив). ФГУП «НО РАО». 2018. https://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/ea44/view/commoninfo.html?regNumber=0573100027018000059.

Геологоразведка, знания защитных свойств массива по определению задают размеры горного отвода. Без них площадь защитного горного отвода конкурсными документами уже предполагается/задается (еще до начала работ, в разделе «Исходные данные» ТЗ!) в 100-130 кв. км. Для сравнения: горный отвод давно работающего могильника жидких РАО «Северный» составлял в 2013 г. 45 кв. км и требовал пересмотра в сторону увеличения, площадь ПГЗРО - примерно 1,75 кв. км (привожу по моей статье «Федеральный пункт подземного захоронения РАО в недрах территории ГХК» на сайте PRoAtom).   

9. Как бы незнание Закона «О недрах», нежелание выполнять разведочную стадию ГРР должным образом, склонность к «неточностям» и странным обоснованиям недопустимы. Рассмотрим, например, статью Б.Т. Кочкина [4] (участник Енисейского проекта, ИБРАЭ РАН, ИГЕМ РАН).  

Автор этой статьи при планировании задач изучения геологической среды участка «Енисейский» на Закон «О недрах» не опирается. В тексте и в списке литературы трудно найти ссылки на Закон «О недрах». Автор вопреки протоколу ГКЗ от 2016 г. настойчиво употребляет термин «пригодный» вместо «потенциально пригодный» применительно к массиву гнейсов участка «Енисейский» со сложными геологическими условиями. Он признает, что разведка не выполнена и рекомендована в качестве следующей стадии, а геологическая карта участка составлена, в основном, по геофизическим данным (с. 78), основная геологическая информация, полученная в ходе работ поисковой и оценочной стадий, по-прежнему находится в «серой зоне» отчетов ограниченного доступа (с. 79). Но конструирует некое «окно возможностей» для выхода из неприятной ситуации. И утверждает: «Из-за отсутствующих соответствующих нормативных документов Минприроды России, которые появились в 2007 г. [ссылка на Методические рекомендации 2007 г.], изучение недр участка Енисейский с соблюдением современных регламентов началось только в 2009 году…». Утверждение про отсутствие документов не соответствует действительности, так как Закон «О недрах» и Методические указания по лицензированию вполне регламентировали соответствующую деятельность по геологическому изучению участка как минимум 10-15 лет до этого.

«Исходя из нормативных документов Минприроды России, строительство ПИЛ и проведение в ней экспериментов можно рассматривать как следующую (разведочную) стадию геологоразведочных работ. Формулировки этих документов [Положение о порядке проведения геологоразведочных работ (ГРР) по этапам и стадиям (твердые полезные ископаемые): утв. Распоряжением Минприроды России № 83-р от 5 июля 1999 г. (п. 4.1.3), Методические рекомендации… (п. 4.4)] предоставляют широкие возможности для достижения целей обоснования безопасности захоронения РАО на участке Енисейский… оптимальными для сложных геологических условий и разнообразными методами геологоразведочных работ, включая горнопроходческие» (с. 79).

Обоснованные автором «широкие возможности» для замены предпроектной разведочной стадии частично инженерно-геологическими изысканиями для проектирования шахтного объекта как продолжением оценочной стадии работ (с. 78) и деятельностью ПИЛ вряд ли можно рассматривать и одобрить как разведочную стадию, что обсуждалось неоднократно ранее и следует из материалов настоящей статьи. Кроме того, приведенная ссылка на совокупность документов для разных видов недропользования (неправомерное формирование нового единого смысла) неуместна и не может служить основанием для невыполнения геологоразведки участка «Енисейский», для изменения смысла понятий, последовательности и стадийности геологического изучения недр участка в формате Методических рекомендаций… (п. 4).

Формулировка п. 4.4 (как и четкого п. 4 в целом) профильных Методических рекомендаций нами приведена. Она понятна, достаточна и никаких скрытых смыслов в ней нет. Положение о порядке проведения ГРР – регламентирующий документ (определяет последовательность и полноту геологического изучения недр с целью обеспечения рационального использования, воспроизводства и охраны минерально-сырьевых ресурсов) другой сферы (освоения минерально-сырьевой базы). Его п. 4.1.3 («4.1.3. Разведка месторождений на глубину проводится скважинами до горизонтов, разработка которых экономически целесообразна. Месторождения сложного строения разведуются скважинами в сочетании с подземными горными выработками. В случае отработки месторождения подземным способом расположение разведочных горных выработок должно обеспечивать максимально возможное их использование при эксплуатации»), при повторах терминов «месторождения» и «разведка», конкретизирует п. 3) ст. 6 Закона «О недрах» в части разведки и добычи полезных ископаемых, но никак не относящийся к проблеме ПГЗРО п. 2) ст. 6 в части геологического изучения и оценки пригодности участков недр для строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

10. Сопоставим две лицензии ФГУП «НО РАО». Лицензия Роснедр КРР 16117 ЗД: Захоронение радиоактивных отходов разрешено. Лицензия Ростехнадзора ГН-01,02-304-3318: Условия действия лицензии, п. 1.4. Лицензия не дает право на осуществление деятельности по обращению с радиоактивными отходами при их хранении, переработке, транспортировании и захоронении, в том числе размещению радиоактивных отходов на пункте хранения радиоактивных отходов в составе подземной исследовательской лаборатории.

11. Т.А. Гупало и др. Участники Енисейского проекта, ВНИПИпромтехнологии. Разработка обобщенного плана проведения научно-исследовательских и проектно-изыскательских работ по созданию объекта подземной изоляции РАО на Нижнеканском массиве. Итоговый отчет (за период 01.05.2002–31.01.2005) по проекту МНТЦ 2377. Москва, 2005 г. (https://www.osti.gov/servlets/purl/877906-STrTSU/).

На участке было предусмотрено бурение скважин глубиной не менее 1 км – табл. 3 отчета по проекту МНТЦ 2377.

 

12. В.Г. Румынин, А.М. Никуленков, участники Енисейского проекта. Анализ опытных данных и модельных представлений о проницаемости скальных массивов на участках глубинного захоронения радиоактивных отходов. Байкал 24.06.2021. URL: https://disk.yandex.ru/d/es7_qBEAUJNWng.

Интересны некоторые представления о проекте и первичные материалы геологического изучения участка «Енисейский» в работе гидрогеологов. Представлен в плане и на разрезе гнейсовый «полуостров» промышленной территории ГХК внутри юры. Получается, что РАО планируют разместить в гнейсах, как бы погруженных в артезианский бассейн. Сформулирована (слайды 20, 28) важная неопределенность ситуации: «Основной вопрос: Есть ли в массиве связные системы трещин, которые бы обеспечивали быстрый транспорт радионуклидов от источника к зоне разгрузки? Не исключено, что в массиве могут присутствовать единичные протяженные зоны, которые связывают отдельные участки массива. Именно по этим зонам будет фокусироваться поток подземных вод, и именно они могут представлять опасность при оценке долговременной безопасности для пункта захоронения РАО».

Для снятия этой неопределенности необходимо, видимо, до начала горных работ в пределах первоначальной лицензионной площади (приблизительно 64 кв. км) от 2006 г. и по контакту гнейсы-юра выполнить геологоразведку с бурением скважин глубиной не менее 1 км по оптимальной сетке расположения скважин и отбором керна, их исследование геофизическими, гидрогеологическими и геохимическими методами, а также изучение межскважинного пространства трассерными экспериментами с применением трития в качестве индикатора (привожу по разделу 21, https://proza.ru/2021/12/15/641). 

13. А.Ю. Озерский, [12]. Участник Енисейского проекта, АО «Красноярскгеология», основной исполнитель геологических работ: «Можно ли говорить о том, что решение, принятое на основе несовершенных документов, обеспечит безопасность ПГЗРО в будущем? По-видимому, нет». 

14. В материалах лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД (со странным сроком действия, по результатам поисковой и оценочной стадий геологического изучения), вопреки правилам не обозначены выдавшие/согласовавшие разрешение на пользование земельным участком органы (Российский Федеральный Геологический Фонд, Сводный государственный реестр участков недр и лицензий, Информация о лицензии КРР16117ЗД, Наименование органа, выдавшего разрешение на пользование земельным участком – информация отсутствует, Наименование органа государственной власти субъекта Российской Федерации – информация отсутствует).  

15. В.С. Гупало (электронное письмо участника работ от 23.03.2023 вместо официального ответа ИБРАЭ РАН – научного руководителя Енисейского проекта на запрос к администрации по правовой ситуации): «Для выполнения требований законодательства в сфере недропользования, а также соответствия нормативам проведения геологического изучения недр на Енисейском участке и на сопредельных площадях запланирован ряд мероприятий, соответствующих по целям и содержанию разведочной стадии. На данном этапе выполняется… проектирование разведки. Сотрудники ИБРАЭ РАН неоднократно публично выступали с этой информацией, в том числе на НТС Госкорпорации «Росатом» и в ходе проведения общественных обсуждений МОЛ в октябре 2022 года. Подчеркну, что стадия разведки обязательна к выполнению по всем действующим нормам законодательства в отношении участков недр, не связанных с добычей полезных ископаемых, и она будет выполнена на Енисейском участке в соответствии с рекомендациями ФБУ «ГКЗ» Роснедр». Дополнение см. [13]: «В настоящий момент геологоразведочные работы разведочной стадии действительно еще не выполнены. Но они будут выполнены», еще не было создано «основание для перехода к следующей стадии работ».

 

Стадия предпроектных ГИН (положенная выполнением до проектирования и строительства ПГЗРО, см. также [8]) еще только планируется, но следующие стадии работ в разной степени уже выполняются.

16. Сопоставим информацию разных источников.      

Протокол ГКЗ Роснедр № 4523-пс. Пункт 2.1. протокола: «Подтвердить, что… участок «Енисейский» является потенциально пригодным для глубинного захоронения радиоактивных отходов в объеме до 160 тыс. куб. м в архейских гнейсах…». Пункт 2.2. протокола: «Признать возможным проведение разведки и опытно-промышленной эксплуатации захоронения радиоактивных отходов участка «Енисейский» в течение 5 лет с момента начала эксплуатации. Результаты разведочных работ и опытно-промышленной эксплуатации участка захоронения с обоснованием его дальнейшего промышленного освоения в установленном порядке представить на государственную экспертизу».     

Письмо Росгеолэкспертизы № ДН-03/3828 от 17.03.2023: «Согласно п. 3.2.1 Условий пользования недрами, являющихся Приложением № 1 к лицензии КРР 15864 ЗП, пользователь недр был обязан обеспечить разработку и утверждение проектной документации на геологическое изучение участка недр, предусматривающей этап опытно-промышленного захоронения радиоактивных отходов в выбранный пласт-коллектор архейских отложений».     

Письмо Минприроды РФ № 11-50/3074-ОГ от 16.03.2023: «В СООТВЕТСТВИИ С ЛИЦЕНЗИЕЙ КРР 16117 ЗД (выделено мной, - В.К., захоронение РАО) пользователем недр был составлен «Технический проект на строительство и опытно-промышленную эксплуатацию подземного сооружения, не связанного с добычей полезных ископаемых, на Енисейском участке Нижне-Канского массива (Красноярский край)» (ФГУП «НО РАО»), который был согласован протоколом Центральной комиссии по согласованию проектной документации на разработку месторождений подземных вод, строительство и эксплуатацию подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых (ЦКР-МПВ и ПС) от 25.03.2021 № 08-21/ПС сроком на 5 лет. Также указанным протоколом ЦКР-МПВ и ПС отмечена необходимость после завершения этапа опытно-промышленной эксплуатации и разведки по результатам выполненных работ представить материалы о геологической информации на государственную экспертизу в установленном порядке».     

В письме ИБРАЭ РАН № 11407/01-0595 от 20.04.2023 необходимость разведки подтверждают, а в части опытно-промышленной эксплуатации без конкретизации опытно-промышленной деятельности ссылаются и на решение протокола ГКЗ Роснедра № 4523-пс (с. 1), и на Технический проект ФГУП «НО РАО» и протокол ЦКР-МПВ и ПС в контексте сооружения ПИЛ (с. 2).     

В чем же все-таки суть планируемой ныне «опытно-промышленной эксплуатации участка '’Енисейский''» в сравнении с первоначальной трактовкой протокола ГКЗ Роснедр № 4523-пс? При этом отсутствие геологической разведки и ее необходимость не отрицаются рассмотренными документами.    

 17. К сожалению, неисполнение Закона «О недрах» и подзаконных актов при работах по Енисейскому проекту, несоответствие нормативным требованиям других документов, а также неполнота геологического изучения участка строительства ПГЗРО и его окрестностей – похоже, хронические явления (статьи «Закон о недрах и радиационная безопасность страны» и «Образ ядерного могильника» на сайте Проза.ру, а также Уральский геологический журнал. 2021. № 1). Поэтому вряд ли мотивирован действительностью оптимизм писем Росгеолэкспертизы № ДН-03/3828 от 17.03.2023 и Роснедр № АГ-04-37/7456 от 28.03.2023 (идентичных по тексту за исключением вводных абзацев): «ФГУП «НО РАО» в порядке, установленном действующим законодательством о недрах, подтверждена и обоснована возможность захоронения в границах участка недр «Енисейский» радиоактивных отходов в объеме до 160 тыс. м3 в архейских гнейсах Нижне-Канского массива».

Хроническим является, видимо, и самоустранение авторов и исполнителей Енисейского проекта от рассмотрения по-настоящему (в пределах страны) альтернативных вариантов федерального ПГЗРО (https://proza.ru/2022/02/13/1032). Кои, например, есть на Кольском полуострове. В частности, площадка «Дальние Зеленцы» [14] и, как основа с готовой инфраструктурой, выводимый из эксплуатации на геополитически важном стыке границ России, Финляндии и Норвегии (который теперь нужно усиленно защищать и нетрадиционными способами/объектами) подземный рудник «Каула-Котсельваара» (https://proza.ru/2017/06/29/1294; https://www.nornickel.ru/news-and-media/press-releases-and-news/nornikel-provedet-rekonfiguratsiyu-gornodobyvayushchikh-moshchnostey-na-kolskom-poluostrove/; https://proza.ru/2019/08/15/624) Печенгского рудного поля.  

 

XII. Предположения  

Если при обосновании лицензии КРР 16117 ЗД использовались МОЛ-2015, созданные на базе Закона «Об использовании атомной энергии», то это нарушение Закона «Об обращении с радиоактивными отходами» (ст. 12, п. 2; ст.13, п. 2), который в качестве базового определяет Закон «О недрах». Это один из признаков внесистемного лицензирования недропользования.   

Внесистемное лицензирование недропользования Роснедрами могло способствовать, скорей всего, неправомерному пользованию недрами, допущению фактически самовольного пользования недрами – началу строительства ПОДЗЕМНОГО ОБЪЕКТА (объекта  ли окончательной изоляции РАО, ПГЗРО или ПИЛ – название и функции в данном случае не имеют значения, но важно, что под земной поверхностью) по лицензии уже Ростехнадзора ГН-01,02-304-3318 (ссылка в МОЛ-2022, с. 6, раздел «Аннотация»), которая по законодательству НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ДОКУМЕНТОМ НА ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ НЕДРАМИ.  Сосуществование лицензий КРР 16117 ЗД (формально на основе Закона «О недрах», но с внесистемным видом пользования недрами «захоронение РАО») и ГН-01,02-304-3318 (на основе Закона «Об использовании атомной энергии»), видимо, явилось причиной неудачной интерпретации права в приложении к практике недропользования.

«Симбиоз» разных лицензий с наделением реально каждой из них дополнительным правом, чуждым ей официально соответственно своему для каждой базовому закону?

Не исключено, что внесистемное лицензирование недропользования (лицензия Роснедр КРР 16117 ЗД) и сооружение федерального ПГЗРО/объекта окончательной изоляции РАО/ПИЛ с потенцией на международную кооперацию по ДОКУМЕНТУ НЕ НА ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ НЕДРАМИ (последующая лицензия уже Ростехнадзора ГН-01,02-304-3318) в недрах промышленной территории ГХК/ИСС и по соседству с ними поставят под удар столь необходимые для сдерживания внешних угроз, как показывают события в связи с Украиной, сейчас и в ближайшем будущем технологии, уже давно, не нами, успешно и сознательно реализованные именно здесь и в подземных условиях. Нам бы не испортить…  

Целесообразно, видимо, после выполненной должным образом геологоразведки участка «Енисейский» представить на государственную экспертизу все геологические материалы по этому участку в сравнении с материалами по имеющимся для территории России природно-техногенным вариантам ПГЗРО (включая Кольский полуостров [14] и Забайкальский край [15,16] с развитой горной инфраструктурой, что снизит итоговые затраты соответственно потребностям страны в нынешних сложных экономических условиях). И заново, в установленном порядке, с (соответственно пожеланию [13]) максимально полным учетом «положений отечественного законодательства по вопросам захоронения РАО», «глубоким проникновением в проблему» и «минимизацией повторения недостатков в будущем», обосновать и выполнить лицензирование на право пользования недрами УЧАСТКА «ЕНИСЕЙСКИЙ» ИЛИ ИНОГО. С видом разрешенной деятельности, исходя из статьи 6 Закона «О недрах» «ДЛЯ СТРОИТЕЛЬСТВА И ЭКСПЛУАТАЦИИ ПОДЗЕМНЫХ СООРУЖЕНИЙ (В.К., - ПГЗРО/объекта окончательной изоляции РАО/ПИЛ), не связанных с добычей полезных ископаемых, в том числе подземных сооружений для захоронения радиоактивных отходов (пунктов захоронения), отходов производства и потребления I - V классов опасности (объектов захоронения отходов)». Тогда появится возможность продолжать дело в полном соответствии с законодательством и интересами геополитической безопасности страны.

Известно, что Н.П. Лаверов совместно с ведущими специалистами ИГЕМ РАН в свое время считал урановые месторождения и рудники вблизи Краснокаменска приоритетными объектами, природно-техногенными аналогами и ПИЛ, и ПГЗРО в контексте решения как научных, так и практических проблем захоронения РАО-1,2 и даже ОЯТ. История открытия крупнейших запасов урана России, со своей стороны, подтверждает правильность выбора ИГЕМ РАН. Поскольку природа рудные тела эффективно «спрятала», геологи с трудом их нашли. «В течение пятнадцати лет в Забайкалье велись поиски урановых месторождений. Дважды их закрывали с формулировкой о бесперспективности района» («Исполнилось ровно 60 лет со дня открытия Стрельцовского месторождения урана в Забайкальском крае», https://75rus.org/more/19037). Так же надежно природой (да еще с дополнительными инженерными барьерами) будут, надо думать, изолированы от человека в этих геологических условиях и планируемые к захоронению объемы РАО. Кроме того, за десятки лет разведочных и эксплуатационных горных работ в пределах Стрельцовской кальдеры площадью около 140 кв. км хорошо изучены геологические условия гипотетической площадки ПГЗРО и окрестностей. То есть, только еще планируемый в случае ПИЛ/ПГЗРО для промышленной территории Железногорска (соизмерима по площади со Стрельцовской кальдерой) этап изучения недр там уже реализован более детально по площади и глубине.   

 

ЛИЦЕНЗИЯ РОСНЕДР КРР 16117 ЗД от 22-07-2016, СКОРЕЙ ВСЕГО, НЕЗАКОННА.     

Аргументы кроме всего прочего на момент лицензирования, обозначенного в настоящей статье:    

- ВИД ПОЛЬЗОВАНИЯ НЕДРАМИ «ЗАХОРОНЕНИЕ РАДИОАКТИВНЫХ ОТХОДОВ» ЗАКОНОМ «О НЕДРАХ» В ЮРИДИЧЕСКУЮ ПРАКТИКУ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ НЕ ВВЕДЕН;    

- НЕ ВЫПОЛНЕНЫ НЕОБХОДИМЫЕ/ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ПО НОРМАМ И РЕКОМЕНДОВАННЫЕ ПРОТОКОЛОМ ГКЗ № 4523-пс от 03-02-2016 ВАЖНЕЙШИЕ СТАДИИ НАДЕЖНОГО ИЗУЧЕНИЯ НЕДР – ГЕОЛОГОРАЗВЕДКА ИЛИ ОПЫТНО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ УЧАСТКА ЗАХОРОНЕНИЯ РАО;

-  НЕ ВЫПОЛНЕНА ЗАДАЧА ФЦП ЯРБ-1 (2011-2015 годы) ОТНОСИТЕЛЬНО СТРОИТЕЛЬСТВА ОПЫТНО-ПРОМЫШЛЕННОГО ОБЪЕКТА ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ ИЗОЛЯЦИИ ВЫСОКОАКТИВНЫХ РАО;

-  К ФОРМУЛИРОВАНИЮ (И, ТЕМ БОЛЕЕ, К ВЫПОЛНЕНИЮ) ВАЖНОЙ НАУЧНОЙ ЗАДАЧИ ФЦП ЯРБ-2 ПО ОБОСНОВАНИЮ ПРИГОДНОСТИ МАССИВА ГНЕЙСОВ ПРОМЫШЛЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ ЖЕЛЕЗНОГОРСКА ТОЛЬКО ПРИСТУПИЛИ.   

Похоже, Енисейский проект - совокупность ошибок/нарушений от разных «поставщиков». Чей вклад более матери-истории «ценен»?  

 

XIII. Заключение  

Рассмотрение в сравнении правовой основы и фрагментов фактического решения проблемы захоронения особой опасности радиоактивных отходов в России вызывает сомнения относительно качества обоснования и выполнения Енисейского проекта.

 

Не в полной мере и неадекватно их значению применены Закон «Об обращении с радиоактивными отходами (ст. 12, п. 2; ст.13, п. 2) и Закон «О недрах» (ст. 6, п. 2 и п. 4; ст. 8; ст. 23, пункты 1,2,3,8), а также ряд пунктов подзаконных Закону «О недрах» актов.

Согласование документов по ПГЗРО с властями Красноярского края недостаточно убедительно.

Безопасность ПГЗРО должным образом не доказана. «Для получения обоснованных выводов о безопасности захоронения отходов необходимо решение крупных междисциплинарных научных задач» (см. [13]). «В настоящий момент еще не сформировано обоснование долговременной безопасности размещения упаковок с РАО в недрах выбранного участка» (раздел «Особое значение Закона РФ «О недрах» для ЗАТО Железногорск»).

Отсутствует информация о том, были ли выполнены оценки безопасности захоронения РАО с позиций требований статьи 8 Закона «О недрах».

Опережающая проектирование геологоразведочная стадия геологического изучения недр участка «Енисейский» для размещения и строительства федерального ПГЗРО не реализована вопреки Закону «О недрах», Методическим рекомендациям Минприроды по обоснованию выбора участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых, от 2007 года и Методическим указаниям Минприроды по лицензированию пользования недрами для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых, от 1998 года, а также рекомендациям ГКЗ и отдельных профильных специалистов. Не было создано «основание для перехода к следующей стадии работ» (по [13]).  

Нет нормативно-правовых причин геологическую разведку долгое время игнорировать. И при этом разрешать комплексное недропользование с признаками использования атомной энергии.

Имеет место внесистемное лицензирование недропользования с настойчивым нарушением правовой основы решения проблемы захоронения твердых радиоактивных отходов 1 и 2 классов опасности в России. В частности, с нарушением порядка получения права пользования недрами: 1) с применением вида деятельности «захоронение радиоактивных отходов», отсутствующего в Законе «О недрах» и не соответствующего разрешенному Протоколом ГКЗ № 4523-пс согласно п. 4.10.5 Методических рекомендаций от 2007 года  опытно-промышленному захоронению РАО в объеме до 160 тыс. куб. м на пять лет; 2) с преждевременным оформлением Роснедрами лицензии-лидера КРР 16117 ЗД (лидера по смыслу, ответственности, Законам «Об обращении с РАО» и «О недрах», дате) на право пользования недрами до необходимой и опережающей стадии геологического изучения недр - геологоразведки, до надежного установления горного отвода, строительства и обоснования/экспертизы эксплуатации ПГЗРО. Внесистемное лицензирование захоронения таких отходов следует признать недопустимым в принципе. 

Обещание выполнить разведку потом и утверждение о еще отсутствующей лицензии «на размещение и сооружение ПГЗРО» [13] (а как же горные работы на участке «Енисейский» по лицензии Ростехнадзора ГН-01,02-304-3318 – по факту полученного как бы права пользования недрами для создания подземного сооружения «в соответствии с проектной документацией на строительство объекта окончательной изоляции РАО»?!) не отменяют правило (см. также [8]), что разведка обязательна до лицензирования права пользования недрами в виде размещения, сооружения и эксплуатации объекта захоронения РАО или ПОДЗЕМНОГО объекта формально с иным названием.

Не доказано, что Роснедра вправе выдавать лицензию на комплексный (пользование недрами и ведение работ в области использования атомной энергии) вид деятельности «захоронение радиоактивных отходов» (на такое совмещение деятельности). Комплексный характер захоронения РАО понимали авторы Закона «О недрах» и подчеркивает О.А.Морозов [13]: «В логике недропользования захоронение – длительный процесс, различные этапы которого регулируются уже Ростехнадзором». С другой стороны, существует четкое понимание: у Ростехнадзора отсутствуют компетенции регулировать вопросы недропользования. Это понимание, скорей всего, укрепит со временем в мысли, что лицензия Ростехнадзора ГН-01,02-304-3318 не может быть документом, разрешающим пользование недрами в виде горных работ для размещения, строительства и эксплуатации суммарно обозначенных в ней подземных сооружений.

Решение о выдаче лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД (отсутствует среди других на сайте ФГУП «НО РАО» по состоянию на 12.05.2023, https://www.norao.ru/about/licenses/) на пользование недрами промышленной территории оборонного ЗАТО Железногорск Красноярского края необходимо пересмотреть. Право на «захоронение радиоактивных отходов» (срок, объемы и характеристики РАО?) в горном массиве гнейсов участка «Енисейский» должно быть аннулировано. «Для получения лицензии на размещение отходов время еще не пришло. Работы предстоит еще много» (см. [13]).   

Подмена вопроса об аннулировании права на «захоронение РАО» по лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД действительно важным вопросом о расширении площади геологического изучения в целом (по [13]) недопустима, прежде всего, в силу разных видов пользования недрами. «Речь необходимо вести» о каждом вопросе обязательно и отдельно. Неудачная попытка решить проблему необходимости разведки участка «Енисейский» на базе единственной от Роснедр действующей лицензии в сфере недропользования КРР 16117 ЗД уже была (https://proza.ru/2022/05/21/5; письмо Роснедр № ОК-04-37/19336 от 22.09.2022).

ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ, ПРИБЛИЖЕНИЯ НАЧАЛА И СНИЖЕНИЯ ИТОГОВОЙ СТОИМОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ РАО – 1, 2 было бы полезным в условиях нынешней геополитической обстановки рассмотреть дополнительно варианты создания федеральных ПГЗРО на базе инфраструктуры существующих приграничных подземных горнодобывающих комплексов вблизи г. Краснокаменск и п. Никель/г. Заполярный.

ФГУП «НО РАО», «соблюдая требования законодательства РФ, а также стандарты в сфере рационального использования недр и прочие», основания для досрочного приостановления права пользования недрами по лицензии КРР 16117 ЗД не усмотрело (письмо № 319-09.04/9454 от 30.11.2022). ИБРАЭ РАН: «Нет оснований для отказа от выбранного участка для проведения работ» (письмо № 11407/01-0201 от 17.02.2020).

Аннулирование лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД было бы надежной гарантией принятия окончательного решения по федеральному ПГЗРО действительно после достойного изучения геологических условий площадок-претендентов на базе геологоразведки и обоснования его безопасности. И весомым подтверждением декларируемых намерений о подобной схеме событий применительно к участку «Енисейский».

 

-//-

 

И напоследок. Участник Енисейского проекта О.А.Морозов (ИБРАЭ РАН), оставляя в своей рецензии без внимания базовые материалы о российской системе обоснования захоронения твердых РАО 1-2 классов опасности, поддержал, тем не менее, мое стремление по праву гражданина России получить ответы на вопросы о безопасности ПГЗРО. Но, к сожалению, если что-то и удалось мне «непрофессионально» (по [13]) прояснить по конкретной теме статьи, не касаясь полного комплекса задач недропользования применительно к подземному размещению РАО, то, скорее, не благодаря, а вопреки полученным на мои запросы ответам и рецензиям.

К еще большему сожалению участники Енисейского проекта (все без исключения, небольшая рецензия О.А. Морозова после настойчивой просьбы редакции Уральского геологического журнала не в счет) не замечены в стремлении к публичному, на страницах научно-технических изданий («на работе, а не с кем-нибудь в кино»), с обозначенным авторством («с открытым забралом»), ДЕТАЛЬНОМУ анализу, как принято в порядочной среде профессионалов, аргументов многолетней, по существу, критики в адрес проекта. Например, критики в статьях Б.Серебрякова, Д.Башкирова и В.Комлева на сайте ПРоАтом и в журнале «Атомная стратегия». Надеюсь, такой анализ еще впереди.

 

 

XIV. Список литературы

1. Стратегия создания пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов // Радиоактивные отходы. 2018. № 2 (3). С. 114—120.  

2. Производство по выводу из эксплуатации ядерно- и радиационно- опасных объектов (https://sibghk.ru/activity/reactor-plant.html).  

3. Вывод из эксплуатации открытого бассейна-хранилища ЖРО (https://www.atomic-energy.ru/articles/2012/12/10/37658).

4. Б.Т. Кочкин. Задачи изучения геологической среды участка Енисейский на текущем этапе реализации проекта захоронения // Радиоактивные отходы. 2019. № 2. С. 76-91.  

5. М.Ю. Бамборин, В.В. Мартьянов, А.Н. Каманин, А.В. Минин. Рациональное использование лицензионных участков недр при обращении с жидкими радиоактивными отходами при их захоронении в геологических формациях // Радиоактивные отходы. 2023. № 1 (22). С. 23—27.

6. А.Н. Дорофеев, А.В. Понизов, А.И. Рыбальченко и др. Результаты расчетно-экспериментальных исследований для обоснования долговременной безопасности пунктов

глубинного захоронения ЖРО // Радиоактивные отходы. 2022. № 4 (21). С. 24—38.

7. А.Н. Дорофеев, Е.А. Савельева, С.С. Уткин и др. Эволюция обоснования долговременной безопасности ПГЗ ЖРО // Радиоактивные отходы. 2017. № 1. С. 54—63.

8. О.А. Морозов, А.В. Расторгуев, Г.Д. Неуважаев. Оценка состояния геологической среды участка Енисейский (Красноярский край) // Радиоактивные отходы. 2019. № 4 (9). С. 46—62.

9. Н.П. Лаверов, В.И. Величкин. Радиогеоэкологические проблемы начального и завершающего этапов ядерного топливного цикла (https://www.atomic-energy.ru/articles/2012/11/29/37520?page=2).

10. К. В. Мартынов, Е. В. Захарова, С. А. Кулюхин. Альтернативная концепция устройства защитных барьеров при глубинном захоронении РАО класса 1 на Енисейском участке Нижнеканского массива // Радиоактивные отходы. 2022. № 2 (19). С. 68—84.

11. В.С. Гупало и др. // Радиоактивные отходы. 2020. № 4. С. 30—41; В.Г. Тесля, А.В. Расторгуев // Радиоактивные отходы. 2020. № 4. С. 58—70.

12. А.Ю. Озерский. Оценка требований к геологической среде при выборе участка недр для захоронения радиоактивных отходов в глубокие геологические формации // Радиоактивные отходы. 2021. № 2 (15). С. 90—98.

13. О.А. Морозов. Рецензия от 18.04.2023 // Уральский геологический журнал. 2023. № 3. С. 106-107.  

14. Melnikov N.N., Konukhin V.P., Komlev V.N. et al. Jmprovement of the Safety of Radioactive Waste Management in the North West Region of Russia. Disposal of Radioactive Waste. TACIS Project. NUCRUS 95410. Task 3.Report. Apatity - Orlean, Russian Federation - France, 1998.-270p. А также https://proza.ru/2019/08/15/624.

15. Кузьмин Е.В., Калакуцкий А.В., Морозов А.А. Технология захоронения радиоактивных отходов в пространстве подземных рудников // Радиоактивные отходы. 2021. № 2 (15). С. 49—62.

16. Кузьмин Е.В., Маянов Е.П., Игин И.М. и др. Обоснование параметров технологии захоронения РАО 2 и 3 классов в пространстве подземных рудников ПАО «ППГХО» // Радиоактивные отходы. 2022. № 1 (18). С. 62—76.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Обращение с РАО и ОЯТ
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Обращение с РАО и ОЯТ:
О недостатках закона № 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами…»

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 5
Ответов: 4


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 8 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 12/06/2023
Благодарность автору за подробную и интересную статью. 


[ Ответить на это ]


Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 21/06/2023
ДОПОЛНЕНИЕ     
17. Рассмотрим случайный массовый природно-техногенный, длившийся достаточно долго без вмешательства человека, эксперимент (неосознанно инициирован ФГУП «НО РАО»), закончившийся проверкой состояния исследовательских скважин участка «Енисейский», как тревожный показатель возможного плохого качества гнейсов промышленной территории ЗАТО Железногорск.        Я уже писал об этом (журнал «Научный вестник Арктики», № 8, 2020, с. 32 и библиографические ссылки). Обратимся кратко к важнейшим результатам эксперимента еще раз в связи с новыми документами (Право заключения договора на выполнение работ по консервации исследовательских скважин на лицензионном участке недр «Енисейский» (филиал «Железногорский» ФГУП «НО РАО»), https://zakupki.rosatom.ru/2306190482131).     Многие стволы 20 исследовательских скважин, пробуренных в 2009-2014 годах, оказались на момент проверки в 2018 г. недоступными в неукрепленных (обсадными трубами) участках приблизительно после приустьевой обсадки до забоя. Обозначенная причина – разрушение стенок скважин и вывалы породы в ствол. Кроме того, зафиксированы случаи разрушения цементного камня в пространстве между породой и внешней поверхностью обсадных труб (Приложение 1. ГДВ-301743-ТД. Том 1. Проектно-сметная документация, табл. 1.2 и с. 25; Приложения 3 и 4. Акты обследования скв. Р-2 и Р-3). Такие явления вряд ли возможны в условиях устойчивых пород и стационарной гидросферы массива. Нет сомнения, что именно совокупным качеством массива объективно обусловлена требуемая заказчиком (ФГУП «НО РАО») гарантия «живучести» тщательно законсервированных скважин (со сплошной обсадкой до глубины 650 м в скважинах номиналом 700 м) всего лишь в 1 (один!) год (Часть 3. Том 1, проект договора, раздел 10).         Цель закупки – создание системы мониторинга подземной гидросферы в связи с функционированием ПГЗРО. Насколько серьезно можно говорить о мониторинге с помощью назначенных скважин, гарантия работоспособности которых не идет ни в какое сравнение с длительностью любого этапа «жизни» объекта? А вот обсуждать пригодность массива для создания ПГЗРО и требуемое его геологическое изучение на базе такой информации о исследовательских скважинах можно и нужно.        Игнорировать результаты ценного незапланированного эксперимента в своеобразной рассредоточенной по территории Енисейского участка ПИЛ скважинного типа нельзя. Их необходимо внимательно осмыслить. И либо оспорить негатив относительно пригодности гнейсов для захоронения РАО, либо крепко запомнить и заложить в основу будущих ГИН - геологоразведочной стадии с бурением новых скважин и специальных работ по устойчивости массива и его гидросферы к тепловым нагрузкам (например, в ракурсе предложений Б.Е. Серебрякова по тепловым и трассерным экспериментам, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=10550). Необходимо прекратить тратить деньги (при обозначенной проверкой состояния существующих скважин неопределенности в части качества массива) на локальную ПИЛ с памперсами на стенках горных выработок шахтного типа.          Отметим, что: «Сохранение существующих исследовательских скважин с предварительными работами по их восстановлению и переоборудованию позволит получить уникальные данные о характеристиках скального массива, в котором предполагается размещение ПГЗРО» (с.16 ГДВ-301743-ТД).       Комлев.


[
Ответить на это ]


Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 24/06/2023
ДОПОЛНЕНИЕ     
В 16 задокументированных в Приложении Д документа ГДВ-301743-ТД (2018 г.) скважинах часто по необсаженным стволам фиксируют трещиноватость и большие каверны. В 6 скважинах (Р-4, Р-5, Р-6, Р-9, Р-10 – номинальная глубина 600-700 м и 7-Ц – 200 м) вода мутная, непрозрачная, с присутствием взвесей (Р-4 – темная, практически черного цвета). Скважина 1-Е, первая в цикле «глубокого» бурения, в 2018 году оказалась глубже 5 м недоступной для проверки ни ствола, ни воды.     Комлев.


[
Ответить на это ]


Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 29/06/2023
ДОПОЛНЕНИЕ.         Лицензия Роснедр КРР014222ЗП с целевым назначением: геологическое изучение и оценка пригодности участка, сопряженного с Енисейским, для строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых (ФГУП «НО РАО», 26.04.2023, полное соответствие вида пользования недр ст. 6 п. 2 Закона «О недрах», но полное несоответствие этапам ГИН и выдачи лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД от 22-07-2016 на захоронение РАО).      Наконец-то участниками работ по ПГЗРО решено выполнить ГИН для сопряженной со строительной площадкой со всех сторон территории.        Вынужденное возобновление в 2023 г. ГИН на расширенной территории (лицензия Роснедр КРР014222ЗП) подтверждает, что для выдачи лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД в 2016 г. должных оснований не было.       Комлев.


[
Ответить на это ]


Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 02/07/2023
ДОПОЛНЕНИЕ        Фактически ничего из главного, необходимого, рекомендованного и запланированного для получения права на «захоронение радиоактивных отходов» не выполнено, начиная со времени действия ФЦП ЯРБ-1 и по сей день (раздел III, https://proza.ru/2023/06/16/625). В 2023 г. вынужденное возобновление ГИН на расширенной территории (лицензия Роснедр КРР014222ЗП) и закупка Росатома 230623/0482/139 от 29.06.2023 «Выполнение работ по выделению этапа «ПИЛ» в проектной документации…по строительству объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов…» при отсутствии лицензий Роснедр на пользование недрами для строительства ПИЛ и ПГЗРО дополнительно подтверждают, что для выдачи лицензии Роснедр КРР 16117 ЗД в 2016 г. должных оснований не было.             Любое, кроме ГИН по лицензии Роснедр КРР014222ЗП, пользование недрами участка «Енисейский» законодательно вряд ли подтверждено.        Комлев


[
Ответить на это ]


Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 04/07/2023
Ростехнадзор явил пример опасного и с многочисленными нарушениями лицензирования РУ БРЕСТ (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=10593). Не хотелось бы, чтобы Роснедра, идя по такому же пути при лицензировании ПГЗРО, брали бы на себя и чужие грехи.    
Комлев


[
Ответить на это ]


Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 21/07/2023
Ссылаясь на рационализацию систем обращения с РАО при возможности внесения изменений в нормативно-правовые и концептуальные документы, не исключают [Линге И.И. О рационализации систем обращения с РАО и обеспечения радиационной безопасности // Радиоактивные отходы. 2023. № 2 (23). С. 21—34] применимость работ на участке «Енисейский» в районе Железногорска по документу Росатома «Стратегия создания пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов» для всех базовых вариантов заключительной стадии обращения с ОЯТ, включая и «реализацию различных компромиссных решений с зарубежными партнерами с целью исключения необходимости создания геологических объектов захоронения отходов в этих странах» («решения, если на них найдется спрос за рубежом»).         Комлев.


[
Ответить на это ]


Re: Радиоактивные отходы в недрах: аспекты безопасности. Окончание (Всего: 0)
от Гость на 02/08/2023
1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ по предварительному судебному заседанию Железногорского городского суда Красноярского края от 24.07.2023, Дело № 2а-1629/2023. Иск к Роснедрам. Истец – физическое лицо. Оспариваемые лицензия КРР 16117ЗД и предоставленное право пользования недрами для захоронения радиоактивных отходов в недрах участка «Енисейский» промышленной территории ЗАТО г. Железногорск.

Производство по делу прекращено на единственном основании: «выдача лицензии для проведения работ по захоронению радиоактивных отходов, какие-либо права, свободы или законные интересы административного истца не ограничивает». Хотя в представленных Заявителем документах были обозначены такие, например, претензии: отсутствует объект захоронения, не проведены исследования, нет заключения о безопасности захоронения, нет геологического изучения недр, внесистемный вид пользования недрами, нарушение установленного порядка лицензирования.

С аналогичным основанием ранее прекращено делопроизводство по иску к Росприроднадзору, Дело № 2а-1131/2023. Постановление Железногорского городского суда от 15.05.2023.

Такое основание вряд ли устойчиво: сегодня оно принято, а завтра может быть отклонено либо отсутствовать совсем при смене Заявителя. В обоих случаях суд (по просьбе Ответчика, например, Отзыв Роснедр по Делу №: 2а-1629/2023) не доходит, к сожалению, до рассмотрения (видимо, не представляющих для него и Ответчика интереса) претензий к Енисейскому проекту по существу, что, с другой стороны, важно, так как сохраняет и усиливает надежду на правильность сути претензий.

Сейчас не редкость отстранение от рассмотрения СУТИ предполагаемых нарушений кого бы то ни было из причастных к делу (самостоятельное или принудительное) для разных уровней решения (разработки, исполнения или контроля) по ПГЗРО. Предполагаемых нарушений, прежде всего, Законов «Об обращении с РАО» и «О недрах». Такое отстранение применительно к Енисейскому проекту, вполне возможно, есть ПРОГРАММИРОВАНИЕ будущего серьезного вреда для окружающей среды, общества и государства, ограничения/бесспорного нарушения прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, возложения на них обязанностей по устранению последствий.
 
Оспаривать отстранение (самостоятельное нарушение?) участников Енисейского проекта, контролирующих законность недропользования организаций и должностных лиц можно, видимо, в суде, опираясь, например, на ст. 40 КАС РФ. Поскольку законы принимаются и применяются для защиты интересов людей и государства, нарушение законов, если оно подтверждено судом, после этого само по себе не подлежащий сомнению, доказанный и уже возникший с момента нарушения законов ВРЕД неопределенному кругу лиц, вряд ли для идентификации и искоренения требующий анализа его причинно-следственной связи с какой-либо конкретной ситуацией сегодняшнего дня и с каким-либо конкретным Заявителем.   

Никому ведь в голову не придет, что ЗАКОНЫ «Об обращении с РАО» и «О недрах» - ВРЕД, а их НАРУШЕНИЕ – БЛАГО.

Дважды примененная Железногорским городским судом схема отказов не для вечной проблемы. Поэтому претензии к Енисейскому проекту не будут оставаться без рассмотрения вечно.

2Госконтракты ООО «Спецпроект» с ФГУП «НО РАО»/Росатомом: 1) на разработку проектной документации по строительству энергокомплекса и подземной исследовательской лаборатории (стоимость выполнения работ - 50 млн рублей, срок - до 31 декабря 2026 года); 2) на выполнение строительно-монтажных и горнопроходческих работ при сооружении ПИЛ за 4,2 млрд рублей до ноября 2028 года. Следует отметить, что контракты между этими хозяйствующими субъектами привели к возбуждению уголовного дела за взятки в особо крупном размере.    
Комлев


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.08 секунды
Рейтинг@Mail.ru