Арктический «чернобыль»
Дата: 17/03/2017
Тема: Обращение с РАО и ОЯТ


Василий Ковалев, Санкт-Петербург

После аварии на атомном реакторе подводная лодка К-27 была отбуксирована в специальный район в восточной части Карского моря и затоплена 6 сентября 1982 года у северо- восточного побережья Новой Земли.  Военно-морской спасательный буксир  совершил таран в корму  АПЛ   K-27, чтобы пронзить понтоны и потопить  ее.  С тех пор, почти забытая с ядерным топливом и «замороженным»  жидкометаллическим  теплоносителем, она лежит на глубине 75 метров. Сегодня К-27 представляет собой «мину замедленного действия», морская вода медленно просачивается к реакторам с ядерным  топливом…



В 1948 году академик А.П.Александров предложил при­ступить к разработке проекта атомной подводной лодки. Но Л.П.Берия счел тогда его предложе­ние преждевременным, отвлекающим силы от создания атомной бомбы. В августе 1949 года   атомная бомба  была взорвана, а к ноябрю того же года в Первое Главное Управление (ПГУ) поступило уже несколько предложений и проект­ных проработок по морским ядерным энергетиче­ским установкам с различными теплоносителями и замедлителями.

9 сентября 1952 года по предложению И.В.Курча­това и А.П.Александрова, которое поддержал заместитель председателя СМ СССР В.А.Малышев, было принято решение (его подписал И.В.Сталин) о начале работ по сооружению первой атомной под­водной лодки.

Комиссия под председательством А.П.Алек­сандрова, созданная ПГУ для рассмотрения вари­антов проекта, выбрала в качестве основного для первой подлодки реактор ВМ, и это  было под­тверждено научно-техническим советом ПГУ в конце 1952 года. Корпусной вариант атомного  реактора с водой под давлением ВM оказался более простым в исполнении, имел освоенный в энергетике теплоноситель – обыкновенную воду  и, что было очень важно, требовал меньшей загруз­ки урана-235 по сравнению с другими варианта­ми. Были признаны достоинства также варианта реактора ВТ с жидкометаллическим теплоносителем – сплавом «свинец-висмут» – он стал запасным вариантом .Сплав состоит на 55% из висмута и на 45% из свинца и может находиться в жидком состоянии при температуре выше 124°С. Температура кипения сплава свинец-висмут равна 1670°С, что позволяет использовать его для передачи тепла до этой температуры без образования пузырьков.

4 июля 1958 года впервые в СССР дала ход под атомной силовой установкой, первая советская (и третья в мире) подводная лодка. В декабре 1958 года первая АПЛ К-3 «Ленинский комсомол» была  сдана в опытную эксплуатацию флоту.

Одновременно с корпус­ным реактором и водяным теплоносителем под научным руководством  академика А.И.Лейпунского разрабатывался реактор с жидкометаллическим теплоносителем сплав «свинец-висмут». До этого такой реактор ни­где в мире не использовался. Его освоение потре­бовало проведения научно-исследовательской работы. В ян­варе 1959 года удалось ввести в строй стенд-прото­тип атомного реактора 27/ВТ. Спешили. Проектирование подлодки и ее закладка в Северо­двинске были произведены раньше ввода стенда. Многие процессы, связанные с эксплуатацией атомного реактора с жидкометаллическим теплоносителем были не конца изучены.

СССР и США стремились как можно дальше расширить пределы своего влияния. Шла борьба  по всем направлениям: в идеологии, в стремлении вырваться вперед в гонке вооружений, чтобы разговаривать с противоположной стороной с позиции силы, в экономике – чтобы продемонстрировать превосходство своего общественного строя. Для советского политического и военного руководства становилось все более очевидным, что для обеспечения хотя бы принципиальной возможности нанесения сколько-нибудь чувствительного ядерного удара по американской территории без военно-технического освоения океанских просторов не обойтись. В    СССР, как и в США, велись параллельные разра­ботки двух вариантов атомных реакторов, пер­вый был корпусного типа с водой под давлением,  второй –  корпусной с металлическим  теплоносителем.  

В апреле 1962 года  лодка К-27 была спущена на воду, а государ­ственные испытания завершились в октябре 1963 года.

По некоторым показателям К-27 не уступала американской подводной лодке USSSeawolf  (SSN-575) с реакторам с жидкометаллическим натриевым теплоносителем,  а по скорости хода в подводном положении и глубине погружения превосходила ее.  К тому же Ю.Б.Харитоном было создано для подводной лодки достойное вооружение – торпеда диаметром 533 миллиметра с ядерным зарядом, ставшая выдающимся техническим достижением советской военной промышленности.

Первая в мире атомная подводная  лодка Nautilus (SSN-571) с корпусным реактором с водой под давлением в 1954 году была спущена на воду в США. В ядерной энергетической установке «Сивульфа», в отличие от установки «Наутилуса», применили трехконтурную тепловую схему. Расплавленный натрий первого контура прокачивался жидкометаллическим насосом через реактор, нагревался в нем и поступал в теплообменник промежуточного контура с циркулирующим в нем натрием, которому отдавал  тепло. Давление натрия в промежуточном контуре было выше, чем в первом, что исключало в случае аварийной течи трубок парогенератора попадание радиоактивного натрия первого контура во второй контур, а через него и в турбинную часть энергетической установки. Теплоноситель промежуточного контура поступал в парогенератор, в пароперегревательной и испарительной секциях которого последовательно отдавал теплоту третьему контуру, обеспечивая перегретым паром турбину.

В ходе эксплуатации «Сивульфа» обнаружилось, что жидкий натрий химически чрезмерно агрессивен, в результате чего трубопроводы первого контура и парогенератор быстро коррозировали, вплоть до появления свищей. Использование натрия вызывало быструю коррозию на фоне роста напряжений в металле, обусловленного значительным температурным перепадом. Кроме того, в случае аварии с разрывом трубок парогенератора натрий неминуемо вступал бы в экзотермическую реакцию с водой, что могло привести к тепловому взрыву.

В результате потери плотности трубок первого контура и разрыва трубок второго контура, произошла утечка радиоактивного натрия на испытаниях.   Через год с небольшим после вступления в строй подлодку решили вообще вывести из состава флота США.

В  результате эксплуатации лодки были сделаны отрицательные выводы о применимости такого типа реакторов в подводном флоте, и эта конструкция  реактора уже больше никогда не применялась. ВМС США навсегда отказались от использования реакторов с жидкометаллическим теплоносителем. Опыт эксплуатации «Сивульф» показал, что этот тип реакторов слишком опасен для применения в подводных лодках. Жидкометаллический реактор  лодки «Сивульф» был заменён на  корпусной  водо-водяной реактор.     

Советская АПЛ К-27  была  направлена  на боевое дежурство в Средиземном море. После  успешного возвращения из похода и ремонта, в октябре 1967 года К 27 совершила переход на  свою базу в Гремиху, откуда должен  был начаться ее третий поход. Главной задачей, которая стояла перед подводной лодкой и экипажем в новом походе, была задача  без всплытия совершить 70-суточный поход вокруг земного шара. Этим походом СССР  бы продемонстрировал стратегическое превосходство над  США, но этого не случилось .

В рамках подготовки  к походу 13 октября 1967 года состоялся выход лодки в море для проверки ее систем и механизмов.  В море произошла аварийная ситуация, результатом которой стал заброс жидкометаллического сплава "свинец-висмут"  в газовую систему первого контура реактора правого борта. Причиной происшествия стало окисление сплава «свинец-висмут», в результате образовались шлаки, которые закупорили проход для теплоносителя. ЖМТ сплав "свинец-висмут"  плохо переносит контакт с водой и воздухом. Он подвержен окислению с образованием твердых окислов, которые в процессе работы атомного реактора могут застрять и уменьшить расход сплава через каналы реактора или закупорить их вообще. Два насоса были залиты застывшим радиоактивным сплавом"свинец-висмут". Для работы реактора потребовалось срочно устранить последствия, в результате несколько матросов получили предельную годовую дозу радиации.

Для того, чтобы поход состоялся, необходимо было убрать радиоактивный сплав "свинец-висмут" из реакторного отсека. Эта работа была проведена при возвращении на базу. Первого мая после торжественного подъёма Военно-морского флага, начались авральные работы по приведению АПЛ в боевую готовность. По приказу командования флота к работе был привлечён личный состав других боевых частей и дивизионов, а также личный состав второго экипажа лодки. Работы были достаточно сложными, необходимо было кувалдой и зубилом извлекать застывший среди трубопроводов реактора радиоактивный металл. Сроки работы из-за высокой радиоактивности были ограничены десятью минутами, моряки делали по два-три пятиминутных захода. Это было первое в СССР использование военнослужащих в качестве «биологических роботов»  для ликвидации последствий аварии. Этот ужас повторился в последствии при уборке ядерного топлива на крыше четвертого блока Чернобыльской АЭС .

 В рамках подготовки к походу по требованию специалистов была проведена высокотемпературная регенерация сплава для устранения окисей. Под давлением руководства Северного флота сроки ее были сокращены с затребованных трёх недель до одной.

Перед тем выходом в море командир электромеханической боевой части, в чье заведование входили атомные реакторы, долго отказывался от полагающейся собственноручной записи  в вахтенном журнале подлодки о готовности подразделения. Прибыло разгневанное начальство, командир дивизии и офицеры штаба. Ему было заявлено: «Если лодка в море не уйдет — партбилет на стол!». Советское политическое и военное  руководства нервничало. В мире   назревали  крупные  политические события. В социалистической  Чехословакии  провозгласили  «социализм с человеческим лицом», были попытки предоставить дополнительные демократические права гражданам. Курс на изменения в политической и культурной жизни в Чехословакии не был одобрен руководством  СССР.

Театр холодной войны перемешался в мировой  океан, шла незримая битва за морские глубины. Руководство ВМФ СССР нервничало — 7-8 марта 1968 года в северной части Тихого океана на глубине порядка 5600 м бесследно исчезла дизель-электрическая подводная лодка проекта 629А с тремя баллистическими ракетами Р-21 с ядерными боеголовками. Официальная информация о причине её гибели остаётся до сих пор засекреченной.

21 мая 1968 года К-27 лодка вышла в море для испытаний энергетической установки и отработки задач боевой подготовки, на борту лодки было 147 членов экипажа (первый экипаж и большая часть второго).

В походе 24 мая в 12 часов дня происходил вывод установок на режим полного хода (80 % мощности), при этом на установке реактора левого борта случилась авария. Личный состав, не разобравшись в ситуации, попытался поднять мощность ядерного реактора, но безуспешно. В реакторном отсеке возросла до 150 рентген в час гамма-активность и произошёл выброс радиоактивных газов в помещения реакторного отсека. Личный состав сбросил аварийную защиту левого реактора.  Как выяснилось позже, в результате аварии разрушилось около 20 % тепловыделяющих элементов . Причиной аварии стало нарушение теплоотвода в активной зоне.

Радиационная обстановка на подводной лодке ухудшилась. Лодка всплыла, провентилировала заражённые отсеки и на одном реакторе правого борта, который работал на обе турбины, добралась до базы. По прибытии выяснилось, что лодка имеет повышенный радиоактивный фон.

Детальный анализ аварии показал, что причиной повреждения активной зоны являлся  локальный перегрев вследствие выноса шлаков, накопившихся в первом контуре за предыдущий период эксплуатации и в процессе перезарядки, а также пара, возникающего при течи парогенераторов, и способствующего образованию окислов. О накоплении шлаков в первом контуре свидетельствовало увеличение гидравлического сопротивления и повышение локальных температур в активной зоне. 

Впоследствии оказалось, что в результате аварии реактора весь экипаж был переоблучён и перенёс острую лучевую болезнь. 20 человек получили дозы радиации от 600 до 1000 рентген в час. Погибло 9 членов экипажа: один матрос задохнулся в противогазе непосредственно на борту, восемь человек умерли позднее в госпитале от полученных на борту высоких доз радиации..

Главный старшина подлодки Вячеслав Мазуренко, работавший в турбогенераторном отсеке К-27, так рассказал в своей книге о катастрофе произошедшей в Баренцевом море в конце весны  1968 года.:

«Когда лодка всплыла и начала двигаться на базу, то руководство дивизии дало команду: лодке приостановить движение и ждать особого указания. [Капитан] же принял решение, исходя из информации, которую я собирал по крупицам, идти на базу, сказав, что если я постою еще несколько часов, то мне вести корабль на базу просто будет некому.

Когда мы пришли, он рассказывал, что все начальство просто сбежало с пирса, потому что там стояли стационарные счетчики-ревуны, и такое излучение исходило от корабля, что они ревели, звенели. Это было слышно и в самой Гремихе (где находилась база), и в Островном. Все командование ветром сдуло с пирса, но потом прибыл командир дивизии на УАЗике, быстро забрал капитана и уехал. А экипаж остался со старпомом сам за себя.

Мы, единственное, помогли вынести спецтрюмных   человек шесть до машины, а потом добирались два километра до казармы, кто как мог. [По пути]  рвало, были головные боли.  Только потом кто-то опомнился и стали посылать машину, подбирать моряков»

Одним из главных недостатков атомной подлодки явилось использование в качестве теплоносителя  сплава “свинец-висмут” в первом контуре реакторной установки. При реакции захвата нейтрона висмутом идет наработка полония-210.   Высокая активность полония-210 (являющегося альфа-излучателем) существенно влияла на радиационную обстановку при эксплуатации реакторной установки.  Достаточно микроскопическому количеству полония-210 попасть через дыхательные пути или пищеварительный тракт, чтобы вызвать у пострадавшего острую лучевую болезнь, зачастую с летальным исходом.

 

25 мая 1968 года был создан штаб по ликвидации последствий аварии на лодке К-27, первым его решением по локализации зоны радиоактивного заражения и последствий радиоактивного загрязнения двигательной установки левого борта было желание усилить биологическую защиту реактора. Для этого аварийный отсек был заложен мешками со свинцовой дробью.

Вместе с этим была создана новая подробная картограмма радиационной обстановки не только в аварийном отсеке. Уровень излучения в четвёртом отсеке в районе парогенератора левого борта был свыше 1500 рентген в час.

Из всего экипажа лодки в 144 человека до наших дней дожили 56 человек. Нарицательное имя "Нагасаки" лодка К-27  получила  из-за масштабных ядерныхаварий, в молодом советском атомном флоте они к сожалению были частыми. Атомная  лодка К-19 с прозвищем "Хиросима" к тому времени уже была в ВМФ СССР. 

В мае 1968  мая прибыла команда разработчиков под руководством самих академиков  А.П.Александрова и А.И.Лейпунского.

В начале июня 1968 года состояние лодки оценила специальная комиссия, которая приняла решение о расхолаживании реакторов. Такое решение было обусловлено высоким уровнем радиоактивности вокруг лодки, при этом существовала необходимость работы персонала на заражённой территории для поддержания работы реактора. Работы по остановке и консервации лодки были проведены в течение двух недель, и к 20 июня 1968 года машины и механизмы были остановлены и законсервированы. Лодка была выведена из эксплуатации и поставлена на прикол в губе Гремиха.

Для возвращения лодки в строй разрабатывались разные варианты, из которых можно выделить два наиболее приемлемых:

  • замена реакторного отсека с жидкометаллическим теплоносителем на водо-водяные реакторы.
  • запуск реактора правого борта с консервацией аварийной двигательной установки и работой лодки на половинной мощности.

В  течение десяти лет вопрос не был решён, так как существовала проблема значительной загрязнённости лодки. Уборка радиоактивных отходов стала серьёзной проблемой: не было оборудования для того, чтобы извлечь активную зону из  реактора и захоронить реакторный отсек. Вычистить его было сложно, так как в отсеке было значительное количество фрагментов, вынесенных из активной зоны реактора.

В февраля 1979 года лодка была  исключена из состава ВМФ. До 1973 года подлодка простояла у пирса в Гремихе, на ней проводились различные экспериментальные работы.  Потом К-27 перевели в г. Северодвинск для подготовки к захоронению. В апреле 1980 года было решено законсервировать реакторный отсек лодки для того, чтобы в море  затопить К-27. Атомная энергетическая  установка со всеми трубопроводами была заполнена специальным составом. Затем отсек залили битумом в количестве 270 тонн, который полностью закрыл реакторы. Считалось, что это будет препятствовать  проникновению морской воды к радиоактивным частям лодки, их вымыванию и заражению моря. Этот вариант применялся в связи с тем, что  был  самый дешевым из всех гипотетически возможных. Международное агентство по атомной энергии установило требование о том, что атомные подводные лодки и надводные корабли должны  быть затоплены на глубине не менее 3000 метров.

Атомная подводная  лодка, затопленная 6 сентября 1982 года у северо-восточного побережья Новой Земли и сегодня продолжает лежать на глубине 75 метров.

ВМФ СССР не отрезвил неудачный опыт с жидкометаллическим реактором. Его опасность в полной мере недооценивали, считали  достаточно надежным, поэтому была  создана серия торпедных АПЛ проекта 705,  705К «Лира» с реакторной установкой, использующей жидкометаллический теплоноситель  сплав «свинец-висмут». Проект «Лира» был опытным, всего было построено семь прочных и легких субмарин. Лодки имели один 155-мегаваттный реактор и титановый корпус, они прослужили до начала 1990‑х годов. На двух из них  К-64, К-123 произошли аварии с выходом из строя атомной энергетической установки. О прогрессе  атомных лодок с жидкометаллическим  теплоносителем говорить не приходится  -  «статистика  упрямая вещь». Ни на сущее, ни на море такие реакторы так и не нашли применения.  Степень ненадежности — 30 %. Все АПЛ, кроме К‑27, к настоящему времени утилизированы. Из-за дороговизны изготовления и обслуживания эту серию подводных лодок в ВМФ   СССР  называли  «золотыми рыбками».   Денег адмиралы  не считали, прикрывались патриотическими лозунгами  о защите  завоеваний социализма. В стране, как и в ВМФ был «застой»,  генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев 18 лет руководил  страной,  а флотом 30 лет командовал адмирал Горшков. Расходы на создание военного  флота в СССР являлись неоправданно высокими для экономики страны. Основной причиной этого была разнотипность проектов подводных лодок, в СССР их было разработано во много раз больше, чем в США.

В статье «О задачах развития широкомасштабной гражданской атомной энергетики и проблеме выбора реакторных технологий для ее реализации» В.И.Костин, директор – генеральный конструктор ФГУП «ОКБМ» написал:

«Авария на головной АПЛ с расплавлением активной зоны и выходом активности за пределы первого контура была обусловлена попаданием воздуха в первый контур, образованием труднорастворимых окислов и ухудшением теплоотвода от активной зоны. Таким образом, причины аварийного прекращения эксплуатации РУ не были связаны с какими-либо экстремальными обстоятельствами или ошибками персонала. Все АПЛ с РУ этого типа были выведены из эксплуатации в середине 1990х годов досрочно, до выработки проектного ресурса.

В целом, полученный опыт использования этих установок не дает оснований для того, чтобы рассчитывать на создание надежных РУ с длительным сроком эксплуатации (даже при учете возможных способов решения выявленных проблем), поскольку явно недостаточной является ресурсная база работы установок атомных подводных лодок».

Все вышесказанное подтверждает, что технология использования свинцово-висмутового  сплава в реакторах была не отработана, а подводные лодки с реактором с ЖМТ продолжали строить, не задумываясь о последствиях.

Первая атомная подлодка проекта 705 К-64 с заводским номером 900 потерпела аварию в 1972 году, активная зона реактора  была  «заморожена». Перед аварией реактор лодки был полностью загружен топливом, там использовался высокообогащенный уран — с обогащением более 90%. В соответствии с техническим решением, реакторный отсек с не выгруженной активной зоной был подготовлен к затоплению на морском полигоне. Реакторный отсек был заполнен специальным консервантом (эпоксидной смолой), забетонирован, а сверху на эту «коробку» было положено около 100 тонн битума. Однако эта процедура была отменена в связи с присоединением России к международной Конвенции о запрещении захоронения в море радиоактивных отходов. Остальные незагрязненные части атомной подводной лодки  были утилизированы. Реакторный отсек подлодки разместили на долговременное хранение на береговой площадке, отведенной для обращения с ядерно-опасными объектами.

«Если бы   реакторный  отсек затопили,  то что через десяток-другой лет вода неминуемо попала бы в реакторную зону и началась бы неконтролируемая цепная реакция — таковы физико-химические свойства данного типа реактора», —  так считает  бывший директор ФГУП «СевРАО» Валерий Пантелеев.

Атомная подводная лодка К-123  находилась в подводном положении в Баренцевом море,  где и произошла авария. Серебристый металл растекался по отсеку, это был вырвавшийся из первого контура реактора высокоактивный жидкометаллический теплоноситель.   Лодка была так загрязнена, что пришедший на помощь крейсер не решался приблизиться к ней, чтобы передать буксировочный трос. Ремонт К-123, в ходе которого был полностью заменен реакторный отсек, закончился в 1992 году, она вернулась в строй и  прослужила до 1997 года. Первый реакторный блок атомной  подводной лодки  К-123 зав.№120  с 1983 года  с  «замороженным  теплоносителем» хранился на плаву и был транспортирован в наши дни на выгрузку ядерного  топлива в Гремиху. 

Гремиха - единственное  место  в стране, где осуществляется выгрузка «замороженных»  активных зон из реакторов с жидкометаллическими теплоносителями  с утилизируемых атомных подводных лодок. Для обеспечения технологического обслуживания таких АПЛ  на береговой технической базе в Гремиха был построен комплекс для выполнения технологических операций по перегрузке ядерного топлива и хранения отработавших выемных частей (ОВЧ) реакторов. С 2001 по 2005 г.г. был  восстановлены сухой док СД-10  и вновь создана  инфраструктура  для выгрузки  облученного ядерного топлива с реакторов   с ЖМТ  из оставшихся атомных подлодок. Госкорпорация «Росатом» совместно с ФГУП «СевРАО» с проектантами подводной лодки и ядерной  энергетической установки  НИКИЭТ имени Н. А. Доллежаля, ГНЦ РФ-ФЭИ, ОКБМ Африкантов и ОКБ «Гидропресс» организовали выгрузку ОВЧ из реакторов.

Реконструкция сухого дока (СД-10), вырубленного в скальной породе,  позволила   провести  выгрузку  активных зон ядерных реакторов с жидкометаллическим теплоносителем с АПЛ проекта 705, 705К. Существенную финансовую помощь России   по утилизацию реакторов этих АПЛ оказало правительство Франции.

Неординарные технические решения были использованы для выгрузки ядерного топлива из отсечного реакторного  блоке зав №900 атомной подводной лодки проекта  К-64. Выгрузка проводилась в сложной радиационной обстановке и не по штатной технологии. На  отсечном реакторном  блоке зав №900 впервые  был выгружен  атомный  реактор,  с замороженным теплоносителем, законсервированным и подготовленным  к затоплению. Реактор  был очищен от битума, «разморожена активная зона»    срезано днище реактора  и активная зона  разобрана.  Кассеты с топливом были  загружены в  контейнеры для последующей утилизации, а сам реакторный блок  отправлен на хранение в спецстоянку.

Этим опытом  выгрузки ядерного  топлива специалистами ФГУП «СевРАО»  был внесен  неоценимый вклад для того, чтобы  можно было принять окончательные решения о  судьбе атомной подлодки К-27. Активные зоны её реакторов с замороженным теплоносителем могут быть теперь разобраны в Гремихе.

Там для К-27 есть вся необходимая инфраструктура,  с помощью которой  можно извлечь отработавшее ядерное топливо. «И если решение об утилизации вскоре не будет принято, то мы можем прийти к тому, что когда его примут, всё придется создавать заново», — заявил представитель ФГУП «РосРАО».

АПЛ К-27 уже более 35 лет лежит на дне, и никто не  может сказать, что будет дальше с ней, с её реакторами, с теми сотнями килограмми урана. Можно только прогнозировать, как они поведут себя, когда до них доберется морская вода. Прочность соединений смолы с металлом со временем падает из-за разных коэффициентов температурного расширения, возникают сдвиговые напряжения и происходит разрушение соединения смолы и металла.

Российские эксперты предупреждают об опасности повторного запуска цепной реакции, если морская вода  поступит в корпус реактора  и вступит  контакт с урановым  топливом в активной зоне реактора. Один реактор   в момент  затопления  находился в более-менее нормальном состоянии,  другой  же — аварийный  с расплавленной зоной.

Саркисов А.А., Антипов С.В., Высоцкий В.Л. в статье «Приоритетные проекты программы реабилитации Арктических морей от радиационно-опасных объектов и необходимость международного сотрудничества» указывают, что  « К-27» имела спецподготовку к затоплению, включая заполнение реактора фурфуролом, что предположительно должно было обеспечить недопустимость контакта воды с оболочкой твэлов на срок до 500 лет. Однако исследования ГНЦ ФЭИ показали, что в течение 30-50 лет адгезия фурфурола с оболочкой твэлов нарушается. После этого, при попадании в реактор 5-6 л воды, не исключено возникновение локальной самопроизвольной цепной реакции и загрязнение окружающей среды продуктами деления, интенсивность выхода радионуклидов может составить от 10 до 100 ТБк/год . Принимая во внимание, что в 2015-20 гг. запланирована ликвидация единственного в России пункта выгрузки ОЯТ из АПЛ с жидкометаллическим теплоносителем, расположенного в поселке Гремиха, дальнейшее нахождение АПЛ «К-27» в затопленном состоянии недопустимо и опасно».

«О необходимости  подъеме К- 27  для снижения ядерного и радиационного риска в Северо-Западном регионе»   предупреждает эксперт Сомов И.Е из ГНЦ РФ-ФЭИ.

«Сценарий 1 (медленное поступление воды в реактор). Начало – сентябрь 1981 года. Он идѐт в настоящее время и будет продолжаться до набора в активную зону влаги, эквивалентной 5-6 литрам воды. СЦР начнётся при очень малой скорости поступления воды. Поэтому первая СЦР пройдет практически незаметно для окружающей среды с выбросом небольшого количества радиоактивного пара и, возможно, сплав Pb-Bi расплавится локально только в областях, прилегающих к твэлам. За счѐт парового взрыва разрушится часть оболочек ТВЭЛ и вместе с паром за пределы ПЛ будут выброшены накопившиеся радиоактивные окислы оболочек твэл и других конструкционных материалов. 

Сценарий 2 (быстрое поступление воды в реактор) Вода быстро заполняет свободные пространства активной зоны. В этом случае СЦР наступает из-за снижения на 20% эффективности рабочих органов СУЗ.  При достижении Кэф = (1+βэф) начнется СЦР, приводящая к разрушению твэлов и оболочек стержней поглотителей, а также к расплавлению сплава. Расплав Pb – Bi частично вытесняет водяной пар и тем самым понижает Кэф.  Поступающая по щелям вода сдерживается давлением пара из реактора. 

При максимальном развитии аварии может произойти всплытие элементов активной зоны в верхнюю часть сплава. Одновременно теряется эффективность рабочих органов СУЗ за счет расслоения активной зоны. При достижении Кэф> 1 + βэф происходит ядерная вспышка, которая за счет замкнутого объѐма квалифицируется ядерным взрывом с разрушением корпуса лодки».

Если оставить атомную лодку  K-27  на дне Карского моря утечки радиации рано или  поздно  произойдут.  Задача  номер один  –  найти способ,   чтобы поднять  ее без встряхивания реакторов. При подъеме лодки может произойти встряхивание и как следствие  потеря  эффективности рабочих органов СУЗ. Возможно произойдет «ядерная  вспышка», которая за счет замкнутого  объёма , вызовет  тепловой   взрыв  с разрушением корпуса реактора и самой лодки. 

Арктика  формирует климат в северной части России, а если реакторы взорвутся  тревожные уровни радиоактивного  альфа- и бета-активного висмута с периодом полураспада более 106 лт, поступят в арктическую морскую среду .

Поэтому нет важнее государственной цели, чем начать подъем затонувшей подлодки, технических препятствий для ее подъема нет. Осталось найти несколько миллиардов рублей для финансирования этого проекта. Ставшая в последнее время расхожей и тиражируемой в СМИ фразоа «денег нет, но вы держитесь» была по достоинству оценена публицистами и юмористами, они пришли к выводу что этой фразой на фоне крейсерских яхт российских миллиардеров страна была  опущена  сразу «ниже ватерлинии». Архиважная задача стоит перед Россией - выдернуть из подводной  стихии  обратно атомную  подводную  лодку К-27, чтобы обезопасить жизнь людей. Для этой цели есть пока  все необходимые технологии, которые позволят поднять лодку. На территории таких стран как, Нидерланды, Франция и Южная Корея существуют компании, способные выполнить эту сложную работу. АПЛ «Курск» была поднята в 2001 году специально созданным для этого консорциумом из двух датских компаний. Российский опыт позволяет провести демонтаж двух атомных реакторов, «разморозить» и утилизировать теплоноситель, выгрузить и утилизировать ядерное топливо  и  отбуксировать реакторный отсек на специальную стоянку.

Согласно концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24, утилизация выведенных из эксплуатации объектов атомного флота (АПЛ, НК с ЯЭУ, атомных судов с ЯЭУ, судов АТО) и экологическая реабилитация обеспечивающей их инфраструктуры относятся к числу приоритетных направлений деятельности государства в сфере безопасности.


При подготовке материала автор использовал информацию сайта Проатом и др. открытых источников









Это статья PRoAtom
http://www.proatom.ru

URL этой статьи:
http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=7368