PRoAtom
proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Атомный год 2016
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
ОЯТ не перерабатывать! Только захоранивать, не нарушая оболочек твэлов
Согласен
Согласен с оговорками
Не согласен

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

Разместить комментарий

Re: Подготовка к выводу из эксплуатации блоков ЛАЭС и планы по обращению с РАО (Всего: 0)
от на 12/11/2017

Спасибо за конструктивную критику, которая напомнила мне и советские утопичные планы, и «старые» дорожные карты Росатома, впоследствии многократно актуализированные.      На ГХК в 2008-2010 планировали строительство завода по производству МОКС для старта БН-800 (потом переделали и для пуска БР Китая), поэтому спешно гнали строительство сухого хранилища. Из-за этой гонки ГХК по уровню безопасности был отброшен в 1949 год. Это хранилище принципиально нарушало безопасность объектов ГХК, которые находятся «под горой», и недоступны наземному ядерному оружию. Теперь и ГХК стало легкой мишенью для ЯО, как все АЭС России.      Стартовая загрузка БН-800 составляет 20 тонн, из которых примерно 5 – плутоний. В топливе РБМК приблизительно 1,5% плутония. Для старта БН-800 нужно (нужно было к началу 2014) всего 300 тонн ОЯТ РБМК, а один РБМК-1000 за 45 лет нарабатывает почти 3000 тонн ОЯТ. Для старта БН-800 никакого сухого хранилища при ГХК строить не надо было, для этого с большим избытком хватает своего ОЯТ.     После старта БН-800 более не нуждается в подпитке ни ураном-235, ни плутонием. Ему достаточно своего ОЯТ и немного обеденного урана. Добавлять внешний плутоний нужно либо при большом проценте отходов, либо при КВ менее 1, то есть тогда, когда технология ЗЯТЦ не работает в заявленном режиме.      Потребителей для ОЯТ тепловых реакторов, в виде БН, в России нет. Делать ремикс Россия не собирается. Для ГХК планировали найти в качестве потребителя стартующие китайские быстрые реакторы, но Китай повернулся лицом к ВИЭ.      Перевозки ОЯТ (то есть 99,99% активности реакторных отходов) из Питера в Красноярск на завод по переработке не имеют никакого смысла. Наоборот. Если вдруг заработает ЗЯТЦ с БН, то избыточный плутоний можно будет использовать для РБМК или ВВЭР.      Перевозок ОЯТ тепловых реакторов быть не должно. Реактор на тепловых нейтронах это и начальный, и конечный пункт использования топлива открытого ядерного цикла, если не был вовремя запущен замкнутый быстрый цикл. А ЗЯТЦ не был запущен в 60-е годы. Следуя логике ОСПОРБ и простой этике, этот ценный ОЯТ должен быть подвергнут окончательному обезвреживанию на месте потребления.      Ценность ОЯТ тепловых реакторов, которые выпали из цикла 50 лет назад, будет востребована лишь при замене более 30% реакторного парка на быстрые реакторы, и только тогда, когда закончатся запасы обедненного урана. Ближайшие 200-400 лет этого не произойдет, даже если планы перехода на БН будут воплощены в жизнь и будут остановлены все уран добывающие предприятия.      В научных планах наших дедов, тепловых реакторов не должно было быть в таком количестве, которое есть сегодня. Переход на быструю энергетику планировался на рубеже 50-60-х годов, но правительства ядерных стран тогда взяли курс на строительство огромного парка накопителей, а не потребителей плутония (бридер – это одновременно и потребитель и размножитель плутония). Это ошибка политиков, а не ядерщиков. Против этого курса выступали все специалисты, начиная с Манхэттенского проекта. К специалистам, в том числе по БР и ЗЯТЦ, советская власть не прислушалась, а американские власти услышали предостережения ученых.      Сегодня нужно считать, стоит ли хранить ОЯТ ТР несколько столетий, подвергая целые регионы риску радиационного заражения, или сразу удалить их на недосягаемую ядерным оружием глубину. По имеющимся у меня данным, временное хранение 50, 100, или более лет экономически не оправдано, даже для самой стабильной страны и самой стабильной экономики. Для России нужно иметь примерно 30 ГВт быстрых мощностей, чтобы экономически оправдать такое хранилище, но такое количество БР несовместимо ни с российской энергетикой, ни с радиационной безопасностью.       Длительное временное хранение создает вдвое-втрое большую альфа активность в ОЯТ благодаря превращению плутония в америций, и теперь никакой МОКС не спасет нас от америция-241, который имеет в 55 раз большую удельную активность, чем плутоний-239. Доля 241 массы в ОЯТ превышает 12%, а период полураспада плутония 14 лет, америция 432 года. Через 50 лет выдержки перед фабрикантами топлива и реактором стоит уже совсем другая задача – сжечь накопленный нашими дедами и отцами америций, накопленный во время преступного бездействия по отношению к ОЯТ тепловых реакторов.       ОЯТ РБМК с большой выдержкой – это сырье для производства америция-241, самого летального из техногенных изотопов, плутоний – всего лишь неплохой довесок к этому «подарку». Вот чем закончилась эволюция ПУГР.       Реакторы БН-350, БН-600 и БН-800 не продемонстрировали стабильную работу на МОКС (уран + плутоний), хотя работают уже в сумме более 60 лет. Даже на оружейном плутонии МОКС ТВС не смогли достичь необходимые параметры по выгоранию, на топливном плутонии результаты вообще удручающие. Полностью на МОКС ни один из этих реакторов не работал ни дня, лишь единичные ТВС, или даже единичные твэлы проходили периодические испытания.      Мое беспокойство по поводу ГХК основано на том, что у завода РТ-2, который собирает в своем хранилище ОЯТ с нескольких блоков РБМК, нет заказов. Для чего привозить за 5 тысяч километров чужие отработанные каналы, если топливо своих реакторов не переработано, свое хранилище забито под завязку.      Мои старшие коллеги 50-60 лет назад предлагали сделать (и сделали в 1969 в Димитровграде) маленький быстрый реактор и маленький завод по скоростной переработке ОЯТ этого реактора, чтобы показать всему миру, на что способен советский человек. Показали. Реактор давно уже на продлении лицензии, на пониженной мощности, а заводик так и не переработал ни одной ТВС. Американцы отказались от идеи ЗЯТЦ в 1972. Следуя этому научному опыту, завод МОКС для БН, он же РТ-2, в ГХК ждет нулевая перспектива.      Политика вывоза ОЯТ на удаленную территорию – это перенесения проблемы с одного места на другое.
Дементий Башкиров


Ваше имя: [ Новый пользователь ]

Тема:


Комментарий:

Для вставки HTML кода используйте редактор


наберите код, который вы видите здесь
(сделано против роботов-спамеров):

Секретный код







Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru