proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[25/12/2020]     Между «ятью» и «фитой»

 Дмитрий Тайц (Дельтий Эркуб)

Я льщу себе, полагая, что открываю некоторые дополнительные специфические штрихи Петербурга и даже особенности рожденных или просто живших в Ленинграде. Эти особенности связаны с книгами, вещами – предметами интеллектуальной или деятельной потребности, каковыми они являлись всегда и везде, в частности, в Санкт-Петербурге. Стопки книг на полках, в том числе и для типичного обитателя Ленинграда, элемент «мебели», специфический декор, т.е. не столько обустройство, сколько украшение.



Но особым свойством полок тесной нищеты темных коммуналок Ленинграда конца 40-х –– начала 50-х являлась их заполненность книгами, часто явленными взору роскошью кожаных корешков.  Вряд ли эти книги читались, но перелистывались непременно, особенно школьниками, зачастую лишенных отцов. Почти беспризорные, прогуливая школу, стаями бродили они по линиям и дворам Васильевского острова, заглядывая в комнатушки и выгородки залов с лепниной, бывших спален, перегороженных комнатушек прислуги.

Полки магнетически притягивали. Безжалостно перелистывали в поиске картинок, с трудом читали, проклинали царя, специально придумавшего нелепую орфографию, дабы отвадить от грамоты и эксплуатировать народ (так нас в школе учили). Не только для этих постблокадных огольцов, прогульщиков, помешанных на патронах и капсюлях, книги «с ятями» были хламом, эти издания не нужны и взрослым,озабоченным нормой отоваривания неиспользованных талонов на карточках. Горы никому не нужных старых книг и журнальных подшивок свалены в кладовках, коридорах, чердаках. Книги плохо горят. Буржуйки их не переносили. Летом 1944 г. во дворе дома 30 по 13 линии я и мои дворовые друзья растаскивали из деревянных ларей помойки в подворотне бесчисленные тома «Брокгауза» и другое с «ятями» с кожаными корешками, чтобы попинать ногами («футбол»).

В помойках можно было найти бронзу, канделябры, рамы и картины. На чердаке того же дома, «изучая пробойную силу», мы расстреливали стопки «царских» книг из небольшого трофейного «браунинга» (1946г.?). «Царская орфография» для рожденного до войны вполне сформировавшегося поколения стала мистически подсознательным возбудителем недоброжелательства по отношению к старым, дореволюционным формам. 

Элементом воспитания было предписанное учителям внушение ужаса и омерзения к дореволюционной жизни, и ничего так недвусмысленно и наглядно не напоминало об этом, как орфография царской России. Трудности учения, непробиваемая ничем гидра безграмотности, объяснялись злокозненным наследием духа царизма. Враждебно ощерившиеся на юного и не очень читателя церковно-славянским оскалом «Фита», «Ижица», «Ер», «Ять», «И-десятиричное» («и» с точкой) пугали даже взрослых. Еще до революции наречение «Фитой» повод подколоть и обидеть, например, если она использовалась в имени Федор. (Еще до революции наречение «Фитой», если она (i) использовалось в имени Федор, имело значение в качестве повода подколоть и обидеть). «Фитюк».   (Достоевский курсантом в «Инженерном Замке» переживал неприличие своей «Фиты»). Хулиганы и беспризорники, прогульщики читали и любили читать. Но, в первую очередь, не «Как закалялась сталь», каковую практически бесплатно раздавали, или «Тимура и его…», а вожделенных «правильно отпечатанных» Жюля Верна, КонанДойля, Дюма. В библиотеку ДК Кировазаписывались…

Помню эпизод. Школа №10 (13 линия). 1949 г. Семиклассники. Ученик Алик Ширяев принес в класс вожделенного Жюля Верна. Шикарного дореволюционного, с картинками («80 тысяч Бегуний»). Установили очередь. Первый «счастливчик» принес на следующий день. Не смог читать! Орфография отбивала возможность понимания! Я взял книгу, сорвался с уроков, углубился, но не смог сосредоточиться. Просмотрел картинки и вернул. (13-14 лет). Очевидно, в этом возрасте буквенный образ слова имеет значение. Книгу все же прочел, но без удовольствия, Никита Гуров–в будущем профессор-востоковед.

Вот, наконец, блокада снята. (Обратите внимание, термин «прорыв» блокады, вместо «снятия», стал активно использоваться, начиная с брежневских времен, что знаменательно!). Возвращаются эвакуированные. Слава Богу, город сохранен. Сохранился его облик. Он не изуродован, не стерт, как Севастополь, Сталинград, Варшава или Дрезден. Его единственный неповторимый сущностный абрис, смастеренный по подсказке Амстердама и Венеции из воды и камня и поставленный на изменчивую зыбь капризной протоки между Малым и Большим морями, провозгласил свое неотразимое чудо. Даже усилил свою страшноватую нарочитую прелесть попорченными фасадами, полгода пребывающими в восхитительно завораживающем мраке и четверть года до 3-х часов ночи сияющими своими золотыми громадами левого берега.

В какой же город возвращались эвакуированные, усталые и похудевшие, к изможденным блокадникам? –Они возвращались к тем же фасадам, тайнам и чудесам, запечатленным в мириадах книг на полках, сваленных за этими стенами в чуланах, чердаках и подвалах. Удивительно! Но именно на этот банальный, повсеместно «рассыпанный» по всему миру и в любом его уголке предмет – «книгу» обращали внимание тончайшие знатоки ОСОБЕННОСТИ Санкт-Петербурга, порой, даже  мимоходом, обращаясь к  домам, как к Книгам. «Сижу, читаю без лампады и ясны спящие громады…». «Читаю…» Это же книга! «Громады» – город». Великолепный Город «на Ять».                  

Спустя полтора века. Иосиф Бродский. «Петербургский Роман»:

Река и улица вдохнули                                                                                            

любовь в потертые дома,                                                                                

в тома дневной литературы                                                                               

догадок вечного ума.

За 50 лет до Бродского, блистательный Мандельштам о городе:

Где однодумы генералы,                                                                                 

Свой коротают век усталый,                                                                           

Читая «Ниву» и Дюма»…   

Непостижимая магия Петербурга, несокрушимая к нему привязанность не могут быть утаены рожденными Петербургом в Петербурге сочинителями.  Один, живший в Нью-Йорке 10 лет, пожелал умиреть на Васильевском Острове. Мандельштам, тело которого брошено в яму, колебался между Венецией и Петербургом.  Другой, после 40 лет богемы в Париже, за полгода до смерти просит: «На Успенском или Волковском»:

/Под песочком,Голодая,/На ступенях Исаакия/ Или в прорубь на Неве./ (Г. Иванов).                                                        

Но что может привлекать и направлять взор возвратившихся в камни императорского Санкт-Петербурга, затопленного, увы, не финской попятной волной, но психопатически дёрганой, ядовитой «фитой» тотальной большевистской казенщины.  Личное почти уничтожено, тем более,мнение, но уже не «почти».  «Что? Что ты сказал, повтори…».  Все не свое, не общественное, казенное… СОВЕТСКОЕ! Никакой связи с внешним миром, кроме сведений о голоде и эксплуатации рабочих капиталистами. К сороковым годам износилось и исчезло все, что могло дожить из имперского времени до «краткого курса ВКПб». Одежда, еда, быт, жилье, правила, этикет, ценности бытового и общественного измерения, вкусы и эталоны поведения, язык, грамматика…. Торжество большевистского Хама.«Сионист»-отщепенец Хазин брошен Ждановым в ГУЛАГ за стишки о «посещении послевоенного Ленинграда» одним Знаменитым Петербуржцем:

В трамвай садится наш Евгений.                                                                    

О, бедный, милый человек!                                                                                 

Не знал таких передвижений                                                                               

Его непросвещенный Век.                                                                                    

Судьба Евгения хранила.                                                                                

Ему лишь ногу отдавило,                                                                               

И пару раз, толкнув в живот,                                                                                    

Ему сказали: «ИДИОТ!».

Тут, вспомнив старые порядки,                                                                      

Хотел дуэлью кончить спор,                                                                                   

Полез в карман…, но кто-то спёр                                                                   

Его дуэльные перчатки….                                                                            

За неименьем таковых,                                                                                        

Умолк Евгений и притих.

Но притихло и исчезло не всё.  И не бесследно. Атмосферы непередаваемого шарма и нацеленность вкусов той эпохи сохранились на страницах с «ерами», «ятями» и совершенно бесполезными «десятеричными», вызывающе латинскими «и» (с точкой). Книги печатные издания из прошлого мира. С этим злом можно бороться уничтожением книг, изданных до революции. Но только не в Петербурге – Ленинграде. Технически невозможно.

Я думаю, что ни в одной столице мира не было такого изобилия книг, как в Санкт-Петербурге. Не было таких тиражей, которые позволяли себе осуществлять и реализовывать питерские издатели. Не было такого потока тюков с русскими книжными тиражами из Женевы, Берлина, Лондона… Сверхъестественные тиражи на бесчисленных складах десятков, если не сотен мелких издательств. Склады, типографии, редакции, книжные лавки и магазины. Объявления и реклама, вроде: «Гр. иногородние! Требуйте книги по каталогу непосредственно из склада, за пересылку платят по 5 к. с каждого рубля. Налож. Плат. 10 к. Требование менее как на рубль, не исполняются. Склад Губинского СПБ Фонтанка, 61». Книги, журналы, миллионы экземпляров переполняли Санкт-Петербург. Мы, мальчишки, хулиганье второй половины сороковых годов, прекрасно знали и видели это. Мы могли перелистывать раздерганные годовые подшивки «Вокруг Света», «Нивы», не говоря об «Аполлоне», неведомо откуда взявшимися и так же пропадавшими. В школе это преследовалось. Директор школы №10, Петрущенко, страшная сволочь, рассказывал, как расстреливал «предателей» в «Смерше», а чтение дореволюционных книг и журналов приравнивал к контрреволюции с вызовом родителей.

Я смутно помню, как выглядели магазины «Старой Книги» до 53 года, но некоторые после – до мельчайших деталей. Особенно на Среднем д. 37 и д. 20 (в подвале рядом с Кирхой), на Большом  (Петроградская сторона), на Литейном.  В подсобных кладовках на полу горы книг и старых журналов. Альбомы. Масса книг на немецком, французском. Суворинские собрания в «полукоже». И всегда бесчисленные тома «Брокгауза». Разрозненные, чаще сдвоенные. От тех времен, точнее, на излете тех времен, в конце пятидесятых, чуточку поумнев, уже не по столь бросовым, но все же незначительным ценам, я обрел полного «Брокгауза» – 82 тома плюс 4 дополнительные (феноменальная редкость!). «Молоховец» с автографом Самой! Путеводитель Лагова по Парижу. Комплекты «Нивы», «Вокруг Света», кое-какие выпуски «Аполлона». Сочинения Екатерины II. Женевские Толстовские изложения «Евангелия» и др. его «нерусско-изданное». Почти за бесценок приобретенные подшивки журналов и другие книги царских времен, не очень мне нужные, несколько лет славно послужили подарками друзьям-художникам и поэтам (Борису Рапопорту, Гаге Ковенчуку, Льву Лосеву). (Я оставил себе на память выпуск «Нивы» № 49  1910г. с некрологом Толстому. Забавно, на рекламном заднике вместе с часами «Мозер», Пианино «Фидлер», «Руководством игры на фортепиано Юлия Генриха Циммермана», дается объявление: «ФРАНЦУЖЕНКИ. Выписываем из собственного бюро в Париже, Контора 1-го разряда. Заленской».

Оставим пока мой интерес к книгам, которыми я завладел и которые практически не читал и не смог бы, даже если бы захотел. Вернувшееся и вновь заселившееся в Ленинград население вынуждено было проживать в ужасающих условиях. Еще хуже, чем до войны. Коммуналки страшно уплотнились. Комнаты и коридоры, уже разделенные до войны, опять дробились, перегораживались дополнительными перегородками и просто занавесками. Определяющее звание «Жилье – удобства» – крыша над головой.  И если каждый, не лишенный крыши, обладал личнымиместом, где он мог, совместив с приемом пищи, даже лечь, место для осуществления неотменяемой нужды все-таки было общим. Как правило, в коммуналке каждая семья имела собственный рундук и всегда предшествующим наглядным ритуальным маршем означала начало и завершение процесса пользования.

Начавшееся в эпоху Хрущева строительство, по существу, не было наделением населения собственными отдельными квартирами, а, скорее и правильнее, «жилыми ячейками, оснащенными собственной уборной» и краном («ЖСУ»).  Конечно, это счастье, которое должно быть украшено мебелью и ознаменовано полкой с книгами. Омерзительная колченогая мебель и серванты, а то и застекленные шкафчики незамедлительно стали приобретаться по талонам «передовиков» в блатных очередях.  («Польская предпочиталась румынской, ГДР-овская– через райкомы. Финская – через Горком). Обретение «ЖСУ» знаменовалось главным, мистически подсознательным символом нет, не Свободы, но «освобождения» от унизительного публичного ритуала ношения рундука. И за это, конечно, можно благодарить власти, хотя, они обязаны и были посильны наделить людей квартирами, а не «ЖСУ». 

, к счастью, всю свою жизнь прожил в отдельных просторных квартирах. Это заслуга моего отца, крупного ученого-металлурга. Но с проблемой публичного ношения собственного рундука пришлось столкнуться. У нас был кот. Звали его Малышок. Потому, что он был очень крупным, тяжелым, просто Большим. Очень умным, умел делать многое, например, по команде «Где Лапочка?», находил и приносил игрушку – сушеную лапку от куропатки. (Вяткин, цирковой клоун с собачками, приходил смотреть и изучать его). Когда мы переехали на другую квартиру (тут же на Васильевском) ему было лет 12. Он отказался ходить на горшок, как безоговорочно делал всю жизнь. Я вынужден был пойти на старую квартиру и умолить новых хозяев отдать мне исцарапанный рундук из натурального красного «дуба», пребывавшего на своем месте с 1934г. Пересечь с рундуком на виду целого квартала. Воля Кота была исполнена. Он незамедлительно отблагодарил нас).

Счастливчики, обретшие жилье с собственным туалетом, приобретали сервантики на «козьих ножках», шкафчики и полочки. Места, не заполненные дико дефицитным хрусталем и фарфоровыми фигурками, замещались книгами. Вместе с эпохой хрущевок наступила эра подписных изданий, в основном «Огоньковских». И не только. Счастливчики желали поставить Конан Дойля, Мопассана, но чаще довольствовались Писемским (кстати, ценимым мной)

Я, красоту  семье страхую,                                                                              

Подписку не хочу плохую.                                                                           

Вот, Мопассана взял бы я…                                                                                    

Как, впрочем, и Хемингуя.

Грустно, когда заглядываешь к старым знакомым. Молодым, как и я в ту «хемингуэйную», постхрущевскую эпоху книжных лихорадок.  Боюсь, что и дочь моя (и зять) заглядывает ко мне с такими же мыслями, хотя выросла она среди этих книг, среди этого добра, насчитывающего более 2000 экземпляров так необходимого для меня окружения. Читаемые? Нет… Лет 40 тому дочь-школьница начала составлять каталог. Она дошла до № 588 Свифт… (Обозначалась полка, автор, название, утомительная работа…). Странный вопрос, читал ли я все свои книги? –Ну, конечно, нет. И даже листал не все. У меня полный «Брокгауз»: 82 тома, плюс 4 дополнительных. Это я «читаю», наслаждаясь. Живу с этим чудом. Потрясенный открываю каждый день. У меня более 60 книг сказок (народных), не считая 8 томов «1001 Ночи». Если приходят друзья, наугад, ради одной фразы или небольшого пассажа, одновременно случайно открываю Итальянские, Французские, Английские и Русские (Афанасьевские, естественно).

Сравнение, сопоставление случайно выбранных участков – иногда глубокомысленно и забавно. Но если общество чисто мужское, то сопоставление с русскими оформляю «Заветными», изданными Афанасьевым в Женеве! Сногсшибательный эффект! Да, я кое-что почитывал, перелистывая, не увлекаясь. Самое необязующее, здоровое – перелистывать, изредка, вчитываясь в 51 книгу из «Б-серии» и в 60 томиков «М-серии» «Библиотеки русских поэтов». Академические Пушкина и Лермонтова (заглядываю иногда).  Но вот Минаев! (Отец открыл мне его).  Многотомники («Собрания») от Гёте, а, точнее, от Платона, Аристотеля, Канта, до Академического шеститомника Бродского (последний меня оккупировал). Или, например, почему так дорог семитомник Брюсова? А потому, что в далеком 49 году прекрасная учительница русского и литературы, Надежда Николаевна (все влюблены!), на перемене шепнула двум мальчикам, (в последствии, профессорам), а я подслушал: «Брюсов замечателен!» (на уроке же он назван буржуазным и реакционным).

Очень приятно подержать в руках томик 1891 г. «Сочинения Екатерины II», что я и делаю. Она гениальна, уму непостижимо! Придумала (я сосчитал) 61 русское имя! (Фирлюфишков, Двораброд, Кривомозг, Дурфеджибасов, Молокососов…). Как приятно ощущать себя обладателем и добросовестным читателем подготовленных в США 4-х книг Мандельштама и  3-х Георгия Иванова! Но, Боже мой, какое счастье доставляют восемьдесят с лишним непрочитанных книг Большой и Малой серии Академии, которые мне дарил и помогал доставать (!) мой товарищ, замечательный Поэт Лев Лосев (Лёша). (Непрочитанные, не значит не листанные. Но, вот академический «Мюнхгаузен» –«зачитан».).  И так бы я и жил всю жизнь с книгами, стыдясь их декоративной функции, досадуя, что не способен ухватиться и закрепить в себе хоть крупицу Канта, Платона, Бергсона, Кузнецова.

Так было бы, если бы в 1975 не приобрел потрясающий своей новизной и сохранностью «Подарок молодой хозяйке» Е. Молоховец. 28 издание, запуск 300-той тысячи с момента первого издания 1861 года! Елена Ивановна Молоховец – дочь морского офицера. Родилась и училась в Кронштадте. Ее сын,моряк-офицер, погиб в Цусиме. Обратите внимание: лежащий передо мной том, более 1300 страниц, «выходец» из тиража, отпечатанного в 1914 году! («Типография Трудовой артели. Лиговский 34»).  Уже в августе 14-года,страницы с 5-й по 10-ю фолианта разумно было бы вырвать. (Это таблица цен.250 наименований продуктов. Например: Фунт Стерляди – 15 коп. Семги – 30 коп. Говядины – 13 коп. Хлеб ржаной – 2 коп. Рокфор русский – 15 коп., заграничный – 1р.20 коп. …). К началу 1915 года, Петровский Имперский Петербург начал самоликвидацию. В конце 14-го, «бург», замененный на «град», стал дурнеть, стареть. Через десять лет вставленное перед «градом» (или оградой?) новое имя не остановило прозябание, но чахоточно окрасило его. Начиная с 1915г. и до наших дней, когда псевдоним Шимона бен Ионы и немецкий «бург» вновь соединились и снова обозначили место, ранее бывшее самым нарочитым городом мира, увесистый Петербургский «Молоховец» так и остался неуместным и никому ненужным. И вполне понятно, почему Книга «Подарок Молодой Хозяйке» 1915 года, сохранила посттипографский облик «новья», в отличие от всех более ранних изданий:1895, 1901, 1905, 1908, 19 11… (со следами кухни, отчеркнутыми рецептами блюд из олонецких рябчиков, стерляди  и заметками на полях: «Выбора плана удобных квартир»). Лично для меня перелистывание «Елены Молоховец» «перепетербурживает» Достоевского, Белого, Мережковского…Она, книга, напоминает рассматривание четких, чудных фотографий публики – мужчин в шляпах, женщин в длинных платьях с зонтиками на восхитительных улицах Города на «Ять».

Да, каждый раз я испытываю какую-то «счастливую» тоску по утраченному того, что не было никогда моим. Да, печальное и одновременно яркое   переживание вызывают эти фотографии 1900 г. Прекрасно одетые петербуржцы, прогуливающиеся на Невском. Дамы и господа с детьми и няньками, офицеры в галерее Пассажа.  (А. Бенуа «Мои Воспоминания» т.3). Какие красивые! Как держатся…

Однако, вернемся к Елене Малоховец. Я не был совсем точен, сказав, что не пользовался ее рецептами. Пользовался, когда готовил статью, ни больше и ни меньше как о самой «Вселенной» и «Мироустройстве»! (Для журнала «Атомная Стратегия». Наглость! Предельная степень!).В качестве наиболее подходящего и наиболее достоверного материала, раскрывающего секреты Мироздания, (я посчитал!) – Рецепт №2242/4308. В свое время Главный Редактор из гуманных соображений вынужден был напечатать эту статью, опасаясь обострения безумия автора (Дельтия Эркуба).

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Физики и Мироздание
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Физики и Мироздание:
Падают ли тела на Землю с одинаковым ускорением?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 4.24
Ответов: 33


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 17 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 25/12/2020
не знаю. НЕ ЗНАЮ. может вам лишняя хромосома от НКВД мешала принять старую орфографию. в 1952 году, я 4-классник, прочитал обнаруженный у соседа двухтомник Закона Божия для ЦПШ -- 1 том старый заветъ, 2 том новый заветъ. Всего страниц 200 До сих пор кое чего помню, а прошло 70 лет.Единственное, спросил у дедушки КАК читать их, эти старые буквы.


[ Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 25/12/2020
Вот, Мопассана взял бы я…                                                                                    Как, впрочем, и Хемингуя. =====
"Как живете, штат Айова? Ничего, Хемингуево" ))


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 26/12/2020
Начало ничего не обещало, кроме погружения в культурные слои ...бурга и ...града. Концовка же заинтриговала недоговоренностью или небрежением: ищете сами рецепт от Молоховец. Надо было с него начать и мысль подать на блюде или обсудить нюансы приготовления; проследить эволюцию рецептов возрождения Вселенной. Не нужен нам Эйнштейн, мы строим новый мир с Похлебкиным и Лазерсоном. ГеН


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 27/12/2020
Развивая тему: современный классик литературы В. Сорокин предлагает готовить барбекю и шашлыки на кострах, углях из сжигаемой литературы, придающей специфический вкус употребляемому продукту. Иначе все равно невозможно донести информацию до не читающей биомассы, лишь биомассу употребляющей.  Рэй Брэдбери предлагал принять смерть на костре из любимых книг. Михаил Булгаков утверждал, что "рукописи не горят" - ибо информация сохраняется и не только в феноменальной памяти автора, который мог легко воспроизвести потерянный текст.  Где и в каком виде физически сохраняется информация проатомщикам знать пока не дано. ГеН


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 28/12/2020
Не скучно было?


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 28/12/2020
Насчет скучно - это на самый верхний пост.


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 30/12/2020
Дмитрий,  спасибо!

А я не давно перечитал 6- томник И.Сталина. Статья  " Об инакомыслии" понравилась... все таки гений этот кавказец был...

Ядерщик (старый)


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 31/12/2020
А когда это выпускался 6-ти томник Сталина? У меня 13-ти томник Сталина 1946-1951 годов.


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 31/12/2020
Стопки книг на полках, в том числе и для типичного обитателя Ленинграда, — элемент «мебели», специфический декор, т.е. не столько обустройство, сколько украшение.
========================================
Не все так было . 14 февраля 1974 года был издан приказ начальника Главного управления по охране государственных тайн в печати при Совете министров СССР «Об изъятии из библиотек и книготорговой сети произведений Солженицына А. И.» в том числе .«Роман-газета» No 1 за 1963 год где был напечатан рассказ «Ивана Денисовича» Издания уничтожались «разрезанием на мелкие части», о чём составлялся соответствующий акт, подписанный заведующим библиотекой и её сотрудниками, уничтожавшими журналы Случилось то, что должно случится . Роман газету и Новый мир из комнат и квартир понесли в институты , Их стали читать на лекциях на переменах ночью по одному по двое, читали студенты , инженеры младшие и старшие сотрудники .
Имя писателя   было под запретом.. В лучшем итоге они читатели  бы вылетели из института с волчьим билетом . Писаьель   отправил руководству СССР «Письмо вождям Советского Союза», в котором призвал отказаться от коммунистической идеологии и сделать шаги по превращению СССР в русское национальное государство.
12 февраля 1974 Солженицын был арестован, обвинён в измене Родине и лишён советского гражданства. 13 февраля он был выслан из СССР ,Доставлен в  Мюнхен . В СССР нарисовали унизительную карикатуру, где Солженицын участник войны, артиллерист-офицер сходит с трапа с самолёта, а его в нацистском приветствии встречают два скелета — Гитлер и Власов. В начале 1970-х годов в КГБ было создано специальное подразделение, занимавшееся исключительно оперативной разработкой Солженицына,— 9-й отдел 5-го управления. Государственная безопасность вычисляла имена его читателей.
Солженицын вернулся на родину 27 мая 1994 года, . На Ярославском вокзале Москвы Солженицына встречали несколько тысяч граждан
Солженицын был глубоко разочарован , что те кто в СССР насаждал коммунизм и ловил диссидентов в современной и России уже насаждали капитализм и демократию. Александр Солженицын в полупустом думском зале, говорил что государство перестало выполнять свои обязанности перед гражданами. «Народ у нас сейчас не хозяин своей судьбы, а поэтому мы не можем говорить, что у нас демократия». «Россия в обвале» – такой приговор  вынес  он. Писатель вернувшийся в Россию вскоре , был забыт и уже не играл в обществе той роли, которую играл в советское время. Настали другие времена . Его книги вернулись   и  стали элементом «мебели»,со специфическим декором


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 05/01/2021
Уважаемые комментаторы. оказавшие честь  просмотреть или прочитать эту заметку на сайте АС. Глубокоуважаемая Сотрудница Редакции АС, Наталья Николаевна, предложила продолжить тему вымороченного оглушенного почти раздавленного большевиками Города,с именем иудейского пророка. одной только "нордической европейской выносливостью и силой" сумевший выдержать не пострадать и в своей сущности от "нордических  монголоидов" изшедших из "Медвежьего города". Постараюсь продолжить, но в иной форме.   Д, Тайц. 


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 06/01/2021
Наталья Николаевна, предложила продолжить тему вымороченного оглушенного почти раздавленного большевиками ГородаОчень  актуальная     для   города   идея.=======================================Министром  болтовни», так  называли в партийных кругах, Володарского ,   Вернулся сюда в Петерград  он в мае 1917 года из    Америки, где  жил в эмиграции   ., Сразу    после Февральской революции и объявления амнистии  политэмигрантам Временным правительством .Он был   назначен главным агитатором Петроградского комитета большевиков.  Ездил  по Петрограду на «роллс-ройсе», из царского гаража  жил в номерах  Астории.  В середине июня 1918 года  он   стал  основным организатором подтасовки результатов выборов в Петроградский совет. . 20 июня 1918  его застрелили..    Ненависть к Володарскому была в Петрограде так сильна, что первый памятник ему, установленный у Зимнего дворца, в 1919 г. был взорван.   Луначарский отмечал, что Володарского ненавидели за его вездесущность и беспощадность: «Этого скрывать мы не будем: Володарский был террорист. Он до глубины души был убежден, что если мы промедлим со стальными ударами на голову контрреволюционной гидры, она не только пожрет нас, но вместе с нами и проснувшиеся в Октябре мировые надежды».   В городе шептались, что убийство его было подстроено сотрудниками местного ЧК специально, чтобы обострить ситуацию и оправдать политику красного террора   На карте Петербурга и сегодня есть Володарский мост, рядом с ним - второй   памятник Володарскому  министру  болтовни     : примерно в этом месте  у Обоховского завода    он  был убит. Его имя с 1918 года носил Литейный проспект. В 1944 году Литейнк проспект вернули историческое имя, а вот в Сестрорецке, Левашове и Петро-Славянке и сегодня есть улицы Володарского. Лишь два года назад поселку Володарский в Красносельском районе Петербурга и ближайшей к нему железнодорожной станции вернули историческое наименование Сергиево, однако в электронном расписании сохраняется двойное наименование станции: Сергиево (Володарская).      Название улиц   улиц  и памятники  террористам.    постоянно  напоминают,.что  раздавленном  большевиками  городе   был совершен  бессмысленный,  беспощадный      переворот....  


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 09/01/2021
Когда видишь сколь многие недостаточные умы еще более повреждаются через ум-ение читать и писать, понимаешь истинную причину апокалипсисов - возвращений в первобытное состояние, уже случавшихся и грядущего


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 09/01/2021
Там болтуном был один Володарский, а сейчас у нас все правительство болтунов.


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 10/01/2021
Каждый может нырнуть в абсурд, но не каждый вынырнет.


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 11/01/2021
Между .ерней и фигней ...вся наша жизнь


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 11/01/2021
Редакцией одобрено пришествие "нордических монголоидов"! Ждем с нетерпением.


[
Ответить на это ]


Re: Между «ятью» и «фитой» (Всего: 0)
от Гость на 11/01/2021
Между «ятью» и «фитой   всегда  великая   Россия, Всегда  с великим  прошлым ,Всегда  с прекрасным 
будущем   Всегда с  беспощадныи  настоящим .


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.12 секунды
Рейтинг@Mail.ru