proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2017 год
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Очередные санкции США против России – это:
Спектакль, срежиссированный высшим руководством
Торговая война Запада против России
Реакция западного общества на российскую экспансию
Попытка сдержать бурное развитие военной мощи РФ
Другое

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[22/06/2017]     Что определяем: Надежность или Безопасность?

В.И. Борисенко,  Киев

В работе [1] рассмотрена модель определения показателей надежности систем реакторной установки в зависимости от значимости этих систем в обеспечении проектных показателей по суммарной активности изотопов йода в теплоносителе 1-го контура ВВЭР-1000. Некоторый интерес вызвало обсуждение вопроса обоснованности применимости вероятностного анализа безопасности (ВАБ). Поэтому предлагаю более детально рассмотреть вопрос научной обоснованности ВАБ для АЭС.



Традиционный анализ безопасности базируется на положениях и математике классической теории надежности [2]. В теории надежности определяется ряд показателей: наработка на отказ, среднее время между отказами, интенсивность отказов и др., которых достаточно для проведения анализа надежности. Практически это предусматривает, что для проведения оценок по надежности опасных технологий необходимо определить относительные частоты нежелательных событий (отказов, аварий) при длительных испытаниях. Аналогично поступают и для оценки безопасности опасных объектов, «ошибочно» полагая, что анализ надежности и безопасности может проводиться по одинаковым методикам. Другой «ошибкой», принимаемой при анализе безопасности АЭС, является следующий факт: нельзя корректно определить относительные частоты возникновения событий аварий, а можно говорить только о «редких событиях», к которым классический вероятностный подход, основанный на статистических выводах, не может быть применен [3].

Такой необоснованный переход от анализа надежности к анализу безопасности, по-моему мнению, предопределил и получение соответствующих оценок по безопасности, которые существенно отличаются от наблюдаемых. В работе [4] показано, что среднее время жизни реакторной установки, наблюдаемое на практике, составляет ~3000 лет, в то время как минимальное время жизни объекта в соответствии с требованиями НТД [5] должно составлять более 10 000 лет. Наверно трудно найти еще пример такого несоответствия между наблюдаемыми экспериментальными и модельными результатами для высокотехнологичных объектов. Никто бы не согласился применять подобную «технологию», например, для определения подогрева теплоносителя в реакторе. Если в среднем подогрев теплоносителя 1-го контура ВВЭР-1000 составляет 30 оС, а модель давала бы или 10  С, или 100 оС, то однозначно, что такая модель не была бы принята в «эксплуатацию», а ее авторы к подобным работам больше не допускались. Для вероятностного анализа безопасностью (ВАБ) почему-то, такие критерии приемки работ не применяются.

Некоторые другие ограничения принятой методологии ВАБ рассмотрены ниже, а также в [1, 4, 10, 12].

К счастью на практике управление безопасностью АЭС ведется в процессе работоспособного состояния АЭС не по вероятностным показателям, а с помощью подсистем предупреждения и защиты, на основании информации о контролируемых нормированных величинах [1].

Существуют ли другие подходы к анализу безопасности таких объектов как АЭС, которые не попадают под «показатели» классической теории надежности ? Да, конечно же существуют, можно указать на работы [6, 7, 10], но на практике почему-то основное внимание, а главное результаты анализа получены на основе применения так называемого традиционного ВАБ [2, 8].

В работе [1] была предложена модель оценки показателей по надежности и безопасности к элементам 3-х контурной модели АЭС. В данной работе рассмотрены общие задачи анализа безопасности АЭС и его связи с эффективностью, а также рассмотрен пример корректного определения «слабого» звена в модели управления АЭС.

 

1. Оптимальное управление безопасностью АЭС предполагает сочетание технической эффективности с практической возможностью ее реализации на основе экономической эффективности (минимизацией суммарных затрат на безопасность, страхование и их оптимального распределения). Для оптимального управления безопасностью АЭС необходимо обоснование оптимального значения показателя «риска» аварии. А вот из каких соображений в [5] появилось число 10-5 : «п.1.2.17. . . . непревышение суммарной вероятности тяжелых аварий для каждого блока АС на интервале в один год, равной 10-5;. . .», а тем более является ли такое значение оптимальным – не ясно.

Необходимо подчеркнуть, что безопасность есть цель оптимального управления, а практические возможности определяют затраты на обеспечение безопасности.

Минимизация затрат на безопасность является необходимым условием конкурентоспособности атомной энергетики. Взятый сам по себе тезис «максимальная безопасность» или часто можно услышать «постоянное повышение безопасности» не имеют ни теоретического, ни практического смысла. В условиях конкуренции атомная энергетика может эффективно существовать только при условии обеспечения необходимой прибыли и себестоимости вырабатываемой энергии. А в себестоимость входят и расходы на обеспечение безопасности, включая страхование. Принцип выбора оптимального значения вероятности аварии показан на рис. 1.

Основные принципы концепции глубокоэшелонированной защиты (ГЭЗ) [5] «предотвращение и ослабление аварий», которым соответствует кривая 1 (см. рис. 1), являются недостаточными для оптимального управления безопасностью.

Рис. 1. Зависимость суммарных затрат на безопасность от вероятности аварии:

1 – затраты на технологию предупреждения и ослабления аварии; 2 – затраты на страхование последствий возможной аварии; 3 – суммарные затраты на обе технологии (1 и 2); Сmin – минимальные суммарные затраты на безопасность; Rоптоптимальное значение вероятности аварии.

 

Из анализа зависимости 1, следует, что уменьшение вероятности аварии требует увеличения затрат, поэтому нельзя обосновать оптимальное значение вероятности аварии, а также соответствующее ей минимум затрат на безопасность.

Концепция ГЭЗ должна обеспечивать предупреждение и ослабление аварий, но не учитывает последствия аварии, необходимые для оценки риска. Без такого учета невозможно разработать основы оптимального управления безопасностью при условии минимизации затрат на максимальную безопасность. Они включают в себя как затраты на предупреждение и ослабление аварии, так и затраты на страхование последствий возможной аварии.

 

2. Оценка вероятности аварии согласно концепции ГЭЗ [5] производится с помощью вероятностной модели аварии [2, 8]. Теория вероятностей, как известно, изучает стохастические закономерности массы (совокупности) однотипных явлений (событий, объектов) в условиях статистической устойчивости. Условие статистической устойчивости для модели случайного события аварии означает постоянство частоты события аварии. Иначе, оно означает периодическую повторяемость обстоятельств и причин появления аварии на части объектов из всей совокупности. Поэтому принятие вероятностной модели события аварии теоретически равносильно постулированию вероятностной закономерности (т.е. априорной неизбежности) появления аварии в течение срока службы АЭС.

Вероятностная модель АЭС должна быть «адекватна» реальному объекту, о важности этого можно сделать вывод из анализа следующего «мысленного» эксперимента. Представим, что некоторым аналогом модели АЭС, есть набор из нескольких монет. Каждая из монет соответствует какой-либо системе, оборудованию или действиям оператора в ветвях дерева событий ВАБ. Для рассматриваемой модели из монет может быть предложена ее вероятностная модель и получены, подтверждаемые наблюдениями, вероятности различных комбинаций сочетания «орлов» и «решек», бросаемых монет при БОЛЬШОМ наборе испытаний (бросаний монет). Однако результаты наблюдений и модельные предсказания будут коррелированны только, как уже отмечено – при БОЛЬШОМ наборе испытаний, и что не менее, а скорее всего и более важно, при обязательной симметричности монет, а именно вероятности выпадения «орла» и «решки» должны быть ОДИНАКОВЫМИ и равными 0,5. В противном случае, результаты наблюдений и модельные предсказания буду отличаться и тем больше, чем больше асимметрия разных монет. Адекватная вероятностная модель может быть построена и для случая ассиметричных монет, но для этого необходимо в БОЛЬШОМ наборе испытаний получить вероятности выпадения «орла» и «решки» для каждой из монет.

Вернемся к вероятностной модели АЭС: - так как события отказа систем и комбинации отказов систем являются редкими событиями, то и наблюдаемые «вероятности» (а точнее частоты) отказов определены с БОЛЬШОЙ погрешностью, а по некоторым событиям и вообще нет данных. А при этом еще необходимо «включить» в модель: зависимы или независимы, совместны или несовместны события отказов и пр. Поэтому можно УТВЕРЖДАТЬ, что на сегодняшний день нет адекватной вероятностной модели АЭС, а, следовательно, и право усомниться в результатах, получаемых по используемым вероятностным моделям.

 

3. Целью управления безопасностью, как известно, является исключение аварии из эксплуатации АЭС. Следовательно, в теории безопасности понятие аварии не должно иметь толкование практической естественности и теоретической неизбежности как в ВАБ. Оно не должно быть подобным толкованию понятия отказа в теории надежности, которое рассматривается как практически естественное и теоретически неизбежное событие. Подход к понятию отказа в теории надежности нельзя автоматически переносить на понятие аварии в теории безопасности, как это имеет место в классической теории безопасности [2, 8]. Такой подход теоретически означает неизбежность аварии.

 

4. Необходимость «поиска» новой теории управления безопасностью вызвана непригодностью существующих методов анализа надежности для управления безопасностью опасных объектов. Покажем эту необходимость на примере анализа методологических ограничений метода дерева событий, наиболее распространенного метода анализа риска аварии [2, 8].

Дерево событий представляет собой логический метод перебора всех возможных аварийных последовательностей (путей графа событий). Совокупность путей определяет варианты события возможной аварии εS, вызванной исходным событием аварии (ИСА) εИСА с учетом надежности подсистем, влияющих на ход аварии. На основе экспертного анализа, дерево, состоящее из m исходных путей аварии, делится на две части, одна часть, которая приводит к аварии и вторая часть, которая не приводит к аварии, события которых соответственно А и Ā. Сумма этих событий равна достоверному событию I [9]:

Таким образом, при корректном теоретическом анализе метод дерева событий не учитывает влияния систем управления и защиты на безопасность АЭС.

Промежуточный вывод: Отсутствие анализа методологических ограничений метода дерева событий приводит и к ошибочному анализу безопасности.

 

5. Надежность или Безопасность.

В Булевой алгебре противоположенное событие (отрицание) обычно принято обозначать чертой сверху символа события (см. например (1)), но так как в разных версиях редактора такое обозначение для многих символов иногда «теряется», далее принято обозначать противоположенное событие «звездочкой» справа от символа события:   Ā ≡ А*.

Таким образом получено, что событие работоспособности А, полученное в модели надежности АЭС, и событие отсутствия аварии В, полученное в модели безопасности, это разные события, а следовательно, модель надежности системы не может дать корректные результаты для анализа безопасности модели АЭС. А это означает, что в одной модели при заданном (требуемом) значении «допустимой» вероятности аварии Р(В*) <10-5 1/год [5] нельзя определить  требования к вероятности безотказной работы АЭС Р(А).

Противоречие моделей надежности А и безопасности В указывает на отсутствие общих методологических основ, необходимых для анализа безопасности и надежности АЭС, в том числе и при решении задачи минимизации затрат для обеспечения максимальной безопасности (см.п.1).

 

6. Переходя от событий к вероятностям, получаем, что для независимых событий вероятность аварии

Поэтому, определенное согласно формуле (5) значение показателя риска, в лучшем случае, можно рассматривать только как верхнюю оценку показателя риска аварии.

Следует подчеркнуть, что анализ риска аварии с помощью дерева событий связан с проблемой размерности. Так, для системы с n элементами исходное дерево содержит 2n ветвей. Например, для структурной схемы управления балансом нейтронной и тепловой мощностей, содержащей 18 элементов, соответствующее ей дерево событий должно содержать более 260 000 путей (ветвей) [11]. Провести анализ всех путей и выбрать наиболее значимые для последующего анализа безопасности практически невозможно. Поэтому согласно методу дерева событий такую схему расчленяют на части, находят оценку сверху показателя риска аварии для каждой части, а общую оценку получают как сумму оценок всех частей [2, 8]. Как само расчленение на части, так и принцип суперпозиции (суммирования показателей риска аварии для каждой части) содержат неучтенные ошибки. В результате получаемое значение показателя риска аварии будет превышать точное значение, в соответствии с (6).

Метод дерева событий принципиально непригоден для реализации структурной оптимизации и поиска слабого звена в системе управления надежностью (безопасностью) АЭС. Это объясняется как уже отмеченной проблемой размерности, так и невозможностью структурного анализа систем без избыточности, что рассмотрено ниже и более подробно рассмотрено в [10].

Оценивая метод дерева событий в целом, отметим следующее:

Во-первых, несомненное достоинство метода дерева событий заключается в его практической направленности, основанной на знаниях специалиста по ядерной энергетике. Необходимая исходная информация для анализа безопасности не может быть получена формальным теоретическим путем, ею владеет только специалист, который хорошо разбирается в технологии функционирования АЭС и систем обеспечения безопасности. Специалист рассматривает не только варианты (пути) возможной аварии, но и возможные ее последствия, замыкая тем самым контур управления безопасностью. Дерево событий не содержит контуров управления безопасностью. Оно позволяет лишь упорядочить анализ безопасности АЭС, расчленив общую задачу анализа на части.

Во-вторых, метод дерева событий имеет неустранимые методологические ошибки, исключающие корректный анализ безопасности АЭС. В целом он позволяет получить приближеннее оценки сверху показателя риска, в случае, если справедлива ее вероятностная модель (см.п.2), без учета значения погрешности приближения. Лежащий в основе метода событий качественный подход, основанный на знаниях специалиста, не позволяет учесть основные скрытые причины возможной аварии (неполноту знаний и погрешность технологии обеспечения безопасности).

В-третьих, метод дерева событий непригоден для оптимального управления безопасностью из-за погрешности постулирования вероятностной модели аварии, а также из-за проблемы размерности и отсутствия контура управления безопасностью. В целом он является качественным методом оценки безопасности  АЭС.

 

7. Суть проблемы структурного анализа состоит в том, что в классической теории анализа безопасности (в частности, в методе дерева событий) и в классической теории надежности отсутствует необходимая информация для структурного анализа систем без избыточности. В этих теориях используется только свойства элемента в виде событий его безотказности или отказа. Законы связи элементов в системе без избыточности отсутствуют. В системной теории управления безопасностью кроме событий безотказности и отказа используются законы связи событий потоков информации [1, 10, 11]. Связь событий потоков информации элементов с событиями потоков информации системы определяет все возможные виды соединений элементов. В многообразие видов входят последовательное, совокупность параллельных, смешанных соединений элементов, включающее в себя как частный случай известные в классических теориях надежности и безопасности соединения элементов случай, когда события потоков информации считаются достоверными. Важность включения потоков информации в анализ безопасности может быть видна из следующей задачи: Необходимо выполнить «анализ» электрической схемы, состоящей из сопротивлений и произвольных линий связи между ними. Если дана только схема – без номиналов сопротивлений или значений токов по линиям связи, то, естественно, ни о каком численном анализе схемы речи быть не может. А вот почему-то в «схеме» ВАБ не используют аналоги токов (информационных переменных) по ветвям дерева событий, а довольствуются только «схемой» - деревом событий . . . Поэтому для корректного численного анализа безопасности АЭС, необходимо определиться, что может быть выбрано в качестве информационной переменной, аналога тока в электрической схеме.

Рассмотрим достаточно простой, но имеющий принципиальное значение пример анализа «слабого звена» в системе управления реакторной установкой. Будем анализировать модель АЭС, как систему, состоящую, как и ранее из подсистем ЯР и СУБ.

В первом случае, информационный граф надежности системы приведен на рис.2а, система состоит из объекта ЯР, вероятность безотказной работы которого P1, и СУБ, которые вместе с объектом образуют контур управления. Подсистема СУБ состоит из следующих элементов:

подсистема контроля, вероятность безотказной работы которой P21;

оператор, вероятность безотказной работы которого PОП;

подсистема управления, вероятность безотказной работы которой P22 .

Рис. 2. Информационный граф: оператор в контуре управления надежностью

 

Вероятность безотказной работы (вероятность надежности) определяется как структурная функция [10]

Аналогично можно построить информационные графы и получить соответствующие выражения для определения вероятности безопасности системы с оператором в цепи управления [10, 12]. Необходимо подчеркнуть, что классическая теория безопасности не может учесть различие структур для анализа надежности и безопасности, поэтому в классической теории невозможно обеспечить корректное определение надежности (безопасности) объектов без избыточности.

Из изложенного очевидно, что в моделях деревьев событий ВАБ, которые являются полностью симметрическими [2, 8], нельзя не только корректно определить слабое звено в системе управления, но и выработать рекомендации по оптимизации системы управления.

 

Список литературы

 

1.             Борисенко В.И. Обоснование нормативных показателей пределов повреждения твэлов. // Атомная стратегия XXI, вып.125, апрель 2017, с. 12-13. http://proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=7429

2.             Острейковский В.А., Швыряев Ю.В. Безопасность атомных станций. Вероятностный анализ / М.: Физматлит, 2008. – 352 с.

3.             Хенли Э.Д., Кумато X. Надежность технических систем и оценка риска. - М.: Машиностроение, 1979. – 528 с.

4.             Борисенко В.И.. О некоторых закономерностях последствий аварий на АЭС // Атомная стратегия XXI, вып.116, июль 2016, с. 19- 21. http://proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6863

5.             Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии "Общие положения обеспечения безопасности атомных станций". НП-001-15. Ростехнадзор, 2015. – 30.

6.             Рябинин И.А. Надежность и безопасность структурно-сложных систем. Издание второе, дополненное и переработанное. СПб, изд. СПбГУ, 2007. – 276 с.

7.             Рябинин И.А., Парфенов Ю.М. Надежность, живучесть и безопасность корабельных электроэнергетических систем. СПб, изд. ВМА, 1997. – 431 с.

8.             Швыряев Ю. В. Вероятностный анализ безопасности атомных станций. Методика выполнения /- М: ИАЭ им. И. В. Курчатова, 1992. – 265 с.

9.             Шум А. А. Логика высказываний и булевы алгебры: Учебное пособие. – Тверь: ТГТУ, 2011. – 60 с.

10.         Пампуро В.И. Оптимальное управление безопасностью экологически опасных объектов. Киев: Наукова думка. 2012. – 599 c.

11.         Pampuro V.I., Borisenko V.I. Management of Individual Ecological Safety of Potentially Hazardous Object // The third American Nuclear International Topical Meeting on Nuclear Plant Instrumentation, Control and Human-Machine Interface Technologies (NPIC & HMIT 2000), November 13 - 17, 2000. - Washington, D.C., р. 707 - 722.

12.         Пампуро В.И., Борисенко В.И.. Современная методология управления безопасностью АЭС //Проблемы безопасности атомных электростанций и Чернобыля, вып. 13, научно-технический сборник, г.Чернобыль, 2010. с. 27–38.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Безопасность и чрезвычайные ситуации
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Безопасность и чрезвычайные ситуации:
Япония. Авария. Мнение комментатора.

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 1.32
Ответов: 28


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 20 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 22/06/2017
Опять какой-то несуразный бред без конкретики. Такое ощущение, что автор плохо понял зарубежные статьи. Сначала у него ДС "не учитывает влияния систем управления и защиты на безопасность АЭС", затем "отсутствия контура управления безопасностью". Для себя я понял, что автор никогда не разрабатывал вероятностную модель ВАБ и никогда не участвовал в разработке ВАБ. 


[ Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
"не учитывает влияния систем управления и защиты на безопасность АЭС" Попробую привести простой пример: Рассмотрим одиночный энергоблоблок, и самое простое дерево событий (ДС) - одно ИСА и одна система безопасности (CБ).ИСА - обесточение, Система безопасности - ДизельГенератор (ДГ). В ДС только  две ветви : ДГ работает - все ОК, и ДГ - не работает - повреждение зоны (CD - core damage). Для проведения анализа события аварии (СD) исследователя не интересует ветка, в которой ДГ работает,т.к. она не приводит к CD. Остается только одна ветка: ИСА и отказ ДГ, которая приводит к CD.  Т.о. событие CD возможно только при совместном событии ИСА и отказе ДГ. Вероятность  события CD будет равна произведению вероятностей ИСА и отказа ДГ, только когда ЭТИ события НЕЗАВИСИМЫ и СОВМЕСТНЫ. Поэтому при переходе от вероятностей "отказа" ДГ, которыми располагает исследователь ВАБ необходимо выполнить перенормировку значений вероятности с учетом совместности события ИСА и отказа ДГ. Такие же действия необходимо выполнить и для большего числа ветвей в ДС. В итоге должны остаться только совместные события, которые для каждого отдельного ИСА приводят к CD. Традиционно ВАБ учитывает либо независимость событий, либо полную зависимость - отказы по общей причине. В реальности это можно определить только при большом числе испытаний реакторо-лет на однотипных блоках, когда произойдут всевозможные ИСА-события и будет накоплена достаточная база данных по отказам систем в ходе конкретных ИСА. Яркий пример Фукушима-1. Если считать, что ИСА-цунами и системы безопасности независимы, то все хорошо - оцененная частота события, приводящего к аварии, приемлемая . . . А в реальности получили отказ по общей причине - и наблюдаемая частота события, приводящего к аварии  "немного" хуже.  Могли быть и промежуточные комбинации, как например для бл.5 и 6 или других АЭС, например, Фукушими-2. Поэтому вывод: Адекватной Вероятностной модели АЭС - НЕТ. Она может быть получена только экспериментальным путем, которым и идет Человечество.  


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
Зачем другой? Давайте обсудим то, что написано в статье касательно систем управления и вашего вывода относительно них.Про Фукушиму и другие АЭС написано ниже в комментариях. Не ВАБ виноват в этих трагедиях. 


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
Зачем другой?В статье рассмотрен общий случай анализа безопасности, используя понятия пространства событий. Математика обладает тем замечательным свойством, что математическая модель "объекта" дает корректное решение и в случае n=1 и в случае любого другого n. Если Вы не согласны с выводам для n=1, о том, что CD имеет место в модели только при совместных событиях "ИСА и отказ ДГ", для которых д.б. определена вероятность такого совместного события, и не факт, что она равна произведению вероятностей ИСА и отказ ДГ, то и для n>1 , я пока другого "толкования" не вижу. . ., чтобы Вас убедить.


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
Для начала, Автор не понял смыслового наполнения термина "риск". Риск - это не вероятность отказа/аварии, риск - есть произведение вероятности аварии на производимый аварией ущерб. И если есть миллион сценариев развития аварии, то риск - сумма из миллиона пар сомножителей. Следующим тактом - "риск" в своём анализе выходит за пределы станции, т.к. есть вероятность распространения ущерба и на санитарно-защитную зону, и за её пределы. Соответственно "риск" для каждой станции уникален, тогда как статистика надёжности таки поддаётся обобщению.


[ Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
Другой «ошибкой», принимаемой при анализе безопасности АЭС, является следующий факт: нельзя корректно определить относительные частоты возникновения событий аварий, а можно говорить только о «редких событиях», к которым классический вероятностный подход, основанный на статистических выводах, не может быть применен [3].
-------------------------------------------------------------
Ну и в чем неправ автор?ТМА, ЧАЭС 4, Фукусима... никак в ВАБ не укладываются.


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
Во всем. Вы забываете, что не ВАБ виноват в том, что в проекте были недоработки или были целенаправленные действия, которые привели к трагедии. 


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
"Во всем. Вы забываете, что не ВАБ виноват в том, что в проекте были недоработки или были целенаправленные действия, которые привели к трагедии. "
По Вашему получается, что ВАБ не учитывает ни ошибки в проекте, ни "ошибки" персонала и может быть еще чего-нибудь - тогда спрашивается, что ВАБ анализирует  - Идеальный объект или что-то реальное. . . , например АЭС ? 


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
Такими темпами можно нападать на ГП, который обосновывает всю РУ, на генпроектировщика, на любого, кто принимает участие в проектировании, строительстве блока АЭС.


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
ВАБ оценивает реальный объект и процессы, которые заложены проектом. Злонамеренные действия ВАБ не рассматривает. Это задача уже физзащиты. Как можно приводить в пример ЧАЭС, если тогда даже ВАБа не существовало, или Фукушиму, для которой нужно было учитывать соответствующую высоты волны?Давайте не смешивать все в одну кучу. 


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
В обсужении к предыдущей моей статье, я уже признавал эту "неточность".Естественно согласен с определением - РИСК. В расматриваемых работах старался везде пользоваться термином вероятность или частота аварии. Поэтому прошу читать вместо риск - вероятность, т.к. об ущербе - пока речи не идет.  

За исключением мест, где как раз и рассмотривается РИСК, а именно при обсуждении рис.1., обязательно д.б. оценка РИСКА.


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
Ну и как "терминология" влияет на выводы автора о неадекватности модели ВАБ АЭС, а также других "укорах" в сторону ВАБ ?


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 27/06/2017
>> риск - есть произведение вероятности аварии на производимый аварией ущерб
Простите за прямоту, но это явная глупость. Причем как с со стороны здравого смысла, так и с математической т.з. (полученная величина будет иметь размерность условных рублей, которые не означают абсолютно ничего)


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 27/06/2017
  . . . риск - есть произведение вероятности аварии на производимый аварией ущерб
Так и определено в нормативных документах. Да, именно ущерб в денежном выражении, чтобы можно было сравнивать. В других "технологиях" (транспорт, химия, быт, курение и т.д.) достаточно сравнивать "риск" гибели человека (на км, на кг произведенной продукции и т.д.), а в ядерной технологии - основной ущерб - это окружающей среде, а уже через нее человеку, а это оценить достаточно сложно, поэтому на сегодня можно сравнить только через "деньги".


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 28/06/2017
Верно! И ещё "денежный" риск позволяет ограничить личные аппетиты управленцев. Через капитал (собственные средства). Если, конечно, в атомной отрасли будут приняты соответствующие нормативы. С уважением, Б.В. Сазыкин.


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
«Оптимальное управление безопасностью АЭС предполагает сочетание технической эффективности с практической возможностью ее реализации на основе экономической эффективности…»__________________ Уважаемый В.И. Борисенко «поднимает» важные методологические вопросы управления безопасностью АЭС. Здесь у автора, как и у многих наших манагеров, много «непонимания».
  1. Связь безопасности и риска. Деятельность в ядерной области полагается безопасной, если возникающие из-за этого риски считаются приемлемыми. Отсюда и появляются  основания для «информации о контролируемых нормированных величинах».
  2. Выбор принципа оптимального управления. Что есть «минимизация суммарных затрат на безопасность», как написал автор? Грамотнее говорить о «стоимости», а не о «затратах». Стоимость включает инвестиционную составляющую и стоимость риска. А не «вероятности». Составляющие стоимости надо рассматривать во времени. Инвестиционная стоимость – вниз, стоимость риска – вверх (если ось абсцисс – время). Только тогда мы получим графики, подобные Рис.1. Пересечение – оптимум.
  3. Выбор методов и моделей управления. Что годится – не годится. Управление должно осуществляться на протяжении всего жизненного цикла АЭС, включая снятие её с эксплуатации. Именно это обстоятельство определяет выбор различных методов анализа безопасности. Методы «деревьев событий», ВАБ, ОЛВМ и т.д. 
Однако, мне понравился «танец боевого гопака» нашего киевского коллеги. С уважением, Б.В. Сазыкин.


[ Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 23/06/2017
к.п.2.  "Инвестиционная стоимость – вниз, стоимость риска – вверх (если ось абсцисс – время). Только тогда мы получим графики, подобные Рис.1. Пересечение – оптимум."
Ну и что это нам дает в задаче оптимизации и минимизации затрат на полный цикл АЭС (апрект, строительство, эксплуатация, снятие, захоронение, . . ., и страхование) ?   Предположим указанные зависимости пересекаются в 30 лет по шкале времени, что с этим делать ? 
На рис.1. указаны две зависимости: 1- стоимость проекта - чем более безопаснее блок (меньше - РИСК, для оценки сгодится и вероятность аварии), тем больше ЗАТРАТЫ.При существующей технологии это очевидно: считается, что "навешивание" активных и пассивных систем безопасности на апробированные проекты РУ -уменьшает РИСК. Также пока считается, что реакторы следующего - более безопасного поколения (меньше РИСК) - будут дороже - больше затраты;
а зависимость 2 - это затраты на страхование, которое включает в себя и затраты на текущее поддержание рабочего состояния АЭС (чем менее надежное обрудование АЭС - больше значение риска - отказов), тем больше потребуется затрат на восстановление и/или замену в течение срока службы АЭС. Поэтому зависимость 2 и растет с увеличением РИСКА (чем меньше надежность АЭС). Также в зависимость 2 включены и затраты (стоимость) возможной "гипотетической" аварии. А стоимость такой аварии считаем одинаковой для любого проекта высоконадежного и не очень. Например, Фукушима-1 блоки 1 и 3 - немного разных поколений, но в пересчете на единицу установленной мощности (о чем, говорилось в предыдущей статье) - они ОЧЕНЬ ПОХОЖИ по затратам на ликвидацию аварии.
Поэтому "Оптимум" - это такой прокт АЭС (по Риску), что затраты за время его жизни (проект, строительство, эксплуатация, снятие , обращение с РАО и ОЯТ, а также страхование) - минимальны. для этого надо знать зависимости 1 и 2. На рис.1. представлены только общие тенденции таких зависимостей, на практике они могут быть и причудливее.


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 26/06/2017
«Ну и что это нам дает в задаче оптимизации и минимизации затрат на полный цикл АЭС…»? ______________________ Если кратко, - то, как минимум, «рациональные» длительности циклов: «проект, строительство, эксплуатация, снятие …»; плюс стоимости циклов с учётом риска.  Подразумевается, что внутри каждого цикла проведён функционально – стоимостной анализ и оценка стоимости риска (с учётом непредвиденных потерь). Эта задача оптимизации действительно сложна. Как говорил один герой известного фильма: «… фалехов гендекасиллаб есть сложный пятистопный метр, состоящий из четырёх хореев и одного дактиля…» С уважением, Б.В. Сазыкин.


[ Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 27/06/2017
Оценивать риски с т.з. материальных затрат, в общем случае, имхо, совершенно бессмысленно, да и, скорее всего, невозможно. Все существующие методики оценки риска исходят из вероятности происхождения какого-либо одного конкретного события, а анализ уже произошедших тяжелых аварий указывает на одновременное возникновение нескольких критических событий, в результате чего и произошло развитие событий по неблагоприятному сценарию. Проанализировать комбинацию всех возможных событий (включая природные катаклизмы, ошибки персонала, отказы техники и т.д.),  просто невозможно. Множество всех случайных событий является неоднородным (состоит как независимых событий, так и зависимых), из тервера всего не вытянешь, а при упрощении получишь бессмысленное значение, например: матожидание экономического ущерба от аварии равно, к примеру, 1000 рублей в день. И что? День за днем проходит, а матожидание не работает.... Похоже не того наждали и модель несостоятельна.Возможно стоит изменить подход к оценке, поделив все множество событий на 2 класса: создающий возможную угрозу жизни человеку и остальные. В этом случае для тяжелых аварий, понятие "безопасность" является более внятным критерием, определяя допустимый (приемлемый)  риск угрозы жизни человеку - в этом случае мы не пытаемся экономить. Для "легких" аварий критерием является экономическая компонента, когда предупредительные затраты на противоаврийные мероприятия не должны превысить возможный экономический ущерб при возникновении аварии. Возможно ограничиться суммой части возможного ущерба - это вопрос оптимизации и риска возможных производственных потерь, но выше суммы - смысла нет. Аналогия из обыденной жизни - зачем нужна охрана из 10-ти человек простому гражданину, несмотря на то, что еще есть темные подворотни? Сумма, на которую его могут ограбить заведомо меньше стоимости охраны, а статистический риск гибели при ограблении находится на приемлемом для него уровне. Прохожий.


[
Ответить на это ]


Re: Что определяем: Надежность или Безопасность? (Всего: 0)
от Гость на 28/06/2017
«…подход к оценке, поделив все множество событий на 2 класса: создающий возможную угрозу жизни человеку и остальные».__________________ Да. Это традиционный подход с разделением надзорных органов на ФМБА и Ростехнадзор. В различных подходах всё определяется целями. Если цель – безопасность, то мы столкнёмся с известной критикой ФЗ «О техническом регулировании». Перспектива – Германия с закрытием АЭС. Если цель рентабельность АЭС, то будет Япония с Фукусимой. Подход на основе рисков видит задачу управления так: минимизация рисков при «жестких» ограничениях на комплексные показатели уровня безопасности. Для этого Росатому нужно создать единую систему управления рисками с единой БД всех негативных событий. Не «секретить», а применять данные мониторинга. Правда, не факт, что такой подход будет одобрен. Ведь вылезут риски, связанные с факторами управления, кадрами… и т.п. С уважением, Б.В. Сазыкин.


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.35 секунды
Рейтинг@Mail.ru