proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
К юбилею атомной отрасли
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
В Питере теракт: в метро взрывы, жертвы. Что это? Кому выгодно?
Оппозиция действующей власти
Отголоски Сирийского конфликта
Украинский след
Другое

Результаты
Другие опросы
Актуальная тема
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.

[29/03/2017]     Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание

Ю.А.Бобылов, к.э.н., вед. науч. сотр. МГРИ-РГГРУ, эксперт Российского совета по международным делам.

Тревожно, что удельный вес затрат на инновации в объеме отгруженных российских товаров (%)  снижается, кроме сферы информационных технологий, которая руководством России рассматривается как важная часть секретного ВПК. Обеспечение «национальной» и «экономической» безопасности России в структурном отношении является сложной, трудоемкой и дорогостоящей задачей. Здесь требуются не только «правовые» и «открытые» инициативы, но и «тайные» действия на границе законного правового поля, в том числе «специальные операции».



Часто крупный и средний бизнес России проигрывает в острой мировой конкурентной борьбе на перспективных направлениях промышленного развития. Ослаблен инновационный потенциал экономики. С другой стороны, этические нормы успешного крупного и среднего бизнеса отличаются двусмысленностью. С одной стороны, декларируется необходимость методов “честной конкуренции” (реклама, PR, маркетинговые приемы и др.) С другой стороны, всё чаще используются приемы недобросовестной конкуренции (шантаж, подкуп, рейдерские захваты собственности и др.).

Казалось бы, в международной торговле товарами и услугами преимущество должен получать тот, кто может предложить рынку товар лучшего качества по более низкой цене. Такое требование  имеет характер «необходимости» и «достаточности». Но в реальной жизни многие фирмы процветают на имитации и подделках чужих товаров с высоким спросом. Часто побеждает не тот, у кого товар лучше, а тот, кто просто действует умнее, агрессивнее и жестче. В отдельных случаях конкурентная борьба направлена на физическое устранение крупных менеджеров, промышленные диверсии, шантаж, подкуп, кражу секретов и др. Известны приемы итальянской, китайской и, даже, русской мафии для достижения своих экономических целей.

Жизненная важность проблем экономической безопасности России для всех нас заметно возрастает. Все это важно учитывать при подготовке новых кадров для сферы НИОКР, наукоемкой промышленности и эффективного бизнеса России.

Вот что пишет специалист по конкурентной разведке Г.Э.Лемке: «Не секрет, что многие зарубежные школы бизнеса включают в программы обучения менеджмента изучение основ военной стратегии. Еще большее значение имеют военные стратегии прошлого в организации менеджмента и маркетинга ведущих японских, китайских и корейских корпораций. Появившиеся в середине 80-х годов книги по менеджменту, включающие основы стратегии древнего Китая, стали настоящими бестселлерами и в коммунистическом Китае, и в капиталистической Японии. Многие японские компании и корпорации периодически организовывают исследовательские команды для выявления того, что из древних, но не утративших актуальности стратегий может быть использовано в качестве корпоративной стратегии. Древнейшие военные стратегии, включающие и стратегии нелинейных действий, используются и при ведении международных корпоративных войн». Здесь можно пояснить, что нелинейный стратегический менеджмент, по мнению Г.Э.Лемке, – это «процесс разработки и реализации путей достижения стратегических целей организации посредством  фактического управления факторами внешней среды с использованием методов информационного и информационно-психологического программирования» (Лемке Г.Э. Конкурентная война. Нелинейные методы и стратигемы. // М.: «Ось-89», 2013.  –  С. 13-14.).

Для сферы высшего образования России ныне возникают сложные этические и профессиональные вопросы. Должен ли ученый или инженер получать спецподготовку для ведения возможной научно-технической или промышленной разведки? И можно ли в вузе создать нужную мотивацию к такой деятельности? Как и на какой основе возможно сближение менеджеров и ученых с внешней разведкой? Здесь есть о чем подумать руководству и специалистам Минобрнауки РФ, с одной стороны, и  СВР и ФСБ России, с другой.

 

3. О проекте создания в Минэкономразвития РФ ведомственной Службы   внешнеэкономической разведки

Учитывая актуальность и важность поднятой в конце 2016 г. на www.proatom.ru и в журнале «Атомная стратегия» (№ 118, с. 21-26) темы создания в ГК «Росатом» собственной корпоративной внешней разведки, автор приглашает  вернуться в 2002 г. В то время мне довелось публично критиковать чрезмерную военно-промышленную ориентации внешней разведки России.

Тезис о назревшей «демилитаризации» внешней разведки России и возможности переноса в «гражданскую» отрасль опыта ГРУ Генштаба Минобороны, как системы ведомственной разведки (т.е. вне СВР России), нашел свое   выражение   в   опубликованной в журнале «Мир и безопасность» статье «Ведомственная внешнеэкономическая разведка Минэкономразвития России, как новая национальная спецслужба: некоторые аргументы «за» и «против»». (Вышла из печати в апреле 2002 г.). (Бобылов Ю.А. Ведомственная внешнеэкономическая разведка Минэкономразвития России как новая национальная спецслужба: некоторые аргументы «за» и «против».  Мир и безопасность. – 2002, № 2).

Следует подчеркнуть  большой резонанс этой статьи в профессиональных кругах, а также дореформенного  Минэкономразвития России и у главного переговорщика по ВТО М.Ю. Медведкова. Работая по тематике присоединения России к ВТО в кругах наших международников, я имел возможность задавать деликатные вопросы в системе ряда министерств и ведомств, РСПП, ТПП РФ,  научных организаций и учебных заведений (также и Дипломатической академии МИД России).

Что показало обсуждение данной статьи в течение лета 2002 г.?

Опрошенные специалисты разделились на две полярные группы: «за» и «против». Показательно, что и эксперты из структур внешней разведки России (как бывшие сотрудники этой спецслужбы) также разделились в своем мнении на две группы. Мной была опубликована новая статья в развитие «деликатной темы». (Бобылов Ю.А. Ведомственная внешнеэкономическая разведка Минэкономразвития России: новые аргументы: «за» и «против». Мир и безопасность. – 2003, № 1).

Ниже приводятся некоторые конкретные замечания:

1) генерал-майор СВР России (в отставке): «Действительно необходима реформа внешнеэкономической разведки России, но, на мой взгляд, она должна остаться в структуре СВР России»;

2) полковник СВР России (в отставке): «А почему бы и не создать ведомственную разведку в Минэкономразвития России!? Действующая структура СВР России занимается иными более масштабными работами. Она никогда не дойдет до того, чтобы содействовать активизации российского бизнеса, тем более в регионах»;

3) начальник одного из Департаментов Минэкономразвития России, участвующих в переговорах по присоединению к ВТО: «Эта статья мне очень понравилась. Ранее я никогда об этом не думал!»;

4) заместитель начальника  Департамента Минэкономразвития России, ведущего переговоры по присоединению к ВТО: «Должен признаться, что я мало компетентен в вопросах организации  внешней разведки России. Не могу сказать, ни «да», ни «нет»! »;

5) полковник ГРУ Генштаба Минобороны России (в отставке): «Я поддерживаю эту идею. И именно в ГРУ  есть чему поучиться Грефу!»;

6) бывший ответственный работник Госплана СССР: «Вопрос о личном интересе Германа Грефа к возможному созданию собственной спецслужбы не стоит. Сегодня Греф есть, а завтра его не будет. Минэкономразвития России же останется всегда, и ему нужна собственная разведка!»;

7) генерал-полковник ФСБ России: «Ничего секретного в этой статье, конечно, нет! Автор не совсем компетентен в том, о чем пишет. Печатать же такие статьи не нужно!»;

8) профессор Дипломатической Академии МИД России: «В статье поднят очень интересный и важный вопрос. Однако нужна более объемная аргументация!»;

9) ответственный руководитель МИД России: «Я был смущен прямотой изложения. На мой взгляд, на статью надо было бы поставить «легкий» гриф секретности, а этот материал опубликовать в ведомственном журнале!»;

10) один из руководителей ОАО «СеверСталь»: «Мне очень понравилась эта статья! Надо бы узнать мнение Е.М.Примакова  о целесообразности создания новой спецслужбы в Минэкономразвития  России?».

11) преподаватель Академии ФСБ (полковник ФСБ России в отставке). «Ваше предложение прямо соответствует практике США, где многие министерства и ведомства, например, Министерство энергетики, имеют собственные разведывательные подразделения».

Занимающих нейтральную позицию, со ссылками на свою «некомпетентность», оказалось весьма мало. Обобщая выявленные точки зрения, можно сделать вывод о том, что проблема организации Службы внешнеэкономической разведки Минэкономразвития России в начале 2002 г. поставлена вполне правильно, но несколько преждевременно (общая ситуация должна «созреть»).

Заслуживает учета личная точка зрения бывшего руководителя СВР России и в это время руководителя  ТПП РФ Е.М.Примакова, который  внимательно изучил первую статью автора в журнале «Мир и безопасность» и провел необходимые консультации. Через своего заместителя  он сообщил мне, о том, что «пока все надо оставить, как есть».

Критическая позиция Е.М.Примакова (как и действующих руководителей СВР  России)  прогнозировалась уже в момент написания первой постановочной статьи и об этом мной написано в самой статье: «Организация новой структуры прямо бьет по статусу и финансовым интересам СВР РФ, поскольку ослабляет эту спецслужбу, особенно тесно связанную с МИДом РФ» (с. 20).

В действительности есть ряд иных спорных проблем реформирования и развития внешней разведки России. Одна из них – это идея «назревшей «демилитаризации» внешней разведки России. Но есть и другая проблема – «децентрализация» в организации такой внешней разведки в новых условиях внешнеэкономическая интеграции России  при вхождении в ВТО и другие международные промышленно-торговые структуры ставит свои «деликатные» задачи.

Полагаю, речь может идти о возможном переходе системы к облику «зонтичной организационной структуры» (есть «центр» и есть «координируемые подразделения» в ряде важнейших федеральных министерств (отраслей или комплексов).

В целом роль государства в части активизации внешнеэкономической разведки должна быть резко повышена. Показательно, что сегодня России есть чему поучиться у таких стран, как США, Франция, Англия и др.

Кажется, есть чему поучиться и у царской России. Так, в книге по истории внешней разведки в царской России  отмечается: «…Не было почти ни одного ведомства-министерства, которое в том или ином виде не занималось бы зарубежной агентурной разведкой или контрразведкой». (Звонарев К.К. Русская агентурная разведка всех видов до и во время войны 1914-1918 гг.. М., 1929, 215 с.). Это является примечательным фактом, говорящем о весьма качественном государственном аппарате, который имелся в царской России накануне первой мировой войны.

Упомянутая «зонтичная организационная структура» также должна бы охватить крупнейшие компании России с их подразделениями конкурентной разведки.

Вообще начало 2000 годов в России и Москве было полно прорывных надежд во многих видах инновационной деятельности и отличалось поисковым «свободомыслием». К 2016 г. те многие надежды и иллюзии как-то рухнули под влиянием «объективных» и «субъективных» факторов.

Ниже приводится неожиданная для меня редакционная статья «Под Грефом «секретно» Отдела экономики еженедельника «Аргументы и факты» от 6 марта 2008 г. № 10 (96):

«Минэкономразвития лоббирует создание собственной внешнеэкономической разведки. Этими сенсационными данными с «АН» поделились информированные источники в кругах, близких к правительству. Правда, после отставки Германа Грефа судьба этой уникальной спецслужбы повисла в воздухе.

По нашим данным, ведомство Германа Оскаровича отстаивало идею создания ведомственной разведки долгие пять лет. Влияние чиновника было так велико, что ему почти удалось преодолеть сопротивление СВР и МИДа. Как сообщили «АН» компетентные источники, г-н Греф доказывал, что российская экономика пока не готова работать в условиях жесткой мировой конкуренции. Причем после вступления в ВТО риски должны значительно увеличиться. Поэтому, по мнению главы МЭРТ, необходимо создать экономическую контрразведку по образу и подобию ГРУ Генштаба Минобороны.

Понятно, что эта инициатива не вызвала энтузиазма у российских разведчиков. Новая структура могла оттянуть на себя часть бюджета и полномочий Службы внешней разведки. Уперся и МИД. По мнению дипломатов, Минэкономразвития чересчур либерально подходит к вопросам определения стратегических интересов России.

По нашим данным, Кремль старался учесть интересы всех ведомств. Там задумывались о компромиссном решении. Внешнеэкономическая разведка должна была получить путевку в жизнь. Но подчиняться ей пришлось бы не Минэкономразвитию, а непосредственно Правительству РФ.

Теперь с уходом Германа Грефа в Сбербанк судьба его разведывательной инициативы и вовсе «подвисла». Никто не может понять – куда девать новую структуру, и так ли она нужна вообще?». (http://www.argumenti.ru/publications/6207).

Признаюсь, в этой информационной интриге я не принимал участия, но мир не без неожиданных покровителей перспективных идей и проектов. Также наш мир не без неожиданных тайных покровителей, друзей и подруг.

 4. Две полярные «военно-экономические» тенденции инновационных компаний России

Конечно, проведение каждой реформы управления связано с денежными и иными затратами. По этой теме ровно 10 лет назад у меня состоялся обмен мнениями с бывшим руководящим работником СВР России. Он мне сказал так: «В части предлагаемого тобой проекта создания в Минэкономразвития России некой «ведомственной Службы внешнеэкономической разведки я – просто «против»! Однако следует знать, что в СВР России думают о полезных реформах! К сожалению, финансовые возможности Службы не велики (особенно в сравнении с разведкой США), что сильно снижает реформаторский настрой!»

Безусловно, более квалифицированные шпионские кадры полезны всегда и везде.

По оценкам специалистов в области разведки, наибольшая эффективность в этой сфере достигается в рамках децентрализованной (и сетевой) модели сбора первичной информации. В то же время подчеркивается, что решающим фактором во внешней, а также внутренней «конкурентной» разведке является подбор кадров с наличием у человека особых качеств и опыта нешаблонного мышления. Если работники, наделенные большой фантазией и широкими знаниями, не всегда желательны для рутинной производственной или управленческой деятельности, то для разведывательной деятельности они являются незаменимыми.

«Эффективному шпиону» необходимы не только интеллект и эрудиция, но и специфический склад личности, ведь ему предстоит убедительно лгать, скрывать свои чувства и мысли. Традиционно в разведшколах уделяется внимание овладению сотрудником навыками работы над собой и работы с людьми. С этой целью прививается и развивается определенное профессиональное качество «прикидываться» или выглядеть так, как ожидает от нас собеседник (это постепенно входит в кровь и помогает решению задач).

Однако в российской высшей школе такие навыки студентам не даются. Но не всех и нужно отбирать и готовить к такой разведывательной деятельности в сфере науки и инноваций. По ряду ведущих университетов России можно бы охватить до 10-15% студентов самых разных специальностей. Для «МИФИ» это процент должен быть значительно выше.

По многим оценочным критериям ученые и разведчики имеют много общего, а их различие предопределяется преимущественно различием подходов к сбору и использованию информации. Кроме того, для «родственных» сфер информационной деятельности характерно ее разделение на «экспериментаторов» (получение первичных фактов) и «теоретиков» (аналитические функции с созданием в условиях неопределенности рабочих гипотез, теорий и сценариев дальнейшей работы). Все это говорит о возможности наращивания функции разведывательного потенциала нашей науки и важности развития этого потенциала с участием технических университетов.

Очевидно, что сама сфера НИОКР отчасти является типичной разведывательной деятельностью, что должно бы полнее учитываться в работе разведывательных спецслужб (СВР, ФСБ, ГРУ). Кажется, был бы положительный эффект от создания в академических НИИ или в технических университетах специальных отделов внешних коммуникаций и зарубежной информации двойного подчинения: РАН/РАМН и СВР России. Речь идет об активизации методов разведывательной работы применительно к сфере науки и техники.

Рядом с такими шпионскими задачами имеются иные по противодействию военному противнику или сильному коммерческому конкуренту.

Современный бизнес характеризуется резким усилением роли информационных процессов в конкурентной среде. Появление новых информационных технологий привело к значительному повышению эффективности бизнеса, но одновременно стало причиной возникновения ранее невиданных угроз. Информационное противоборство в бизнес-среде стало реальностью. Отсюда необходимость учета факторов информационной и экономической безопасности в подготовке новых специалистов.

Нормативной основой обучения по «информационной безопасности» могут служить утвержденные Минобрнауки РФ ФГОС по данному направлению и уровням образованию (бакалавры, магистры, специалисты). В настоящее время наш университет не ведет подготовку в данном направлении. Отсюда необходимость разработки и введения дополнительного спецкурса для обучающихся специалистов, бакалавров и магистров.

Российские университеты, ведущие обучение по ФГОС «Информационная безопасность» (направлению подготовки 10.03.01), разрабатывают и утверждают собственные «Образовательные стандарты» (ОС), в которых учитывается особенности требований потенциальных работодателей.

Так, в данном ОС «МИФИ» (по балаквариату) указывается, что он разработан в целях: «повышения   конкурентоспособности   образовательных   программ   на российском и международном рынке образовательных услуг; согласования содержания и условий реализации образовательных программ со стратегическими   целями   и   задачами,   установленными   Программой   создания и развития НИЯУ МИФИ и Программой повышения конкурентоспособности НИЯУ МИФИ; учета программ развития по приоритетным направлениям науки, техники и технологий Российской Федерации, потребностей высокотехнологичных отраслей экономики в подготовке кадров высшей квалификации; повышения  качества  образования  за  счет  расширения  требований, предъявляемых к содержанию образовательных программ, результатам обучения, кадровому и материально-техническому обеспечению учебного процесса». (eis.mephi.ruAccGateway/get.ashx…). При этом «Объектами профессиональной деятельности» выпускников программ бакалавриата для атомной отрасли являются: 1) объекты информатизации, включая компьютерные, автоматизированные, телекоммуникационные, информационные и информационно-аналитические системы, объекты атомной энергетики, их информационные ресурсы и информационные технологии в условиях существования угроз в информационной сфере; 2) технологии обеспечения информационной безопасности объектов различного уровня (система, объект системы, компонент объекта), которые связаны с информационными технологиями, используемыми на этих объектах; 3)   процессы управления информационной безопасностью защищаемых объектов.

Важны и вопросы обеспечения «экономической безопасности». Начатая по инициативе США «экономическая война» еще не совсем осмыслена в Минобрнауки, Минпромторге, Минэкономразвития и Минфине РФ. Осуществляемые экономические удары по России имеют целью: ограничить доступ России к новейшим технологиям США, Евросоюза, Японии и ряда других развитых стран, подорвать выполнение важных оборонных федеральных программ и проектов, резко снизить валютные доходы нашей страны, ограничить иностранные кредитование деятельности крупного и среднего бизнеса, вызвать массовые оппозиционные протесты для смены власти и др. До сих пор управленцы и экономисты России недооценивают тематику многообразных экономических войн.

5. Знать лучше особенности обеспечения «экономической безопасности»

Для ученых-атомщиков и вообще инженеров экономическая война менее понятна, чем информационная война.

В теоретическом плане проблема «экономической войны»  не разработана как в системе РАН, так и прикладной отраслевой науки. Возможные методы обеспечения экономической безопасности в России не полно показаны даже в таком фундаментальном учебнике как «Экономическая безопасность России: Общий курс: учебник / Под ред. В.К. Сенчагова. 3-е изд.  М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2010. – 815 с».

В утвержденном Минобрнауки России ФГОС по «Экономической безопасности»  приведены основные требования к обучению по программам специалитета в образовательных организациях по очной, очно-заочной или заочной формам. См.: ФГОС ВО по специальности  «Экономическая безопасность». vuit.rufiles/fgos/ekonomf/fgos_ekonom… Срок получения такого образования,  независимо  от  применяемых  образовательных  технологий, составляет 5 лет. В рамках данной специальности вузом могут быть реализованы различные программы  специалитета,  имеющие  различную  направленность подготовки (далее – специализация программы):

Специализация  №  1  «Экономико-правовое  обеспечение экономической безопасности»;

Специализация  №  2  «Экономика  и  организация  производства  на режимных объектах»;

Специализация № 3 «Деятельность финансово-кредитных учреждений для банковского обслуживания государственных органов, обеспечивающих безопасность Российской Федерации»;

Специализация № 4 «Судебная экономическая экспертиза»;

Специализация №5 «Финансовый учет и контроль в правоохранительных органах».

Можно отметить некоторую неадекватность и неполноту перечисленных специализаций, поскольку доминирует классическое экономическое мышление. При этом по программе обучения Минобрнауки России акцент сделан на «экономику», а не на «национальную безопасность» в том смысле как ее трактуют, в частности, ФСБ или СВР (Служба внешней разведки РФ).

Какова часть совсем новых проблем в этой части государственного и корпоративного управления?

Следует рассматривать как защитные "симметричные" или «ассиметричные» меры противодействия "Третьей оборонной инициативе: инвестиции и инновации, узаконенной США в 2014 г. Данный документ предполагает не разделять войну и мир, то есть фактически нет разницы между состояниями войны и мира, отсюда ставка не на традиционные войны (горячие войны), а на то, что мы называем "регулярные", "симметричные", "гибридные" войны. Налицо и отказ от традиционного деления экономики, производства и образования на военную и гражданскую сферы. Больше нет гражданских отраслей, все американские компании, университеты и даже общество в целом должны работать на благо национальной безопасности, решая и военно-разведывательные задачи. Прямые ассигнования, предусмотренные государственным бюджетом на американское разведывательное сообщество, составляют ежегодно $70 млрд., а совокупные расходы  на национальную безопасность и разведку, включая прямые и косвенные статьи, достигают одного триллиона долларов.

Необходимость изучения эффективных мер противодействия, в том числе для  преподавателей и студентов специальности «Экономическая безопасность», очевидна. Эти меры могут быть симметричными и асимметричными, а также открытыми и секретными.

Полезно расширить данный перечень специализаций, например, для подготовки кадров в системе МВД РФ и ряде других федеральных министерств и ведомств, усилив внимание к закрытым (также секретным) методам обеспечения экономической безопасности для организации этого процесса на государственном и корпоративном уровнях.

Методы обеспечения экономической безопасности в России не полно показаны в названном выше учебнике «Экономическая безопасность России» (под ред. В.К. Сенчагова).  В подразделе 5.1. «Сущность и виды экономической безопасности»  этого учебника приводится определение: «Сущность экономической безопасности можно определить как такое состояние экономики и институтов власти, при котором обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социально направленное развитие страны в целом, достаточный оборонный потенциал даже при наиболее неблагоприятных условиях развития внутренних и внешних процессов» (с. 48). Отраслевой аспект в изучении проблем экономической безопасности важен, но это «второй этаж» тематики, главное же – свой концептуальный фундамент.

При этом ряд отраслевых проблем и предложенных решений не только в теории, но и в практике для таких будущих кадров должен учитывать свои государственные и коммерческие тайны.

Объективно Россия среди цивилизационного мира Запада и Востока имеет облик страны с крайне деформированной экономикой. В сущности, сформировавшаяся в России экономическая системы с большими дефектами, что ставит вопрос о ее кардинальной реорганизации (табл. 4).

Таблица 4. Наиболее значимые проблемные факторы для ведения бизнеса в России

*По опросам респондентов. Источник: The Global Competitiveness Report 2012–2013

Приведенный перечень отчасти нормирует содержание многих учебных дисциплин для специалитета «Экономическая безопасность».

Подготовка новых кадров по специальности «Экономическая безопасность» предполагает изучение не только традиционных открытых экономических дисциплин, но и ряда закрытых (служебного пользования и секретных). Здесь некоторые студенты вправе получить начальную форму допуска к государственной тайне РФ, который внутри страны дается ФСБ РФ, а для работы в других странах – Службой внешней разведки (СВР) РФ. Вообще в НИУ «МИФИ» и родственных вузах надо бы иметь не только военную кафедру (от Минобороны РФ), но и кафедру национальной безопасности (объединенную от ФСБ, МВД, СВР и других правоохранительных органов).

Федеральные министерства и ведомства чаще относили эти проблемы к закрытой «спецтематике». В свою очередь ученые военных НИИ и вузов ориентировались лишь на изучение экономики и финансов применительно в деятельности структур Минобороны РФ и ряда смежных силовых министерств и ведомств.

Экономические войны – это специфическая часть силовых войн, где в боях  используются «особые разрушительные технологии»: деструктивные теоретические концепции (типа «рациональных» моделей приватизации государственной собственности и др.), псевдоноваторские реформы, децентрализация управления, диверсионные реформы профессионального образования, особые регулирующие механизмы и др., в итоге использования которых происходит деградация научной, технологической и кадровой базы и неспособность производить качественные конкурентоспособные товары и услуги.

6. Новые типы «Войн будущего» и миссии атомной науки

Вопрос об интенсификации научно-технической  разведки в интересах прорывного инновационного развития весьма актуален.  Следует учесть несколько факторов, чтобы понять срочные меры для принятия решений на верхних этажах ГК «Росатом» и её взаимосвязей с военными, спецслужбами  и развивающейся гражданской промышленностью в интересах внутреннего и внешнего рынка.

Понять, что может дать в научно-техническом плане атомная промышленность, прежде всего в ГК «Росатом», но и в системе РАН, Минпромторга России и др., можно лишь учитывая историю создания первой атомной бомбы СССР и первых атомных научных организаций и предприятий. Атомная отрасль в лице «Спецкомитета» и далее «Минсредмаша» создавалась как высоко секретная военная наука и промышленность. В идеологическом плане базовым стержнем или скелетом новой необычной структуры в хозяйстве СССР стал мифический библейский «Дьявол», самый сильный разрушитель всего созданного Богом. Первые сотни атомных бомб потребовали эффективных средств транспортировки в лице стратегических бомбардировщиков, а далее ракет с большой дальностью полета.  При этом, несомненно, для создания и развития атомной отрасли нужен был символический дух глобального смертоносного разрушения потенциала противника как «Оружия массового поражения» (ОМП).  Сначала это была враждебная нацистская Германия, а потом – США и блок НАТО. Уже в 60-е годы неожиданный военной угрозой стал маоистский Китай, для которого опасная атомная бомба была «Бумажным тигром», поскольку даже основной арсенал атомного оружия СССР не мог убить все миллиардное населения Китая. Появление возможности создания АЭС для выработки не только оружейного плутония, но и электроэнергии для нужд экономики следует рассматривать как не главный, а основной результат. Качественным отличием атомной отрасли стала особо секретная производственная инфраструктура, особенно закрытые атомные города с правовым статусом «ЗАТО».

В условиях 2017 г. с новым обострением международной ситуации в силу скорее новых цивилизационных проблем, а не «крымско-украинского фактора» именно перед атомной отраслью встают новые возможные военные цели. В начале февраля 2017 г. заместитель министра обороны РФ Ю. Борисов рассказал журналистам, что армия стоит на рубеже очередной научно-технической революции, на смену приходят принципиально другие системы вооружения, которые основаны на физических принципах, которые ранее не использовались в этой области. Особый серьезный прорыв ожидается в области лазерной тематики, электромагнитного оружия и др. (http://nvo.ng.ru/nvoevents/2017-02-10/2_newarm.html).

Речь идет о «Большой физике» и новых физических открытиях для военного дела. Наиболее перспективными смежными сферами применений являются – нанотехнологии, биология и энергетика. В очередной раз, как военные, так и ученые ставят вопрос об очередных видах ОМП. В одних случаях речь идет о военном поражении не столько войск противника, сколько его населения, если оно измеряется сотнями миллионов и даже миллиардами человек при условии сохранения всего имеющегося биоразнообразия в животном и растительном мире. В других случаях важно новыми методами изменять и поражать человеческую психику.

Анализ ситуации уже позволяет обнаружить некие признаки (маркеры) идущих изменений в сфере мировых НИОКР и НИОКР ряда сильных в военном отношении стран мира (США, Китай, Индия, Россия, Иран, Израиль и др.). В России сигналы о секретных направлениях развития атомной промышленности идут, например, из МФТИ с его поворотом в биофизику и молекулярную биологию, и НИЦ «Курчатовский институт», новые идеи которого вынужден «эзоповским языком» озвучивать уважаемый Президент «КИ» М. В. Ковальчук. На сайте «КИ» отмечается: «В рамках НИЦ "Курчатовский институт" сосредоточен научный, технологический и кадровый потенциал, необходимый для развития принципиально новых отраслей науки и технологий, разработки и освоения перспективных производственных технологий на основе крупных, уникальных исследовательско-технологических мегаустановок и комплексов (мегасайенс). Со дня основания в Курчатовском институте реализуется междисциплинарный подход, нацеленный на замкнутый цикл: от фундаментальных исследований до конечных технологий» (http://www.nrcki.ru/pages/main/5762/5914/5351/index.shtml).

Основой для научного успеха является опережающее развитие принципиально новых междисциплинарных конвергентных фундаментальных исследований и междисциплинарного образования. Вот примечательная для военного конспиролога цитата из выступления 15 сентября 2015 г. М. В. Ковальчука в Совете Федерации: «Я вам приведу простой пример. Вот мы создаем, допустим, искусственную клетку. Эта искусственная клетка, с одной стороны, медицински важна. Она может быть диагностом, она может быть целевым доставщиком лекарств. Но, с другой стороны, она может быть и вредоносной, да? И тогда фактически одна клетка, которая имеет генетический код и саморазвивается, является оружием массового поражения. При этом благодаря достижениям современной генетики вы можете создавать эту клетку, этногенетически ориентированную на конкретный этнос. Это может быть безопасно для одного этноса и вредоносно, смертельно для другого. Это первый очевидный тип опасности при появлении принципиально нового оружия массового поражения» (http://council.gov.ru/events/news/59290/)

(Автор внес свой научный вклад в пропаганду «геноцидных биологических войн» в военные круги и спецслужбы. См.: Бобылов Ю.А. Новое биологическое оружие: смена парадигмы военного мышления // Российское военное обозрение, 2005, № 11; Бобылов Ю.А. Геноцидные и биологические войны // Атеней, 2006, № 7; Бобылов Ю.А. Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоемкого биотерроризма (Изд. 2-е, доп.) // М.: Белые Альвы, 2008, 384 с.; Бобылов Ю.А. Биологические войны: новые реалии // Национальная оборона, 2008, № 6; Бобылов Ю.А. Мировая геополитика и военно-биологические угрозы России // Безопасность Евразии // 2009, № 2009, № 3; Бобылов Ю.А. Накануне глобальной мировой биологической войны // Качественная клиническая практика, 2012, № 1 и др. в большей части доступные в Интернете.)

Анализируя опасные тайные процессы, трудно сказать, кто стоит в первых рядах инициаторов серии скорых крупномасштабных биологических войн.  С одной стороны, – это военные и спецслужбы, а также крупные ученые, особенно из атомной отрасли, но с другой – это футурологи, социологи, аналитики мировых глобальных процессов.  В силу специфики биологического оружия к нему большой интерес проявляют тайные террористические группировки.  Прежние представления об опасности биологического оружия для самого агрессора сильно устарели. Развитие биологии и медицины сделало возможным создать более мощное биологическое оружие при опережающей разработке адекватных защитных (профилактических или лечебных) препаратов.

Недавно умный и талантливый миллиардер из США, Билл Гейтс, несколько раз заявлявший о целесообразности сокращения мирового населения Земли до 1-2 млрд чел., объявил о создании фонда «Коалиция за инновации в области готовности к эпидемиям» (Coalition for Epidemic Preparedness Innovations)  в объеме 4 млрд крон. Норвегия и фонд Билла и Мелинды Гейтс инвестировали в него, соответственно, 1 миллиард и 855 миллионов крон. Британский фонд «Wellcome» –  855 миллионов крон. В инвестировании фонда принимают участие также Германия и Япония. Инициатива создания фонда возникла в связи с эпидемией лихорадки Эбола, унесшей 11 тысяч жизней в 2014 и 2015 гг. Эпидемия вскрыла существенные недостатки в готовности мира к эпидемиям и пандемиям. И лихорадка Эбола, и вирус Зика показали, что мир трагически не готов к тому, чтобы идентифицировать местные вспышки и достаточно быстро ответить на них, чтобы помешать их превращению в глобальные пандемии. Несмотря на открытие лихорадки Эбола еще в 1976 году, в 2014 году, когда эпидемия началась, готовой вакцины не было (http://inosmi.ru/social/20170119/238560087.html). В чем же проблема?  Билл Гейтс - гений, который своей военно-биологической спецоперацией может спасти если не все Человечество в условиях ускоряющегося разрушения биосферы Земли от гибели (уже к 2100 г.), то хотя бы лучшую и богатую часть во главе с США на уровне 1-2 млрд чел.

Теперь чуть об управлении психикой больших масс людей со стороны военных и спецслужб, о чем также упомянул в Совете Федерации М.В. Ковальчук: «Это очень тонкая и сложная вещь – управление индивидуальным и массовым сознанием. И мы с вами видим, что происходит на уровне массового сознания, скажем, с помощью Интернет».

Кажется, что мы знаем о мозге уже очень много. Лучшие университеты мира принимают участие в крупнейших мегапроектах с гигантским финансированием, и все ради познания мозга. Пока самые главные вопросы в этой области остаются абсолютно нетронутыми. человек мыслит, но не может понять, что собой представляет его собственное сознание. Когда ученые многое неведомое поймут, придет время для войны другого нового типа. Одна из её целей – «Полюби своего врага, а далее – он убъёт тебя в состоянии сладко-приятной истомы, возможно в наркотическом опьянении».

В книге «Лев и Атом» о выдающемся российском физике Льве Феоктистове (1928–2002) и одном из создателей первой советской водородной бомбы есть любопытный прогноз  о возможном  очередном  «сверхоружии». Начальник  Центра проблем безопасности ядерной энергетики РФЯЦ-ВНИИТФ Александр Щербина в главке книги “Оружие для него стало тесным” отвечает на вопросы одного из составителей этой книги:

«– На каких принципах может быть основано оружие ХХI века? Или это вообще может быть не оружие?

– Я думаю, что это воздействие на психику. Или какие-то другие щадящие действия…

– То есть с нелетальным воздействием?

– В общем, да. Хотя бы для того, чтобы было время надеть наручники… А вместе с тем – демонстрация другим, чтобы отпала всякая охота терроризировать людей”  [Творцы ядерного века. Лев и атом // М., Воскресенье, 2003, с. 137].

Кажется, А. Щербина недопонимает специфику нашего времени, когда главной задачей становится применение нового смертоносного военно-биологического оружия как неядерного «ОМП». Вообще принципиально новым для современной военной мысли  является начавшаяся смена парадигмы современной войны. При этом в условиях наступающего исчерпания ресурсов Земли, и особенно атмосферного кислорода, важнейшей целью становится экологически чистое сокращение мирового населения (стран, регионов и даже континентов) и масштабное применение новых видов оружия массового уничтожения.

В теории мир ученых должен создать некое тайное «Сверхоружие». Ведь, все создаваемое человечеством для блага и инновации, рано или поздно начинает использоваться им для агрессии, разрушения и самоуничтожения. Также и конечный смысл нашей «Цивилизации» состоит в «Самоуничтожении» в плане перехода к «Новому качеству». Однако создание “сверхоружия” требует не только “сверхзасекреченности” (что в техническом плане не представляет особой проблемы), но и “сверхразработчиков”. Это должны быть необычные люди, хорошо сознающие последствия своей работы и последствия передачи новой техники или биопрепаратов в руки наших политиков и военных.  В такой тайной работе должны быть также представители избранной популяции людей, “сверхчеловека” с иной жизненной философией, иной совестью и, наконец, иным отношением к миру. Очевидно, что большие гегемонистские планы А. Гитлера провалились в том числе  и потому, что исполнители его планов еще не стали «сверхлюдьми».

Эволюционный континуум (непрерывное множество эволюционных систем) существует не только благодаря исторической памяти, но и за счет обратного движения – «сверху вниз».  Популярный в ВПК СССР и России астрофизик и прогнозист ОЭСР и «Римского клуба» Эрих Янч писал: «Естественная история, включая историю человека, может быть понята как история организации материи и энергии. Но на нее можно взглянуть и как на организацию информации». «Естественная история «может быть понята как эволюция сознания» (http://ru.knowledgr.com/00999384/%D0%AD%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%AF%D0%BD%D1%87). 

В этой связи сложные формы жизни и мыслительный процесс следует понимать как «метаэволюцию». Эволюционный процесс на уровне человека не завершается, он, скорее, дополняется самотрансценденцией. В итоге нет необходимости привлекать для объяснения специальные жизненные силы, подобные «жизненному порыву» А. Бергсона. Этому большому ученому и философу  власти США упорно отказывали в гражданстве. В последние годы он скромно жил в Беркли в темноватой угнетающей комнате, где закончил свою последнюю книгу: Эрих Янч "Самоорганизующаяся Вселенная. Научный и человеческий смысл возникающей эволюционной парадигмы" (Е. Jantsch. The Self-Organizing Universe. Scientific and Human Implications ofthe Emerging Paradigm of Evolution. New York, 1980).

Эта «философия» к тому, что именно гениальные атомщики, в числе которых находится и М. В. Ковальчук, возможно, и погубят человечество своей нетрадиционной войной.

Заканчивая этот раздел статьи, посвященной новым научно-техническим и военным целям в системе ГК «Росатом», НИЦ «Курчатовский институт», «МФТИ» и др., надо опять обратиться к тайным шпионским технологиям и особой подготовке атомных кадров, особенно управленцев и специалистов. Тому, что в Академиях ФСБ и СВР называется «спецдисциплинами» (секретно «все»). Опять надо вспоминать про сложные коллизии создания первой атомной бомбы под талантливым руководством Л.П.Берия. Те оборонные 40-50-е годы прошлого века далеки, но многое из особо секретных дерзких подходов и методов работы следует изучать и творчески развивать в атомной отрасли. Весьма важны для решения новых инновационных крупномасштабных задач т.н. «специальные операции».

7. Специальные операции для конкурентной борьбы и побед в бизнесе

В современной управленческой практике многие важные действия  носят закрытый характер, и сам конфиденциальный менеджмент предполагает  использование особых мероприятий, которые можно определить как «специальные операции». Необычность спецопераций в области «большой и инновационной экономики» часто переходит установленные правовые нормы использования и защиты интеллектуальной собственности, требуя скрытности, в том числе на основе государственной и коммерческой тайны, а также специально подготовленных и специализированных исполнителей.

Ситуация в остро конкурентном мире крупного бизнеса такова, что возрастает необходимость тайных спецопераций.

В классической военной теории важная роль отводится предупреждению прямых боевых операций путем применения «специальных операций». Но и гражданская экономика имеет свой интерес к применению таких тайных операций.

«Специальные операции – это военная деятельность, проводимая специально созданными силами, организованными, тренированными и экипированными для этой цели, использующими оперативную технику и методы, не схожими с конвенциальными, обычными силами. Эта деятельность организуется через военные операции, независимо от обычных сил или в координации с ними, для достижения политических, психологических или экономических целей» - см.: Концепция специальных операций по взглядам командования НАТО // http://spec-naz.org/articles/analytics/kontseptsiya_spetsialnykh_operatsiy_po_vzglyadam_komandovaniya_nato/.

В научной литературе  термин «специальные операции» уже вышел за пределы военного дела (спецназа, партизанских диверсий и др.) и все шире применяется в международных и внешнеторговых отношениях. Имеет смысл привести фрагмент автореферата диссертации А.О. Колобова:

«…Чрезвычайное распространение сугубо силовых акций в современной мировой политике, экономике, финансах обусловлено безудержным стремлением их инициаторов к достижению быстрого результата любой ценой. Не случайно, все они определяются словом «операция» (Operation -англ.; Die Operation — нем.; L operation - фр.; Operacion — исп., итальян.), заимствованных из военного лексикона. Оно означает «военную акцию или процесс выполнения стратегической или тактической задачи, обслуживание или административное обеспечение: процесс ведения боя, включая выдвижение войск, снабжение, наступление, оборону и маневрирование, необходимые для выполнения задач сражения или кампании»… Что касается специальных операций (Special Operations  – англ.), то у американцев они означают «преднамеренно подготовленные, оснащенные и организованные подразделениями министерства обороны против объектов стратегического или тактического характера, в интересах достижения общенациональных целей военного, политического или экономического свойства…». (Колобов Алексей Олегович. Специальные операции в мировой политике (Механизм выработки и особенности осуществления на государственном и международном уровнях) : Дис. ... канд. полит. наук : 23.00.04 : Н. Новгород, 2005, 242 c. // dslib.netglob-razvitie/kolobov.html).

По А.О.Колобову, специальные операции применительно к финансовому менеджменту (Financial management) трактуются «в качестве целенаправленных усилий великих держав и влиятельных международных организаций по достижению безусловного приоритета в самом процессе осуществления глобальной и региональной политики, направленной на экспансию и преимущество в разделе сфер влияния, импорта и экспорта капитала и, главное, обеспечение тоталитарного диктата во всем, что касается ресурсов (стратегических, энергетических, человеческих, в первую очередь)».

Своя специфика специальных операций имеется в информационных войнах.

Можно сделать вывод, что эффективных экономических войн не может быть без специальных операций, секретных и далеко выходящих за нормы национального и международного права. Специальные операции (СО) могут быть силовыми, информационными, финансовыми, управленческими, психологическими и др. Они предполагают использование  сил специализированных спецслужб (внешней научно-технической разведки, промышленного шпионажа, экономической и финансовой разведки и др.), а также возможных исполнителей из нелегального и криминального  мира.

Изучение технологий научно-технической и экономической разведки, промышленного шпионажа и др. вполне возможно и актуально в наших ведущих инновационных университетах, не являясь «незаконной деятельностью». Это также актуальная тематика специального дополнительного образования в системе повышения квалификации.

«Специальные операции» резко отличаются от других действий, включая «мягкую силу». В.Е.Курилло в своей монографии (часть III. От разведки и анализа – к спецоперациям) перечисляет особенности СО применительно к тайной политике на государственном уровне (Курилло В.Е. Латентная политика. Политическая латентология. Учебное пособие // М.: «Спутник», 2013. – 724 с.).

1.                  Разрушительный и насильственный характер. Нужное воздействие имеет целью ликвидировать или ослабить противника.

2.                  Секретность и конспирация. Лишь в условиях секретности и негласности СО может состояться и быть успешной.  Конспирация – это деятельность по утаиванию настоящих целей тех или иных мероприятий,  деятельности, исполнителей, методов их работы и др. При этом такая тайная деятельность может осуществляться на легальной и нелегальной основе.

3.                  Пространственная неограниченность. Работа на территории своей страны и других стран (конкурентов).

4.                  Временной диапазон. Одноразовость СО или её длительность.

5.                  Аполидность. Использование своих и не своих граждан (как иностранных подданных)

6.                  Особые принципы применения сил и средств. Комплексность и действия по принципу «Цель оправдывает средства» (разрешено все).

7.                  Специальные способы и методы выполнения задач. Использования широкого спектра действий и на разных уровнях решения поставленной проблемы.

8.                  Специальная исполнительная структура. Использование  ресурсов и кадров специальных постоянных и разовых организаций и поэтапность этого процесса.

9.                  Специальное материальное оснащение. Ресурсная проработка СО и наличие финансирования.

10.              Самостоятельность, автономность и анонимность. Делегирование ответственности из Центра на места исполнения СО (Курилло В.Е., там же, с. 405-407).

Отчасти эти особенности широко используются и в криминальном бизнесе.

Для РФ и ГК «Росатом» встают задачи  поиска идей и соучастия заинтересованных в подготовке и реализации соответствующих специальных операций. Инновационные прорывы возможны лишь при грамотном обходе обременений не очень совершенного российского (и международного) законодательства и финансовых ограничений в эти кризисные годы (пример с проведением тендеров с использованием средств государственного бюджета и др.). Нужны открытые и тайные, правовые и неправовые «военно-экономические действия».

Прорывные инновационные промышленные проекты требуют, например, выхода из регламентов российской антимонопольной тендерной практики. Часто строгое исполнение конкурсных и тендерных процедур в России ведет к потере времени и даже к росту коррупции. С другой стороны, нужен особый подбор руководящих кадров для организации такой проектной работы и для преодоления коррупционной практики в большом государственном бизнесе. Многие такие «военно-экономические» задачи успешно могут эффективно решаться при участии спецслужб России (например, промышленные диверсии в отношении конкурентов).

Полезно указать на принципы подготовки и исполнения спецопераций:

1. Скрытность организации и проведения СО;

2. Принцип применения усилий для СО;

3. Правильный выбор специальных целей, задач  и способов  проведения СО;

4. Акцент усилий на слабом или чувствительном месте противника, ассиметричные стратегии;

5. Дезориентация противника;

6. Внезапность;

7. Уменьшение эффективности защитных мер;

8. Спланированность и четкость выполнения СО;

9. Неограниченное использование ресурсов СО;

10. Особый порядок управления ходом СО;

11. Ведение сопутствующей информационной войны

 (Курилло В.Е., там же, с. 408-409).

На практике в деятельности федеральных и региональных органов власти в России может быть много видов специальных экономических операций и способов их применения для разных типов противника или задач. Богата примерами современная российская корпоративная практика острой конкурентной борьбы. Надо учиться воевать на основе своей экономической теории и успешной бизнес-практики.

Речь идет о назревшей реализации ряда крупных и средних бизнес-проектов, и  в рамках «специальных промышленных проектов» (СПП), в том числе в интересах «ГК «Росатом». Такие «СПП» гражданской направленности (пример, новой наноэнергетики) можно быстро и масштабно осуществить в рамках особого мобилизационного управления новой организационной экономики структурой, подчиненной лично Президенту РФ и его Администрации. Новую организационную структуру можно назвать «Управление специальных промышленных проектов». Очевидно, что в такой секретной деятельности следует отказаться от норм действующего «Гражданского кодекса Российской Федерации» и конкретных ФЗ.

В целом для формирования «мобилизационной экономической сети» в условиях острой мировой конкуренции России требуются новые «военно-экономические» организационные структуры управления в Минфине, Центральном Банке, Минпромторге и Минэкономразвития, а также в крупных российских компаниях. Качественная теория организации управления для реформирования структур власти в России имеется. В чем методологическая новизна? При реализации крупных стратегических проектов такие управленческие структуры должны интегрироваться со службами внешней разведки и контрразведки (СВР, ФСБ).

Выводы

1. Сегодня США и их союзники по НАТО развернули системную несиловую войну против России. При этом сама военная мощь приобретает новый облик, лишь частично опирающийся на новейшие военную технику и вооружение. Это крупномасштабная тайная война, объектами которой являются сознание нашего общества, российские законы, высший управленческий аппарат (особенно Минэкономразвития, Минпромторг, Минфин, Минобрнауки), крупный и средний бизнес и др.

2. Разведслужбы развитых стран мира снова пытаются найти оптимальное сочетание между борьбой с мировым терроризмом, разведкой своих потенциальных военных противников и тайной поддержкой национального бизнеса. Реформы в этой сфере ныне шире лишь реформирование деятельности национальных спецслужб, касаясь и расширения целей специальных операций политического, экономического, промышленного и научно-технического характера.

3. Высшая школа России, атомная и оборонная, а также наукоемкая гражданская промышленность, крупный российский наукоемкий бизнес  не могут игнорировать быстрый рост необычных угроз для России.  В целом реформируемые военные и разведывательные  структуры США представляют колоссальную силу в технологическом, финансово-экономическом и кадровом планах. В сложной международной и внутриполитической ситуации обеспечение должной экономической безопасности начинает доминировать в системе национальной безопасности России.

4. Сфера российской науки, где проводятся исследования и разработки (НИОКР), была и остаётся важнейшим субъектом и предметом государственной и коммерческой тайны, а также защищаемой интеллектуальной собственности на основе патентов и авторских свидетельств.

5. Важной тенденцией является перспективное сближение атомной  науки и биологии.

6. В России важно умело защищать немногие весьма эффективные результаты своей науки, включая фундаментальную. Если не идти сразу на засекречивание новой научной информации, то следует применять более гибкие формы ее создания, использования и защиты от внешних конкурентов. Можно публиковать лишь общие сведения или фрагменты идей. Очевидно, не следует давать отчеты по отдельным открытым темам и целые диссертации в мировой Интернет, особенно если они относятся к стратегически важным или критическим направлениям. ВАК вполне может исправить допущенные информационные ошибки.

7. Целесообразна организация в структуре ведущих российских технических университетов научно-учебных кафедр Службы внешней разведки России (как головного разведывательного ведомства), которые могли бы отбирать наиболее способных студентов и аспирантов для обучения формам, методам и техническим средствам научно-технической разведки и промышленного бизнеса (как первичная ориентация для возможного последующего использования в системе).

8. Промышленный корпоративный сектор России с его службами конкурентной разведки, будучи включеным в продуманное разведывательное «государственно-частное партнерство», может повысить свою деловую внешнеторговую активность и конкурентоспособность (в том числе – на внешних рынках).

 

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Защита информации
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Защита информации:
Рассекречивание информации по урану

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 2
Ответов: 4


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 9 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 30/03/2017
Автору спасибо за поднятую еще раз тему. Однако слишком много воды в статье, ее можно было бы сократить минимум в пять раз. Что еще выглядит довольно странно. Опрошенный народ, особенно Примаков и близкие к ФСБ (да еще в 200х) или умышленно кривили душой или под разными предлогами дистанционировались от ответа. Все эти "зонтичные" структуры были до начала 90хх. В 70-80гг они успешно работали. Определенные научно-технические работники, управленцы получали предложения, работали и т.д. И уж Примаков это знал прекрасно, поскольку был лично причастен.  Мнение разных "многоуважаемых"  чуков притянуто, ибо чуки - клоуны. Поэтому вопрос об необходимости не стоит. Организовывать в МИФИ подобный кружок нельзя. Но ничего не мешает этой деятельностью заниматься под другой крышей. Тема финансирования подобной деятельности требует обоснования ее эффекта. С этим проблема - выход очень низкий. Задумайтесь почему.


[ Ответить на это ]


Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 01/04/2017
От Бобылова Ю.А.:
ОПУБЛИКОВАНО ОКОНЧАНИЕ МОЕЙ СТАТЬИ!

Я не представляю собой некий секретный НИИ в системе внешней разведки! ТАКЖЕ ЭТО СТАТЬЯ "ДЛЯ ОТКРЫТОЙ НАУЧНОЙ ПРЕССА", О ЧЕМ-ТО Я НЕ МОГУ ПИСАТЬ (КАК БЫВШИЙ СЕКРЕТОНОСИТЕЛЬ)!Мой интерес к теме возник около 2000 г. Далее жизнь сталкивала с бывшими офицерами КГБ, СВР, ФСБ и ГРУ! Меня выслушивали и иногда благодарили за исследование темы! Но ныне 2017 г. Ситуация с инновациями и НИОКР в России "провальная". ПРОБЛЕМА НИОКР УЖЕ НОСИТ НЕ ВОЕННЫЙ, А ПОЛИТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР! Некоторые положительные сдвиги лишь в системе ВПК (также и "Росатоме"). Идет военно-мобилизационная подготовка. Тоже - хорошо для профилактики полного научно-технического развала (и даже в нефтегазовом комплекса, где есть валюта). Я еще раз благодарен О. Двойникову. Хотя стал публиковаться еще с 2012 г. журнале "Информационные войны), где у руля - один бывший статс-секретарь ФСБ России, а другой бывший руководитель этой Службы. ЧИТАЙТЕ И ДУМАЙТЕ, КАК ВАМ-АТОМЩИКАМ ЖИТЬ ЛУЧШЕ И БОГАЧЕ! И  ВООБЩЕ ЖИТЬ В РОССИИ! ВИДИМО. С КАНАДСКИМ УРАНОМ ДЛЯ "РОСАТОМ" СКОРО БУДЕТ СБОЙ! НО УРАН ИЗ КАЗАХСТАНА В РОССИЮ БУДЕТ ИМПОРТИРОВАТЬСЯ В ДОСТАТОЧНОМ КОЛИЧЕСТВЕ!
Примечание. Для публикации в журнале "АС" мной были внесены небольшие правки.


[
Ответить на это ]


Re: минесценция: (Всего: 0)
от Гость на 01/04/2017
"...Ему не надо тела женского,а нужен атомный секрет!"


[ Ответить на это ]


Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 01/04/2017
Ю.А.Бобылову
Не якшайтесь с бывшими.Они просрали всё...


[ Ответить на это ]


Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 05/04/2017
Ю.А.Бобылову
Не якшайтесь с бывшими.Они просрали всё...
Особенно генерылы...


[
Ответить на это ]


Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 03/04/2017
«Тревожно, что удельный вес затрат на инновации в объеме отгруженных российских товаров (%)  снижается…»_______________________ Ну, тревожно. Ну, удельный вес. Жить – то как будем? Ю.А.Бобылов,  к.э.н.? Вы в политику? «Многие ушли в политику потому, что это более доходное дело, чем вооружённый грабёж.». С уважением, Б.В. Сазыкин.


[ Ответить на это ]


Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 03/04/2017
Какие там инновации... Ешкин кот! В Питере в метро людей взрывают. И сразу на ум приходит: кому это выгодно???


[ Ответить на это ]


Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 14/04/2017
Ю.Бобылову:
Вот что происходит,  когда серьёзным делом занимаются "мертены - разведчики":(Это ещё они легко отделались)
Департамент госбезопасности: "Росатом" хотел закрепиться в Литве (71) BNS среда, 12 апреля 2017 г. 20:00 Российская государственная корпорация атомной энергетики "Росатом", которая сейчас строит АЭС в белорусском Островце, строила планы закрепиться в Литве. Об этом свидетельствуют материалы Государственного департамента безопасности (ДГБ), представленные парламентскому Комитету по национальной безопасности и обороне. Rosatom© Reuters/Scanpix В планы "Роатома" по закреплению в Литве были вовлечены и бывшие сотрудники КГБ в Литве Кястутис Пуйдокас, Пётр Воека и близкий приятель последнего и бизнес-партнер Евгений Костин. Последний, пользуясь знакомством с социал-демократом Миндаугасом Бастисом, пытался сблизиться с верхушкой Социал-демократической партии Литвы и заручиться благосклонностью лидера партии Альгирдаса Буткявичюса. "Росатом" также пытался перенять часть акций литовской компании Vetruna. По данным разведки, "Росатом" стремился приобрести часть акций Vetruna, а в обмен за это погасить долг компании, который накопился пока находящейся в управлении "Росатома" германской компании Nukem не платили за хранилища отработанного топлива на Игналинской АЭС. "Росатом" также предлагал за акции будущие заказы на Балтийской АЭС, которую должны были построить в Калининградской области. "Росатом" также стремился установить тесные отношения с другими бизнесменами и лидерами социал-демократов. ДГБ утверждает, что этой работой занимался глава представительства Rusatom Overseas в Киеве Александр Мертен, а Е. Костин выступал его посредником. Было решено учредить консорциум "Росатома", компаний Vetruna, Eika и Panevezio statybu trestas. В октябре 2012 года по этому поводу в Москве встречались Е. Костин, представитель Vetruna Адольфас Гинайтис, однако переговоры, по данным разведки, шли трудно, поскольку Vetruna была заинтересована сначала взыскать долги с "Росатома", а потом говорить о возможных других заказах этой корпорации. "С самого начала возникновения этого плана интересы Vetruna и "Росатома" расходились: литовским бизнесменам было важнее всего взыскать долг (хотя их и интересовали новые заказы "Роатома"), а руководство "Росатома" интересовало установить связи с литовскими властями и начать реализацию стратегически важных проектов (одновременно не отказываясь от планов приобретения части акций Vetruna)", - отмечает литовская разведка. После того, как в публичном пространстве появилась информация о встречах "Росатома" и М. Бастиса, а также о том, что переговоры об учреждении консорциума пробуксовывают, в начале 2014 года переговоры вовсе прекратились. Литве предлагали акции будущей АЭС в Калининградской области, а если бы Литва решила строить свою АЭС, том россияне предлагали участие вместе со своим проектом и быть пайщиком станции. Как утверждает разведка, поскольку в феврале 2013 года вновь не удалось встретится с А. Буткявичюсом, была организована встреча А. Мертена с бывшим тогда спикером сейма Видасом Гядвиласом, в которой приняли участие Е. Костин и М. Бастис. На встрече со спикером А. Мертен утверждал, что "Росатом" готов инвестировать в Литве - строить ЛЭП, учреждать совместное предприятие, надеялся воспользоваться Круонисской ГЭС. А Мертен предложил не только подписать договор о закупке электроэнергии с АЭС в Калининграде, но и участие в проекте в качестве партнера, она заверял, что "Росатом" готов прийти в Литву со своим проектом, а сам бы претендовал на 25% акций новой АЭС в Литве. Потом А. Мкертену удалось все-таки встретится с бывшим тогда премьером Альгирдасом Буткявичюсом. 22 февраля 2012 года он вместе с Е. Костиным прибыл на встречу с главой правительства и предложил участие в проекте Балтийской АЭС, а также проложить смычку ЛЭП в Калининград, сотрудничество в атомной энергетике. Планы "Р

Прочитать остальные комментарии...


[
Ответить на это ]


Re: Новые наукоемкие гибридные войны для ГК «Росатом». Окончание (Всего: 0)
от Гость на 14/04/2017
https://youtu.be/Od-RPOU122Y


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.14 секунды
Рейтинг@Mail.ru