proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2017 год
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Очередные санкции США против России – это:
Спектакль, срежиссированный высшим руководством
Торговая война Запада против России
Реакция западного общества на российскую экспансию
Попытка сдержать бурное развитие военной мощи РФ
Другое

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[01/06/2016]     Сосновый Бор, Железногорск, далее везде

Б.Е.Серебряков, к.ф.-м.н.

«Росатом» в лице Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами (НО РАО) совершает преступление по отношению к будущим поколениям, размещая пункты захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО) практически в местах образования и накопления РАО, так как эти места, как правило, не могут обеспечить безопасность будущих поколений. Это делается для экономии транспортных и других расходов, а также для «окончательного решения вопроса» взаимодействия с местным населением.


Атомщики цинично игнорируют рекомендации ученых по размещению ПЗРО, основанные на многолетних исследованиях, а также врут общественности о безопасности пунктов захоронения. В статье рассмотрены проекты пунктов захоронения РАО возле Соснового Бора, Железногорска, Новоуральска и Северска.

На рис. 1 [презентация Д.Б.Егорова «Создание подземной исследовательской лаборатории ФГУП» НО РАО, 2015], приведены четыре основных принципа, которыми руководствуется НО РАО при размещении пунктов захоронения радиоактивных отходов. Умиляет первый принцип: «пригодность геологических характеристик, исключающих возможность попадания радионуклидов в окружающую среду». В цивилизованных странах уже давно поняли, что полностью исключить попадание радионуклидов в окружающую среду невозможно, можно только ограничить облучение населения допустимыми пределами, а для этого нужно выполнение оценки безопасности. Поэтому этот принцип можно считать чистой демагогией.



            Рис. 1 Основные принципы для размещения ПЗРО


Принципы радиационной безопасности населения при захоронении РАО давно разработаны в других странах и международными организациями (МКРЗ, МАГАТЭ). Они закреплены и в Нормах радиационной безопасности (НРБ-99/2009). РБ населения при захоронении РАО должна обеспечиваться путем учета следующих принципов:

- дозы или риски не должны превышать установленных уровней, как для нынешних, так и для будущих поколений людей (принцип нормирования);

- поддержание на возможно низком и достижимом уровне с учетом экономических и социальных факторов индивидуальных доз облучения, как для нынешних, так и для будущих поколений людей (принцип оптимизации);

- недопустимость перекладывания бремени на поддержание безопасности мест захоронения отходов на будущие поколения людей.

Принцип обоснования, установленный в НРБ-99/2009, должен выполняться при осуществлении деятельности, в результате которой образуются радиоактивные отходы.

Из сравнения общепринятых принципов с принципами НО РАО можно сделать вывод, что в цивилизованных странах беспокоятся о радиационной безопасности будущих поколений, а Национальный оператор обеспокоен только тем, как продвинуть свои проекты ПЗРО. Принцип «невозложение чрезмерного бремени на будущие поколения» должен обеспечиваться оценкой безопасности ПЗРО, которой, как видно из рис. 1, в НО РАО нет места. Поэтому включение принципа «невозложение бремени…» в рисунок является такой же демагогией, как и «пригодность геологических характеристик».

То же можно сказать и о «диалоге с общественностью и экологическими организациями» (рис. 1). В [2] было показано, что вместо диалога происходит обман населения и общественных организаций Национальным оператором при сооружении пункта глубинного захоронения РАО (ПГЗРО) вблизи г. Железногорск. НО РАО обманывает общественность о пригодности выбранного участка для безопасного сооружения ПГЗРО. Таким же обманом является заявление НО РАО о том, что будет сооружена подземная исследовательская лаборатория (ПИЛ), а не ПГЗРО.

Для достижения своих целей НО РАО игнорирует требования общественности, проводит фиктивные общественные слушания и «покупает» продажных научных сотрудников. Атомщики не брезгуют и прямым запугиванием экологических активистов: «Некто Максим Румянцев, представившийся «творческим спецназовцем президента», попытался обвинить отдельные экологические организации в том, что они живут на иностранные гранты и чуть ли не работают на ЦРУ» [3]. На рис. 1 это представлено «диалогом с общественностью и экологическими организациями».


Сосновый Бор

Единственным принципом размещения ПЗРО (рис. 1), декларируемым Национальным оператором, остается принцип «максимального приближения к местам образования и накопления РАО», который реализован в Ленинградской области. В Сосновом Бору расположено несколько предприятий атомной энергетики, в т.ч. Ленинградский филиал ФГУП «РосРАО», бывший Ленинградский спецкомбинат «Радон». В этом филиале производится хранение и переработка твердых и жидких РАО.

На начало 1990-х гг. в грунтовых водах промплощадки спецкомбината активность цезия-137 составляла до 650 Бк/л, стронция-90 до 5000 Бк/л, активность трития до 40000 кБк/л [3]. Характеристикой степени загрязнения воды согласно НРБ-99/2009 является уровень вмешательства (УВ), это активность воды, при потреблении которой доза облучения равна 0,1 мЗв/год.  УВ цезия-137 равен 11 Бк/л, стронция-90 – 4,9 Бк/л и трития – 7,6 кБк/л, таким образом имело место превышение УВ для цезия-137 примерно в 60 раз, для стронция-90 примерно в 1000 раз и для трития более, чем в 5000 раз. При потреблении такой воды население получит недопустимую дозу - более 500 мЗв/год, то есть квота дозы при потреблении воды 0,1 мЗв/год будет превышена в 5000 раз, а предел дозы от всех источников 1 мЗв/год будет превышен в 500 раз!

Несмотря на значительное загрязнение грунтовых вод, руководствуясь принципом «максимального приближения», решено соорудить новый ПЗРО прямо на промплощадке Ленинградского филиала «РосРАО». Проект ПЗРО на стадии обоснования инвестиций был разработан во ВНИПИЭТ совместно с «РосРАО» [проектные материалы по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) [4]. Подобные же материалы представлены сотрудниками НО РАО в [5], без ссылок на [4]. Упомянуто только, что откорректированы какие-то материалы по ОВОС «в соответствии с замечаниями, представленными членами рабочей группы по проведению общественных обсуждений».

В материалах [4, 5] отсутствуют данные о загрязнении грунтовых вод на промплощадке Ленинградского «РосРАО». В [4] приводятся сравнительно невысокие, но превышающие фоновые значения до 3-х порядков активности природных и искусственных радионуклидов по скважинам между площадками ЛАЭС-2 и проектируемого ПЗРО. Непонятно на каких основаниях эти активности [4] приняты за фоновые значения. В [5] приведена только активность радионуклидов в могильниках, которая примерно равна вышеприведенной активности грунтовых вод (стронций-90), или на 2 порядка больше (цезий-137).

Напрашивается вывод, что в [4, 5] сознательно замалчивается значительное загрязнение грунтовых вод на месте строительства ПЗРО. Дело в том, что при строительстве и эксплуатации ПЗРО должна проводиться откачка воды из горных выработок. Если эта вода загрязнена радионуклидами, то ее нельзя сливать в поверхностную гидросеть или на рельеф при активности, соответствующей активности жидких РАО (ЖРО). Приведенные выше активности радионуклидов для начала 1990-х гг. в десятки раз превышали предельную активность отнесения жидкостей к ЖРО. Вероятнее всего, и в настоящее время активность грунтовых вод соответствует активности ЖРО. Напрашивается вывод, что проектанты сознательно утаили данные по загрязнению грунтовых вод, для того чтобы не проводить очистку откачиваемой воды и производить сброс ЖРО.

Полные и достоверные данные о загрязнении грунтовых вод на промплощадке Ленинградского филиала «РосРАО» в обязательном порядке в соответствии с 42-й статьей Конституции РФ должны быть в свободном доступе (каждый имеет право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды). При отказе предоставить эти материалы на проектировщиков и НО РАО следует подать заявление о возбуждении уголовного дела по статье 237 Уголовного кодекса РФ «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей».

Согласно [5]: «сооружение для захоронения РАО представляет собой туннель диаметром 14,2 м, и длиной рабочей части - 1000 м, выполненный в залежах котлинских глин на глубине 60 м от дневной поверхности. Загрузка отходов осуществляется через технологическую шахту, с использованием технологической камеры. Вместимость одного туннеля ~50 тыс. м3 РАО. Предусмотрена возможность расширения ПЗРО до 250 тыс. м3 РАО». Верхняя правая картинка (рис. 1) соответствует схеме рассматриваемого ПЗРО.

В зарубежной практике захоронения РАО глины иногда рассматриваются в качестве природных барьеров. В Бельгии еще в 1980-х гг. в Центре ядерных исследований на площадке Моль начались исследовательские работы по захоронению в глубоких геологических формациях долгоживущих средне-  и высокоактивных отходов [6]. В течение 30 лет сотрудники Центра, опускаясь на глубину 225 м, исследовали свойства глин: влажность, плотность, проницаемость для радионуклидов, прочность проложенного на глубине коридора и множество других параметров. Исследования должны были продолжаться еще 8 лет, однако запротестовали голландцы, граница с которыми проходит в нескольких десятках километров, так как под и над глинами проходят грунтовые воды, питающие ряд источников водоснабжения Нидерландов. В настоящее время рассматривается другая площадка для захоронения РАО.

Из [4, 5] следует, что для рассматриваемого Ленинградского ПЗРО не проводилось предпроектных исследований, подобных бельгийским исследованиям. Ссылок на эти работы в [4, 5] нет. Эти многолетние исследования довольно широко освещались в литературе, например, в обзоре Института геоэкологии [3] и обзоре Радиевого института [7].  

По результатам работ [3, 7] было получено, что наилучшим вариантом является размещение ПЗРО в синих нижнекембрийских глинах в районе пос. Копорье, расположенного в 13 км от Соснового Бора. В месте же расположения Ленинградского филиала «РосРАО» синих нижнекембрийских глин нет. Поэтому для реализации принципа «максимального приближения к местам образования и накопления РАО» атомщики решили захаранивать РАО в более древних верхнекотлинских глинах, которые имеются в пределах промплощадки филиала «РосРАО». Какое-либо разумное обоснование возможности захоронения РАО в верхнекотлинских глинах в [4] отсутствует, а в [5] про выбор площадки не написано ничего.

Таким образом, были выкинуты «на помойку» многолетние масштабные исследования Института геоэкологии, Радиевого института и других институтов, а проектантам из ВНИПИЭТа велели обосновать пригодность промплощадки филиала «РосРАО» для захоронения. Сейчас эстафету ВНИПИЭТа подхватил Национальный оператор, которому на безопасность будущих поколений наплевать.

Вызывает большие сомнения возможность захоронения РАО в верхнекотлинских глинах, мощность которых всего до 60 м, а синих глин много больше - до 200 м. «Верхнекотлинские глины представлены плотными, зеленовато-серыми тонкослоистыми алевритовыми разновидностями. В их верхних пластах присутствуют прослои песчаников мощностью 0,2-0,4 м» [5]. Вообще говоря, алевриты не являются глинами, они занимают промежуточное положение между глинами и песками, кроме того, эти глины содержат прослои песков и песчаников. На эти прослои указывается и в исследованиях Института геоэкологии [3] при рассмотрении возможной непригодности котлинских глин для захоронения РАО. Алевриты, скорее всего, не являются хорошими фильтрационными и сорбционными барьерами. В [4, 5] нет результатов измерения коэффициента фильтрации и коэффициента распределения верхнекотлинских алевритов.


Оценка безопасности

ПЗРО не оказывают заметного влияния на окружающую среду, поэтому при захоронении РАО людей заботит только радиационная  безопасность будущих поколений, которая должна быть адекватно оценена. Во всем мире при захоронении РАО определяющую роль играет оценка безопасности (safety assessment), а не ОВОС. Оценка безопасности сводится, в основном, к прогнозу миграции радионуклидов из ПЗРО в окружающей среде и к оценке облучения будущих поколений. Поэтому в данной статье рассматривается только этот вопрос, все остальное в материалах ОВОС полагается несущественным.

Несмотря на полное отсутствие экспериментальных параметров, в [4, 5] сделаны расчеты миграции радионуклидов из ПЗРО с грунтовыми водами. В [4] для решения уравнения диффузии использовалась простейшая т.н. Гауссова модель, которая в основном применяется для расчета атмосферных выбросов. По этой примитивной модели рассмотрены два сценария. В 1-м сценарии учитывается только диффузия: получено, что стронций-90 проникнет не далее 3,2 м от ПЗРО, цезий-137 – не далее 0,15 м и плутоний-239 – не далее 0,09 м.

Во 2-м сценарии предполагалась попадание и перенос радионуклидов в нижнем водоносном горизонте из-за аварийного события. При этом стронций-90 распространится не далее 150 м от ПЗРО, цезий-137 – не далее 45 м и плутоний-239 – не далее 52 м. Результаты расчетов по обоим сценариям нельзя воспринимать всерьез, так как они выполнены без учета реальных экспериментальных данных. Подтверждением этому выводу служат колоссальные начальные активности радионуклидов в грунтовых водах, которые в расчетах составляют от 1014 до 1023 Бк/л, чего не может быть потому, что не может быть никогда.

Не лучше и расчеты, приведенные в [5], где использовано решение уравнения диффузии с помощью функции ошибок для одномерного приближения. Получено, что в  нормальных условиях эволюции ПЗРО максимальное расстояние, на которое могут мигрировать радионуклиды 137Cs, 90Sr и 239Pu с активностью 0,1 УВ за 10000 лет не превысит 1 – 2 м от ПЗРО. При проектных и запроектных авариях расстояние, на которое могут продвинуться радионуклиды с концентрациями 0,1 УВ, не превысит 20 м. Эти расчеты нельзя воспринимать всерьез по той же самой причине отсутствия обоснованных экспериментальных данных  модели.

Представленные в [4, 5] расчеты по оценке безопасности предполагаемого ПЗРО назвать ничем иным, как туфтой, язык не поворачивается (согласно Викисловарю туфта  -ложь, подделка, имитация правды). С этой имитацией правды НО РАО 27 декабря 2013 г. организовал в Сосновом Бору предварительные общественные слушания по материалам оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) [8]. Эти слушания вызвали возмущение общественности, поэтому 22.02.2014 состоялось собрание сосновоборцев, выступающих против ПЗРО [9], где было принято решение о проведении референдума.

Основное возмущение общественности было связано с планами размещения ПЗРО в густонаселенной области. «Росатом» ответил обработкой общественного мнения населения Соснового Бора и запугиванием экологических активистов [3]. Состояние с сооружением ПЗРО можно сравнить с состоянием затаившейся раковой опухоли. На слушаниях по ПЗРО на Сибирском химкомбинате [10] был задан вопрос: «Почему проект в Сосновом Бору не получил своего развития», на что в ответ прозвучало, что вопрос задан не по теме.

Железногорск

Если в районе Соснового Бора проект ПЗРО находится в состоянии «затаившейся раковой опухоли», то проект пункта глубинного захоронения РАО (ПГЗРО) в районе Железногорска достиг 4-й степени неоперабельного рака с метастазами по всей стране. Если вор хочет украсть, остановить его невозможно. Стоимость сооружения ПГЗРО под видом подземной исследовательской лаборатории (ПИЛ) - примерно 1 млрд долл., что составляет около 65 млрд руб. [11].  Сотрудникам НО РАО не терпится «распилить» эти миллиарды, и остановить их невозможно. Мной написано 4 статьи против сооружения ПГЗРО [11-14], но для атомщиков это не более, чем «божья роса», а статьи пишу из принципа «делай, что должно, и будь, что будет».

История выбора места расположения глубинного могильника для высокоактивных отходов в районе Железногорска как две капли воды повторяет историю выбора места приповерхностного могильника для низко- и среднеактивных отходов в районе Соснового Бора. Так же, как и в Ленобласти, в Красноярском крае поиски места расположения ПГЗРО велись, начиная с 1980-х гг.

В обзоре работ Радиевого института [15] приведена геологическая карта с нанесенными на нее участками, перспективными для расположения ПГЗРО, показанная на рисунке 2. Всего рассмотрено 18 участков, самым перспективным был признан участок «Верхнеитатский», который на рисунке 2 показан римской цифрой XV, он расположен в пределах Нижнее-Канского гранитоидного массива примерно в 25 км от Енисея и ГХК.

По отчету ВНИПИпромтехнологии [16] вблизи ГХК появился участок «Енисейский», который не упоминался в обзоре Радиевого института (рис. 2). На рис. 3 участок «Енисейский» отмечен цифрой 5. Он расположен примерно в 20 км северо-западнее участка «Верхнеитатский» и примерно в 3-4 км от Енисея и ГХК. Он расположен за пределами Нижнее-Канского гранитоидного массива  и сложен архейскими гнейсами.


Рис. 2 Геологическая карта района ГХК с участками, перспективными для размещения ПГЗРО согласно обзору Радиевого института [15]



Рис. 3 Геологическая карта района ГХК с участками, перспективными для размещения ПГЗРО согласно отчету ВНИПИпромтехнологии, 1 – Южный, 2 – Верхнеитатский, включая изученные участки Каменный (6) и Итатский (7), 3 – Нижнеитатский, 4 – Тельский,  5 – Енисейский [16]


В результате более чем 10-ти летних научных исследований был определен самый перспективный участок «Верхнеитатский», но он не подходил под принцип «максимального приближения к местам образования и накопления РАО». Для реализации этого принципа сотрудники ГХК настоятельно рекомендовали научным работникам участок «Енисейский».

В отчете ВНИПИпромтехнологии  [16] участок «Верхнеитатский» принимается, как основной для размещения ПГЗРО, а участок «Енисейский» - как альтернативный. В проекте ПГЗРО [17] местных геологов участок «Верхнеитатский» вообще не рассматривается, а участок «Енисейский» принимается, как единственный для размещения ПГЗРО.

Участок «Верхнеитатский» намного безопаснее участка «Енисейский», так как он расположен в 5-6 раз дальше от Енисея, чем участок «Енисейский» [11-13]. Но основное различие в защитных свойствах этих участков связано с видом горных пород, слагающих участки. Участок «Верхнеитатский» сложен гранитоидами (рис. 3). Эти породы образовались при затвердевании расплавленной магмы на больших глубинах, они являются монолитной породой со слабой трещиноватостью.

Участок «Енисейский» сложен, в основном, гнейсами, которые образовались путем метаморфизма, то есть преобразования осадочных или изверженных пород, и характеризуются сильной трещиноватостью. Кроме того, участок «Енисейский» имеет очень сложное геологическое строение, что не допускается для размещения ПГЗРО согласно документам западных стран и МАГАТЭ.

Количественной величиной, характеризующей безопасность участков, может служить величина коэффициента фильтрации горных пород. Чем больше этот коэффициент, тем с больше скоростью радионуклиды будут мигрировать в среду обитания человека. Гранитоиды участка «Верхнеитатский» характеризуются коэффициентом фильтрации в зонах трещиноватости на глубине 500 м, не превышающим 10-5-10-4 м/сут [15]. Коэффициент монолитных гранитоидов на один – два порядка меньше.

Величина коэффициента фильтрации сильнотрещиноватых гнейсов участка «Енисейский» изменяется от 0,0017 до 0,0332 м/сут [16]. Для рассматриваемых глубин участка «Енисейский» «коэффициенты фильтрации основного объема зоны, вскрытой скважинами, не превышают 0,0005 м/сут, в отдельных интервалах коэффициент фильтрации может повышаться до сотых и даже до первых десятых долей м/сут» [18].

Таким образом, участок «Верхнеитатский» в сотни и даже в тысячи раз безопаснее участка «Енисейский». Следовательно, «Росатом» и Национальный оператор при выборе мест расположения ПГЗРО руководствуются не радиационной безопасностью будущих поколений, а другими принципами.
           
Сотрудники НО РАО сообщают общественности, что участок «Енисейский» расположен в пределах Нижне-Канского гранитоидного массива, хотя это не соответствует действительности (рис. 3), ссылаются на поддержку немцами строительства ПИЛ на участке «Енисейский» [19]. На рис. 4 приведена карта из [19], из которой можно сделать предположение, что немцы одобрили сооружение ПИЛ на участке «Верхнеитатский», но не «Енисейский». То есть сооружение ПИЛ на участке «Енисейский» не имеет международную поддержку.



            Рис. 4 Расположение участков для сооружения ПИЛ, одобренных немцами [19]

Оценка безопасности ПГЗРО возле Железногорска, приведенная в обзоре Радиевого института [15], в отчете по проекту МНТЦ [16] и в проекте могильника [17] выполнена примерно на таком же уровне, как и оценка безопасности ПЗРО возле Соснового Бора. Их нельзя рассматривать всерьез.

После публикации вышеупомянутых статей, НО РАО представил в 4-х томах  «Материалы обоснования лицензии на размещение и сооружение не относящегося к ядерным установкам пункта хранения РАО, создаваемого в соответствии с проектной документацией на строительство объектов окончательной изоляции РАО (Красноярский край, Нижне-Канский массив) в составе подземной исследовательской лаборатории (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду)» [18]. Из названия можно понять, что предполагается сооружение хранилища РАО. Но в «Материалах обоснования лицензии» (МОЛ) рассматривается только сооружение первой очереди могильника под видом подземной лаборатории.

Оценка радиационной безопасности будущих поколений в «Материалах» [18] отсутствует, без какого-либо обоснования написано: «В постэксплуатационный период максимальная дозовая нагрузка составит не более 3×10-3 мЗв/год, что ниже нормативного предела 0,01 мЗв/год (ОСПОРБ 99/2010, п. 3.12.19)». Можно сделать вывод, что все уверения НО РАО в безопасности могильника высокоактивных отходов около Железногорска являются враньем. Подтверждением этого могут служить расчеты, приведенные в [14]. В данной статье они приводятся еще раз, чтобы активисты, борющиеся против сооружения могильника, активно использовали их в своей борьбе. Пока они используют легко опровергаемые аргументы (терроризм, непринципиальные нарушения законодательства и т.д.), но расчеты однозначно свидетельствуют о невозможности сооружения могильника. Они выполнены членкором РАН, профессором В.Г.Румыниным [20], признанным лидером отечественной гидрогеологии. На рис. 5 приведены изолинии активности йода-129, рассчитанной в [20]. Самое малое значение активности равняется 10УВ, что согласно НРБ-99/2009 соответствует дозе 1 мЗв/год, то есть в 100 раз больше, чем квота 10 мкЗв/год, установленная ОСПОРБ-99/2010 для захоронения РАО.

Таким образом, возможные дозы облучения населения при потреблении подземных вод могут многократно (на порядки) превышать не только квоту, но и предел дозы 1 мЗв/год, установленный НРБ-99/2009 для суммарного облучения населения от всех техногенных источников облучения. Следовательно, сооружение ПГЗРО будет преступлением против будущих поколений.



Рис. 5 Результаты расчетов распространения йода-129 с подземными водами [20]

В НО РАО поняли, что сооружение ПГЗРО при полном отсутствии оценки безопасности может встретить сопротивление надзорных органов и общественности. Поэтому решили начать строительство могильника под видом подземной исследовательской лаборатории, хотя ее сооружение проектом не предусмотрено [17]. НО РАО утверждает, что там будут проводиться только разного рода исследования, а размещения РАО не будет.

Обман общественности осуществляется путем проведения общественных слушаний с использованием принципа «максимального приближения к местам образования и накопления РАО». Для принятия необходимого решения по МОЛ [18] в Железногорске на слушания 24.07.2015 в рабочее время собрали персонал ГХК, которому пообещали, что сооружение ПГЗРО сулит ему несметные материальные блага. Вот как об этом написано в комментариях к [21]: «Цех ГХК загнали в принудительном порядке за полчаса до обещанных 14:00. Народ не спросили, это был ТЕАТР, показуха для галочки для бумажки. 250 работников ГХК (лично заинтересованных) решили за весь 5- миллионный край. Во всех опросах около 80 процентов жителей по Красноярску и краю были против. Для меня эта цифра реальна, потому что среди опрошенных мной людей только один человек сказал, что он за могильник. Он это объяснил надеждами на развитие ГХК».

Согласно официальному протоколу этих «Общественных слушаний»: зарегистрировалось - 434 человека, покинули слушания (скорее всего, из-за вранья чиновников из НО РАО) - 102 человека [22]. Согласно протоколу [22], было принято решение: «Рекомендовать представленные на Общественные слушания материалы обоснования лицензии, в целом, одобрить и принять за основу. За – 254, против – 49, воздержались – 29». Железногорск относится к закрытым административно-территориальным образованиям (ЗАТО), где, хоть и сохранились некоторые «совковские» порядки, население не подержало бы сооружение ПГЗРО под видом ПИЛ. Поэтому атомщики решили воплотить принцип «максимального приближения к местам образования и накопления РАО» в максимально возможной форме – согнать на слушания самих производителей «образования и накопления РАО»  и с помощью обмана о благах получить необходимое решение. На слушаниях было задано 8 вопросов об этих благах [22], что не может не свидетельствовать о корыстолюбии персонала ГХК. На заре демократии появился термин «агрессивно-послушное большинство». 254 человека, проголосовавших за сооружение ПИЛ, можно назвать «корыстно-послушным «большинством персонала ГХК.

В Сосновом Бору все желающие граждане открытого города участвовали в слушаниях по сооружению ПЗРО. Это сооружение не было поддержано, несмотря на запугивание [2]. Если бы в Сосновом Бору в слушаниях участвовали в основном сотрудники Ленинградского филиала «РосРАО», то положительное решение о сооружении ПЗРО было бы принято. Таким образом, НО РАО реализует принцип «диалог с общественностью и экологическими организациями» не только демагогией и запугиванием, но и подменой общественности «корыстно-послушным» персоналом предприятий атомной промышленности.

В Красноярском крае и во всей стране проходит голосование против могильника. К настоящему времени против сооружения ПГЗРО проголосовало более 74 тыс. человек [23]. В любой цивилизованной стране были бы приняты меры по учету общественного мнения, когда высказавшихся против ПГЗРО в 300 раз больше, чем за его сооружение. И результаты общественных слушаний в Железногорске 27.07.2015 были бы признаны недействительными, хотя бы через суд. Но красноярская Фемида услужливо наказывает экологических активистов по требованию атомщиков [12]. Обещание на слушаниях в Железногорске устроить «охоту на ведьм» [22], М.Румянцев сдержал.

Согласно Федеральному закону от 23.11.1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» происходящие в Сосновом Бору и в Железногорске общественные слушания с оболваниванием населения, запугиванием экологических активистов, и другие действия атомщиков по проталкиванию своих проектов, называются общественной экологической экспертизой. Согласно этому же Закону проекты должны пройти еще государственную экологическую экспертизу, которую проводит Экспертная комиссия государственной экологической экспертизы Минприроды. «Нельзя сомневаться, что эта Комиссия выдаст то, что нужно атомщикам, из-за некомпетентности и коррупционности Минприроды. Имеется еще общественная экологическая экспертиза, но и она может принять все, что угодно из-за меркантильной поддержки жителями Железногорска планов «Росатома» и из-за продажности некоторых общественных организаций и экологических активистов» [14]. Оба предсказаний сбылись, НО РАО объявил, что получил положительное заключение Госэкоэкспертизы на сооружение подземной исследовательской лаборатории в Красноярском крае [24], заметьте - не хранилища РАО, как это написано в материалах МОЛ [18], а сооружения ПИЛ.

Найти что-либо по выводам Комиссии не удалось, кроме таблицы «Информация об объектах государственной экологической экспертизы федерального уровня (по состоянию 25.12.2015)», где под №247 представлена строка с материалами МОЛ [18]. Заказчиком  указано ПО «Маяк», и написано: «Приказ об организации от 09.10.2015 №806, срок  работы комиссии 2 месяца. Приказ об утверждении от 04.12.2015 № 994, срок 2 года». В таблице содержится 297 различных объектов, масштаб которых значительно отличается друг от друга.

На основании этой таблицы можно сделать вывод, что Госэкоэкспертиза - это бюрократический орган, в который надо подать соответствующе оформленные бумаги, платить деньги и через 2 месяца получить нужное разрешение. Никакой реальной экспертизы эта Комиссия провести не в состоянии. В [14] был сделан вывод о невозможности безопасного захоронения РАО в России, в том числе, из-за отсутствия соответствующих надзорных органов. Положительное заключение Госэкоэкспертизы на сооружение могильника высокоактивных отходов вблизи Железногорска под видом подземной лаборатории подтвердило этот вывод.

Проект ПГЗРО прошел общественную и государственную экологическую экспертизу. Для начала сооружения могильника под видом подземной лаборатории осталось совсем немного – получить лицензию Ростехнадзора на строительство. Думаю, что из-за коррумпированности и некомпетентности Ростехнадзора получить такую лицензию не составит никакой проблемы.

Рак вначале высасывает все соки из организма, в данном случае это около 65 млрд руб., а затем убивает сам организм, в данном случае - будущие поколения. Лекарств от смертельной стадии рака нет, как нет и возможности остановить преступление против будущих поколений, подготовленное НО вблизи Железногорска по принципу «максимального приближения к местам образования и накопления РАО». Невозможно заставить людей отказаться от «распиливания» десятков миллиардов рублей.

Далее везде, Новоуральск

Сосновый Бор и Железногорск не единственные места, где Национальный оператор размещает ПЗРО в местах «максимального приближения к местам образования и накопления РАО». Так, НО РАО уже получил лицензию на захоронение отходов в ПЗРО на Уральском электрохимическом комбинате (УЭХК) вблизи Новоуральска [25]. Этот пункт захоронения создавался самим комбинатом, но затем был передан Национальному оператору. Сейчас УЭХК должен заплатить Оператору значительные средства для захоронения РАО.

Федеральный закон от 11.07.2011 г. №190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами….» создавался, скорее всего, сотрудниками бывшего МосНПО «Радон» для получения ими сверхприбыли от монополизации захоронения РАО [26]. Мои предсказания сбылись. Национальный оператор укомплектован, в основном, бывшими сотрудниками МосНПО «Радон», которые благополучно паразитируют на захоронении РАО. На безопасность нынешних и будущих поколений им глубоко наплевать. Нет сомнений, что НО РАО будет захаранивать возле Новоуральска отходы не только с УЭХК, но и от других поставщиков по баснословным ценам, создавая проблемы для будущих поколений.

Материалы обоснования лицензии (МОЛ) на эксплуатацию ПЗРО на УЭХК приведены в [27]. Серьезной оценки безопасности там нет, написано только, что загрязнение грунтовых вод от ПЗРО не превысит 10% от пункта хранения твердых РАО. Площадка, выбранная для размещения ПЗРО, абсолютно не годится для захоронения отходов, так как она расположена на трещиноватых скальных породах, коэффициент фильтрации которых составляет от 2,7 до 6,5 м/сут [27]. Отходы УЭХК содержат, в основном, изотопы урана. Уран в приповерхностных условиях окисляется до шестивалентной формы, которая хорошо мигрирует с грунтовыми водами. Недопустимое загрязнение ураном Верх-Нейвинского пруда может произойти уже при жизни нынешнего поколения.

Этот вывод подтверждается и расчетами, приведенными в МОЛ для запроектной аварии [27]. Для этой аварии предполагалось наличие трещины в бетонной емкости площадью 1 м2. Получено, что содержание урана-238 в грунтовых водам может почти в 10 раз превышать его уровень вмешательства, который составляет 3 Бк/кг. Рассматриваемый сценарий соответствует не запроектной аварии, а нормальной эволюции ПЗРО. Через 100- 300 лет площадь трещин увеличится во много раз, соответственно и активность грунтовых и поверхностных вод может во много раз превышать установленные пределы.

Вообще говоря, для УЭХК более приемлемым способом захоронения своих урановых отходов было бы размещение их на хвостохранилищах уранодобывающих предприятий. Такая практика допускается отечественным законодательством. Например, можно было бы отвозить отходы на хвостохранилища возле Краснокаменска Читинской области. Это было бы дешевле, чем передавать их Национальному оператору, не говоря о том, что целесообразность создания еще одной радиоактивной  помойки в центре Урала вызывает большие сомнения. Для Краснокаменска же добавка уральского урана практически не повлияла бы на радиационную обстановку. Но такая возможность даже не рассматривается в МОЛ [27], видимо, ее не рассматривали и сотрудники УЗХК, когда возникла идея сооружения ПЗРО. Да и площадку они выбирали, не учитывая безопасность будущих поколений.

Далее везде, Северск

Национальный оператор планирует размещать ПЗРО и в других местах «максимального приближения к местам образования и накопления РАО», например, сооружение пункта захоронения РАО на Сибирском химкобинате (СХК) возле Северска [10]. Однозначного неприятия эти планы не вызывают. Такая практика существует и в США, например, ПЗРО для своих низко-активных отходов сооружаются на территории аналогичных СХК оборонных предприятий в Хэнфорде и в Саванна Ривер. Вполне естественно для СХК, ГХК и ПО «Маяк» захаранивать свои низко-активные отходы на своей территории.

В США при размещении ПЗРО на территориях оборонных предприятий выполняется соответствующая оценка безопасности с проведением широкомасштабных научных исследований, что не делается в России. В материалах по ОВОС для ПЗРО на СХК [28] никаких расчетов миграции радионуклидов не приводится, а просто написано: «Прогнозируемые уровни загрязнения подземных вод за пределами площадки ПЗРО не превысят установленные уровни вмешательства поступления с водой (УВвода) при совместном присутствии в воде нескольких радионуклидов (в соответствии с п. 5.3.5 и приложением 2 НРБ-99/2009)». Авторы [28], видимо, забыли, что в ОСПОРБ-99/2010 для захоронения РАО установлена квота дозы 10 мкЗв/год, то есть 0,1 УВ. Выбранная площадка для ПЗРО на СХК характеризуется значительной заболоченностью [28], то есть она не подходит для размещения могильника.

По «традиции» Национальный оператор проводил Общественные слушания по могильнику в рабочее время, скорее всего,  собрав на них персонал СХК. Так как северчане к тому времени уже разместили петицию против строительства ПЗРО, желающие попасть на слушания жители Томска не были на них допущены [29]. «Так называемое «общественное обсуждение» предстоящего строительства ядерного могильника находится под жесточайшим запретительным контролем со стороны местных «органов безопасности». Несмотря на официально приглашение «Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами» обсудить проблематику захоронения радиоактивных отходов на круглом столе, группе лиц было отказано без объяснения причин во въезде в Северск. Такая вот «гласность» и позволяет ядерщикам безнаказанно ставить под угрозу жизнь и здоровье сотен тысяч жителей Томска и Томского района» [30].

Заключение

1. В России в конце 1980-х - начале 1990-х гг. было принято крайне вредоносное решение не захаранивать радиоактивные отходы, а бесконечно их хранить. Тем не менее, тогда же начали появляться сведения, что в Красноярском крае проводятся научно-исследовательские работы по оценке возможности захоронения высокоактивных отходов в Нижнее-Канском гранитоидном массиве, а в Ленинградской области проводятся работы по оценке возможности захоронения низко- и средне-активных отходов в синих глинах. Эти сведения вселяли оптимизм, что захоронение РАО еще не полностью похоронено в России, а гранитоиды и синие глины в принципе подходят при захоронении РАО для обеспечения безопасности будущих поколений.

В середине «нулевых» годов до атомщиков во главе с бывшим зам. гендиректора «Росатома» Е.Евстратовым дошло, что захоронение РАО может оказаться золотым дном. После этого появились проекты сооружения глубинного могильника для высокоактивных отходов в Красноярском крае вблизи Железногорска и приповерхностного ПЗРО для низко- и средне-активных отходов в Ленинградской области вблизи Соснового Бора, несмотря на недопустимо высокое радиоактивное загрязнение грунтовых вод в этом месте. В этих проектах гранитоиды и синие глины уже не рассматриваются, в качестве вмещающих пород для захоронения РАО. Вместо гранитоидов рассматриваются сильнотрещиноватые гнейсы, а вместо синих глин – зеленовато-серые алевриты, промежуточные породы между песками и глинами.

В [11-13] и в данной статье показано, что размещение РАО в гнейсах в сотни- тысячи раз опаснее, чем в гранитоидах. То же можно сказать про алевриты и синие глины. Расчеты, выполненные В.Г.Румыниным [20], показывают, что возможные дозы облучения населения при захоронении высокоактивных отходов в гнейсах могут многократно (на порядки) превысить предел дозы 1 мЗв/год, установленный НРБ-99/2009 для облучения населения от техногенных источников. Следовательно, проекты пунктов захоронения РАО в Ленинградской области и в Красноярском крае являются преступлением против будущих поколений.

Атомщики игнорируют многолетние научные исследования и безопасность будущих поколений при выборе мест расположения ПЗРО по трем причинам: во-первых, не учитывают, что при захоронении РАО во всем мире людей волнует безопасность будущих поколений. Во-вторых, чиновников из «Росатома» интересует только собственная выгода при размещении ПЗРО - чем ближе расположишь к местам образования РАО, тем больше «распилишь». В-третьих, чем ближе ПЗРО к местам образования РАО, тем легче обмануть население о безопасности могильников и о материальной пользе от них. Наилучшим вариантом является замена населения на Общественных слушаниях «корыстно-послушным» персоналом предприятий атомной промышленности.

2. Аналогично третьему рейху, узаконившему геноцид евреев, атомщики узаконили скорее геморрой для будущих поколений, протолкнув в 2011 г. «Закон о РАО», согласно которому монопольным правом на захоронение РАО обладает созданный в 2012 г. Национальный оператор. В этом Законе практически ничего нет об обеспечении безопасности будущих поколений, он практически весь посвящен финансированию Оператора [26]. Скорее всего, в разработке закона активное участие принимали сотрудники МосНПО «Радон», выходцы из которого составляют основной контингент сотрудников Национального оператора.

Обладая монополизмом в центральном районе, МосНПО «Радон» устанавливал астрономические цены на захоронение низко-активных отходов - до миллиона рублей за кубометр [26]. Получая сверхприбыль, «Радон» практически ничего не делал для обеспечения и оценки безопасности будущих поколений, но везде, в том числе в МАГАТЭ трубил, что захоронение РАО, которое он проводит возле Сергиева Посада, абсолютно безопасно. Эти заверения, скорее всего, не соответствуют действительности. Радоновские могильники расположены практически в болоте, откуда вытекает ручеек. Водой и донными отложениями этого ручейка не грех бы заинтересоваться «зеленым».

3. С образованием Национального оператора деятельность атомщиков по облучению будущих поколений и по оболваниванию нынешних поколений многократно возросла, даже по сравнению с МосНПО «Радоном».

Несмотря на активность НО РАО по проталкиванию проекта ПЗРО вблизи Соснового Бора, эти планы пока остановлены общественностью, но атомщики от своего намерения не отказались. Состояние по сооружению ПГЗРО вблизи Железногорска сравнивается с неоперабельным раком 4-й стадии: проект ПГЗРО прошел общественную и государственную экологическую экспертизу.

4. Национальный оператор собирается сооружать ПЗРО не только вблизи Соснового Бора и Железногорска. В статье приведены планы НО РАО по сооружению ПЗРО вблизи Новоуральска и Северска. Однозначного неприятия эти планы не вызывают. Вполне естественно для СХК, ГХК и ПО «Маяк» захаранивать свои низко-активные отходы на своей территории.

На примере ПЗРО возле Новоуральска показано паразитирование Национального оператора на предприятиях. Этот ПЗРО был сооружен усилиями УЗХК, но в соответствии с «Законом о РАО» перешел к НО РАО. Аналогичная ситуация произошла с пунктами захоронения жидких радиоактивных отходов возле Димитровграда, Северска и Железногорска.  Теперь предприятия вынуждены платить большие деньги Оператору за захоронение своих отходов.

5. Узаконенный монополизм Национального оператора по захоронению РАО объясняют желанием проводить захоронение максимально безопасно. Но образование Оператора привело к прямо противоположному эффекту. Это объясняется тем, что перед Оператором была поставлена единственная цель – захоронение РАО любой ценой. Мне не известен ни один сотрудник НО РАО, который бы всерьез занимался вопросами оценки и обеспечения безопасности будущих поколений. Персонал НО РАО способен только создавать новые Чернобыли, Карачаи, Течи и т.д.

При существования независимой судебной системы, такая деятельность Национального оператора оказалась бы невозможной. Но отечественная Фемида преследует только экологических активистов.

Деятельность Национального оператора по сооружению ПЗРО в местах «максимального приближения к местам образования и накопления РАО», которая создает угрозу безопасности будущих поколений, подпадает под ст. 247 «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов» Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 01.05.2016), согласно которой «…захоронение… радиоактивных…. Отходов,... если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда здоровью человека….» наказывается штрафом или заключением до 5 лет колонии. Обман Национальным оператором общественности о безопасности планируемых ПЗРО подпадает под статью 237 «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей» того же УК с аналогичным наказанием.


Литература
1. Д.Б. Егоров. Создание подземной исследовательской лаборатории ФГУП. «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами», 2015.
2. А. Канюков. Грязный атом. Инернет-издание Проатом, 11.08.2015.
3. Оценка существующего и потенциального воздействия атомно-промышленного комплекса на подземные воды (г. Сосновый Бор Ленинградской области). Под ред. В.Г.Румынина, С.-Петер. ун-т, СПб, 2003.
4. Материалы оценки воздействия на окружающую среду при размещении приповерхностного пункта захоронения радиоактивных отходов низкого и среднего уровней активности в районе Ленинградского отделения филиала «Северо-Западного территориального округа ФГУП РосРАО», ГК «Росатом», ФГУП РосРАО, 2012.
5. Пункт захоронения радиоактивных отходов низкого и среднего уровня активности в районе расположения Ленинградского отделения филиала «Северо-Западного территориального округа ФГУП «РосРАО». Предварительные материалы по оценке воздействия на окружающую среду. ГК «Росатом», ФГУП НО РАО, М., 2013.
6. Л. Зернова. Бельгия – за мораторий на строительство АЭС. Российское объединение демократических партий «Яблоко», Ленинградская обл.  http://lo.yabloko.ru/news/belgiya_-_za_moratoriy_na_stroitelstvo_aes_
7. В.Г. Савоненков, Е.Б. Андерсон, С.И. Шабалев. Глины как геологическая среда для изоляции радиоактивных отходов. Радиевый институт им. В. Г. Хлопина, СПб, 2012.
8. Межрегиональная экологическая общественная организация Гринлайт. В Сосновом Бору прошли общественные слушания по проекту создания ПЗРО, 30.12.2013. http://greenlight-int.org/news/340/
9. Собрание сосновоборцев, выступающих против ПЗРО. Сайт друзей Зеленого мира. 23.02.2014. http://www.greenworld.org.ru/?q=rao_pzro_22214
10. Протокол общественных слушаний на тему: «Предварительные материалы оценки воздействия на окружающую среду размещения и сооружения пункта захоронения радиоактивных отходов 3 и 4-го классов в районе АО «СХК». ЗАТО Северск, 25 декабря 2015 года.
11. Б.Е. Серебряков. «Росатом» сооружает новый Карачай около Красноярска. Интернет издание Проатом,  26.06.2014.
12. Б.Е. Серебряков. О небезопасности Красноярского могильника РАО. Интернет издание  Проатом,  14.04.2014.
13. Б.Е. Серебряков. Обман, как способ общения с населением. Интернет издание  Проатом, 12.05.2015.
14. Б.Е. Серебряков. О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России. Интернет издание Проатом, 25.06.2015.
15. Е.Б. Андерсон, В.Г. Савоненков, Е.Ф. Любцева, С.И. Шабалев, Ю.М. Рогозин, Н.Л. Алексеев. Результаты поисковых и научно-исследовательских работ по выбору площадок для подземной изоляции ВАО и ОЯТ на Нижнеканском массиве гранитоидов (Южно-Енисейский кряж). Труды Радиевого института им. В. Г. Хлопина, т. ХI, 2006.
16. Разработка обобщенного плана проведения научно-исследовательских работ по созданию объекта подземной изоляции РАО на Нижнекамском массиве. Итоговый отчет по проекту МНТЦ #2377P, ВНИПИПТ, М., 2005.
17. Строительство первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов (Красноярский край). Стратегический проект №7 Госкорпорации «Росатом». Том 9н. Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). ВНИПИПТ, М., 2011.
18. Материалы обоснования лицензии на размещение и сооружение не относящегося к ядерным установкам пункта хранения РАО, создаваемого в соответствии с проектной документацией на строительство объектов окончательной изоляции РАО (Красноярский край, Нижне-Канский массив) в составе подземной исследовательской лаборатории (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду), том 2, ФГУП НО РАО, М., 2015.
19. Германская сторона представила результаты собственных исследований перспектив размещения РАО в Нижне-Канском массиве. Российское атомное сообщество, 01.07 2013. http://www.atomic-energy.ru/news/2013/07/01/42497
20. В.Г. Румынин, А.Ю. Озерский. Оценка долговременной безопасности пункта окончательной изоляции РАО (участок «Енисейский»). ОАО «Красноярскгеология», Институт геоэкологии им Е.М Сергеева РАН, СПб Отделение. Москва, 6 ноября 2014 г. http://www.hge.spbu.ru/download/presentation_ru_oz.pdf
21. Общественные слушания в Железногорске посетили более 400 участников. Городской сайт Железногорска, 28 мая 2016 г. http://www.gig26.ru/news/?nid=7170
22. Протокол общественных слушаний на тему: «Материалы обоснования лицензии на размещение и сооружение не относящегося к ядерным установкам пункта хранения РАО, создаваемого в соответствии с проектной документацией на строительство объектов окончательной изоляции РАО (Красноярский край, Нижне-Канский массив) в составе подземной исследовательской лаборатории (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду)», г. Железногорск, «03» августа 2015 г.
23.  Петиция. Президенту РФ В.В.Путину: Запретить строительство ядерного могильника вблизи Красноярска.
24. Новости. ФГУП «НО РАО» получило положительное заключение Госэкоэкспертизы на сооружение подземной исследовательской лаборатории в Красноярском крае. Пресс-служба ФГУП «НО РАО», 2015.
25. Подробности о проекте ПЗРО в Новоуральске. Российское атомное сообщество, 7 декабря 2015.  http://www.atomic-energy.ru/SMI/2015/12/07/61738
26. Б.Е. Серебряков. «О недостатках закона №190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами…». Интернет издание Проатом,  27.07.2011.
27. Материалы обоснования лицензии на эксплуатацию первой очереди стационарного объекта, предназначенного для захоронения радиоактивных отходов – приповерхностного пункта захоронения твердых радиоактивных отходов в районе размещения ОАО «УЭХК» (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду), ФГУП НО РАО, М., 2014.
28. Предварительные материалы оценки воздействия на окружающую среду намечаемой деятельности по размещению и сооружению пункта захоронения радиоактивных отходов 3 и 4 классов в районе АО «СХК» (Томская область, ЗАТО Северск), ФГУП НО РАО, М., 2015.
29. Проект пункта захоронения радиоактивных отходов в Северске прошел публичные слушания. Новости в Томске. 25 декабря 2015. http://news.vtomske.ru/news/117128.html
30. Томичи не смогут попасть на слушания по пункту захоронения радиоактивных отходов. Новости в Томске. 22 декабря 2015.  http://news.vtomske.ru/news/116874.html


Сведения об авторе
- Занимаюсь расчетами распространения радионуклидов в атмосфере, в поверхностных и  в подземных водах с 1988 г., путем численного решения на компьютерах систем дифференциальных уравнений в частных производных.
- С помощью разработанных мной математических компьютерных моделей выполнено более полусотни оценок безопасности существующих и проектируемых объектов, расположенных как в России, так и в 9-ти странах дальнего и ближнего зарубежья: пунктов захоронения и хранения радиоактивных и химических отходов, атомных электростанций, исследовательских реакторов и утилизируемых АПЛ, хвостохранилищ уранодобывающей и золотодобывающей промышленности, урановых рудников и полигонов подземного выщелачивания урана, а также природных и промышленных объектов, загрязненных при разного рода авариях, в том числе аварии на Чернобыльской АЭС. Атмосферные модели несколько лет использовал при аварийных учениях, проводимых «Концерном Росэнергоатом».
- Международное сотрудничество:
 В 1994 г. окончил курсы «Методология оценки безопасности приповерхностных пунктов захоронения радиоактивных отходов (ППЗРО)», организованных МАГАТЭ и Аргоннской национальной лабораторией США. Участвовал в трех научно-координационных программах МАГАТЭ: «Оценка безопасности ППЗРО (NSARS, 1991-1995 гг.)», «Совершенствование методологии оценки безопасности ППЗРО (ISAM, 1998-2001 гг.)», «Применение методологии оценки безопасности ППЗРО (ASAM, 2002-2005 гг.)». В 1997 г. проходил полугодовую стажировку в США по гранту Академии наук США по тематике оценки безопасности ППЗРО. Участвовал в проекте МНТЦ №576 «Разработка технологии экологически безопасной изоляции радиоактивных отходов добычи и переработки урана с использованием шахтных комплексов урановых рудников».
- Мной разработаны следующие утвержденные документы: санитарные правила «Обеспечение радиационной безопасности при обращении с промышленными отходами атомных станций, содержащими техногенные радионуклиды» (СП 2.6.6.2572-2010), методические указания «Оценка радиационной безопасности приповерхностных пунктов захоронения радиоактивных отходов» (МУ 2.6.1.22-00), стандарт организации «Оценка безопасности пунктов захоронения очень низкаоактивных отходов» (СТО 1.1.1.04.001.0806-2009) и стандарт организации «Методика определения сорбционных свойств грунтов и горных пород для радионуклидов на площадках размещения радиационно опасных объектов» (Рег. № 03.25/4- 2014).
Методические указания «Оценка радиационной безопасности приповерхностных пунктов захоронения радиоактивных отходов» в 2014 г. были кардинально переработаны и разосланы для получения отзывов, была подготовлена новая редакция https://yadi.sk/i/WEN9Vof-rxTkQ, до сих пор не утверждена. Отзывы по адресу: https://yadi.sk/i/UuEVtDJMrxTpt Представленные Методические указания нельзя рассматривать как официальный документ, поэтому все официальные атрибуты убраны. при цитировании Указаний просьба ссылаться на них, как на публикацию в Интернете.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Экология
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Экология:
Повышение экологичности АЭС - условие дальнейшего развития атомной энергетики

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.70
Ответов: 24


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 7 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Сосновый Бор, Железногорск, далее везде (Всего: 0)
от Гость на 02/06/2016
Вопросы к автору:1. Зачем в статье использованы измышлизмы, которые легко опровергаются? Например, в составе руководства НОРАО в настоящий момент времени нет ни одного сотрудника МосРадона. Разве промплощадка МосРадона представляет собой болото? Съездите, посмотрите и, да, прихватите с собой лягушек, а то вдруг их там не найдете? И т.д.2. Зачем автор пишет слово  "захАранивать"? Можно было бы подумать про опечатку, но чтобы столько раз....3. В чем разница между "бесконечно хранить" и захоранивать? И в чем претензии автора?Отсутствие ответов на эти вопросы вносят в статью душок непрофессионализма и ангажированности.
Прохожий.


[ Ответить на это ]


Re: Сосновый Бор, Железногорск, далее везде (Всего: 0)
от Гость на 02/06/2016
Уважаемый Прохожий, отвечаю на Ваши вопросы: 1. Многие, кого я знаю в НО РАО, раньше работали в МосНПО "Радон", директор НО РАО Поляков, его заместители Кукина и Егоров перед НО РАО работали в РосРАО, но перед этим они где-то работали? Скорее всего в Радоне. 2. Я был на площадке "Радона" и видел это болотце, ручей, который из него вытекает и образует небольшой прудик, можете посмотреть по ссылке  https://yadi.sk/i/bbGZqqadsCDnw 3. В тексте, который я послал в Проатом было написано "захоранивать" (хотите верьте, хотите нет), но в Проатоме начали редактировать статьи, возможно, из-за этого "о" поменялось на "а", хотя это не существенно. 4. Бесконечно хранить можно без обеспечения безопасности будущих поколений, чем и занимался "Радон" несколько десятков лет, а чтобы цивилизованно захоранивать нужно работать, чего "Радон" и НО РАО не хотят. 5. Специально, чтобы развеять душок непрофессионализма и ангажированности я привел  краткие сведения  о себе, но редактирование статьи сильно исказило первый абзац, у меня было написано: "В статье упомянуто, что я не надеюсь чего-то изменить своими статьями, а пишу их из принципа «делай, что должно, и будь, что будет». Чтобы читатели статей могли доверять им, или не доверять, помещаю краткие сведения о себе. Оценка безопасности ПЗРО заключается, в основном, в расчетах распространения радионуклидов из могильников и облучения населения. Я занимаюсь расчетами распространения радионуклидов в атмосфере, в поверхностных водах и, в основном, в подземных водах с 1988 года, т.е. почти 30 лет. Расчеты проводятся путем численного решения на компьютерах систем дифференциальных уравнений в частных производных (уравнений матфизики)". Искажен и второй абзац, из которого можно понять, что я разрабатываю модели, а кто-то по ним считает, на самом деле я сам разрабатываю и сам считаю. Спасибо за вопросы, с уважением - Серебряков.



[
Ответить на это ]


Re: Сосновый Бор, Железногорск, далее везде (Всего: 0)
от Гость на 02/06/2016
Уважаемый автор! Спасибо за ответы, но вынужден констатировать, что не все они обоснованно верны. Та гипотеза, которую Вы предложили в первом ответе, к сожалению, опровергается опытом, который, как известно, критерий истины. В ошибочности Вашего предположения легко убедиться. Далее, обвинения МосРадона в необеспечении безопасности слишком серьезны. Рассматривая эти обвинения с применением известного подхода "дурак с мороза", у меня возникают новые вопросы: а) Есть пострадавшие? Статистика по онкологии района размещения МосРадона отличается от областной статистики? б) Есть признаки негативного воздействия на ОС вне площадки? Хоть где то выявлены признаки сукцессии? Или все таки Ваши обвинения основаны опять на гипотезе и некоторых субъективных наблюдениях? Или, как Вы указали в сведениях о себе, что сами разрабатываете модели и их считаете, то у Вас есть модели МосРадоновских хранилищ? И для этих модели выполнены оценки погрешности точнее, чем где-то внутри между диапазона между оптимистическим и пессиместическим сценариями?С уважением к Вашему упорству, спасибо. Прохожий.


[
Ответить на это ]


Re: Сосновый Бор, Железногорск, далее везде (Всего: 0)
от Гость на 02/06/2016
Уважаемый Прохожий, отвечаю на Ваши вопросы. Естественно, пока от ручейка из радоновского ПЗРО никаких эффектов нет, как нет эффектов от других ПЗРО, да и в дальнейшем, надо думать, потомки во-время сообразят и перезахоронят, но это для них лишний геморрой, особенно перезахоранивать отходы из глубинного могильника под Железногорском, с глубины 500 м! По поводу оценки безопасности ПЗРО я не изобретаю велосипеда, а делаю то, что делают нормальные люди в цивилизованных странах. Я делал оценки безопасности для Московского, Саратовского и Кишиневского "Радонов". Для Московского Радона в тех. задании был только расчет загрязнения водоносного горизонта, про болотце и ручеек мне данных не было предоставлено, про них я узнал уже после выполнения работы. С гидрогеологией тут более-менее нормально, т.к. ПЗРО расположен в пределах морены суглинков мощностью, по-моему, метров 70.  Для Саратовского Радона с гидрогеологией, тоже более-менее нормально, но с востока имеется весьма глубокий овраг, и в результате эрозии  ПЗРО может быть просто снесен в овраг, или надо будет срочно его перезахоранивать, о чем я и написал.  Расчеты по Кишиневскому могильнику я делал как бы под эгидой МАГАТЭ по запросу Молдавии, там гидрогеологическая ситуация значительно хуже, он расположен на террасе р. Бук. У меня получилось, что загрязненная радионуклидами вода будет высачиваться  прямо на берегу Бука, когда представители МАГАТЭ там побывали, они обнаружили, что действительно, вода высачивается, и, вроде, была дана рекомендация пока прекратить захоронение  отходов и подыскивать новую площадку.  Вот как-то так. Спасибо за вопросы, с уважением - Серебряков.


[
Ответить на это ]


Re: Сосновый Бор, Железногорск, далее везде (Всего: 0)
от Гость на 07/06/2016
Всё хорошо, только река называется Бык, а не Бук.


[
Ответить на это ]


Re: Сосновый Бор, Железногорск, далее везде (Всего: 0)
от Гость на 02/06/2016
Контроль над украинскими АЭС перехватывает загадочная компания
Росатом вынужден приостановить вывоз отработавшего ядерного топлива с украинских АЭС из-за неплатежей, заявил директор Росатома по государственной политике в области радиоактивных отходов Олег Крюков. Он уверил, что Росатом намерен продолжать выполнение контракта с Киевом по переработке в России отработавшего ядерного топлива с украинских АЭС. Однако сейчас у Киева есть проблемы с оплатой, поэтому «первый рейс (с новой партией отработавшего топлива) отложен». Вывоз топлива возобновится, когда украинская компания перечислит установленную по договору плату. Киев в год платит России 160 млн долларов за вывоз ядерного топлива – и должен был внести предоплату в мае, однако этого так и не произошло.  «Имея под контролем 50% украинской электроэнергии, вы можете диктовать условия всей промышленности и всему населению страны». Так энергетики Украины описывают подоплеку событий, сотрясающих компанию, которая контролирует все атомные электростанции Украины. Выдвигаются сразу несколько версий, кто именно стоит за попытками прибрать к рукам этот важнейший и очень прибыльный инструмент.


http://www.vz.ru/economy/2016/5/30/813449.html [www.vz.ru]


[ Ответить на это ]


Re: Сосновый Бор, Железногорск, далее везде (Всего: 0)
от Гость на 03/06/2016
Автору спасибо за статью! 


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.16 секунды
Рейтинг@Mail.ru