proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2017 год
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Резюмируя по выбросу радиоактивного рутения-106:
это не мы
мы, но не специально
специально, но не сильно
сильно, но не вредно
вредно, но недолго
почему в 1986 можно, а в 2017 нельзя?

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[12/11/2013]     Про САПР и не только

С.Б.Сицкий, СИЗО-1 «Матросская Тишина», г. Москва


Лето 2013 года. В ОКБ «Гидропресс» с визитом приезжает глава  госкорпорации «Росатом» С.В.Кириенко, его заместители А.М.Локшин, С.А.Обозов. Проходя мимо, я становлюсь случайным свидетелем доклада, который делает начальник конструкторского отдела А.Е.Четвериков. Я остановился, чтобы никому не мешать, и послушал его выступление.


На стенде развернуты слайды. Александр Евгеньевич с торжественным видом и полученным еще во времена его работы на кафедре в МЭИ опытом докладывает о преобразованиях в автоматизации конструкторской деятельности и достигнутых результатах. собый акцент в своей речи он делает на электронные каталоги типовых и стандартных элементов оборудования реакторных установок, как на наиболее эффективный способ повышения производительности труда конструктора. Тема доклада – Производственная Система Росатома (ПСР) в сфере проектирования атомных электростанций (АЭС). Еще тогда, летом, и сейчас я задаю себе один и тот же вопрос: что сделал этот человек для развития ОКБ «Гидропресс», особенно в той части о которой он докладывал и почему он так со мной поступил?

На дворе 1998 год. Министр «Минатома» Е.О. Адамов выпускает приказ об автоматизации проектно-конструкторских работ на предприятиях отрасли. Этим приказом он определяет высокий приоритет развитию средств автоматизированного проектирования. Суть приказа – в разобщенности САПРов проектных и конструкторских организаций, в невозможности обмена информацией в цифровом виде, в отсутствии в отрасли единой САПР и в подходах к ее созданию. Тогда мне было 36 лет, и я всецело был погружен в эту тематику, так как руководил отделом информационных систем ОКБ «Гидропресс».

Директор Ю.Г.Драгунов был человеком, который много для меня сделал. В своей резолюции на приказе он обозначил меня первым, а затем своих заместителей, возложив тем самым на меня ответственность за внедрение САПР в ОКБ «Гидропресс» и определил меня представителем от организации в отраслевой рабочей группе. На момент выпуска приказа о САПР в ОКБ «Гидропресс», а в частности в моем отделе уже использовалось программное обеспечение французской компании Matra Datavision под названием EUCLID. Из числа конструкторских подразделений для освоения программ были назначены 5-6 человек, которые с интересом разрабатывали оборудование реакторной установки по новым технологиям. Они же после оцифровки готовых чертежей в 3D выявили ряд принципиальных ошибок, как, например, нестыковка трубопроводов одной из систем РУ на 0.5 метра. На этих же рабочих местах были разработаны первые 3D модели деталей привода СУЗ ШЭМ для ЧПУ-обработки. И до сих пор фланец чехла, имеющий сложную геометрию, обрабатываются в производственном цехе ОКБ «Гидропресс» по 3D модели, сделанной Ж.Деминой в конце 90-х годов. Пионерами САПР в ОКБ «Гидропресс» были А.Плющ, Г.Лунев, Д.Веселов, Ж.Демина, Ю.Бочаров.

Участвуя в отраслевой рабочей группе, я познакомился со многими людьми, которые стояли у истоков зарождения САПР в отрасли. Мы обменивались опытом, посещали предприятия, занкомились с наработками, выполненными в системах ProEngineer, EUCLID, PDS, PDMS. Все организации шли своим путем развития и в силу незрелости САПР, отсутствия полноценных систем управления проектными данными и такого опыта достижение целей, поставленных министром Е.О.Адамовым, было невозможно. Это была объективная реальность. Но первые и правильные шаги были сделаны.

После заката компании Matra Datavision мы переориентировались на программное обеспечение CATIA фирмы Dassault Systemes (Франция). По своему функционалу это было наиболее близкое к EUCLID программное обеспечение. Это был уже «тяжелый» САПР, многофункциональный и динамично развивающийся на рынке 3D программ.

В дальнейшем моя судьба круто переломилась. После ряда серьезных и успешно реализованных проектов директор Ю.Г.Драгунов в 2000 г. назначает меня главным инженером ОКБ «Гидропресс». Я вынужден был оставить мои начинания и перейти уже в производственную сферу, куда с пониманием возложенной на меня ответственности всецело погрузился, оставив IT-дела. Во многом я благодарен Ю.Г.Драгунову: он значительно расширил мой кругозор, доверил мне самые трудные участки жизнедеятельности предприятия, познакомил меня с новыми людьми и технологиями. Но мое стремление заниматься любимым делом было выше высоких должностей и в 2006 году я уволился по собственному желанию и перешел из атомного в нефтегазовый сектор, куда меня пригласил А.М.Афров возглавить один из крупных IT-проектов в сфере проектирования нефтепроводного транспорта. (Тот факт, что А.Е. Четвериков в своих показаниях по уголовному делу, возбужденному против меня, указывает, что я был уволен директором, так как не справился с возложенными на меня обязанностями главного инженера, является жесточайшей ложью. Юрий Григорьевич не имел ко мне серьезных претензий и, понимая, что я хочу работать по специальности, отпустил меня, лично позвонив заместителю директора по кадрам со словами, чтобы приказ об увольнении был оформлен с благодарностью.)

В нефтегазовой сфере я проработал полтора года в должности начальника Управления ВСАПР. Результатом моей совместной с другими коллегами работы стали ряд проектных документов автоматизированной системы, концепция ее развития и действующий прототип, реализованный в двух альтернативных платформах SmarTeam (Dassault Systemes) и Windchill (PTC). Для 3D проектирования применялись решения компании Bentley Systems. Я вернулся в свой мир, который любил и хорошо знал. Делал доклады высшему руководству и презентации широкому кругу специалистов-нефтяников. Познакомился с новыми людьми, новыми организациями и технологиями. Проект неожиданно закончился после смены президента АК «Транснефть» и организационной перестройки структуры входящих предприятий. Я с благодарностью вспоминаю ту мою работу, где встретился с умным, образованным и интеллигентным человеком П.К.Петровым. От него я получил много новых знаний, вместе с ним и еще одним специалистом мы опубликовали статью в журнале «Нефтегазовый транспорт», где рассказали о видении новой автоматизированной системы.
В 2008 году я вернулся в ОКБ «Гидропресс» с уже новым директором С.Б.Рыжовым, с которым когда-то мы были коллегами. Он неоднократно звал меня назад на родное предприятие. Звал меня и В.А.Мохов и В.В.Джангобегов. На одной из встреч с В.А. Моховым, с которым мы проработали вместе около 20 лет, он рассказал, что в отрасли грядут перемены, что имеется много инициатив от высшего руководства в части автоматизации жизненного цикла АЭС. Это была моя тема, и я решил вернуться.

Прошло 10 лет с момента выхода приказа Е.О.Адамова о создании единой САПР. В 2009 году глава ГК «Росатом» С.В.Кириенко подписывает новый приказ «О внедрении подходов системной инженерии», в котором поднимается тот же вопрос, но уже в современной интерпретации – интеграция данных участников жизненного цикла АЭС. Устанавливаются новые ориентиры: системная инженерия (ISO-15928) и интеграция данных (ISO-15926). Но цель оставалась прежней – повышение эффективности деятельности проектных, конструкторских, строительно-монтажных и эксплуатационных организаций отрасли через гарантированный и достоверный обмен информацией об объекте АЭС. В терминологию вводится новое понятие – «информационная модель». К новому виду деятельности подключаются ПКФ Концерн «Росэнергоатом», АЭП (г. Москва), АЭП (г. Нижний Новгород), СпбАЭП (г. Санкт-Петербург), ВНИИАЭС (г. Москва), ОКБ «Гидропресс (г. Подольск) и другие участники, входящие в структуру ГК «Росатом». Проводятся конференции, семинары, совещания. У специалистов формируется новое представление о целях и задачах, стоящих перед организациями в части информатизации их деятельности. Венцом новых веяний явился проект АЭС ВВЭР ТОИ (Типовой Оптимизированный Информатизированный), в рамках которого должна быть разработана Информационная модель (ИМ). Но прежде чем я перейду к описанию того, как в ОКБ «Гидропресс» создавалась ИМ реакторных установок, я хочу остановиться на событиях, предшествовавших этому проекту.

В 2009 году я уже работал в ОКБ «Гидропресс» в должности заместителя главного конструктора по информационным технологиям проектирования, т.е. заместителя В.А. Моховоа. Именно Виктор Аркадьевич позвал меня возглавить эту тему, так как он хорошо знал меня как человека и специалиста и доверил мне это новое и трудное дело.

Развороту работ по проекту ВВЭР ТОИ в ОКБ «Гидропресс» предшествовал пилотный проект РУ ВВЭР-600. Именно на этом проекте мы опробовали новое программное обеспечение компании Siemens PLM Software – Teamcenter и NX, которое предоставили нам бесплатно во временное пользование свои лицензии. Площадкой для опробования технологий был неслучайно выбран конструкторский отдел, который возглавлял А.Е.Четвериков. В отделе Четверикова было конструкторское бюро, которым руководил Д.О.Веселов - тот самый человек, который в далеком 1998 году одним из первых освоил САПР EUCLID и который прекрасно владел 3D-программами ProEngineer и CATIA, занимаясь комплексными решениями новых проектов РУ.

Люди, работающие в бюро Д.О.Веселова, и другие специалисты отдела с интересом и пониманием возложенной на них ответственности включились в работу по новому проекту. При поддержке специалистов Siemens PLM они прошли обучение, освоили Teamcenter и NX, разработали оборудование в 3D, опробовали функционал Teamcenter в части системы управления данными, системы управления требованиями и системы календарного планирования. А.Е.Четвериков, как руководитель отдела, также проявлял активность, давал дельные предложения, участвовал в совещаниях, вникая в новые технологии, о которых раньше он был лишь наслышан. В систему Teamcenter было введено новое дерево оборудования РУ, как декомпозиция входящих объектов, делящаяся сначала по функциональному признаку, а затем по конструкторскому (кстати, идея Четверикова). На основе декомпозиции была создана модель данных, которая наполнялась проектными данными в ходе проектирования. На то он и есть – пилотный проект, чтобы опробовать новое решение и перейти к серьезным глобальным внедрениям. Конечно, нельзя было назвать информационной моделью проект РУ ВВЭР-600, но новый качественный скачок был сделан, и решение об использовании программ Siemense PLM в проекте ВВЭР ТОИ было принято. О результатах работы по проекту ВВЭР-600 и дальнейшем развитии новых технологий я написал в статье «Что нового в проектировании реакторных установок», которая была опубликована в журнале «Атомкон» №1(6) в марте 2010 г.

К проекту ВВЭР ТОИ ОКБ «Гидропресс» подошло с проверенной на «пилотном» проекте технологией, требующей масштабирования. Ранее рассматривался вариант создания специализированного подразделения как дизайн-центра по оцифровке разрабатываемого проекта РУ, но бывший директор С.Б.Рыжов (погибший в авиакатастрофе под Петрозаводском в июне 2011 г.) принял непростое решение – масштабное внедрение новых технологий на новом проекте. Такая задача требовала глобального подхода, так как число участников достигло около 300 человек, главным образом, конструкторов. В соответствии с требованиями технического задания Информационная модель РУ должна была включать: полный цифровой макет РУ в 3D, ассоциативно связанные с 3D моделью чертежи, отвечающие требованиям ЕСКД, полный комплект технической документации, позволяющий осуществить автоматическую генерацию ведомости проекта, электронные каталоги типовых и стандартных изделий, применяемых в проекте РУ, электронное согласование всей документации и 3D-объектов (workflow) и абсолютно новую технологию управления требования к проекту РУ. Кроме того, информационная модель РУ должна быть интегрируема в 3D-модель генерального заказчика АЭП (г. Москва), выполненную в программно обеспечении компании Intergraph SmartPlant 3D. Специалисты, знакомые с современными технологиями в проектировании, согласятся со мной, что это была трудная задача, особенно на «живом» проекте, имеющем жесткие сроки. Директор С.Б. Рыжов и главный конструктор В.А. Мохов приказом по предприятию определили меня ответственным за разработку информационной модели РУ ВВЭР ТОИ.

Центром компетенций по внедрению технологий был определен отдел А.Е.Четверикова, а именно конструкторское бюро Д.О.Веселова. Значительно позднее старта проекта, а именно в апреле 2011 года был создан специализированный отдел Д.А.Климкина, который взял на себя функции поддержки решений Siemens, нормоконтроля 3D-моделей и ведения электронных каталогов.

Сегодня, оглядываясь назад на 2,5 года, хочу сказать, что все было сделано правильно, хотя внедрение шло трудно и можно было ожидать худшего результата. Но благодаря жесткой позиции главного конструктора В.А.Мохова и начальника ведущего проект отдела И.Г.Щекина, которые всецело отвечали за результат, проект РУ ВВЭР ТОИ и его Информационная модель были сданы заказчику в полном объеме и в соответствии с требованиями технического задания. Осведомленные люди могут сказать, что не все было так гладко, как пишет автор этой статьи. Конечно, нет! Но где вы видели, чтобы чертежи, разработанные в иностранном программном обеспечении, полностью и с первого раза соответствовали ЕСКД, чтобы с первого раза заработало электронное согласование документации, чтобы люди, недавно прошедшие обучение в NX, могли делать сложнейшие сборки в 3D, имеющие сварные соединения? Все это было. И чертежи, сделанные в AUTOCAD, и ручная доработка чертежей в NX, и отсутствие в 3D модели электрических жгутов блока верхнего РУ. Система же управления требованиями, которая настолько мощно и полноценно была реализована в проекте РУ ВВЭР ТОИ, требует написания отдельной статьи. Скажу лишь, что нормативные документы, такие как требования заказчика МАГАТЭ, EUR, ПНАЭГ и т.д. были введены в систему Teamcenter в части РУ. К ним были оттрассированы те части и разделы проектной документации, которые им соответствовали. Из информационной системы были автоматически сформированы отчеты и переданы заказчику. Эта система была реализована только благодаря В.Петрову, который, будучи ответственным человеком, взялся за это новое дело и довел его до конца.
Отдельно хочу остановиться на стратегии развития Информационной модели реакторной установки. Существует два аспекта её развития. Первый – это совершенствование внутренних процессов предприятия, а именно повышение производительности труда разработчика, снижение издержек, сокращение сроков разработка, эффективного использования ранее созданных проектов. Достигается это за счет использования централизованных баз данных проектов РУ, автоматизации процессов, использование современных инструментов разработчика, применение электронных каталогов стандартных и типовых элементов, конструкционных материалов и сварных соединений. Второй аспект представляется в контексте жизненного цикла АЭС и внешних процессов предприятия. Наиболее значимые из них – это информационное взаимодействие с генеральным проектировщиком АЭС (АЭП) и заводами-изготовителями оборудования с длительным циклом изготовления (ДЦИ). Взаимодействие с АЭП было реализовано в проекте ВВЭР-ТОИ и в проекте Балтийской АЭС (СпбАЭП). Созданная технология далека от совершенства и требует дальнейшей доработки и стандартизации. Главная идея здесь – это бесшовная интеграция проектных данных. В проектах ВВЭР-ТОИ и Балтийской АЭС применялись разные подходы: по проекту ВВЭР-ТОИ габаритные модели и схемы P&ID выполнялись на серверах АЭП (г. Москва) специалистами ОКБ «Гидропресс», то есть, как такового взаимодействия не было. По проекту Балтийской АЭС проектные данные РУ в согласованном формате разрабатывались в ОКБ «Гидропресс» и в соответствии с Регламентами подавались в СПбАЭП, где и осуществлялась интеграция оборудования РУ в модель АЭС. На мой взгляд, обе технологии работоспособны, но представляется, что вторая (с СПбАЭП) наиболее эффективна, так как стандартизирована и устраняет противоречия на границе проектирования двух организаций, определенных Ведомостью разделения работ.

Информационное взаимодействие с заводами-изготовителями является стратегической задачей, стоящей перед ОКБ «Гидропресс»: наше предприятие разрабатывает технический проект РУ. Чертежи по отдельным единицам оборудования передаются на заводы, где они будут изготавливаться и затем поставляться на АЭС. Сегодня это осуществляется исключительно по бумажной технологии, которая сопровождается огромным документооборотом. Уже на заводах, насколько мне известно, в конструкторско-технологических подразделения по нашим чертежам создаются вновь 3D-модели, по которым разрабатывается рабочая и технологическая документаций. При наличии в ОКБ «Гидропресс» полноценных 3D-моделей оборудования РУ возможна передача их на заводы-изготовители, где их можно повторно использовать для нужд производства. Кроме того, заглядывая дальше, возможен полный отказ от бумажного носителя (за исключением надзорных органов). Например, используя 3D САПР – NX компании Siemens PLM, возможно создание 3D-моделей, содержащих требования к изготовлению, как аналог рабочей документации. Данная технология называется PMI (Product Manufacturing Information). При выборе программ Siemens PLM Teamcenter и NX для проектов новых АЭС была учтена эта возможность для перспективного использования Информационной модели РУ.

Таким образом, разумно сочетая эти направления развития современной технологии проектирования РУ в ближайшее время возможен качественный скачок в производственных отношениях, который практически не поменялся с советских времен, несмотря на огромные вложения, которые ежегодно делают предприятия.

В начале статьи я упомянул об электронных каталогах, про которые рассказывал А.Е.Четвериков. Ими же хочу я завершить свое повествование и задать ряд вопросов.

Электронные каталоги типовых и стандартных элементов РУ, материалов и сварных соединений до проекта ВВЭР ТОИ никогда ранее не использовались в ОКБ «Гидропресс». Конструктор, создавая 3D-модель или чертеж, обращался к нормативным документам, где подбирал требуемый и подходящий по характеристикам элемент или материал. Затем чертил или делал 3D-модель этого элемента. И так делали все конструкторы, каждый раз вновь создавая объект либо используя прежние чертежи. После внедрения электронных каталогов по проекту РУ ВВЭР ТОИ конструктор подбирал необходимый элемент или материал из централизованной базы данных модуля Teamcenter Classificator. Последующая проверка на уровне нормоконтроля осуществлялась уже с учетом того, что данный элемент взят из каталога или оборудованию назначен материал из каталога. При этом подразумевается, что элемент электронной библиотеки уже проверен на стадии его включения. Оценить экономический эффект от внедрения электронного каталога просто. Достаточно взять сумму времени, затраченного на поиск нормативного документа и требуемого элемента, отрисовку его на чертеже или в 3D, проверку по лестнице вверх и в службах нормоконтроля, перемножить ее на стоимость нормочаса и умножить на количество таких деталей в установке.

Любая инновация, которая была внедрена в производственный процесс, улучшает его и создает предпосылки для дальнейшего развития. Электронные каталоги были внедрены в рамках проекта ВВЭР ТОИ в ОКБ «Гидропресс». Я снова задаю вопрос: а что сделал А.Е.Четвериков, чтобы он мог так браво докладывать С.В.Кириенко. Начиная с осени 2011 года этот человек вел свою разрушительную деятельность через «горячую линию» Росатома, через правоохранительные органы, снабжая их заведомо ложной информацией, основанной на его собственных догадках. Это вызвало массу проверок в конце 2011 – начале 2012 гг., деморализовало коллектив, привело к приостановке в развитии проекта. Что мотивировало этого человека сделать это, ведь именно я научил его понимать прикладную часть информационных систем проектирования, именно через меня его сотрудники первыми и уже подготовленными приступили к выполнению проекта РУ ВВЭР ТОИ. В.А.Мохов, будучи главным конструктором, возложил на А.Е.Четверикова и его отдел освоение новых технологий. С легкой же руки Четверикова бывший директор ОКБ «Гидропресс» В.А.Мохов и я стали мошенниками и коррупционерами. Находясь сегодня здесь, в Следственном изоляторе «Матросская Тишина», я начал понимать, что попасть сюда может каждый – нужно лишь, чтобы нашелся какой-нибудь «Четвериков», у которого напрочь отсутствуют такие качества, как совесть, честь, репутация, понимание ценности семьи и дружбы. Также я думаю, что таких четвериковых сегодня стало немало: для сведения счетов, удовлетворения своих амбиций, устранения конкурентов они используют самые радикальные методы, в результате чего честные, порядочные и интеллигентные люди попадают в тюрьму, из которой очень трудно выйти. Упаси вас Бог, чтобы на вашем жизненном пути вы повстречали такого человека.

С огромным уважением и благодарностью ко всем, кто прочитал эти строки до конца, автор

29.10.2013 г.

PS. Материал поступил в редакцию через Вячеслава Феоктистова, адвоката, руководителя Уголовно-правовой Практики Адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнёры". Он пишет: «Я являюсь адвокатом заместителя генерального конструктора ОКБ Гидропресс Сицкого С.Б. В настоящий момент он находится под стражей. Следствие по делу ведется крайне грязно и предвзято. Основная задача - получить обвинительные показания на вышестоящее руководство Росатома. Для чего человека шантажируют свободой. При этом Росатом занял позицию невмешательства. Первое из двух уголовных дел так и не доведено до суда. В связи с этим относительно недавно возникло новое дело, в рамках которого следствием оспаривается экономическая целесообразность выполнения ряда работ в рамках проекта АЭС ВВЭР ТОИ».
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Нормы и право
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Нормы и право:
Про САПР и не только

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.89
Ответов: 47


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Извините, комментарии не разрешены для этой статьи.





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru