proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[19/09/2005]     Как превратить отходы в доходы?

Поиском ответа на этот вопрос займутся участники сентябрьской конференции в Санкт-Петербурге.

Специалисты ФААЭ приступили к разработке и созданию государственной системы обращения с РАО, суть которой будет изложена в «Доктрине обращения с радиоактивными отходами в Российской Федерации». Обсуждение этой проблемы, вероятно, станет одной из центральных тем на сентябрьской конференции «Безопасность ядерных технологий» в Санкт-Петербурге. Дискуссия по ней предусмотрена в программе круглого стола Ядерного общества Санкт-Петербурга, который пройдет в рамках конференции.

Государственная система обращения с РАО устанавливает новую систему взаимоотношений по всему комплексу обращения с РАО вплоть до их окончательной изоляции от биосферы.

В рамках создания государственной системы предполагается учредить государственную управляющую компанию, ответственную за реализацию программы захоронения РАО. Для финансирования этих работ создается специальный фонд, который должен формироваться за счет отчислений от АЭС и других предприятий, занимающихся коммерческой деятельностью с использованием ядерных технологий, а также за счет поступлений из бюджетных и внебюджетных источников. Организации, оказывающие услуги по переработке, кондиционированию и транспортированию РАО, должны работать на конкурсной основе. Все хранилища и могильники РАО будут иметь статус государственных.

В качестве справки

Федеральной целевой программе «Ядерная и радиационная безопасность России на 2000–2006 гг.» на создание объектов хранения и захоронения РАО и ОЯТ выделено 77,5 млн руб., тогда как, по подсчетам специалистов, только на отверждение жидких отходов от переработки 14000 т облученного ядерного топлива необходимо около 60 млрд рублей. Не удивительно, что в 2004 году в России не «захоронен» ни один грамм высокоактивных отходов, более 413 млн кубических метров РАО хранится в жидком состоянии, причем значительная часть в неизолированных от окружающей среды водоемах. Нарастающий дефицит хранилищ на АЭС может в будущем привести к невозможности их эксплуатации.


Комментарии специалистов

С.В. Антипов, заместитель руководителя Росатома

(Из ответов на вопросы журналистов в ходе научно-практической конференции «Экологическая безопасность ядерных технологий», которая прошла в конце июня в Росатоме)

– Реформирование сферы утилизации и захоронения РАО — актуальнейшая проблема. Она наконец-то была озвучена в полный голос на весенней коллегии Росатома. Мы поставили жесткие сроки по этапам реализации. И будем очень внимательно следить за их выполнением.

Что же касается реабилитации объектов Военно-Морского Флота, то действительно, к этой проблеме благодаря программе «Глобальное партнерство» приковано огромное внимание, выделяются достаточно существенные деньги на решение. На решение же просто проблем Росатома таких денег международное сообщество не выделяет. 90 с лишним процентов средств, которые идут на реабилитацию территории, выделяют сами предприятия, а они, к сожалению, не в очень хорошем экономическом состоянии находятся. Проблема загрязнения территории, и это государство должно четко осознать, делится на две составляющие. Первая — историческая часть, и предприятия, тот же «Маяк», никогда своими силами эти загрязнения не ликвидируют, поэтому эту часть государство должно взять на себя. Что же касается текущего производства, то ее должен решать загрязнитель, т.е. предприятие. Его должны обязать отчислять часть средств в определенные фонды, а не расходовать эти деньги, как сейчас нередко бывает, ни на какие другие нужды. Производишь отходы — изволь отстегивать какую-то часть суммы на последующее обращение с этими отходами, причем на много-много лет вперед. Мы пока не знаем, какой это будет фонд, единый региональный или ведомственный. В ходе разработки Доктрины это должно быть уточнено. Заставить кого-то положить из своего кармана деньги очень трудно, для этого нужна законодательная база. Тот же «Радон» имеет у себя могильники, но ведь он бесплатно не берет отходы. Чтобы Курчатовскому институту вывести один кубометр отходов на московский «Радон», надо заплатить 800 тысяч рублей. Это огромные деньги. В них входит стоимость обслуживания, сохранения в безопасном состоянии на многие десятилетия. Всерьез эту проблему в нашей стране мы только-только начинаем поднимать. Мы пытаемся убедить правительство, что на программу «Радиационная безопасность» надо увеличивать деньги в разы, иначе мы будем жить в неблагоприятной ситуации.

– Сколько денег потрачено на утилизацию АПЛ в рамках программы «Глобальное партнерство»?

– Хороший вопрос. Я бы на него тоже хотел получить ответ. Я могу сказать, сколько в России получено денег на утилизацию подводных лодок – 250 млн долларов. Но это не значит, что столько же и потрачено. Примерно такая же сумма, или сравнимая, осталась в самих этих государствах. Это, во-первых, и само обслуживание проектов. Взять, например, ту же губу Сайду. Немцы финансируют работы, которые идут на площадке, а сложный механизм, те же кельт-блоки, на которых перевозятся реакторные отсеки грузоподъемностью 2 тысячи тонн, немцы спроектировали и изготовили сами, а нам привозят уже в готовом виде.

– Какова ситуация с утилизацией АПЛ на Дальнем Востоке?

– Две недели назад в Токио прошел международный семинар, на котором участвовали страны-участницы «Глобального партнерства». Все говорят, что надо усиливать внимание к этому региону, но конкретных действий, обещаний ни от кого не последовало. По-прежнему Япония говорит, что она помогает и готова помогать, но пока очень скромными темпами, всего одну лодку нам удалось утилизировать за это время на их деньги. Переговоры по соглашению по другим лодкам идут очень медленно и тягостно. Я думаю, мешают проблемы политического характера. Австралия заявила о желании помочь и даже перечислила 10 миллионов австралийских долларов в адрес Японии, с тем чтобы она потратила на Россию. Но эти деньги пока в Японии остались. Мы обращаем внимание всех финансовых доноров на сложность решения проблемы. На Дальнем Востоке столько же топлива, столько лодок и такой же примерно радиационный потенциал, как и на Северо-Западе. Когда сотрудничество начиналось, на Северо-Западе все было в два раза сложнее. Сейчас здесь мы уже многие проблемы решили, а на Востоке они будут еще долгое-долгое время оставаться.

– Хранилища с жидкими РАО на многих АЭС переполнены, не хватает мощностей для их переработки. Как будет решаться эта проблема в ближайшем будущем?

– Переработка жидких отходов решается как раз достаточно легко. У нас существуют и технологии, и установки по переработке ЖРО. В частности, я приведу близкий мне пример комплексной утилизации лодок. Несколько лет назад среди множества проблем была и проблема утилизации ЖРО. Сегодня построены такие мощности, которые позволяют все до капельки перерабатывать. Поэтому проблема как раз не с жидкими, а с твердыми отходами. Сегодня в России нет мощностей по переработке твердых отходов. Есть одно предприятие под Петербургом, которое переплавляет металл, это одна из реально работающих технологий. Объемы переработки небольшие, так как это удовольствие достаточно дорогое, мощности недозагружены. Поэтому предприятия предпочитают хранить твердые РАО у себя, чем передавать на переработку: спрессовывают и складывают.

– На «Звездочке» комплекс по ЖРО работает?

– Работает, он построен с помощью Норвегии. На «Звезде» работает плавучий комплекс, который построен с помощью Японии. На наших объектах «ДальРАО» и «СевРАО» есть свои установки. Их вполне хватает. Сегодня на самом деле проблема в другом – необходимо создать некий мобильный модульный комплекс. Ведь жидкие отходы часто отличаются по составу, надо один блок отсоединить, другой присоединить, чтобы переработать конкретного состава отходы. Но это проблема, которая не является для нас критической. Жидкие отходы представляют опасность там, где они находятся в водоемах. Это Теченский каскад, но там совсем другие объемы и там другие нужны подходы.



И.Л. Рыбальченко, представитель Ядерного общества Санкт-Петербурга

– Разрабатываемая в настоящее время в Росатоме государственная система обращения с РАО является весьма актуальной, и ее создание должно быть по возможности поддержано и ускорено.

Сегодня в разных регионах планеты, в том числе и в России рассредоточены сотни крупных точек складирования РАО и ОЯТ, окончательная судьба которых не решена и которые могут стать источниками потенциальной угрозы регионального или глобального загрязнения.

Без надежного решения проблем окончательного удаления РАО с изоляцией их от биосферы реализация новых атомно-энергетических программ практически невозможна. Но решение этих проблем требуется, даже если новые атомно-энергетические программы и не развивать.

В России уже накоплено огромное количество РАО различного изотопного и химического состава. И хотя на всех атомно-промышленных комплексах и на АЭС имеются необходимые установки по обращению с РАО и их временному хранению, тем не менее долговременная безопасность этих установок не обеспечивается. Многие временные хранилища РАО эксплуатируются уже по 30–40 лет, а некоторые и более того, требуют модернизации и реконструкции.

Однако поскольку радиационная опасность хранилищ РАО сохраняется на сотни лет (а для некоторых долгоживущих РАО — и на тысячелетия), то никакой модернизацией, реконструкцией или расширением временных хранилищ проблемы не будут решены.

Необходимо радикальное решение: создание долговременных (на многие сотни лет) хранилищ, то есть «могильников» РАО, гарантирующих изоляцию опасных РАО от биосферы на весь период, пока сохраняется радиационная опасность от этих отходов.

Но на пути реализации программы захоронения РАО имеется довольно много трудностей. Эти трудности в меньшей степени связаны с научно-технической стороной, а в основном носят организационный, финансовый и социальный характер. Главная проблема — финансовая. Сооружение хранилищ и могильников РАО — дело дорогостоящее. Стоимость захоронения 1 м3 отходов может тянуть на несколько тысяч долларов, а сооружение комплекса геологического могильника с инфраструктурой обойдется в несколько миллиардов долларов.

С принятием Доктрины в практику жизнедеятельности радиационно-опасных объектов будет внедряться принцип «платит загрязнитель». Это значит, что тарифы на электроэнергию от АЭС могут неизбежно возрастать. Но поскольку более 90% уже накопленных РАО связано с выполнением военных программ, расходы на захоронение этих РАО должны покрываться из федерального бюджета. Такие деньги (сотни миллиардов долларов) в бюджет должны быть заложены, а потом и исполнены.

Чтобы новая система заработала, должна быть разработана и принята новая законодательная база: закон об обращении с радиоактивными отходами, закон о финансовом обеспечении системы (фонде РАО) и др. Кроме того, должна быть сформирована эффективная система управления реализацией программ, контроля и надзора за обеспечением безопасности.

Как обеспечить эффективность системы управления — в форме государственного предприятия или акционерного общества? В мировой практике имеются примеры и тех, и других решений.

Но в любом случае программа будет реализована, если будет общественное понимание необходимости и согласие на те решения, которые будут предложены на региональном уровне.

Где расположить могильники РАО — в одном месте или на сотнях площадок? Задача это не только логистическая или экономическая, но и социальная.

Западный подход — «только не на нашем дворе» — сейчас моден и в России. Объяснить государственной целесообразностью, что около города N надо строить могильник РАО, будет довольно трудно. Должны быть найдены общественно приемлемые мотивы, в том числе социально-экономического характера (льготы, общественно-социальная инфраструктура и т. п.).

В решении сложных вопросов утилизации ядерных вооружений, реабилитации загрязненных территорий, удаления накопленных РАО важное значение имеет международное сотрудничество. Технические решения, закладываемые в проекты могильников РАО, должны обеспечивать уровень надежности и безопасности, признаваемый международными организациями, и соответствовать международным нормативам.

Могут возникнуть и другие трудности в реализации программ изоляции РАО от биосферы, например, при будущей приватизации или акционировании каких-либо ядерных объектов. Новые собственники вряд ли захотят добровольно брать на себя бремя расходов по захоронению РАО.

Важно в этих делах достичь баланса интересов общества, государства, бизнеса и др. Необходимы открытость в решении этих проблем и доступность информации. Только так может быть достигнуто общественное согласие.

Однако будут ли в обозримом будущем «доходы от отходов», сказать трудно. Сегодня надо начинать «раскошеливаться» на ликвидацию многочисленных временных хранилищ РАО, а не оставлять эти проблемы будущим поколениям.

В качестве справки

В США хранилище WIPP размещено в соляной формации на глубине ~700 м и сертифицировано для захоронения радиоактивных отходов от американской военной программы, в том числе долгоживущих РАО. Отработавшее ядерное топливо АЭС в США предусматривается разместить в геологическом могильнике Юкка Маунтейн. Геологические хранилища-могильники для ОЯТ разрабатывают в Швеции, Финляндии, Франции и других странах. Концептуальный проект геологического международного хранилища для ОЯТ и РАО в Европе разрабатывается группой европейских стран при методическом руководстве Ассоциации АРИУС (проект SAPIERR).

В приповерхностном варианте разрабатываются и сооружаются могильники РАО во Франции, Испании, Великобритании и других странах. На начальном этапе работ некоторые из них сооружаются как опытные лаборатории или прототипы для накопления опыта и разработки обоснований промышленных сооружений.

Однако пионером по сооружению и эксплуатации подземных могильников для РАО следует считать Германию. В подземных соляных шахтах Морслебен за период с 1978 по 1991 г. накоплено и захоронено ~40000 м3 отходов среднего и низкого уровня активности. В настоящее время этот могильник переведен в режим консервации и мониторинга.

В России имеется и свой собственный опыт долговременного хранения и захоронения РАО. Окончательное удаление (захоронение) жидких отходов среднего и низкого уровня активности реализовано на практике на трех площадках Росатома. Однако в России могильников для твердых кондиционированных РАО не создано.


Подготовила Надежда Королева

Журнал «Атомная стратегия» № 18, август 2005 г.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Обращение с РАО и ОЯТ
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Обращение с РАО и ОЯТ:
Снятие АЭС с эксплуатации: проблемы и пути решения

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 0
Ответов: 0

Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.20 секунды
Рейтинг@Mail.ru