proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
К юбилею атомной отрасли
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Резюмируя по выбросу радиоактивного рутения-106:
это не мы
мы, но не специально
специально, но не сильно
сильно, но не вредно
вредно, но недолго
почему в 1986 можно, а в 2017 нельзя?

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[30/11/2005]     Динамика развития китайской экономики

Л.А.Мясникова, д.э.н., проф. СПбГУЭФ

Китайская гармоника стала заметна в конце четвертой, а особенно в начале пятой волны больших циклов Кондратьева, не только своей интенсивностью, но и фазовыми соотношениями с основными гармониками последней волны. По производству массовых бытовых товаров Китай становится «мастерской мира». За последние пять лет его экспорт рос примерно на 20% в год. Китайская внешняя торговля стала главным фактором, определяющим динамику объемов и конъюнктуру рынка морских грузоперевозок в мире.

Контекст пятой волны больших циклов

В середине 1990-х годов началась пятая волна больших циклов Кондратьева. Она развивает основные инновации четвертой волны, логически связанные с информационным укладом новой экономики и виртуальным пространством Интернета. Собственно вся жизнь Запада уже приобрела виртуальное сослагательное измерение кредита и страховки, так что пространство Интернета лишь инструментально оформило это измерение. Интернет создал необходимые условия для интернационализации экономики в реальном масштабе времени, ее глобализации и интеграции. Два последних процесса в основном затрагивают развитые страны Запада.

Философия постмодернистской деконструкции конца четвертой волны увела символический капитал в сферу знаков, оторванных от референтов. Символический капитал перестал возглавлять социально-политические движения (например, марксизм, либерализм, фашизм) и превратился в идеологическое обоснование освобождения собственников от социальных и национальных обязательств. Идеологическая пустота заполняется всевозможными имперскими американизмами, рожденными в период «холодной войны».

Основными и самодостаточными акторами пятой волны выступают только США и ЕС. Самостоятельность ЕС окончательно оформилась после декларации экономической интеграции участников, с установлением единой валюты. Тем не менее, до реальной экономической, а тем более политической интеграции еще очень далеко. Экономика ЕС стагнирует и близка к состоянию «японской болезни».

Несмотря на большие успехи экономики стран ЕС в период четвертой волны, разумное и самодостаточное устройство этой экономики (импорт покрывает всего 5% потребностей), в том числе большое участие в ней государства, мощную социальную защиту и достаточно разумный подход к экспорту своей социальной системы, интеграционные процессы пока еще далеки от имеющих место между пятидесятью штатами США. Экономика США более динамична, более восприимчива к инновациям и темпы ее развития, несмотря на естественные спады, значительно опережают европейские. Поэтому экономика США и определяет основную гармонику пятой волны.

Основная американская гармоника

В 1990-х гг., да и в настоящее время, США выступают единственным лидером развития мировой экономики и научно-технического прогресса. США располагают грандиозными активами: 30% мирового ВВП, 25% мировой торговли, 40% рыночной капитализации и 50% из 500 крупнейших компаний мира. За период четвертой волны страна два раза (конец 1940-х, конец 1960-х гг.) оказывалась перед лицом глубоких изменений в мировой экономике и с успехом преодолевала кризисную ситуацию. Начало пятой волны совпало с замедлением роста экономики и кризисом фондового рынка, однако эти трудности не должны повлиять на экономическое лидерство США. Об этом свидетельствует рост экономики, начавшийся летом 2003 г. после окончания войны в Ираке.

Кризис 2000–2003 гг. лишний раз показал, что США остаются главным локомотивом мировой экономики, а всевозможные прогнозы о выходе Европы на эту роль – пока благие пожелания.

Азиатские успехи (рост ВВП на протяжении 1960–1990-х годов) напрямую связаны с ростом прямых иностранных инвестиций с Запада и будут существовать лишь в меру их выгодности для Запада. Сказанное в равной мере относится и к Китаю.

Китайская гармоника

Китай продолжает развивать экономическую реформу. Этому способствует ситуативный характер китайской идеологии: в нужных местах – марксизм, в других – конфуцианство, буддизм и даосизм. И при этом никакой шизофрении – только «идеологическая гимнастика». В документах XVI съезда КПК (ноябрь 2002 г.) заявлено, что за период пятой волны (к 2050 г.) необходимо решить задачи «третьего шага» модернизации – построение «общества достатка». На макроуровне предполагается к этому сроку выйти на первое место в мире по совокупной государственной мощи.

В отличие от большинства стран Азии, Китай безболезненно преодолел последствия финансового кризиса 1997–1998 гг. и не допустил девальвации юаня. Начиная с 1995 г. среднегодовые темпы прироста ВВП составляют 8,3%, что существенно превышает темпы развития мировой экономики (3,5%). В 2002 г. ВВП страны превысил (по текущему курсу) 1 трлн долл.

При всех успехах и грандиозных планах нужно отметить, что экономика Китая носит экстенсивный имитационный характер и построена на непрочном фундаменте. Он основан на бедности населения страны, которое поставляет экономике дешевую рабочую силу, и оно же расплачивается за искусственно поддерживаемый слабый юань. Такой фундамент привлекателен для ТНК в сфере массового производства, но создает большие сложности для предполагаемого преодоления технологической пропасти, отделяющей Китай от развитых стран Запада.

Достаточно очевидными экономические особенности Китая становятся при рассмотрении такого важного вопроса, как низкий юань, вылившегося осенью 2003 г. в «новые опиумные войны» с США. Положительное внешнеторговое сальдо Китая не столь уж велико, однако в торговле с США оно уже несколько лет превышает 100 млрд долл. в год. Экономика США растет, а рабочих мест не прибавляется. В качестве «крайнего» в этой ситуации избран Китай, который, из-за недооцененного юаня, якобы отнимает у США рабочие места. Руководствуясь этой «идеей фикс», Белый дом потребовал от китайских властей укрепить их валюту. Пекин занял промежуточную позицию, привязав к некоей «статистической» корзине валют.

Товары, приобретаемые США у Китая, – это низкотехнологичная продукция, которую США уже давно закупали за рубежом, но дороже. Продают же они Китаю технологически сложную продукцию. По сути дела, экономики США и Китая дополняют друг друга. Можно даже говорить о Китае как экономической колонии США: национальная валюта практически жестко привязана к доллару, а американские компании (ТНК) используют Китай в качестве низкозатратной базы массового производства. К этому надо добавить, что наиболее продуктивный сектор экономики в особых районах управляется иностранцами и работает на иностранцев. Непрерывный приток прямых иностранных инвестиций (53 млрд долл. в 2002 г.) стимулирован дешевой рабочей силой, налоговыми и другими льготами, предоставляемыми ТНК. Последние вывозят из страны не только продукцию, но и прибыль, что скрывается манипуляциями транзакций внутри ТНК.

Саморазрушительной для экономики представляется политика Пекина в отношении убыточного госсектора. Накопления «проедаются» на даровое инвестирование и кредитование этого сектора (100 000 госпредприятий), что дает ему возможность выпускать искусственно дешевую экспортную продукцию и затоваривать внутренний рынок. Ситуация напоминает «корейскую болезнь» – до середины 1990-х годов корейские чеболи постоянно наращивали мощности, не заботясь о спросе. К 1996 г. 50 крупнейших бизнес-групп, на которые приходилось 97% ВВП Кореи, оказались убыточными. От окончательного краха корейские компании спаслись за счет своей технологической продвинутости и мировой известности их брэндов. Китайские компании такими преимуществами не обладают.

Претензии США к Пекину относительно положительного сальдо китайской торговли, по меньшей мере, не логичны. Стабильность юаня поддерживается традиционным для ЮВА способом – Китай покупает в больших масштабах долларовые инструменты (валютные резервы Китая 11% мировых) и тем самым поддерживает стабильность американского счета текущих операций. Китай производит низкотехнологичные дешевые товары, а США платят за них обесценивающимися долговыми обязательствами. Ревальвация юаня скорее приведет к отрицательным явлениям не только в китайской, но и в мировой экономике: уменьшится экспорт капитала из Китая, уменьшится китайский импорт, который обгоняет экспорт, возрастут цены на бытовые товары китайского производства, китайская экономика ввергнется в дефляцию (как Япония 10–15 лет тому назад при ревальвации иены), что дестабилизирует весь азиатский рынок.

Стратегия «легких денег», принятая после азиатского кризиса 1997 г., животворно подействовала на экономику, но привела к кризису банковской системы: объем «плохих» кредитов в 2003 г. превышает 1,8 трлн долл. (140% ВВП), займы крупнейших банков не приносят дохода. Технически эти банки неплатежеспособны. За последние четыре года правительство потратило 200 млрд долл. на рекапитализацию банков, а по оценке агентства S&P на это необходимо еще не менее 500 млрд долл.

В ноябре 2001 г. Китай вступил в ВТО. В процессе длительных переговоров он добился выгодных условий для такого вступления. Страна получила международное право голоса по экономическим вопросам, что стимулирует развитие рыночных реформ. За время, прошедшее после вступления в ВТО, резко вырос объем внешней торговли, увеличился объем иностранных инвестиций и объем валютных резервов страны – явно происходит ее интеграция в мировую экономику. В то же время требование ВТО отказаться от дотирования производства экспортной продукции окажет негативное влияние на экспорт определенных товаров, но должно положительно повлиять на конкурентоспособность экономики. Это стимулируется привлечением иностранных технологий и созданием «зон высоких технологий», где инвесторам предлагаются большие льготы.

По мнению ряда уважаемых аналитических агентств 2/3 экономики Китая находится в тени. Вдруг какой-то показатель выводится из тени, как это, например, было с данными о производстве подшипников – за один год цифра изменилась с 760 млн единиц в год до 4 млрд в год. Судя по данным об оборотных фондах, производство, как правило, в 1,5–2 раза больше, чем по прямым данным.

Китай декларирует строительство рыночного социализма. Что это за гибридный зверь, до конца не ясно. С одной стороны, это рынок, регулируемый Госпланом, а с другой, смесь гоминдановского бюрократического капитализма с НЭПом на основе китайского семейного капитализма, страхуемых смертной казнью за экономические преступления. В качестве «изюма» присутствуют спецзоны с высоким уровнем либерализации экономических процессов.

Китай предполагает в период пятой волны произвести крупный вброс капитала в постсоветское пространство и создать «интернациональные геоэкономические зоны». Одна из них должна интегрировать российский Дальний Восток с северо-востоком Китая (с центром в г.Харбине), а другая – Среднюю Азию с северо-западом Китая (с центром в г.Урумчи). Аналогичную геоэкономическую зону предполагается сформировать в ЮВА в целом, на основе зоны свободной торговли стран АСЕАН. Вырисовываются контуры грандиозного интегрированного экономического пространства (вроде предполагавшейся японцами «зоны совместного процветания») рыночного социализма с населением 2 млрд человек, в 5 раз больше, чем было в советском соцлагере. Создание такой хозяйственной империи представляется вполне реальным, особенно если китайское руководство будет продолжать проводить мудрую комбинацию стратегий энергичного восполнения дефицитов эффективности рыночного механизма и максимального использования его инструментальных возможностей.

В Китае большое внимание уделяется развитию науки, инноваций и особенно информационным технологиям, как основе идущей цифровой революции. Однако пока развитие информационных технологий не приняло технологического направления, а идет по колониальному пути оффшорного программирования, как в Индии. Тон китайской гармоники пока остается имитационным, и в этом качестве он не может стать основным в пятой волне. Президент китайской Академии наук заявил, что нужно еще 30–40 лет развития науки для перехода к инновационной экономике. Результаты пятой волны покажут справедливость такого прогноза, который, как подтвердил опыт Японии, противоречит восточному менталитету.

И в заключение несколько слов о ситуации в российской экономике. Российская гармоника в пятой волне пока не звучит ни по интенсивности, ни по самостоятельному тону. Сформировавшийся капитализм на основе компрадорского колониального предпринимательства представляет собой гибрид азиатской клановости и латиноамериканской коррупции. Такой капитализм не заинтересован и не способен развивать современную инновационную экономику, которая в российских условиях только и может задать самостоятельный оригинальный тон гармонике развития. Многие аналитики считают, что каких-либо изменений в структуре российского капитализма можно ожидать не ранее 2008 г.

Нужно отметить еще одно явление, характерное для начала пятой волны, – это рост анархизации и неуправляемости в человеческом сообществе. Опыт России, Италии и Германии в первой половине прошлого века показывает, что выбор у страны, ставшей неуправляемой, небольшой – либо полная анархия, либо авторитарный режим.

Ответом на неуправляемость становится появление режимов «однопартийной демократии», даже в такой «свободной» стране, как США. По мнению О.Тоффлера, власть в будущем обществе будет основываться на взаимодействии знания, насилия и богатства. Весьма вероятно, что европейские диктаторы начала прошлого века были не аберрацией истории, а некими «пророками» Нового времени.

Журнал «Атомная стратегия» № 19, ноябрь 2005 г.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Китай
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Китай:
Динамика развития китайской экономики

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.16
Ответов: 12


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.28 секунды
Рейтинг@Mail.ru