proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Атомный год 2016
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Сроки строительства блоков АЭС в РФ выросли до 10 лет. Причины?
Спешка не требуется
Плохая организация на площадке
Слабый контроль со стороны Заказчика
Некачественный проект
Брак комплектующих в поставках
Другое

Результаты
Другие опросы
Актуальная тема
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.

[16/08/2010]     Три кита безопасности: независимость, компетентность, открытость

Точность, вежливость, ослепительные улыбки всех присутствующих на интервью сотрудников NRC и американского посольства со всей очевидностью свидетельствуют: в области ядерной и радиационной безопасности в США – все о`кей. Сам облик Председателя NRC Грегори Б. Яцко  создает ощущение собранности и надежности – молод, худощав, высок ростом, спокойные внимательные карие глаза и доброжелательное отношение к собеседнику. Строгий костюм с галстуком, несмотря на изнурительную жару,  идеально дополняет впечатление о здоровом консерватизме, следовании традициям и успешной карьере нашего собеседника.


Его докторская степень по физике и административный опыт дают основания предполагать, что Президент США Барак Обама делает ставку на профессионалов. В свои 37 Грегори Б. Яцко  уже пять лет в ранге федерального чиновника высокого уровня, а в мае прошлого года президент назначил его  главой национального ядерного регулятора.

Время интервью строго регламентировано, а у нас подготовлено огромное количество вопросов. Дай Бог задать хотя бы четверть из них!

Господин Председатель, какова цель вашего визита в Санкт-Петербург?

– Санкт-Петербург является частью моего визита в Россию, в ходе которого я уже встречался с представителями надзорных органов и посетил несколько предприятий атомной отрасли.  Комиссия по ядерному регулированию  США, которую сокращенно можно называть NRC, имеет длительную историю очень хороших взаимоотношений с надзорными органами России. Мой визит – продолжение этого сотрудничества.

Что является предметом атомного надзора – состояние ядерной и радиационной безопасности на объектах использования атомной энергии или деятельность эксплуатирующей организации по её обеспечению?

– В Соединенных Штатах Комиссия по ядерному регулированию в соответствии с мандатом, предоставленным ей Правительством, отвечает, прежде всего, за безопасность.

NRC является основным надзорным органом США и постоянно работает с лицензиатами, потому что ответственность за безопасную эксплуатацию объекта возложена на самого лицензиата. Поэтому NRC взаимодействует с представителями лицензиата, контролируя соблюдение требований, разработанных комиссией по ядерному регулированию. Тем самым обеспечивается безопасное состояние эксплуатации атомных объектов.

– Что вызывает у Вас бОльшую озабоченность сегодня –  ядерная или радиационная безопасность?

–  Работа регулирующего органа, естественно, состоит в том, чтобы заботится как о ядерной, так  и о радиационной безопасности. В США мы как регулирующий орган придаем равное значение и тому, и другому, несмотря на то, что показатели безопасности у нас стабильно находятся на очень высоком уровне. Мы внимательно следим за тем, чтобы наша комиссия продолжала работать так же эффективно, и  чтобы лицензиаты не ослабляли внимания к вопросам обеспечения  безопасной работы, как атомных станций, так и абсолютно безопасного обращения с радиоактивными отходами и источниками.

– В чем сегодня основные трудности регулирования в США?

–  Самая большая проблема, которая стоит сегодня перед  NRC, та же, что и перед аналогичными органами во всех странах мира. Это, прежде всего, трудности, которые связаны с персоналом, работающим в нашей отрасли. На протяжении последних нескольких лет, как и другие страны, мы сталкиваемся с проблемой старения персонала. Именно поэтому мы всегда заботимся, чтобы на место уходящих на пенсию специалистов приходили квалифицированные и талантливые молодые люди. Мы разрабатываем специальную программу по их подготовке и обучению, чтобы сохранить тот потенциал, который был накоплен предыдущим поколением сотрудников отрасли.

– Есть ли в США  отдельные законы о регулировании безопасности и о государственном управлении в области использования атомной энергии?

– В США существуют два абсолютно разных юридических лица: комиссия по ядерному регулированию, работа которой полностью посвящена обеспечению безопасной эксплуатации объектов использования атомной энергии. Вторая организация занимается вопросами развития атомной энергетики и вопросами эксплуатации АЭС – это Минэнерго США, или сокращенно – DoE. В законодательстве США именно этот момент отражен.

– Были ли в США попытки объединения NRC с другими надзорными органами?

–  Не совсем  так. На заре своего существования комиссия по ядерному регулированию была частью более крупного регулирующего органа. Но потом было принято решение, что более разумно разделить их. И с тех пор они существуют раздельно. Это случилось в 1975 году.

– Каков сегодня статус NRC в системе государственной власти?

–  Мы являемся абсолютно независимой надзорной организацией, которую возглавляют несколько комиссионеров. Эти комиссионеры утверждаются Президентом по согласованию с Конгрессом США. Но они абсолютно независимо принимают свои решения.

– Подконтрольна ли NRC военная часть атомной отрасли?

–  Нет. В основном NRC занимается вопросами обеспечения безопасности и регулированием работы частного коммерческого сектора. Думаю, вам известно, что в США имеется частный сектор в области атомной промышленности. Однако, под нашим надзором есть несколько объектов, которые принадлежат федеральному правительству.

–  Как формируется бюджет NRC, и кто контролирует расходы?

– Бюджет нашей организации формируется также как и бюджеты прочих крупных федеральных органов США. Он, естественно, также утверждается Конгрессом США. А затем уже агентство следит за тем, чтобы деньги из бюджета использовались согласно тому плану, на который они были предоставлены.

– Компенсируются ли  эти затраты за счет лицензионной деятельности NRC?

–  Если коротко ответить на этот вопрос – да. Во-первых, мы берем некую плату со своих лицензиатов за определенные виды деятельности. Прежде всего, это рассмотрение заявок на выдачу лицензии, экспертиза документов, которые подаются вместе с этими заявками. Конгресс США делает расчеты, затем обращается к нам, с тем, чтобы мы могли собрать определенную сумму со своих лицензиатов. Это достаточно сложный процесс.

– Проводит ли NRC собственные исследования, и за счет каких финансовых средств?

– Да, мы занимаемся научно-исследовательской деятельностью, которая в основном посвящена обеспечению ядерной безопасности. Кроме того, научно-исследовательской деятельностью занимаются как частные институты США, так и Министерство энергетики США. Но мы тоже ведем исследовательские работы по обеспечению безопасной эксплуатации объектов ядерной энергетики. Мы используем те деньги, которые Конгресс утверждает на научные исследования.

– А за счет каких средств разрабатываются регулирующие документы?

– Бюджет NRC одобряется Сенатом США, т.е. средства приходят в основном из государственного бюджета. Таким образом, деятельность NRC полностью поддерживается государством. Но затем Конгресс США обращается к NRC с тем, чтобы они вернули эти деньги в бюджет. Таким образом, в бюджет возвращается до 90%  средств за счет взносов, которые платят лицензиаты. И деньги, как на научно-исследовательскую деятельность, так и на разработку и выпуск нормативных документов приходят к нам именно таким образом.

– Несколько вопросов  о полномочиях. Ограничиваются ли в США полномочия регулирующего органа в области использования атомной энергии общепромышленным законодательством,  и в какой мере?
–  Как я уже говорил, основная задача NRC – обеспечение ядерной и радиационной безопасности, которое осуществляется через работу с лицензиатами. Соответственно, у нас очень широкие полномочия, позволяющие в полной мере обеспечить безопасность. Естественно могут быть назначены какие-то судебные слушания по этому поводу.

– Может ли Правительство диктовать условия NRC, например, ускорить выдачу лицензии, пустить в эксплуатацию объект к какому-нибудь важному событию или  приезду президента и т.д.? Может ли аннулировать лицензию, выданную NRC?

– (Смеется). Если отвечать кратко – нет. Конгресс США отвечает за то, что он издает законы. Законы могут быть самыми разнообразными. Но если идет речь о какой-то внезаконодательной деятельности – в таком случае NRC имеет самые твердые полномочия: когда, как и сколько времени рассматривать какие-то вопросы. Что касается пуска объектов в присутствии президента… Дело в том, что в течение достаточно длительного времени никаких атомных станций в США не вводилось. Моя память так далеко не распространяется, однако припоминается случай посещения атомной станции президентом, правда, визит не был привязан к какому-то событию. Это был Президент Буш.

– Может ли DOE оспорить решение NRC?

– Нет, NRC – независимая организация, и ее решения никак не рассматриваются департаментом энергетики.

– Регламентировано ли количество проверок, которые может проводить NRC на ОИАЭ в течение  установленного времени?

–  Нет, никаких ограничений не существует, однако, у нас есть стандартный план, который охватывает как количество, так и различные виды инспекционной деятельности, направленной на обеспечение безопасной эксплуатации атомных станций. Но если вдруг какая-то АЭС предъявляет нам плохие показатели работы, то в таком случае NRC может проводить дополнительные инспекции.

– Контролирует ли NRC ремонтные кампании?

– Да, NRC осуществляет контроль за качеством ремонтных работ. Ремонтные работы, в основном, осуществляются самим лицензиатом. Лицензиат может производить ремонт, как собственными силами, так и с помощью подрядных организаций. NRC имеет право контролировать эту работу. В основном, она это делает через контроль деятельности лицензиата.

– Каковы полномочия NRC в отношении подрядчиков лицензиата?

–  В основном, работая с лицензиатами. В отдельных случаях NRC может применять какие-то санкции и рассматривать деятельность подрядчиков и субподрядчиков лицензиата, если те нарушают какие-то нормы и правила.

– О председателе NRC: кто назначает руководителя NRC, кто согласовывает назначение?

–  Председатель NRC назначается Президентом. Председатель выбирается из числа комиссионеров NRC. Конечно, проходит процесс консультаций с Конгрессом, но последнее слово остается за Президентом.

– Какие требования к  компетенциям Председателя: образование, опыт и т.д.?

–  В истории NRC люди, которые назначались на этот пост, имели разное образование, каждый из них имел какую-то свою предысторию. В основном, это были либо выходцы из военно-морского флота, либо люди, имеющие опыт в науке и технике. Потому что для председателя NRC обязательно хорошее понимание технических вопросов и хорошие навыки в этой области. А также понимание общей политики, которая развивается и также влияет на нашу жизнь.

– Председатель отчитывается перед Президентом США?

– Не совсем. Так как NRC – независимый орган, ее Председатель напрямую не отчитывается перед Президентом.  Традиционно существует определенный уровень разделения между Председателем NRC и Президентом.

– Какова степень личной ответственности Председателя NRC?

– Круг ответственности достаточно широк. Как Председатель NRC я отвечаю за развитие самой этой организации и выработку ее политики. Если возникает чрезвычайная ситуация, то ответственность за ликвидацию ее последствий лежит лично на Председателе. Кроме того, он занимается вопросами бюджетирования и комплектации штатов.

– Все это отражено в законодательстве?

– Да.

– Каков срок полномочий Председателя NRC?

– Каждый комиссионер NRC имеет пятилетний срок полномочий. Как я уже говорил, Президент выбирает Председателя из  числа комиссионеров, и срок его работы определяется пятилетним сроком, как комиссионера.

– О внутреннем устройстве NRC: какие специалисты и откуда  набираются в штат?

– У нас работает самый широкий спектр специалистов: инженеры, ученые, специалисты по административным вопросам. Мы их находим либо в колледжах, либо в других государственных агентствах, либо в частных офисах.

– Какова численность сотрудников NRC?

–  У нас работает 4 тысячи служащих.

– Как соотносится уровень их зарплат по сравнению со специалистами подконтрольных объектов?

–  В некоторых отраслях уровень заплат сопоставим, иногда зарплата инспектора чуть ниже, чем в промышленности.

– Известны ли вам факты подкупа проверяющих? Как организована профилактика коррупции?

– Нет, такие случаи мне не известны. Конечно, существует специальная программа, направленная на то, чтобы таких случаев даже  и не возникало. У любого  федерального агентства есть генеральные инспекторы, которые наблюдают за тем, чтобы никаких случаев подлога или взяточничества не происходило.

– Какую ответственность несут инспекторы NRC за свои ошибки и халатность?

– Все инспекции проводятся, как правило, не одним инспектором, а несколькими инспекторами сразу. Это делается как раз для того, чтобы предотвратить ошибки во время проведения инспекции. Кроме того, лицензиат имеет право сообщить в NRC в рамках отдельно взятой программы о том, что были совершены какие-то ошибки во время проведения инспекции.

– Существует ли кодекс поведения сотрудников NRC?

–  Существует специальная программа подготовки инспекторов, после окончания такого курса обучения инспектора сдают экзамены.

– Качество работы характеризуется, в том числе, и соблюдением этических норм. Нет ли обязательной клятвы сотрудника NRC? Как в медицине.

– Вопросы этики поведения действительно рассматриваются в NRC, которая практикует очень высокий уровень стандартов в деловой этике. Не только по отношению к инспекторам, но и к сотрудникам вообще. Если факты нарушения норм этики поведения становятся известны, то к сотрудникам применяются определенные меры. Кроме того, существует, как мы уже говорили, институт генеральных инспекторов, которые также следят за соблюдением этики делового поведения.

– Поговорим об открытости, о связи с прессой. Как организована связь с общественностью, и какие виды отчетности готовит NRC для общества?

–  Комиссия по ядерному регулированию – это очень открытая организация. Мы предоставляем огромное количество информации как для населения, так и для СМИ. Она представлена и на вэбсайте,  и в тех документах, которые мы публикуем. Их можно найти в открытом доступе в библиотеках. Кроме того,  у нас есть специальный агент по связям с общественностью, который на постоянной основе осуществляет работу с представителями общественности и прессы.

– Как часто Вы лично выступаете в прессе, какие СМИ предпочитаете?

–  На самом деле тут точного ответа дать невозможно. Все зависит от обстоятельств. Иногда бывают ситуации, когда мне приходится давать интервью несколько раз в неделю, иногда длительные периоды  затишья. Все зависит от сложившихся обстоятельств. Я лично предпочитаю двухстороннюю беседу с журналистом. Но, естественно, контакты с общественностью и СМИ осуществляются от моего имени, как лица, представляющего NRC, практически любое время. Это может быть либо печатное, либо интеренет -издание.

– Известны ли Вам случаи давления на СМИ в США с целью сокрытия инцидентов, неприятных фактов?

– Нет, таких случаев я не припомню. В основном, вся информация открыта. Но некоторая информация по своей сути является секретной, тогда, конечно, она не будет раскрываться перед СМИ. NRC имеет практически ежедневный контакт со СМИ, и вся несекретная информация предоставляется журналистам. СМИ в США являются независимыми.

‑  О лицензировании: каковы сроки лицензирования атомных объектов в США и кем они установлены?

– Это зависит от того, какой вы объект лицензируете, и что именно вы лицензируете на этом объекте, т.е. у вас временные рамки могут меняться от месяца до нескольких лет. Все зависит от ситуации. Но сроки в процессе лицензирования устанавливает само NRC. И хотя сроки установлены, тем не менее, существует так называемая обратная связь –  чем быстрее заявитель на лицензию отвечает на те вопросы, которые возникают у специалистов NRC, тем быстрее идет этот процесс. 

‑ Примерно, сколько лицензий должен иметь типовой атомный блок?

– Каждый атомный блок имеет одну основную лицензию, которая выписывается непосредственно комиссией по ядерному регулированию. У этого же блока могут быть другие лицензии или разрешения на какие-то виды деятельности от других федеральных объектов (агентств, служб), но, самое главное, что единая лицензия выдается комиссией по ядерному регулированию.

‑ Сколько времени NRC готовит эту лицензию?

– Несколько лет.

- О промышленности: как удается вам поддерживать безопасность в ядерной энергетике при таком фантастическом КИУМ 92%.

– Безопасность, прежде всего, обеспечивается инспекционной работой. Существует очень суровая программа инспекционной деятельности. На каждой площадке существует так называемый постоянно действующий инспектор, который работает там и который смотрит за обеспечением безопасности. Кроме того, с течением времени мы пришли к следующему выводу, что лучше всего, когда станция работает стабильно на одном уровне, даже если этот уровень высокий, чем если вы все время меняете мощность этой станции. Если показатели работы на высоком уровне стабильны, это значит, что станции так работать лучше.

Дело все в том, что высокий КИУМ – это, как правило, результат безопасной эксплуатации атомной станции. Мы считаем, что если атомная станция работает в безопасном режиме, лучше пусть она работает на большом КИУМе, чем, если бы мы бесконечно говорили: снизьте свою мощность, или там остановите свой реактор на какой-то период времени. Мы считаем, что высокий КИУМ непосредственно связан с высокими показателями безопасности атомной станции.

Мы, как правило, в общем, не особое внимание уделяем этому КИУМу,  когда мы говорим об обеспечении безопасной работы атомной станции. Если мы видим, что что-то происходит, что требует снижения этого КИУМа, то значит, это снижение будет сделано.

- В США тоже есть проблема с хранилищами ОЯТ. В этих условиях какие меры предпринимает NRC?

– Здесь подход следующий. Может быть, долгосрочный и краткосрочный подход. При краткосрочном подходе ОЯТ хранится на площадке атомной станции, что и происходит в настоящий момент, если мы считаем такое хранение на данной площадке безопасным. И второй подход – это строительство хранилищ ОЯТ в Юкка-Маунтин. В настоящий момент пока еще идут теоретические дебаты по этому поводу и пока нет решения по Юкка- Маунтин.

- Вызывают ли у вас дополнительное беспокойство участившиеся в последнее время природные катаклизмы: жара, ураганы?

– Да, естественно, вопрос изменения климата, и вообще влияние климатических условий окружающей среды и, соответственно, воздействий на безопасность атомных объектов всегда было в программе комиссии по регулированию и когда строится атомная станция, как и какое-нибудь хранилище, например, радиоактивных отходов. Всегда принимаются во внимание климатические условия той местности, в которой ведется это строительство. Этот вопрос всегда у нас на контроле.

- О страховании: должны ли страховые компании проводить самостоятельные расследования (проверки) на страхуемых ими ОИЯЭ?

– Существует два вида страховой деятельности на территории США. Вначале страхуется сам объект. Если этому объекту наносится какой-нибудь ущерб, то это один вид страхования. Второй вид страхования, соответственно, это выплата компенсаций за ущерб, если произошел какой-то инцидент, соответственно населению или сотрудникам атомной станции. Это другой вид страхования. В федеральном законе это предусмотрено. Такая программа страхования существовала всегда.

- Какую долю в киловатт-часе составляет страхование?

– Не знаю. (Смеется). Атомная станция страхуется по максимальной возможности, которую предоставляют частные страховые компании. Средняя атомная станция в США имеет страховую сумму в $300 млн. Если у вас происходит какой-то инцидент, который выходит за рамки страхового случая, то все атомные станции США начинают увеличивать выплаты своих страховых взносов (принцип коллективной ответственности – ред.).

Если страховая компания заинтересована в расследовании какого-то инцидента, помогает ли она финансово NRC?

– Нет. Страховые компании сами проводят свое расследование, а NRC – свое расследование. У NRC достаточно средств, которые выделяются федеральным правительством и своих внутренних средств, чтобы провести любые расследования, которые необходимы, как в случае аварии, так и в каких-то более  незначительных (мелких) ситуациях.

– И последний вопрос. Если придерживаться принципа приоритета безопасности по отношению к политкорректности, то, как Вы, как председатель NRC, оцениваете организацию регулирования безопасности в России?

– Мне очень нравятся мои коллеги в России. Господин Н.Г.Кутьин , который возглавляет регулирующий орган Российской Федерации, многообещающий молодой человек, уделяющий действительно большое внимание вопросам безопасности. Я знаю его лично, у нас с ним очень хорошие отношения. И мне кажется, его взгляд на вопросы безопасности практически такой же, как у меня, и как вообще в США. Г-н Н.Г.Кутьин – это тот человек, основная забота которого безопасность.

- Господин Председатель, благодарим вас за интересное интервью.

Мы вручили Грегори Б. Яцко  последние выпуски журнала «Атомная стратегия», в том числе и посвященные ядерному надзору. А в качестве подарка с потаенным смыслом – традиционную русскую матрешку, напомнив ему, что деятельность регулирующего органа не ограничивается анализом информации верхнего уровня, той, что лежит на поверхности. Главное скрыто внутри – как в нашей матрешке.

Редакция благодарит Ю.Г. Вишневского, Б.Г.Гордона, Г.А.Новикова, А.Ю.Давыдова за помощь в подготовке к интервью. Особая благодарность А.М.Букринскому  и Б.И.Нигматулину. Их критические замечания, рекомендации и советы уже много лет помогают нам понять суть событий, происходящих в области регулирования безопасности.

Интервью подготовили О.В.Двойников и Л.Н.Селивановская.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Ядерный надзор
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Ядерный надзор:
Новая структура стандартов МАГАТЭ по безопасности

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.57
Ответов: 14


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 4 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Три кита безопасности: независимость, компетентность и открытость (Всего: 0)
от Гость на 16/08/2010
Отличное интервью. Редакции спасибо. На фоне того, что под давлением обстоятельств Ростехнадзор только что "повышен" до подчиненности Правительству, сколько России надо лет, чтобы приблизится к положению надзора в США? Как бы ускорить? Ведь не успеем же!


[ Ответить на это ]


Re: Три кита безопасности: независимость, компетентность и открытость (Всего: 0)
от Гость на 17/08/2010
Замечательный материал. Искренняя благодарность всем участникам. В вопросах вдумчивость и интерес, в ответах спокойная уверенность и изначальная определенность. Похоже, что в основе стабильности лежит стремление выполнить законный порядок, а не демонстрация желания утвердиться путем умаления и критики уже действующих правил. И насчет возвратного бюджетного обеспечения вполне разумно. Попросили сколько реально требуется. Конгресс согласился и обеспечил. Исходя из этого определились со стоимостью услуг лицензирования. Собрали плату с лицензиатов и 90% средств ВЕРНУЛИ в бюджет. Заметим не взяли и проели, но попросили и потом вернули. Вполне прилино выглядит и есть чему поучиться. Еще раз спасибо ВаМ


[ Ответить на это ]


Re: Три кита безопасности: независимость, компетентность, открытость (Всего: 0)
от Гость на 17/08/2010
Да, действительно, интервью замечательное и весьма поучительное. Однако жаль, что некоторые вопросы, как следует из оветов, Председатель NRC к сожалению, не понял. Вряд ли можно предполагать, что он от них уклонился. Это вопрос о предмете надзора - что это, состояние безопасности, или деятельность лицензиата по её обеспечению. В США- второе, и Председателю, вероятно, даже в голову не пришло  как может быть по другому. В России, к сожалению, пока - первое, потому и сроки впаривают -  проверять не чаще одного раза в год, а то и в три года.  То же самое относится к вопросам об объединении разных надзоров и политкорректности. Но в целом интервью заслуживает того, чтобы над ним глубоко залуматься тем, кто в нашей стране реально несет ответственность за безопасность граждан. Спасибо редакции. А.Букринский


[ Ответить на это ]


Re: Три кита безопасности: независимость, компетентность, открытость (Всего: 0)
от Гость на 19/08/2010
За интервью спасибо: умно, прфессионально и поучительно. Однако вопрос. Представлены ли были вопросы Председателю заранее? (Кстати, было бы интересно, если бы редакция показала все свои вопросы, которые она подготовила к интервью). Если да, то не очень понятны некоторые ответы. Или он не в курсе, или явно пытался уйти от откровенного ответа. Тогда получается, что очень открытая организация NRC (как говорит Яцко) на самом деле не такая уж и открытая, она также руководствуется  политесом.


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.13 секунды
Рейтинг@Mail.ru