proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[11/11/2005]     Хотели как лучше, получилось как всегда

Ю.А.Зайцев, эксперт Движения за ядерную безопасность

Двадцать седьмого декабря 2002 года Президент Российской Федерации В.В.Путин подписал Федеральный закон № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее, закон «ОТР»). В соответствии со статьей 48, данный Федеральный закон вступил в силу по истечении шести месяцев со дня его официального опубликования, т.е. со второй половины 2003 года.

В соответствии с п. 7 статьи 46 данного закона, в течение семи лет со дня вступления его в силу должны быть приняты, так называемые, технические регламенты. Понятия «техническое регулирование» и «технический регламент» определяются в статье 2 закона:

• техническое регулирование – правовое регулирование отношений в области установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, а также в области установления и применения на добровольной основе требований к продукции, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнению работ или оказанию услуг и правовое регулирование отношений в области оценки соответствия;

• технический регламент – документ, который принят международным договором Российской Федерации, ратифицированным в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или Федеральным законом, или указом Президента Российской Федерации, или постановлением Правительства Российской Федерации, и устанавливает обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования (продукции, в том числе зданиям, строениям и сооружениям, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации).

Таким образом, к середине 2010 года все существующее нормативно-правовое законодательство (за некоторым исключением) в соответствии с законом «ОТР» должно быть преобразовано к системе технических регламентов. При этом, естественно, оно должно быть приведено и к современному уровню развития национальной экономики, материально-технической базы, а также уровню научно-технического развития (п.12, ст. 7 закона «ОТР»). В общей сложности, должно быть разработано порядка 200 технических регламентов. Необходимо отметить, что «Обязательные требования к продукции, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, в отношении которых технические регламенты в указанный срок не будут приняты, прекращают действие по его истечении» (п.7, ст. 46 закона «ОТР»).

Уже при первом ознакомлении с законом «О техническом регулировании» возникает вопрос: «Кому понадобилось осуществлять «революционное» (за 7 лет) преобразование всего нашего нормативно-правового законодательства»? Какую цель преследуют авторы и организаторы этого «действа»? Насколько известно, законодательство США, Англии и других цивилизованных стран сохраняется столетиями. Осуществляется аккуратное, эволюционное совершенствование законодательства путем внесения поправок, с помощью которых законодательство адаптируется к постоянно меняющимся условиям общественной жизни. Мы же без революций обойтись не можем! А следовало бы немного подумать и хотя бы оценить тот объем работы и необходимое время, которое потребуется для разработки и принятия 200 регламентов. Желающих сделать это, мы отправляем к статье 9 закона «ОТР», в которой подробно прописывается вся сложнейшая процедура подготовки, обсуждения и принятия технических регламентов. Отметим только, что по закону (п. 8, ст. 9) Государственная Дума, как минимум, дважды должна будет направлять технический регламент в Правительство Российской Федерации на отзыв. Только на это уйдет не менее двух (по закону) месяцев. Однако основная тяжесть работы с регламентами упадет не на Правительство, а на Государственную Думу, точнее, на несколько ее комитетов, поскольку компетентное обсуждение регламентов возможно всего в 2–3 комитетах. Становится ясно, что серьезного обсуждения регламентов не предусматривается, а положительные заключения на проекты (чтобы не сорвать всю процедуру работы в Госдуме) будут просто штамповать. И здесь мы вновь возвращаемся к выше сформулированному вопросу: «Кому, все-таки, понадобилось осуществлять «революционное» преобразование нашего нормативно-правового законодательства?». И какую цель преследуют авторы и организаторы этого «действа»? Ответ напрашивается сам собой – создать обстановку штурмовщины, неразберихи, имитации бурной деятельности. Под прикрытием общего шумового фона решить свои частные проблемы, такие как, например, изменить тот или иной норматив в сторону увеличения, а то и вовсе его отменить или «забыть». При самом удачном стечении обстоятельств – не успели за семь лет разработать и принять технический регламент – получить полную свободу всевозможных нарушений, поскольку старые нормативы в этом случае прекращают свое действие.

Одним из планируемых к разработке технических регламентов должен быть общий технический регламент «Ядерная и радиационная безопасность» (п. 4, ст. 8 закона «ОТР»). До принятия этого технического регламента техническое регулирование в области ядерной безопасности должно осуществляться в соответствии с Федеральным законом «Об использовании атомной энергии», а в области радиационной безопасности в соответствии с Федеральным законом «О радиационной безопасности населения». С принятием общего технического регламента «Ядерная и радиационная безопасность» указанные законы теряют силу.

Здесь возникает другой вопрос! Как следует трактовать зафиксированное в законе сочетание «ядерная и радиационная безопасность»: или как общий нормативно-правовой документ с указанным названием, или как два отдельных нормативно-правовых документа – «ядерная безопасность» и «радиационная безопасность»? Как показало дальнейшее развитие событий, предполагается только первая трактовка. На наш взгляд, это является ошибочным, если не сказать хуже.

Ядерная безопасность – это, прежде всего, проблема нераспространения делящихся материалов и исключения несанкционированных цепных реакций. Объединение проблемы радиационной безопасности с проблемой ядерной безопасности, не имеющей ничего общего с радиационной безопасностью, решаемой совершенно другими методами и другими ответственными органами, чреват многочисленными «предсказуемыми неожиданностями». Это подтвердилось, когда в октябре 2003 года на сайте Госсанэпиднадзора (http:// www.gsen.ru) появилась первая версия проекта технического регламента – Федеральный закон «Об общем техническом регламенте по радиационной и ядерной безопасности». В дальнейшем эта версия была откорректирована в соответствии с требованием закона «ОТР» (п. 4, ст. 8; п. 6, ст. 46): «Общий технический регламент «Ядерная и радиационная безопасность». После этой публикации стало очевидным, что объединение «радиационной безопасности» и «ядерной безопасности» в одном нормативно-правовом документе – идея весьма неразумная. В опубликованном техническом «Регламенте» нет ни одного конкретного норматива, имеющего отношение к «ядерной безопасности», а все имеющиеся формулировки носят декларативный характер типа: «При всех видах обращения с делящимися материалами должны обеспечиваться условия, исключающие возможность возникновения самопроизвольной цепной реакции ядерного деления; …в изделиях, конструкционно предназначенных для инициирования цепных реакций ядерного деления и синтеза, должно быть конструкцией изделий исключено нерегламентированное энерговыделение за счет цепных реакций ядерного деления в случае аварии или несанкционировнного внешнего воздействия на изделие; …при всех видах обращения с делящимися материалами и изделиями на их основе должны обеспечиваться меры физической защиты, исключающие возможность утраты, хищения или несанкционированного использования материалов и изделий» и т.д. (п. 4, статья 6 «Регламента»).

Сформулируем, наконец, последний, третий вопрос: «Почему объединили две разные проблемы в одном нормативном документе? Или кому это понадобилось, и кто в этом заинтересован?». Все становится на свое место, когда выясняется, что официальное поручение от Правительства РФ на разработку «Общего технического регламента «Ядерная и радиационная безопасность» получили Агентство по атомной энергии и Министерство Российской Федерации по атомной энергии.

Можно сделать два следующих вывода:

1. Министерство, которое является основным загрязнителем окружающей среды, основным нарушителем нормативов загрязнения и облучения населения, является и основным разработчиком указанных нормативов. По сути дела, если говорить афоризмами, «охрана стада поручена волку».

2. Госсанэпиднадзор РФ (ведомство Минздрава), являясь основной организацией, обеспечивающей государственный надзор и контроль в области обеспечения радиационной безопасности, имеющей в своем штате ведущих специалистов в Российской Федерации по биологическому действию излучения на организм человека, по сути дела, отстранен от процесса разработки технического регламента «Ядерная и радиационная безопасность». Версия Регламента, разработанная Минздравом, является инициативой Минздрава, и в лучшем случае может рассматриваться только как альтернатива официальному проекту.

Становится ясно, что объединение двух различных проблем в одном документе понадобилось именно для того, чтобы разработка технического регламента была поручена Минатому. В противном случае, разработка технического регламента «Радиационная безопасность» была бы поручена Минздраву.

Завершим наше исследование словами Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». В случае разработки «Общего технического регламента «Ядерная и радиационная безопасность», по-видимому, так и будет.

Журнал «Атомная стратегия» № 14, ноябрь 2004 г.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Безопасность и чрезвычайные ситуации
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Безопасность и чрезвычайные ситуации:
Стратегия обеспечения энергетической безопасности России

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 0
Ответов: 0

Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.16 секунды
Рейтинг@Mail.ru