proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Атомный год 2017
  Агентство  ПРоАтом. 22 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
На ГХК открытые бассейны с РАО засыпают грунтом. Ваше отношение?
Поддерживаю такой способ изоляции
Допускаю при научном обосновании
Нужно РАО извлекать, в емкости и в хранилище

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышла в свет книга воспоминаний Михаила Владимировича Шавлова. Авторитет инженера, технического специалиста был в то время в стране на самом достойном уровне, поэтому и страна развивалась высочайшими темпами.
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[31/10/2005]     Прямые иностранные инвестиции – инструмент развития и глобализации экономики

А.Г.Зуев, президент группы компаний «ИСТА», член экспертно-консультационного совета по проблемам национальной безопасности при председателе Государственной Думы РФ

Мировое сообщество вступило в третью промышленную революцию. Первая была связана с изобретением парового двигателя, вторая – с электрификацией, а третья олицетворяет собой прорыв в шести главных направлениях: компьютеризация, телекоммуникации, микроэлектроника, роботы, новые материалы, биотехнологии. Последствия этих технологических достижений меняют не только сферу бизнеса, но также культуру, государственное управление, методы ведения войны и даже религию. Все более очевидной становится способность людей использовать внегенетическую информацию в своих повседневных целях (что собственно и отличает людей от остального животного мира).

Особенность третьей технической революции состоит в инновационно-технологическом взаимодействии и интерференции шести упомянутых направлений. Это взаимодействие еще только начинает развиваться, но именно оно определит основные векторы инноваций и соответствующего экономического развития.

Третья революция характеризуется переходом от товарного производства к экономике услуг, опирающейся на теоретическое знание, и созданием на основе этих знаний новых интеллектуальных технологий. Концептуальный сдвиг, имеющий много аспектов, прежде всего состоит в отношении к информации (знанию) как к главному ресурсу. Еще совсем недавно на западе главным ресурсом обогащения считалась земля, позже состояния наживались на эксплуатации природных богатств, таких как золото и нефть, а в наши дни главным ресурсом обогащения выступают знание и информация. Достаточно вспомнить природу обогащения Б. Гейтса.

Каждая промышленная революция выступала как движущая сила глобализации экономики. Пожалуй, серебряным веком глобализации можно считать начало XX в. Основным инструментом глобализации тогда выступала торговля. Расцвет международной торговли сопровождался огромными масштабами миграции, снижением стоимости перевозок и ростом иностранных инвестиций, в том числе и прямых. В это же время появляются первые ТНК, такие как "Зингер" (Singer Sewing Machine), деятельность которых сопровождалась прямыми иностранными инвестициями. Однако глобализационные толчки, связанные с первыми двумя революциями, носили чисто структурный характер, так как отсутствовал механизм компрессии экономического пространства и времени. Такой механизм появился в виде интенсивной сетевой информатизации третьей революции. Сетевые структуры, прежде всего Интернет, обеспечивают синхронность мировой экономики. Такая синхронность явно проявилась в одновременном замедлении всей мировой экономики в 2001 г. и в ее столь же одновременно начавшемся восстановлении в 2002 г. Синхронизация экономических циклов в разных странах достигается, прежде всего, сходной денежной политикой, дирижируемой Федеральной Резервной Системой (ФРС) США. Так, в 2001 г. центральные банки разных стран от США до Тайланда снижали ставки в общей сложности 206 раз, сделав кредит более доступным.

Главным движущим стимулом и инструментом глобализации стали прямые иностранные инвестиции (ПИИ). Торговля ввозимыми товарами заменяется их производством в районе реализации. Сети ТНК опутывают весь мир, особенно развитые страны. Производство любого товара, вне зависимости от брэнда, носит международный характер.

Наглядный пример развития ПИИ – Ирландия. Более 30 % ее ВВП формируется за счет экспорта в Европу продукции, производимой филиалами таких фирм как Intel, Xerox, Hewlett-Packard и др. Благодаря такой глобализации экономика Ирландии стала расти на 10 % в год. Однако рецессия 2001 г. больно ударила по ее экономике.

Мир ТНК, т. е. сетевой характер производства и торговли выдвигает на первое место логистические методы управления экономикой, взамен классическому менеджменту и маркетингу.

Объемы ПИИ подвержены экономическим циклам. В 2001 г. этот объем сократился примерно в 2 раза по сравнению с 2000 г.[1] и составил 781 млрд долл. На ближайшие годы прогнозируется небольшой рост объема ПИИ с преодолением порога в 1 трлн долл. к 2005 г.

Ведущими реципиентами ПИИ остаются развитые страны.

Примерно 25 % объема приходится на США. Однако отношение объема ПИИ к ВВП больше для стран ЕС. В 2001 г. этот показатель для Великобритании составил 4,8 %, для Франции и Испании – 3,4 %, а для США – 1,8 %. Лидерство Великобритании обусловлено удобным законодательством, налоговой средой и сильными мировыми позициями в сфере финансовых услуг. Эти же страны выступают и ведущими донорами ПИИ. Такое переплетение донорских и реципиентных функций внутри мира наиболее развитых стран, сдобренное монстром сетевой финансовой экономики, и составляет содержательное ядро процесса глобализации. Развивающимся странам (в том числе России) инвестиционный бум не грозит. Их доля в потреблении мировых ПИИ остается ничтожной. Тем не менее набирает (с начала 1980-х гг.) силу процесс экстернализации – вывод материального производства в благоприятные с точки зрения издержек регионы (Азия, Латинская Америка). Этот процесс знаменует новое мировое разделение труда, которое, прежде всего, идет по линии чистое – грязное производства.

В России за годы реформ к 2002 г. накоплено всего 18,2 млрд долл. ПИИ, примерно 0,1 % их мирового объема. (Для сравнения укажем, что ежегодный прирост ПИИ в экономику Китая в 1990-е годы превышал 80 млрд долл.) Годовой приток ПИИ в 1998-2001 гг. находился на уровне 4 млрд долл. и составлял 30–40 % в общем объеме иностранных инвестиции в России. В 2001 г. (3,98 млрд долл.) он уменьшился по сравнению с 2000 г. (4,42 млрд долл.), как по абсолютной величине, так и в доле ПИИ к общему объему инвестиций (2000 г. – 40,4 %, 2001 г. – 27,9 %). В ВВП страны доля ПИИ составляет всего 0,2 %, в общем объеме инвестиций в основной капитал – 4,2 %. Крупнейшими держателями накопленных к 2002 г. ПИИ выступают ТНК США (4,1 млрд долл.), Кипра (3,7 млрд долл.), Нидерландов (2,1 млрд долл.), Великобритании (1,9 млрд долл.) и Германии (1,5 млрд долл.). Всего в России насчитывается 700 филиалов различных ТНК, которые следует пока рассматривать как некие разведывательные отряды. Средний по размерам западный капитал, который мог бы стать носителем новых технологий, управленческого опыта и рыночной деловой культуры, в Россию пока не идет. Отраслевое распределение ПИИ в России весьма избирательно. В 2001 г. 40 % получила промышленность (пищевая, металлургия и топливная), 37,1 % – торговля и общественное питание и 5,3 % – транспорт. Региональный охват также узок: на Москву, Санкт-Петербург и Тюмень приходится 70 % ПИИ. Эти регионы выступают как островки ПИИ в океане хозяйства.

Непривлекательность российской экономики для ПИИ, с одной стороны, связана с объективным фактором – повышенные издержки из-за неблагоприятных климатических условий и большого транспортного рычага [3], а с другой, – и это главное, с неблагоприятным институциональным климатом. Такая неблагоприятность прежде всего связана с непрерывными разговорами на правительственном уровне о девальвации и об использовании для оперативного регулирования курса рубля. Далее следуют непрозрачность российских корпораций, засилье теневой экономики и криминогенная обстановка.

Несовершенна также нормативная база: закон об иностранных инвестициях предоставляет иностранцам только национальный режим, а мировая практика основана на предоставлении инвестору права выбора между национальным режимом и режимом наибольшего благоприятствования. Кроме того, не соответствуют мировой практике ограничительные меры, навязывающие инвестору обязательные закупки местных товаров (комплектующие, материалы) и правила, сдерживающие его инициативу в отношении экспорта.

К статистическим данным по ПИИ в России следует относиться с осторожностью – они обычно завышены, так как включают кредитные операции (до 30 % объема) и реинвестирование прибыли [4]. Статистические данные также содержат статью "прочие инвестиции" (50-70 % иностранных вложений), большую часть которых получают российские предприятия на свою реконструкцию, ремонт, приобретение оборудования и нематериальных активов в виде неторговых кредитов. Чаще всего это незаконно выведенная из страны прибыль, которую в форме кредита обратно вкладывает акционер, зарегистрированный за рубежом.

Положительный эффект ПИИ сказывается в тех случаях, когда они приносят новые технологии и ноу-хау, т. е. объединяют денежные активы и новые знания и могут рассматриваться как импорт производительности труда.

ПИИ-политика

Эта политика базируется на системе организационных мер, обеспечивающих стратегию ПИИ. Последняя призвана направить хаотический приток ПИИ в русло решения общенациональных задач, таких как сохранение и увеличение занятости, увеличение налогооблагаемой базы, повышение масштабов продуктивного и уменьшение масштабов спекулятивного инвестирования, способствование структурной перестройке промышленности. Для России важно сделать выбор типа ПИИ-стратегии – наступательной (проактивной) или оборонительной (реактивной). Опыт успешных ПИИ-стран отдает преимущества наступательной стратегии, учитывая инвестиционный голод и отрицательный имидж страны в мировом бизнес-сообществе. При этом должна совмещаться секториальная и горизонтальная стратегии ПИИ-потоков, учитывая размеры страны и ее региональную неоднородность. ПИИ-политика может разрабатываться в комплексе с промышленной политикой, как это делает Индия или с инвестиционной, как в США. Для России предпочтительна независимая ПИИ-политика, учитывающая всю динамику процессов глобализации и рычагов привлечения ПИИ. При этом необходим мониторинг мировых потоков ПИИ с целью их привлечения путем перехода на микроуровень, где и реализуются конкретные проекты. Разумная ПИИ-политика должна освободиться от следующих широко распространенных мифов.

• Инвестиционный климат. Это условие необходимое, но недостаточное. Нужны микроэкономические реалии.

• Портфельные инвестиции торят пути ПИИ и трансформируются в последние. На самом деле портфельные инвестиции лишь поддерживают спекулятивный ажиотаж и обычно не имеют никакого отношения к ПИИ.

• Не нужно ориентироваться на крупные ТНК. Мелкие и средние несут больший заряд технологий и готовы часто сотрудничать "с нуля".

• Структуры продвижения ПИИ-стратегий обычно обюрокрачиваются и превращаются в тормоз хозяйственного развития.

• Большие потоки ПИИ возможны без госрегулирования. Это возможно лишь в странах со сложившейся институциональной рыночной системой. В переходных экономиках (например, российской) должна быть выработана система стимулов и защиты, превалирующая над повышенными рисками. Такая система – дело государства.

• В условиях глобализации и международной конкуренции за ПИИ нельзя ожидать, что иностранный инвестор сам проявит интерес к вложениям капитала в Россию. Необходимо создавать систему долгосрочных стимулов для таких вложений. Стратегия привлечения ПИИ предполагает усилия по укреплению национальных преимуществ страны-реципиента и уменьшению препятствий притоку ПИИ. Возможный подход к такой стратегии дает ее SWOT-анализ [5]. Важной частью ПИИ-стратегии выступает экономическая разведка. Последняя создает базу данных состояния конкурентов по привлечению ПИИ, наличия ПИИ-предложений, поведения и мотиваций ТНК на рынке ПИИ, изменения ситуации в экономике России как реципиента ПИИ.

Выбор приоритетных отраслей

Ни одна страна не может быть конкурентоспособной во всех сферах деятельности одновременно. Поэтому важно знать свои потребности в ПИИ и грамотно направлять их потоки туда, где эффект от их применения будет наибольшим. Ранжирование отраслей хозяйства как реципиентов ПИИ может быть проведено методами стратегического менеджмента, используя портфельный и кластерный анализ. Важно направлять ПИИ в те секторы хозяйства, которые имеют хорошие сбытовые перспективы, но рыночная доля которых мала из-за засилья импорта. Обычно значимость отрасли определяется, исходя из таких критериев, как доля в валовой добавленной стоимости, доля в занятости, доля на отечественном рынке, потенциал роста на своем и на мировом рынке. Ранжировка по значимости дополняется влиянием ПИИ на рост ВВП с учетом выводов теории жизненного цикла товаров. Ранжирование делит отрасли на группы: "звезды", "знаки вопроса", "дойные коровы", "трудные дети".

"Дойные коровы" (например, нефть и газ) самодостаточны. Часто их деятельность сдерживается отраслями-поставщиками и потребителями и их доходы могут быть увеличены за счет ПИИ. Направление ПИИ в "звезды" (автомобильная, аэрокосмическая, пищевая) и "знаки вопроса" (легкая, медицинская и фармацевтическая промышленность, микроэлектроника, природоохранительные технологии) позволяет добиться повышения конкурентоспособности, занятости и вызвать эффект роста ВВП. "Трудные дети" (текстиль, одежда, обувь, бытовая техника) требуют непрерывных субсидий для поддержания доходности. Отдельные секторы представляют интерес для целевых ПИИ.

Системный подход к стратегии развития промышленности предполагает выделение кластеров – комплексов взаимосвязанных производств. Рывок конкурентоспособности возможен только в пределах выбранных кластеров. Формирование конкурентоспособных кластеров открывает дорогу мультипликативному нарастанию эффектов инвестирования, в том числе и ПИИ. Поэтому для ПИИ прежде всего целесообразно выбирать отрасли с наибольшим мультипликативным эффектом, направленным на сбалансированное развитие по всей территории РФ. Шкала приоритетов должна определяться не только важностью отрасли для развития российской экономики, но и той ролью, которую отрасль играет на рынке основных конкурентов. Выбор также должен учитывать скорость аккумулирования доходов и увеличения налогооблагаемой базы отраслью. Формирование кластеров наиболее целесообразно проводить по принципу виртуальных корпораций с использованием web-практик "новой" экономики.

Стратегия поиска доноров ПИИ

Поиск доноров ПИИ не может ограничиваться только "открыванием двери" для инвестора, который в нее стучится – слишком много конкурентов на рынке ПИИ. Поиск таких доноров включает два связанных направления, идущих от целого к части и от части к целому: "страна – сектор – предприятие" и "предприятие – сектор – страна". Привязка в поиске обычно опирается на четыре иерархические ступени: страна, отрасль, ТНК, личности (общественные деятели).

Потенциальные доноры, их возможности, организационная структура и стратегическая ориентация определяются, изучая мировые рынки ПИИ. Поиск доноров должен осуществляться как по направлению типов ТНК, так и по видам ПИИ. Важно также прогнозирование желания инвестора интегрироваться в национальное производство, сотрудничая с местными производителями. Такой прогноз осуществляется изучением степени интернационализации ТНК-донора, особенно степени объединенных занятости и товарооборота.

Существенно отметить, что на развивающихся рынках, к которым относится и Россия, предпочитают работать ТНК из небольших развитых стран, таких как Бельгия, Швейцария, Нидерланды, Швеция, Финляндия. Поэтому поиск доноров должен ориентироваться не только на крупные инвестирующие страны, но и на мелкие страны ОЭСР.

Стратегия глобальных ТНК развивалась от простой торговли (экспорт-импорт) к ПИИ. Формами ПИИ стали: иностранные филиалы, инвестирование "с нуля", альянсы, слияния и поглощения, совместные предприятия. В развитых странах главными ПИИ-стратегиями ведущих ТНК на протяжении 1990-х годов были альянсы, слияния и поглощения. В начале XXI века эти стратегии составляют 80 % ПИИ-потоков. В условиях насыщенных рынков развитых стран такие стратегии перегруппировки, а не создания новых структур, оптимальны для завоевания рынков. Такие стратегии содержат в себе большую опасность подавления конкуренции и местных рынков.

ПИИ-поведение средних и мелких ТНК диктуется их ограниченными ресурсами и редко предусматривает стратегические инвестиции для завоевания доли рынка. Обычно они работают в тесном контакте с местными фирмами в нишах рынка с быстрой прибылью. Мировой процесс либерализации торговли под эгидой ВТО становится предтечей ПИИ со стороны прежде всего средних и мелких ТНК, в начале наполняющих рынок реципиента своей продукцией.

Главные конкуренты России в борьбе за мировые ПИИ – страны крупных развивающихся рынков (Бразилия, Китай, Индия, Индонезия, Мексика). Страны ЦВЕ рассматриваются западными инвесторами в основном как плацдарм для продвижения на Восток. Интеграционные процессы в СНГ могли бы увеличить ПИИ-привлекательность России.

Инфраструктура рынка ПИИ

Рынок ПИИ базируется на адекватной ему инфраструктуре, создающей возможности перемещения ресурсов ПИИ. Такая структура формируется несколькими системами.

Информационная система призвана информировать инвесторов об отраслевых тенденциях и конкретных проектах реципиента. Желателен интерактивный режим. В России эта система только намечается.

Коммуникационная стратегия должна создавать позитивное представление о России, ее положительный имидж как места размещения инвестиций. Важнейшая задача – преодоление представления о России как неблагоприятном для инвесторов экономическом пространстве. Эта стратегия сейчас работает неудовлетворительно. Стратегический консалтинг призван осуществлять сопровождение проектов и консультирование инвесторов. Такой консалтинг особенно важен для средних и малых ТНК, собственные ресурсы которых ограничены. Он также должен обеспечивать тактические и стратегические контакты на частном и государственном уровнях.

Для успешности таких контактов очень важно участие в них лиц, имеющих эксклюзивные связи как в российских властных структурах, так и на международных финансовых рынках и в мировом бизнесе. Для этого, например в США, осуществляется ротация крупных чиновников между госслужбой и бизнесом. Интеллектуальный капитал таких людей – не только знания и полезные связи, но и принадлежность к истеблишменту, их имя свидетельствует о респектабельности продвигаемого проекта. Особенно роль таких людей возрастает при работе на развивающихся рынках, где даже эксперты-специалисты подчас не в состоянии отличить "агнцев от козлищ". Знаменательно, что подобная ротация недавно началась и в России. С одной стороны, это свидетельствует о переходе российских трансформаций из фазы разграбления ресурсов в фазу их капиталистической эксплуатации, т. е. в фазу капиталистической революции. С другой, о возникновении рациональных ожиданий крупномасштабных потоков ПИИ.

В качестве примеров можно привести переход А. Лившица в "Русал", А. Бугрова (восемь лет бывшего исполнительным директором от России во Всемирном банке) в "Интеррос", А. Шохина в "Ренессанс капитал". Предполагается деятельность этих хорошо известных не только в России людей в инфраструктуре по привлечению ПИИ [6]. Представители крупного бизнеса в России хорошо понимают, что без масштабных потоков ПИИ капиталистическая революция в России задохнется и трансформация перейдет в архаику премодерна. Они также понимают, что никто не побежит предлагать России инвестиции – требуется кропотливая инфраструктурная работа.

Инфраструктура должна включать независимую (но поддерживаемую правительством) службу, тесно связанную с частным сектором, которая бы отвечала за планирование, разработку и осуществление политики ПИИ. Опыт наиболее развитых стран показывает, что долгосрочное планирование потоков ПИИ повышает их эффективность, в отличие от спародической бесцельной политики. Помимо патронирования такой службы, роль правительства должна быть направлена на контроль экономической ситуации, чтобы он не перешел к иностранным игрокам.

В аспекте потока ПИИ перед правительством стоит вопрос о репатриации вывезенного из страны капитала. Сегодня годовой объем инвестиций из всех источников в экономику страны составляет 50—60 млрд долл. [7]. Потребность для реализации капиталистической революции примерно 100 млрд долл. в год. Недостаток предполагается восполнить за счет выхода части экономики из тени и через ПИИ за счет репатриации вывезенного капитала. Это станет возможно, если до предела будут снижены риски инвестиций и обеспечена высокая маржа. Последнее требует принципиального по величине снижения налоговой нагрузки на инвестиции, что рискованно для бюджета. Но ведь рейганомика с ее заметным снижением налогов целиком строилась на рискованной технологии бюджетного дефицита – и хорошо сработало. Нужно отметить, что репатриация капитала в основном идет не через ПИИ, требующие регистрации инвестора и его истории, а через категорию прочих инвестиций, которые такой регистрации не требуют. Уменьшение доли ПИИ в российскую экономику в 2001 г., с одной стороны, связано с ужесточением фискальной политики и увеличением издержек на ведение бизнеса и отчетность, а с другой – насыщением числа желающих сделать ПИИ за счет иностранных "дочек" и в настоящее время уже кредитующих самих себя с целью развития бизнеса. Отнесение всех подобных ресурсов к иностранным инвестициям носит чисто знаковый характер, так как по своей природе они российские. Политика по привлечению ресурсов крупных российских корпораций в основном направлена на выпуск внешних корпоративных долговых облигаций – в 2002—2003 гг. предполагается их эмиссия на сумму 1,5—2 млрд долл. Это соответствует политике правительства, направленной на ограничение внешних заимствований на федеральном уровне.

Не менее актуален для правительства вопрос: через какие каналы могут идти ПИИ? Финансовой системы в стране фактически нет. Доверие участников рынка капитала друг к другу минимальное. Но без этой системы, без ее опорных точек не обойтись. И решение вопроса о таких точках – важный шаг на пути потока ПИИ.

Современное состояние мировой экономики

По данным ФРС, рецессия в США прекратилась в феврале 2002 г. Экономика США довольно легко пережила и схлопывание "пузыря" в системе NASDAQ и мультипликативный эффект этого процесса для всего фондового рынка. Ожидался-то ведь крах, подобный Великой депрессии 1930-х годов, но этого не случилось. Ответить на вопрос, почему не случилось, можно, рассматривая формирование ликвидности в США, определяющей динамику роста капитала. Эта ликвидность формируется двумя источниками: первый определяется производительностью труда внутренней экономики США; второй – связан с импортом ликвидности с развивающихся рынков, за который США платят ничтожную цену. Соотношение указанных источников и определяет поведение экономики. С начала 1980-х годов производительность труда в США уменьшается. Это связано с глобализацией экономики и изменением ее структуры таким образом, что материальное производство, за исключением ВПК, выносится как ПИИ в страны с меньшими издержками (Азия, Латинская Америка). Такая структуризация не компенсируется ростом производительности труда за счет отраслей, материальное производство которых осталось в США.

Как заметил еще К. Маркс, реальный прирост капитала обеспечивается только производительностью труда. Поэтому экспорт производительности труда в виде ПИИ прямо влияет на баланс ее ликвидности и должен компенсироваться как всякое сальдо торгового баланса. Возникший недостаток ликвидности компенсируется импортом (а фактически кражей) ее с развивающихся рынков. Инструментами такого импорта выступают сильный доллар и фондовый рынок, на котором акции предприятий США сильно завышены, а предприятий с развивающихся рынков – занижены. Например, акции недавно обанкротившейся Enron были сильно завышены, а российские "ЛУКОЙЛа" занижены.

Двойной стандарт котировки акций свидетельствует о том, что ликвидность, образующаяся на Нью-Йоркской бирже, не отражает реальное наполнение соответствующих компаний и реальную производительность труда в них. Недавние жертвы финансовых кризисов Турция и Аргентина (а в 1998 г. и Россия) жестко пострадали из-за откачки ликвидности с их рынков. Любая война и крупные военные проекты (как НПРО) приводят к повышению производительности труда в ВПК. Экономика США, как в свое время и СССР, прямо или косвенно более чем на 60 % определяется ВПК, а его производительность в настоящее время доминирует в ликвидности экономики США.

ПИИ за счет импорта производительности труда повышают ликвидность российской экономики, включая ее в глобальное мировое разделение труда, но пока это влияние не приобрело количественной значимости. Незаконная утечка капитала на уроне 20 млрд долл. в год, что сравнимо с бюджетом государства, идущая в основном на повышение ликвидности экономики США, остается пока важным фактором потери ликвидности российской экономикой и одним из главных препятствий ее роста и развития.

Быстрый рост производства и ВВП России в 1999—2001 гг. имел место благодаря "ценовому зонтику", стимулированному девальвацией, что позволило включить в производство простаивающие мощности. Положительное сальдо платежного баланса позволило Центробанку произвести эмиссию, обеспечившую оборотный капитал. Этот рост не требовал больших капитальных затрат, и неэффективность финансового посредничества не выступала препятствием увеличению производства. В начале 2002 г. указанные факторы роста себя исчерпали. Загрузка эффективных мощностей уже практически полная – резервы, на которых можно производить продаваемую продукцию, составляют 5—7 % основных фондов промышленности. Производительность труда не повышается, а с учетом роста реального курса рубля – падает. Состояние торгового баланса не позволяет ЦБ увеличить денежное предложение, следовательно, ухудшается финансовое состояние предприятий. Важно, что в результате имевшего место подъема основные ресурсы сконцентрировались в экспортном секторе экономики, и дальнейший рост зависит от 15—20 компаний сырьевого сектора, прежде всего нефтегазового. Инвестиции в этот сектор уже достаточны и их увеличение может лишь понизить цены мирового рынка. Такая однобокая концентрация ресурсов связана с неоптимальностью налогообложения и горной ренты.

Дальнейший экономический рост, который может последовать за послекризисным восстановлением, требует уже модернизации основных фондов для выпуска продукции, базирующейся на технологиях нового поколения. Такой рост требует притока капиталов и активизации инновационной деятельности. К сожалению российская экономика пока отторгает и то и другое. Хотя уровень сбережений составляет 33 % ВВП, инвестируется вдвое меньше. Из-за слабой системы финансового посредничества межотраслевой переток капитала практически отсутствует.

Быстрое развитие возможно на основе двух источников: малый бизнес, как некапиталоемкий источник инноваций, и ПИИ как источник новых массовых технологий. Объем ПИИ незначителен, а малый бизнес не развивается из-за криминогенной обстановки и непосильных издержек от коррупции. Барьеры для быстрого развития носят политический и институциональный характер и не могут быть преодолены в короткие сроки. Поэтому в ближайшее время динамика ВВП будет практически целиком определяться внешнеэкономической конъюнктурой. В начавшемся цикле ожидается рост экономики Запада, что делает эту конъюнктуру благоприятной для России и создает запас времени, отодвигающий спад экономики. Этот запас можно употребить прежде всего для создания условий развития малого и среднего бизнеса и для привлечения ПИИ. Но, скорее всего, он будет израсходован впустую ("как всегда"), и спад экономики России станет неминуемым.

Следует также отметить, что сложившееся в результате приватизации, пустившей по миру 80—85 % населения, колониальное распределение собственности и доходов делает сомнительной саму возможность развития только экономическими методами.

Литература:
1. Михальчук П. Деньги потекут в развитые страны // Эксперт. 2002. № 12. С. 56.
2. Экономика и жизнь. 2002. №13.
3. Валянский С., Калюжный Д. Понять Россию умом. – М.: Алгоритм, 2001.
4. Фишер П. Как превратить Россию в привлекательный рынок для иностранных инвесторов // Вопросы экономики. 2002. № 2. С. 83.
5. Фишер П. Как превратить Россию в привлекательный рынок для иностранных инвесторов // Вопросы экономики. 2002. № 2. С. 89-90.
6. Бунин И. Агенты Кремля в большом бизнес // Эксперт. 2002. № 13. С. 71.
7. Гурова Т. Риски делятся только по договоренности // Эксперт. 2002. № 13. С. 100.


Журнал «Атомная стратегия», июнь 2002 г.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Экономика
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Экономика:
Создание ядерного щита Отечества

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 2


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 2.51 секунды
Рейтинг@Mail.ru