proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[25/10/2005]     Риски управления

Н.И.Миронова, председатель «Движения за ядерную безопасность», помощник депутата ГД РФ

Ядерное оружие исчерпало себя как политический фактор. Теперь это понимают даже военные. Объемы ядерных арсеналов снижаются до того минимума, которого можно достигнуть на уровне современного мышления политиков. Главной проблемой становятся огромные запасы расщепляющихся материалов и радиохимические заводы. Излишки плутония и высокообогащенного урана начинают преобразовываться в топливо атомных станций. Но является ли это решение гарантией безопасности в современном мире? Не отражает ли оно лишь уровень развития политических и ядерных элит? Не способствует ли это «горизонтальному распространению»? Общество ищет ответы на эти вопросы.

Политический контекст

Невозможно начать говорить о России без анализа современных политических трансформаций. Спецслужбы есть во всех странах, но не во всех странах они стоят у власти. Подобная специфика властных элит формирует три уровня рисков.

Во-первых, Россия трансформируется в открыто-закрытое государство, которое властная элита круто возвращает в авторитарный полицейский режим. Доступ к либеральным свободам сужается. Они остаются доступными только властной элите. Одновременно жизнь общества все более ограничивается. Гражданские права и свободы демонстративно дискредитируются и уничтожаются. Деятельность общества, особенно той части, которая в состоянии осуществлять гражданский контроль власти, подвергается прямой опасности. Террор в политических технологиях занимает ключевую позицию. Важно понять, что искусственно вызываемый хаос используется для замедления скорости общественного развития.

Во-вторых, позитивный процесс сокращения армии в России приводит к негативному результату – доминированию бывших военных в структурах государственной власти и экспертных кругах. Несмотря на то, что между военным сообществом и сообществом спецслужб идет конкуренция за власть в России, их видение будущего практически идентично. Объявленные ценности этих властных элит формировались под влиянием представлений о международной конфронтации и политической конкуренции. Это привело к тому, что в современном государственном управлении в России возобладал тезис «война всех против всех». Такая трансформация управления рождает новые риски, которые заключены в неадекватности предлагаемых военными сообществами линейных моделей решения проблем, современным моделям эффективного управления. Российская правящая элита дает неправильные ответы на вызовы времени с позиций общественной безопасности, основанной на безопасности человека. В решениях, продиктованных культурой властной российской элиты, преобладает стремление возродить конкуренцию по типу холодной войны, но уже новыми политическими и социальными технологиями и средствами. В этом случае, террор, как технология двойного применения, может использоваться как для создания хаоса, так и для его подавления.

Третий класс рисков относится к самоорганизации внутри политической и промышленной элиты. Это ведет к возникновению новых управляющих центров. Новые центры управления могут проводить самостоятельную экономическую и ядерную политику. Коммерциализация ядерной отрасли приводит к результатам, которые не принимались во внимание, игнорировались. Частный бизнес плохо образован в понимании нераспространения, более подвержен соблазну получения прибыли, в том числе за счет продажи ядерных технологий, как это происходило в Иране. И это при том, что российские военные аналитики прогнозируют к 2012 году появление в Иране не только ядерного оружия, но и межконтинентальных средств его доставки. Особый интерес испытывает Минатом и частные ядерные компании к развитию ядерных комплексов Индии и Китая, а также к проникновению в страны Юго-Восточной Азии: Тайланд, Малайзию, Мьянму, Сингапур и др. При этом, по признанию экспертов, Минатом не способен производить оборудование, отвечающее требованиям по качеству и надежности. Это подталкивает его к включению в контракты наборов топливных услуг по демпинговым ценам. Один из инновационных проектов – плавучая атомная станция. В нем, как ядерное топливо, так и сама атомная станция, планируются к сдаче в лизинг. По окончанию срока эксплуатации все это уже в качестве радиоактивных отходов возвращается в Россию. Такие частные инициативы лишь обостряют проблему управления радиоактивными отходами.

Можно заключить, что современная политическая трансформация повышает риски для народонаселения России.

Остановимся более подробно на рисках, к созданию которых причастен Минатом.

Технический контекст

Техническое состояние ядерного комплекса России трудно отделить от общего состояния промышленности, доставшейся России от СССР. Промышленности, в которой 70% оборудования и технологий устарели и не отвечают сегодняшним требованиям энерго- и ресурсосбережения и бережного отношения к окружающей среде.

Отсюда столь яростное сопротивление принятию законодательного регулирования обращения с радиоактивными отходами и прекращению их сброса в окружающую среду.

Ядерный комплекс, рядом с которым я живу, является не только производителем плутония и других не менее токсичных изотопов, но и основным загрязнителем окружающей среды этими изотопами. Летом 2002 года в течение почти 20 дней шел выброс так называемых «благородных» радиоактивных газов. Сработали дозиметры в Кыштыме, показав превышение над фоновым в 25–30 раз. Но органы государственной власти Челябинской области и менеджмент ФГУП «Маяк» беспардонно дезинформировали население об опасности, сославшись на технический сбой измерительной аппаратуры. Население, в очередной раз, было подвергнуто опасности нерегистрируемого облучения. В 2002 году Госатомнадзором была сделана попытка принудить ФГУП «ПО «Маяк» к изменению отношения к управлению радиоактивными отходами. ГАН не возобновил «Маяку» лицензию на вид деятельности, связанный с переработкой ядерного топлива. Обсуждались условия изменения подходов к управлению отходами. Но против этого условия началась политическая борьба, закончившаяся сменой руководителя ГАН.

В итоге, ФГУП «ПО «Маяк» в феврале 2004 года получил лицензию на 5 лет на продолжение экологически опасной деятельности радиохимического завода, который одновременно является главным источником радиоактивных отходов.

Тем не менее, позитивным в этой истории можно назвать то, что был создан План по управлению радиоактивными отходами. Более того, были найдены средства финансирования внутри Минатома. Однако анализ этого Плана показывает, что, во-первых, озабоченность Минатома более направлена на то, чтобы легитимировать сброс радиоактивных отходов в окружающую среду, чем на то, чтобы сделать технологию безотходной, во-вторых, половина финансовых средств программы направляется на создание узла приемки новых видов топлива, присоединяемого к старому производству по его переработке. Изменения схемы управления отходами так и не начато. Более того, новый объект – Хранилище делящихся материалов, также присоединен к уже существующей устаревшей схеме обращения с отходами на «Маяке».

Таким образом, Минатом также дает неэффективные ответы на созданные им проблемы.

Финансовый контекст

Еще один риск заключен в запланированном занижении цен на производство расщепляющихся материалов и на переработку топлива. Корни этой проблемы в сращивании военного и коммерческого ядерного секторов и сознательно низком финансировании обращения с отходами. Это и создает возможность занижать цену на топливо и топливные услуги, как на внутреннем, так и на мировом рынке. Проблема плохого управления радиоактивными отходами впервые в России была поднята на Урале в начале 90-х годов. Сегодня Российское правительство и страны Большой Восьмерки дополнительно финансируют Минатом для ее решения. Это позволяет Минатому, при попустительстве Минэкономразвития, не включать затраты на обращение с отходами и обеспечение безопасности в стоимость продукции. Такая поддержка позволяет Минатому по-прежнему занижать цену на топливные услуги и изотопную продукцию и вести недобросовестную конкуренцию на международном рынке.

Обращение с дополнительными финансовыми ресурсами в Минатоме небрежное и нецелевое. Счетная палата парламента провела проверки эффективности использования средств по программам по обращению с отходами в 2000 и в 2003 годах. Выявлены большие финансовые нарушения.

В частности, при анализе производства контейнеров для перевозки топлива атомных подводных лодок были сделаны выводы:

1. Само производство контейнеров не входит в номенклатуру программы безопасности обращения с радиоактивными отходами.

2. Работы были оплачены дважды из российского бюджета, и плюс была поддержка из зарубежных средств, на которые в Минатоме даже не составлялась отчетность. Более того, проверкой 2003 года установлено, что данное нарушение не только не исправлено, но и усугублено.

Описанная схема нецелевого и неэффективного расходования средств Минатомом России используется и по отношению к западной финансовой помощи на безопасность.

На июньском 2004 года «Саммите 8» главы стран спонсоров были очень деликатны в отношении нецелевого и неэффективного использования дополнительных средств, выделяемых Минатому. В решении появились лишь слова о необходимости обзора проектов во избежание опасности дублирования.

Существующий риск дублирования оплаты одних и тех же программ и работ создает проблему других рисков – рисков сговора в отношении этого военных и политических элит стран-доноров с российским ядерным эстеблишментом. Во избежание этого все программы помощи должны находиться под парламентским контролем стран-доноров и под контролем общественных организаций.

Правовой контекст

Неразвитость законодательной базы в России уменьшает ответственность оператора атомных объектов и увеличивает риски безопасности. При этом страны Большой Семерки используют дыры в российском законодательстве, чтобы избежать консолидированной ответственности в случае ядерного инцидента на объектах, включенных в международные программы. Более того, работая по не ратифицированным российским парламентом международным соглашениям, они впрямую нарушают российское законодательство.

«Инновационные технологии» и проблема плутония

Отдельно хочу обратить внимание на программу плутониевого МОКС топлива. Мы уже призывали правительства России и США, а также Германии, рассмотреть проблему системно. Минатом разрабатывает проект модернизации ВВЭР 1000, предназначенного для работы на урановом топливе. Цель модернизации – начать использование в нем МОКС-топлива. Теоретически, а возможно, и практически, это дает странам возможность очень быстро получить доступ к плутониевому топливу. У стран, где ВВЭР уже построены или планируется строительство АЭС с ВВЭР, а это тот реактор, который Минатом предлагает на внешний рынок, появляется возможность быстро наращивать запасы плутония. Это еще один из путей обхода Группы Ядерных Поставщиков.

В декабре 2003 года только благодаря консолидации общественных организаций и общественного мнения не состоялась уже одобренная канцлером сделка по продаже Германией завода Ханау по производству МОКС-топлива в Китай. Широкое распространение плутониевых технологий опасно не только подрывом договора о нераспространении, но и созданием потенциала первого ядерного удара в Юго-Восточной Азии.

Спрашивая себя, что могут делать общественные организации и их лидеры для того, чтобы наш мир стал безопаснее, я отвечаю – быть смелыми и активными, для того, чтобы войти со своими аргументами и экспертными знаниями в нужное время в нужную дверь, и иметь коллег, которые помогут быть услышанными.

Нужно смотреть на мир, как на открытую взаимосвязанную систему, в которой у самоорганизующегося информационного общества возникает новое свойство – актуализируется его управляющий потенциал. Необратимо приближается новый тип управления, ориентированного на социальные ожидания общества, а не на мифологизированные представления властной элиты. Этот новый тип властных взаимоотношений – участвующее управление. Это – путь к гражданскому обществу, путь к взаимопониманию и снижению конфликтности, а значит, и росту нашей безопасности.

Журнал «Атомная стратегия» № 15, январь 2005 г.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Кадровая политика
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Кадровая политика:
Синдром эмоционального выгорания

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3
Ответов: 2


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.09 секунды
Рейтинг@Mail.ru