proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
К юбилею атомной отрасли
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Очередные санкции США против России – это:
Спектакль, срежиссированный высшим руководством
Торговая война Запада против России
Реакция западного общества на российскую экспансию
Попытка сдержать бурное развитие военной мощи РФ
Другое

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[14/10/2005]     Китай: от тангутов до наших дней

Е.И. Кычанов, доктор исторических наук, директор Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН

Историей Китая я начал заниматься на восточном факультете Ленинградского университета в 1950 г. Только что была образована Китайская народная республика. И в университете был очень большой набор на восточный факультет.

Все пять лет в Университете я занимался новейшей историей Китая под руководством профессора Льва Абрамовича Березного, который жив до сих пор. На IV курсе я писал курсовую работу о Чэнь-Ду-сю, первом секретаре Компартии Китая. Сейчас даже многие китайцы думают, что первым секретарем КПК был Мао Цзэдун. На самом деле это не так. В аспирантуре мне довелось работать с фондом тангутских рукописей и ксилографов, что были найдены в 1908 году Петром Кузьмичом Козловым в мертвом городе Хара-хото.

Средневековой историей Китая и этими рукописями в свое время занимался Николай Александрович Невский, но впоследствии он был репрессирован. Учиться было не у кого. Начал составлять собственный словарь, и, в конце концов, научился читать эти тексты. Государство тангутов существовало в X–XIII веке и было уничтожено Чингисханом. Чтобы исследовать тангутские рукописи, я изучил тибетский язык, поскольку эти языки родственные.

Чингисхан изначально был мне несимпатичен, потому что он уничтожил тангутское государство и во многом культуру тангутов. Но, по мере знакомства с его жизнью, прежде всего по «Сокровенному сказанию», мое отношение к нему менялось.

Для монголов Чингисхан — национальный герой, объединитель страны. При нем начала формироваться монгольская народность. И сейчас главный проспект Улан-Батора называется именем Чингисхана. Существует международный институт по изучению всего, что связано с Чингисханом. Его культ в мире очень велик.

Вопреки имеющимся мнениям, на территории России Чингисхан не был. Он завоевал нынешнюю Среднюю Азию, был в Северной Индии. Потом вернулся обратно в Монголию. А уже его внук Батый участвовал в походах на Русь. В начале 70-х годов я написал популярную книжку «Жизнь Темучжина, думавшего покорить мир». В 90-е годы издал историческую монографию, посвященную Чингисхану. Американцы, кстати, объявили его Человеком тысячелетия.

Первый раз в Китае я побывал в 1964 году, накануне культурной революции. Страна только что пережила «большой скачок» в сфере металлургии, промышленного производства. Голод был большой. По разным сведениям от истощения умерло 25—30 млн человек. В тогдашнем Пекине — городе Минской и Цинской эпохи, только Чаньанцзе — главная улица столицы была более-менее застроена по-современному. Все китайцы были одеты совершенно одинаково, в синие робы, на ногах матерчатые тапочки. Даже в армии офицеры только со звания майора имели ботинки. Студенты Института иностранных языков получали стипендию 13 юаней в месяц. На обед у них была небольшая пиала красного или серого риса, немножко травы и рыбы. Для сравнения: у нас на питание уходило 90 юаней, а наш преподаватель китайского языка получал примерно 75 юаней.

Сейчас, конечно, Китай резко переменился, по крайней мере, в больших городах. Последний раз я был там в 1997 г. В сельских районах картина довольно безотрадная. Деревни полузапущенные, грязь, глинобитные постройки. В глубинке, на территории бывшего тангутского государства Си ся (сейчас это специальный, автономный мусульманский район), экономическая ситуация не очень изменилась.

Что касается менталитета: наряду с Индией, Ближним Востоком Китай — это древнейшая цивилизация мира. То, что было в старом Китае, во многом сохраняется и сейчас. Во-первых, это чиновничья сфера. Бюрократия в Китае и сейчас похлеще, чем у нас. В основе своей она имеет конфуцианскую идеологию.

Ну и, конечно, традиционные семейные отношения. Нынешний Китай очень страдает от закона об ограничении рождаемости. На мой взгляд, этот фактор может послужить причиной волнений. В больших городах этот закон задевает всех. По китайским представлениям в семье обязательно должен быть сын. Старая китайская пословица гласит, что даже при наличии десяти дочерей, ты все равно считаешься бездетным. Обязательно нужен наследник, чтобы эта патронимическая организация имела свое продолжение, чтобы соблюдался культ предков. Сын — это царь. Когда состоятельные семьи выезжают за город, все дедушки и бабушки, мамы и папы с сетками бутербродов высаживают мальчика на полянку и начинают его кормить. Вся семья носится вокруг него одного.

Если у вас второй ребенок, вы ограничены в социальной помощи, если третий — то могут наказать и по партийной линии и на работе. Так они борются с перенаселением. В сельской местности закон позволяет иметь двух-трех детей. Но все равно применяются очень жесткие меры.

Свое перенаселение Китай ощущает в течение последних 150–200 лет. Население растет в геометрической прогрессии. На момент начала монгольского наступления, то есть на рубеже XII—XIII век, в Китае проживало 100 млн человек. Сейчас эта величина достигла 1 млрд 300 тыс.

За последние 200 лет китайцы освоили целый ряд территорий. Маньчжурская династия разрешила заселять китайцам территорию Маньчжурии, соседнюю с нашим Приморьем и Приамурьем, с начала XIX века. И за эти два столетия Маньчжурия превратилась в настоящий Китай. Разговорный маньчжурский язык почти не сохранился. Процессы ассимиляции проходили очень активно.

Территории наши Приамурья и Приморья исторически Китаю никогда не принадлежали. Но даже после официального договора о разграничении, в китайских документах говорится, что Китай признает современные границы, кроме тех территорий, на которые распространяется его «историческое право». То есть китайцы считают эти территории своими. Китайцы претендуют даже на Сахалин, хотя официально такой пропаганды сейчас не ведется. Проникновение китайцев на наш Дальний Восток происходит торговыми, полумирными путями. По разным данным, китайская диаспора там насчитывает сейчас 7–8 млн человек при нашем населении в 2 млн. С моей точки зрения, рост народонаселения в Китае представляет для нашего государства серьезную угрозу. Как все это будет решаться в будущем, трудно сказать. Хотя китайские власти заверяют, что «все будет хорошо». Думаю, что было бы правильным для нас договориться с японцами о том, чтобы в Приамурье и Приморье вести совместное хозяйствование и контролировать приток китайского и корейского населения как рабочей силы.

Политика поглощения сопредельных народностей – ассимиляция состояла в том, чтобы представители ханьской национальности, прежде всего мужчины женились на женщинах некитайской, неханьской национальности. Особенно успешной она оказалась во внутренней Монголии (автономном районе Китая, примыкающем к Монгольской Народной Республике), где монголов больше, чем в МНР. Монголы — потомки смешанных браков становились китайцами. В Синьцзян-уйгурском автономном районе ассимиляция была менее успешна, т.к. там живут мусульмане — уйгуры, которые и сейчас недовольны властью.

С меньшим успехом ассимиляция происходила и в Тибете, где тоже имело место противодействие населения. Но в районах южных национальных меньшинств — мяо, яо, даже отчасти в наиболее многочисленном национальном меньшинстве — чжуаны, язык которых близок к тайскому, ассимиляция имела место. Чисто по-житейски смешанные браки были выгодны. Дети от смешанных браков, особенно если жили в китайской культурной среде, усваивали и китайский язык, и культуру.

Китайский этнос вообще очень активен по части ассимиляции. Вспомните наших албазинцев, которые были взяты в плен в 1687 году. Когда была открыта Русская духовная миссия в Пекине, представителей русского казачьего облика остались только единицы. В Маньчжурии китайцы также постепенно поглощают тунгусо-маньчжурские этносы.

Проблемами национальностей в Китае занимается Центральный институт национальностей. В университете в Пекине готовят кадры местных национальностей. В самих национальных районах также функционируют соответствующие учебные заведения. Национальные языки сохраняются, но подчеркивается приоритет ханьского языка.

Особая категория — китайцы-мусульмане. Их около 15—20 млн человек. Мусульмане Китая представляют две большие группы. Мусульмане-некитайцы, прежде всего уйгуры, населяющие Сицьзян-уйгурский автономный район. Их желание отделиться от Китая достаточно велико. Уйгуры принимали участие в войне в Афганистане на стороне моджахедов. Это одна часть мусульман.

Другая часть китайцев-мусульман — это этноконфессиональное меньшинство, населяющее территории Ганьсу и мусульманский автономный район Нинся. Они сохраняют свои обычаи, запреты в еде, в одежде. Сразу бросаются в глаза по своеобразному внешнему облику. Говорят, в основном, на китайском языке, но изучают и арабский, так как богослужение проводится на арабском языке. С китайскими мусульманами ведут активную работу представители мусульманских стран, оказывая финансовую помощь в строительстве мусульманских учебных заведений, медресе. Построена новую мечеть в Иньчуань. Приглашают к себе на учебу людей из этого региона.

И в самом Пекине довольно много мусульман. В конце старой центральной улицы Ванфуцзин построен большой мусульманский культурный центр в стиле мечети. Китайские мусульмане считают себя потомками арабов. На самом деле это не так. Во времена монгольского завоевания на территории нынешнего мусульманского автономного района, правитель — монгол, приверженный мусульманской религии, сначала всю армию обратил в ислам, а потом и все населения округа.

Если человек принимал ислам, он сразу получал льготы по налогообложению, то есть люди принимали ислам весьма охотно.

Именно бывшее население тангутского государства составляет основной массив китайских мусульман. Сиккимская династия, которая пресеклась совсем недавно происходила из тангутского государства от минягов (тангутов). В провинции Цинхай, примыкающей к Тибету, до сих пор живут два брата, которые помнят о своем императорском происхождении от тангутской династии.

Тангуты ассимилировались, а вот тибетцы представляют, по-видимому, самую большую головную боль современному Китаю в национальном вопросе. Во-первых, в эмиграции существует тибетское правительство во главе с Далай-ламой. И центр их совсем рядом, на границе в Дармасала на южных склонах Гималаев. Большая тибетская эмиграция очень резко продвинулась в культурном плане. Из ее числа вышли многие признанные в мире ученые. Они получили европейское образование.

Жизненный уровень в современном Китае не выше нашего. В городах: Пекине, Шанхае, Кантоне – достаток на приличном уровне. Но нельзя забывать и о нищих, не пропускающих ни одного иностранца. Я желаю Китаю всяческого успеха, но не надо идеализировать ни Китай, ни «китайский путь». Я думаю, что нам он не подходит.

Китай — это Срединное государство, по-китайски Чжунго. Таковым они себя ощущают до сих пор. Все, кто живут по окраинам — это иноземцы, варвары, говоря античным языком. В какой-то степени такое отношение распространяется и на соседей, в том числе и на нас.

Был период, когда мы взахлеб любили Китай. А китайцы называли русских — лао-да-гэ — «старший брат». Профессор В.С. Колоколов, родившийся в Китае, говорил, что не надо верить китайцам, называющим Россию «старшим братом». В соответствии с китайским менталитетом, чужеземец, варвар не может быть старшим братом. Как показали последующие события, он оказался прав. Все очень быстро поменялось. Задним числом выяснилось, что ни нашим специалистам, ни военным не доверяли, хотя мы оказали Китаю огромную помощь. Настоящий разрыв наступил после смерти Сталина, с того момента, как Мао Цзэдун решил стать лидером мирового коммунистического движения. Конфликт произошел в ту пору, когда китайцы атаковали острова Мацзудао в Тайваньском проливе. По договору мы должны были автоматически вступить в войну, потому что Китай считал Тайвань неотъемлемой частью своей территории. Кроме того, мы хотели построить на Тибете или в Южном Китае большую локационную станцию, чтобы следить за южной частью Тихого океана. Но китайцы нам отказали. Так, одно за другим постепенно возник конфликт.

Современный Китай проводит разумную экономическую политику. В Китае никогда не было полной национализации промышленности. Наряду с государственными предприятиями, особенно в тяжелой промышленности, существовали смешанные предприятия. Был и частный капитал даже во времена культурной революции. Правда, в основном он был не иностранный, а капитал хуацяо — китайцев в эмиграции.

После метаний с кооперативами, народными коммунами, пришли к решению, что в Китае не должно быть частной собственности на землю. Земля там дается в вечную или очень долгосрочную аренду. Трудолюбивые крестьяне даже в районе Пекина могут за год снимать не один урожай. Сельское хозяйство развивается хорошо. В пику нам Китай экономически поддержали США и страны Западной Европы. Когда между нами были плохие отношения, американцы охотно вкладывали капитал в китайскую экономику, а китайцы ловко и удачно это использовали. Бывая на китайских заводах, современного производства, которое бы производило большое впечатление, я не видел. Китайская продукция, в целом, не очень высокого качества, хотя существуют и элитные производства.

То, что мы отрегулировали отношения с Китаем, в том числе пограничные проблемы, конечно, хорошо. Провозглашение нашего стратегического партнерства чисто политически можно приветствовать. Будет ли это в реальности? Я в этом не уверен.

Что касается отношений в треугольнике Россия-Китай-США, думаю, что каждый будет преследовать свои интересы.

Сейчас снова на щит поднимается старый, еще ленинский лозунг, что, объединившись, Россия, Индия и Китай смогут диктовать условия всему остальному капиталистическому миру. Попытки к этому уже есть. Будущее покажет, суждено ли реализоваться этим планам.

Подготовила Т. Девятова

Журнал «МОСТ» № 51–52, апрель, июль 2002 г.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Китай
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Китай:
Динамика развития китайской экономики

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 3.25
Ответов: 8


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Извините, комментарии не разрешены для этой статьи.





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru