proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 26 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
Новинка!

Вышла в свет книга Вадима Подольного « Архитектура высоконагруженных систем. Системы сбора информации, распределенные системы управления, системы реального времени».
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия»
и сайта proatom.ru.
E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[03/06/2022]     Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии

Фрагмент книги «Чернобыль: о прошлом, настоящем и будущем»

Г.А. Копчинский, Н.А.Штейнберг

Перед тем как перейти непосредственно к анализу причин чернобыльской аварии, нам представляется необходимым коротко остановиться на некоторых особенностях конструкции   и нейтронно-физических характеристик реакторов РБМК.



Для начала следует объяснить, почему этот тип энергетических реакторов получил столь широкое распространение в СССР. В планах развития ядерной энергетики до 2000 года фигурировали Ленинградская, Курская, Чернобыльская, Игналинская, Смоленская и Костромская АЭС с реакторами РБМК. Мощность каждой из них планировалась на уровне 6000 МВт и даже более.

Ни одна другая страна не использовала реакторы подобного типа. Подавляющее большинство зарубежных АЭС базировались на водо-водяных реакторах. Почему же в СССР значительные средства были направлены на разработку и внедрение канальных энергетических реакторов? Ответ очевидный — водо-водяные реакторы требовали крупногабаритных корпусов и парогенераторов, работающих под высоким давлением и температурой. В то время только один завод в СССР, Ижорский, был способен выпускать подобные изделия, но в ограниченном количестве. Машиностроительный гигант в Волгодонске — Атоммаш — находился в стадии проектирования. А ядерные мощности были очень нужны, поскольку позволяли снизить использование в стране углеводородных ресурсов и максимально увеличить их продажу на экспорт. Это был основной источник долларовых поступлений в страну.

Реакторы РБМК не требовали таких корпусов. Сборка реакторов осуществлялась из металлоконструкций непосредственно на строительной площадке. И в этом было их очевидное преимущество, предопределившее их широкое распространение в СССР.

В то время мало кто задумывался, что это преимущество имеет обратную сторону. Заказ руководством страны был сделан. Минсредмаш стремился его выполнить как можно быстрее. Классический пример того, как экономические соображения возобладали над проблемами безопасности.

Перед тем как поговорить об этом более подробно, мы позволили себе некоторые воспоминания. При этом трудно будет обойтись без заметной доли техницизма, за что приносим свои извинения читателям. 

 

О реакторе РБМК-1000 

Трудно описать тот энтузиазм, с которым коллектив Чернобыльской АЭС трудился перед пуском ее первого энергоблока. Всех нас одолевала гордость за первенца ядерной энергетики Украины. Мы отдавали все свои силы и знания, сутками не покидали энергоблок, участвуя в пуско-наладочных операциях. Наконец — загрузка первой топливной сборки, первый выход реактора в критическое состояние, а затем и энергетический пуск, включение энергоблока в сеть. Для всех нас это был праздник.

И его мы делили с разработчиками реактора РБМК — никиэтовцами и курчатовцами. Все мы были заодно, дружно напевали модные тогда куплеты: «А пока, а пока ток дают РБМК».

Начались трудовые будни. И они стали преподносить не всегда приятные сюрпризы. Все чаще и чаще возникали большие и малые проблемы.

Первое, с чем пришлось столкнуться, — это трудности в управлении РБМК. Поле энерговыделения в реакторе «гуляло» постоянно. Старшему инженеру управления реактором (СИУР) приходилось выполнять десятки операций в минуту, чтобы не допустить опасного превышения предельной мощности топливных каналов. Это был нелегкий, очень напряженный труд. Уставали не только операторы, с завидным постоянством приходилось менять ключи управления, которые выходили из строя из-за частого их использования.

До нас доходили слухи, что на первенце РБМК-1000 на Ленинградской АЭС (а именно с нее началась история эксплуатации реакторов этого типа) у пульта управления реактором даже в стационарном режиме стояли два оператора — один не справлялся с регулированием поля энерговыделения. Вероятность локальных всплесков мощности была велика. Да и возникновение локальной критичности нельзя было исключить. Поэтому и пришлось «играть в четыре руки». Путем введения в реактор дополнительных поглотителей ситуацию удалось несколько смягчить. Но управление реактором оставалось сложным. Что мы и испытали на собственном опыте.

Ситуацию усугубил еще один сюрприз. Оказалось, что остановленный реактор не имеет надежного контроля плотности потока нейтронов. Система физического контроля распределения поля энерговыделения (СФКРЭ), использующая серебряные детекторы прямой зарядки, была недостаточно чувствительна. Она начинала давать устойчивые и достоверные показания только на мощности реактора в несколько сот мегаватт. Другая штатная система контроля — ионизационные камеры, расположенные вокруг активной зоны, в стояночном режиме глушилась мощным гамма-фоном. Вывод реактора на мощность после остановки проходил практически «вслепую». Не один раз, особенно на первых порах, выход на мощность шел с превышением допустимой скорости. Естественно, срабатывала соответствующая аварийная защита. Приходилось начинать все с начала.

Стало ясно, что реактор РБМК крайне чувствителен к ошибкам персонала. В соответствии с современными требованиями проект реакторной установки должен в обязательном порядке их учитывать. Но в то время, когда проектировался РБМК, роли оператора уделялось явно недостаточное внимание.

Уже во время первой кампании (до остановки энергоблока на первый плановый ремонт) мы столкнулись с рядом других трудностей. Ненадежными оказались запорно-регулирующие клапаны (ЗРК), установленные на подаче воды в технологические каналы. К концу кампании их отказало более десятка. Та же картина имела место с устройствами измерения канального расхода воды. Фактически эксплуатация реакторной установки проходила без достоверной информации о надежности охлаждения большого числа технологических каналов. Но Регламент эксплуатации допускал подобную ситуацию. Иначе реактор был бы постоянно в ремонте.

Проблема регулирования расхода охлаждающей воды в реакторах РБМК до сих пор остается дискуссионной темой. В принципе, неплохо обладать возможностью регулировать расход воды по каждому технологическому каналу. Особенно с учетом того, что они могут быть загружены либо топливными сборками, либо дополнительными поглотителями, либо оставаться без загрузки. В каждом из этих случаев требуется свой расход охлаждающей воды.

С другой стороны, наличие ненадежных канальных регулирующих клапанов и расходомеров снижает надежность охлаждения реактора. Особенно опасны многократные манипуляции для регулирования расхода воды в каналах, которые повышают вероятность ошибки персонала. Что и подтвердила практика: в 1982 году на Чернобыльской АЭС энергоблок № 1 был выведен на мощность при закрытом ЗРК одного из технологических каналов. Находящаяся в нем топливная сборка была разрушена. Такая же авария произошла на Ленинградской АЭС в 1992 году. Все это подтверждает, что реактор РБМК-1000 так, как он был задуман и реализован в 70-х годах прошлого столетия, оказался недопустимо чувствителен к ошибкам персонала.

В первый планово-предупредительный ремонт нас ждал еще один сюрприз. Следовало изменить конструкцию сепарационных устройств внутри барабанов-сепараторов. Вызвано это было необходимостью обеспечения гидродинамической стабильности контура охлаждения реактора и снижения влажности направляемого в турбины пара. Это была сумасшедшая работа в крайне стесненных условиях и сложной радиационной обстановке внутри барабанов-сепараторов.

Были другие сюрпризы. Это и проблемы коррозии пароводяных коммуникаций, и потеря герметичности переходников от циркониевой к стальной части технологических каналов. Массовая замена по этой причине большого количества каналов привела к длительным простоям первых двух энергоблоков.

Необходимо вспомнить еще один весьма характерный факт. Разработчики реакторной установки не включили в ее проект защиту от прекращения подачи питательной воды. Ситуация была достаточно серьезной, особенно для РБМК-1000 первого поколения, у которых возможности аварийного охлаждения реактора были ограничены. Главный инспектор по ядерной безопасности Минсредмаша запретил работу АЭС с реакторами РБМК на полной мощности до введения такой защиты. Но создатели реактора и проектанты запросили на его разработку непомерно большой срок. Пришлось собственными силами создавать проект защиты «стоп питательная вода». После длительных проволочек проект был утвержден и реализован. Проводить испытания режима прекращения подачи питательной воды выпало Чернобыльской АЭС. Мы долго к ним готовились, вдумывались в каждый шаг, в каждое действие операторов, анализировали реакцию на них реакторной установки и другого оборудования. В конечном итоге испытания состоялись и защита была введена в действие.

Перечень вышеуказанных сюрпризов можно было бы продолжить. Еще больше о них могли бы рассказать эксплуатационники Ленинградской АЭС, головной энергоблок которой фактически был превращен в испытательный полигон.

Постепенно стали вызревать серьезные вопросы. Почему эксплуатация энергоблоков с реакторами РБМК была сопряжена с постоянными усовершенствованиями, реконструкциями, исправлениями допущенных их разработчиками ошибок? А их было много, недопустимо много. Почему энергетические установки, призванные вырабатывать электроэнергию по жестким плановым заданиям, превратили, по сути, в экспериментальные полигоны? Почему была проигнорирована стадия прототипа малой мощности, на котором можно было бы в относительно безопасных условиях накапливать эксплуатационный опыт и проводить необходимые эксперименты и испытания?

К сожалению, РБМК поспешно, без должной доработки были переданы в промышленную эксплуатацию. А ведь у них были недостатки, которые делают небезосновательными утверждения о том, что реакторы этого типа вообще не имели права на существование.

В первую очередь это касается недопустимо большого положительного парового (пустотного) эффекта реактивности, превышающего эффективную долю запаздывающих нейтронов βэфф. Запаздывающих нейтронов в общем балансе нейтронов менее одного процента. Но именно их наличие делает возможным управление ядерным реактором и существование ядерной энергетики. Если в реактор вносится положительная реактивность, превышающая βэфф, он попадает в зону неуправляемого разгона на мгновенных нейтронах. Страшнее ситуации не бывает. Чернобыльская трагедия тому пример.

Осушение или потеря воды в охлаждающих контурах РБМК- 1000 вносит значительную положительную реактивность. Потеря охлаждающего теплоносителя — это опасность для любого ядерного реактора. А тут она сопровождается еще и угрозой неуправляемого разгона на мгновенных нейтронах.

У энергоблоков с реакторами РБМК-1000 нет защитной оболочки — важнейшего элемента глубоко эшелонированной защиты, регламентируемой нормативными документами. Ситуация усугубляется тем, что графитовый замедлитель при работе энергоблока на номинальной мощности имеет температуру более 700 °С, а вода, охлаждающая топливные сборки, — 270 °С. При повреждении технологических каналов вода, попадая в графитовую кладку, мгновенно испаряется, что приводит к резкому увеличению давления (паровой взрыв) в реакторном пространстве. Для РБМК-1000 первого поколения достаточно одновременного разрыва трех технологических каналов, чтобы верхняя плита реактора оказалась там, где она до сих пор находится в объекте «Укрытие».

Конструкторы утверждают, что для РБМК-1000 нового поколения отрыв верхней плиты реактора происходит при одновременном разрушении девяти технологических каналов. Это надо было бы подтвердить на испытательных стендах. На каждом групповом коллекторе «сидит» более четырех десятков технологических каналов. Разрыв любого из таких коллекторов может опять-таки закончиться катастрофой.

Принципиальным недостатком реакторов РБМК является ограниченный эксплуатационный ресурс технологических каналов.

В совокупности с эффектом радиационного распухания графитового замедлителя это приводит к тому, что по крайней мере один раз в течение проектного срока службы реактора надо полностью менять технологические каналы. А их около 1700 штук. Операция замены каналов отработана и многократно использовалась на практике. Но это весьма дорогостоящая операция, что ставит под сомнение экономическую целесообразность ее осуществления. Кроме того, резко вырастает радиационная нагрузка на обслуживающий персонал. Да и объем радиоактивных отходов тоже растет.

Следует признать ошибкой объединение под одной крышей реакторных отделений спаренных энергоблоков. Авария на любом из них приводит к созданию аварийной ситуации на соседнем энергоблоке, что и подтвердила чернобыльская авария.

И наконец положительный выбег реактивности при вводе стержней управления и защиты в активную зону РБМК. Это именно тот эффект, который дал старт катастрофическому сценарию развития событий на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС.

Вспоминает Г. Копчинский. В конце 1978 года или начале 1979 года (точно не помню, но я уже исполнял обязанности заместителя главного инженера по эксплуатации) из-за отказа турбины остановился первый энергоблок. При разборе причин аварийного останова было обнаружено, что практически одновременно с соответствующей технологической защитой сработала защита реактора по превышению мощности. Как заметил В.К. Бронников, тогда начальник цеха наладки, теплофизических причин для срабатывания этой защиты не было.

Нашел причину начальник физической лаборатории А.Л. Гобов. Дело в том, что длина поглощающей части стержней управления и защиты была примерно на метр меньше высоты активной зоны реактора, где размещается ядерное топливо. При полностью погруженных в зону стержнях на их торцах оставались столбы воды высотой около полуметра. Но вода относительно сильно поглощает нейтроны, что приводило к дополнительным затратам ядерного топлива. Конструктор решил на торцах стержней управления и защиты расположить графитовые вытеснители, которые слабо поглощают нейтроны. Как следствие, при вводе стержней в активную зону первыми в ней оказываются именно графитовые вытеснители, замещая поглотитель нейтронов — воду, вводя таким образом положительную реактивность. Образно говоря, нажатие на педаль тормоза не останавливало автомобиль, а, наоборот, его разгоняло.

А.Л. Гобов рассказал мне о своих выводах. К сожалению, я тогда не придал им должного значения, не поднял «шум на всю деревню».  В этом моя вина. Слишком велико было доверие к разработчикам реактора. И хотя последующие события показали, что и после «шума» мало что менялось, воспоминания об этой ситуации   не дают мне покоя до сих пор. 

Указанный эффект позднее был подтвержден при физических пусках энергоблоков № 1 Игналинской АЭС и № 4 Чернобыльской АЭС. В 1983 году В.А. Сидоренко, в то время директор отделения Курчатовского института, замечательный во всех отношениях человек, один из пионеров развития во- до-водяных энергетических реакторов в СССР, обратился к руководству НИКИЭТ с тревожным письмом. Он указал на чрезвычайную опасность положительного выбега реактивности при вводе в активную зону РМБК стержней управления и защиты. Ответ главного конструктора был обтекаемый: да, этот эффект известен, разрабатываем, принимаем меры и т.п. Увы, никаких мер принято не было. Письмо было направлено на все АЭС, но оперативный персонал с ним ознакомлен не был. Никаких изменений в технологический регламент главный конструктор не внес. Опасность этого эффекта и режимы, в которых он себя может проявить, не были осознаны. И только после аварии 1986 года конструкция стержней управления и защиты была незамедлительно изменена.

В проекте РБМК были предусмотрены, помимо прочих, укороченные стержни-поглотители (УСП), которые вводились в реактор снизу и предназначались для управления полем энерговыделения в нижней части реактора. Специалисты Курской АЭС предложили внедрить автоматический ввод этих стержней в активную зону по сигналам аварийной защиты. Это предотвращало всплеск мощности в нижней части активной зоны и ускоряло сброс мощности реактора. Главный конструктор поддержал это предложение. Внедрено оно было и на Чернобыльской АЭС. Но на каждом энергоблоке автоматический ввод стержней УСП внедрялся на основании отдельного технического решения, согласование которого с главным конструктором тянулось месяцами. Решение по энергоблоку № 4 также находилось на согласовании. И должно было быть реализовано во время ремонта, на который энергоблок № 4 останавливался 26 апреля. Анализ, выполненный после аварии, показал, что если бы стержни УСП пошли в зону после нажатия кнопки «АЗ-5», трагедии не было бы.

Почему же очевидное решение не было доведено до стадии проектной документации? Почему разработчики реактора каждый раз медлили с оформлением решений?

Вспоминает Г. Копчинский. В начале 1983 года меня перевели со Смоленской АЭС в сектор ядерной энергетики аппарата ЦК КПСС. Первое, что было мне поручено, — подготовка записки о недостатках РБМК. Этот документ начал готовить еще мой предшественник — Г.А. Шашарин.

Документ был подготовлен и направлен в Межведомственный научно-технический совет по ядерной энергетике при Минсредмаше. В его первоначальный вариант вошли все проблемы, о которых шла речь выше. К сожалению, в окончательную редакцию не попали вопросы парового эффекта реактивности и конструкции стержней управления и защиты. Руководство Отдела исключило их, посчитав «излишним техницизмом». Как будто бы все остальное не было «техницизмом».

Я присутствовал на заседании совета, на котором обсуждался этот документ. Вел его А.П. Александров. Был и министр Е.П.Славский. Меня поразила крайняя степень раздражения, которая сопровождала его реплики. Не имея аргументов против того, что было отмечено в документе, министр гневно клеймил его авторов. Складывалось впечатление, что его возмущает не столько критика РБМК, сколько то, что кто-то посмел залезть в его епархию и позволил себе что-то там критиковать. В дальнейшем я убедился, что это первое впечатление было правильным. Что касается существа вопроса, то МВТС отметил справедливость критики и дал поручение соответствующим институтам разработать меры по устранению отмеченных недостатков. Однако решение совета носило размытый, неконкретный характер. По сути, была утеряна возможность серьезного разговора о реакторах этого типа.

В 1984 году была начата подготовка большого постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР по безопасности ядерной энергетики. Были организованы поездки групп экспертов на все действующие АЭС страны. В эту работу были включены ведущие организации ядерно-энергетического комплекса, его лучший интеллектуальный потенциал. Обобщение экспертных заключений было поручено Государственному комитету СССР по науке и технике. Мы, сотрудники сектора ядерной энергетики, готовили проект по- становления и очень рассчитывали на то, что его принятие даст большой позитивный импульс.

Госкомитет по науке и технике создал несколько секций, на которых рассматривались проблемы безопасности энергетических реакторов различных типов. Секция водо-водяных реакторов завершила свою работу достаточно оперативно. Иная ситуация была в секции РБМК, в которой развернулись жаркие дискуссии. Я не принимал участия в работе этой секции, но владел информацией о том, что там происходило. Возглавлял ее заместитель министра энергетики Г.А. Шашарин, специалист высочайшего класса, который принимал участие в пуске и эксплуатации первой в мире Обнинской АЭС, а затем работал главным инженером Белоярской АЭС. Секция под его руководством стремилась дать объективное заключение о характеристиках РБМК. В конечном итоге она дала добро на продолжение эксплуатации РБМК при условии выполнения их модернизации. Однако эта модернизация безнадежно затянулась. Был утерян еще один шанс предотвратить катастрофу.

Постановление было выпущено, но его выполнение оставляло желать лучшего. Я часто задумывался: почему так происходит, почему благие пожелания так далеки от их реального воплощения?

Сложившаяся в СССР система управления была основана на приказе и его неукоснительном исполнении. Позитивный эффект достигался только тогда, когда приказ был своевременным и правильным по сути, а исполнитель имел реальные возможности, профессиональные навыки и четкий план действий. Если этот баланс соблюдался, достижения были безусловными. Но так было далеко не всегда. Очень многое зависело не только от объективных, но и от субъективных факторов, от профессионализма и исполнительской дисциплины того или иного чиновника. А нерадивых деятелей было немало. Причем, как правило, эти люди умели ловко уходить от ответственности за дымовой завесой идеологического словоблудия и партийной активности. Как результат, срывались многие планы, не выполнялись постановления и решения.

Можно придумать много полезных и нужных постановлений, но если они не обеспечены необходимыми ресурсами, надеяться на эффективное их выполнение бесполезно. Мы очень плохо считали деньги. Да и Госплан, и Минфин СССР далеко не всегда были нашими союзниками.

В 1990 году была предпринята еще одна попытка кардинального решения вопроса о действующих энергоблоках РБМК. Ранее было принято решение об отказе от строительства новых энергоблоков этого типа. Но повышенный риск эксплуатации действующих АЭС с реакторами РБМК оставался.

Отделом Совета Министров СССР по ядерной энергетике и Госатомэнергонадзором СССР была подготовлена записка, в соответствии с которой предлагалось прекратить эксплуатацию реакторов РБМК-1000 первого поколения. Все остальные энергоблоки этого типа эксплуатировать только до момента исчерпания ресурса технологических каналов.

Л.Д. Рябев, который сменил на посту председателя бюро по топливно-энергетическому комплексу Б.Е. Щербину, ушедшего на пенсию, решил обсудить вопрос на расширенном совещании специалистов. Реакция большинства из них была сдержанной. Потеря после чернобыльской аварии строящихся АЭС была существенным ударом для экономики страны. Предложение остановить несколько действующих энергоблоков не вызвало энтузиазма. Совещание закончилось безрезультатно. В 2000 году была остановлена Чернобыльская АЭС. В 2009 году, в соответствии с соглашением о присоединении

Литвы к Европейскому союзу, была остановлена Игналинская АЭС. В работе остаются только российские энергоблоки с реакторами РБМК-1000 на Ленинградской, Смоленской и Курской АЭС. За годы, прошедшие после аварии на Чернобыльской АЭС, выполнен, без преувеличения, огромный объем работ по модернизации и реконструкции АЭС с реакторами РБМК. Правительству России, и никому другому, решать их судьбу. Но мы глубоко убеждены, что их эксплуатация сопряжена с повышенным риском не только для российской, но и для мировой ядерной энергетики. Надеемся, что наши опасения не оправдаются.

 

Доклад Госатомэнергонадзора СССР 

Вспоминает Г. Копчинский. В 1990-х годах появилось много публикаций о бездеятельности и даже малограмотности чиновников аппаратов ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Подобные заявления далеки от истины. По крайней мере, за недолгое время своего существования сектор ядерной энергетики сделал немало в области безопасности АЭС. Безусловной его заслугой является образование в 1984 году Госатомэнергонадзора СССР.

Будучи одним из пионеров ядерной энергетики, СССР не имел независимого государственного органа, регулирующего и контролирующего ее безопасность. В этом мы недопустимо отстали от западных стран. Нарушался один из базовых принципов обеспечения безопасности АЭС — разделение функций ответственности за создание и эксплуатацию ядерных установок и надзора (регулирования) их безопасности. Функции контроля ядерной безопасности выполняло одно из подразделений Минсредмаша. По сути это был ведомственный надзор.

Сектор ядерной энергетики подготовил необходимые организационные документы. Очевидное по своей важности предложение встретило яростное сопротивление Минсредмаша. Е.П. Славский метал громы и молнии. Но руководство ЦК КПСС поддержало нашу позицию. Комитет во главе с Е.В. Куловым был создан. Началось его нелегкое становление.

Показательно, что после образования Комитета Е.П. лавский пригласил к себе его руководящий состав. Присутствовал на этом собрании и я. Было оно очень недолгим. Министр выступил с речью, смысл которой можно передать словами: «Вас у меня украли, но ни- куда вы от Минсредмаша не денетесь».

После аварии было принято решение о смене руководите-   ля Госатомэнергонадзора. Им стал директор Белоярской АЭС В.М. Малышев. В 1987 году одним из его заместителей был назначен Н.А. Штейнберг. Именно он обратил внимание на то, что отсутствует официальная позиция Государственного надзорного органа ядерной безопасности о причинах аварии.

Вспоминает Н. Штейнберг. Результаты расследования правительственной комиссией причин аварии на 4-м энергоблоке были засекречены и не доводились до сведения персонала Чернобыльской АЭС. Мы продолжали жить в неведении о причинах аварии. Но по содержанию мероприятий, которые предстояло внедрить для повышения безопасности энергоблоков с реакторами РБМК, мы понимали, что произошло.

Осенью стало известно о совещании  в  МАГАТЭ. Говорили, что в Вене все согласились, что виноват персонал. Но мало ли что говорят за границей. Это политика.

Для основной массы сотрудников АЭС понятие МАГАТЭ тогда было абсолютно абстрактным. Мы понятия не имели о целях и полномочиях этой организации, а тем более о ее публикациях по безопасности. С ними мне удалось познакомиться уже в должности заместителя председателя Госатомэнергонадзора СССР. Первая мысль после знакомства с этими документами была: «Почему мы, работавшие на АЭС, были недостойны того, чтобы нас знакомили с принятыми в мире подходами к безопасности АЭС? Чего боялись?» Стало ясно, насколько наши взгляды были далеки от философии безопасности, сформировавшейся в мировой ядерной энергетике. Пришло понимание того, что безопасность — это, образно говоря, не просто каска на голове. Это что-то большее, это философия, образ жизни.

Знакомство с докладом: «Авария на Чернобыльской АЭС и ее по-

следствия.  Информация, подготовленная для совещания экспертов МАГАТЭ (25–29 августа 1986 г., Вена)», который был представлен СССР в августе 1986 года, вызвало шок — это был шедевр фальсификации и лжи. Действия персонала в соответствии с Регламентом были преподнесены всему миру как его нарушения. Ограничения Регламента, которые были введены после аварии, представлялись как действующие до аварии. Да, был указан ряд ошибок и нарушений, допущенных персоналом, но они не влияли на развитие и масштаб аварии. Забыли в докладе о роковом дефекте стержней управления и защиты, который стал спусковым крючком аварии. Миру преподнесли беспардонную ложь: прекрасный реактор, но персонал совершил ошибочные действия и взорвал его. Стало ясно, почему ни нам, ни другим АЭС не сообщили правду о результатах расследования. На АЭС народ грамотный, того и гляди разберутся, где правда и где ложь. Поэтому для внутреннего потребления, секретно. А для наружного употребления: все у нас хорошо, и реактор хороший, и вообще советская техника — лучшая в мире.

И сегодня, спустя много лет, не могу понять: зачем было лгать?

Неужели было непонятно, что в мире хватит специалистов, чтобы на основе представленной в МАГАТЭ информации (описания, схемы, отдельные чертежи) провести собственные расчеты и понять, что же произошло на самом деле? Неужели было непонятно, что эта ложь обернется против ее авторов и на многие годы квалификация советских специалистов в ядерной области будет поставлена под сомнение?

Ради спасения своего имиджа, защиты своего авторитета главный конструктор, ведомый Минсредмашем, выставил единственным виновником аварии персонал. Интересы этих людей совпали с интересами политического руководства страны, хотя оно прекрасно знало истину. Жертвы были определены.

Я обсудил проблему с председателем Комитета В.М.Малышевым. Объяснил свою позицию: «Прошло два года. Официальные документы о причинах аварии противоречивы. Специалисты разных стран, используя информацию, которую СССР представил в МАГАТЭ в 1986 году, произвели собственные расчеты, которые не подтверждают официальный советский сценарий аварии. В дополнительных материалах, переданных нашей страной в МАГАТЭ осенью 1987 года, появился абзац о наличии концевого эффекта стержней СУЗ, который мог привести к вводу положительной реактивности. Однако дух и содержание доклада сохранились. Это вызывает негативные эмоции в ядерном сообществе в отношении полноты и качества расследования аварии и достаточности мер по повышению безопасности РБМК. Мир может высказать мнение о необходимости остановки всех АЭС с реакторами РБМК (так оно и случилось!). Многие задаются вопросом: почему не провел собственного расследования орган ядерного надзора СССР, какова его роль в обеспечении безопасности и что изменилось после аварии?»

Не думаю, что Малышев и я тогда хорошо понимали, куда мы выйдем с нашим расследованием. Но председатель стремился создать эффективную систему обеспечения ядерной безопасности в стране и чрезвычайно болезненно относился к авторитету Комитета. И он дал добро.

Сформировать команду не составило труда. Это были сотрудники центрального аппарата Госатомэнергонадзора и его научно-технического центра (НТЦ). Основная ударная сила — специалисты, ранее работавшие на Чернобыльской АЭС, выбывшие со станции по состоянию здоровья. Многие из них к тому времени работали в юго-западном округе нашего комитета и в от- деле НТЦ в г. Киеве. Нас поддерживали некоторые сотрудники Курчатовского института, Института ядерных исследований АН УССР, специалисты ВНИИАЭС и ФЭИ. В подборе команды не ошиблись. Но сопротивление, которое мы встретили со стороны Минатомэнерго СССР и главного конструктора, затянуло нашу работу. Расследование шло два года, а не год, как я обещал Малышеву. Собственно, он и не торопил. Он просил одного: объективность и качество расследования не должны быть постав- лены под сомнение.

Очень большую поддержку оказывал Г.А.Копчинский, прежде всего как специалист, один из немногих, кто действительно хорошо и глубоко понимал РБМК. Он предотвратил многие мои эмоциональные поступки, которые могли похоронить расследование, понимал, против какого монстра мы шли. В период расследования произошло наше сближение, одним из последствий которого и является эта книга.

В это время инженер-инспектор Госатомэнергонадзора СССР на Курской АЭС А.А. Ядрихинский готовил работу «Авария на 4-м блоке Чернобыльской АЭС и ядерная безопасность реакторов РБМК». Договорились, что, как только он завершит работу, рассмотрим ее результаты на заседании секции № 2 Научно-технического совета Госатомэнергонадзора, которой я руководил. В середине июля 1989 года работа А.А. Ядрихинского была направлена на отзыв в НИКИЭТ, ИАЭ им. И.В. Курчатова, ВНИИАЭС, ВНИПИЭТ, МоАЭП, ФЭИ. Отзывы шли долго. Главный конструктор реактора испытывал наше терпение более полугода. Но поняв наконец, что остановить нас уже не удастся, за два дня до проведения НТС отзыв прислал.

В решении секции НТС, заседание которой состоялось

15.02.1990 года, мы отметили, что Госатомэнергонадзор  СССР не предпринял исчерпывающих мер, обязывающих Минатомэнерго СССР и Минсредмаш СССР провести объективное расследование причин аварии на 4-м блоке Чернобыльской АЭС. С другой стороны, не провел самостоятельного расследования, чем невольно содействовал отсутствию объективного отчета о научно-технических и организационных причинах и обстоятельствах аварии.

Секция НТС рекомендовала организовать Комиссию для проведения исследования причин и обстоятельств аварии на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС.  Одна рекомендация была совершенно новой в практике советской ядерной энергетики: «Выводы по результатам работы комиссии Госпроматомнадзора СССР1 опубликовать для ознакомления общественности».

21 февраля 1990 года В.М. Малышев издает приказ № 11 «О создании комиссии по дополнительному анализу причин и обстоятельств аварии на 4-м блоке Чернобыльской АЭС 26.04.86». Перед комиссией была поставлена задача: «сосредоточить свое внимание на из- учении вопросов соответствия проекта реактора РБМК 4-го блока Чернобыльской АЭС требованиям действующих к моменту утверждения технического проекта II очереди ЧАЭС норм и правил

1 Госатомэнергонадзор в 1989 году был преобразован в Госпроматомнадзор СССР. Далее по тексту мы будем использовать первое наименование комитета по безопасности; качестве   эксплуатационной   документации и оценке действий персонала».

В работе комиссии и подготовке итогового доклада мы были предельно аккуратны, много раз проверяли и перепроверяли информацию, которую находили сами или которую нам передавали сотрудники различных организаций, иногда вопреки желанию своего руководства. Среднее и низовое звено специалистов (по иерархии, а не по знаниям и опыту) многих организаций, имевших отношение к созданию РБМК или расследованию причин и обстоятельств аварии, хотело участвовать в формировании полной и объективной информации о причинах и обстоятельствах аварии. Прежде всего для того, чтобы исключить в будущем возможность повторения аварий даже меньшего масштаба. Это были действительно преданные ядерной энергетике люди, понимающие, что ядерная энергетика имеет будущее только при гарантии ее безопасности.

Решение секции № 2 НТС Госатомэнергонадзора СССР от 15.02.90 не получило никаких ограничительных грифов («для служебного пользования» или «секретно»). Содержание решения быстро стало известно, в том числе тем организациям, которые не хотели озвучивания правды об аварии. Более того, информация о сути решения вышла за границу и разошлась по профессиональным изданиям мира.

Примерно в это же время японская газета «Асахи Симбун» в номере от 17.07.90 привела слова директора ВНИИАЭС А.А. Абагяна, дававшего в 1986 году на специальной сессии МАГАТЭ пояснения по поводу причин катастрофы. На вопрос корреспондента «Асахи Симбун» он ответил: «Первопричиной аварии были физические особенности реактора, ошибки пер- сонала играли второстепенную роль». В номере этой же газеты от 31.08.90 А.А. Абагян продолжает: «Я сразу после аварии понял, что она так или иначе связана с конструкцией стержней СУЗ. Но в то время другие советские ученые не поддерживали эту точку зрения. Поэтому я не мог изложить ее МАГАТЭ». В заключение Абагян отметил: «Причины аварии были нами поняты почти сразу после аварии, но тогда о них говорили только представители моего института, ВНИАЭС».

Объективности ради надо отметить, что, пожалуй, первым уже через сутки после аварии на ее причину — положительный выбег реактивности при вводе стержней управления и защиты в активную зону реактора — указал начальник отдела Курчатовского института А.К. Калугин.

Вспоминает Н. Штейнберг. Во время работы комиссии у меня установилась интенсивная переписка с А.С.Дятловым. Мы проработали вместе почти 10 лет. У нас не было дружеских отношений в силу большой разницы в возрасте и из-за разного отношения к людям. Он был, на мой взгляд, излишне властным, иногда грубым, особенно с теми, кто уступал ему в силе характера. Он умел заставить человека учиться, но не очень любил учить. Он был интересен в компании, но всегда сохранял дистанцию, любил демонстрировать свое интеллектуальное превосходство. И делал это иногда в обидной для партнера форме. Но он был профессионалом высокой пробы, человеком широкого кругозора, любил литературу. И сегодня считаю, что в области реакторной физики и технологии он был одним из ведущих специалистов, и не только на Чернобыльской АЭС. Он иногда бросал фразы о том, что РБМК непознаваем. Для нас, молодых, это было удивительно. Мы думали, что уж Дятлов все знает.

При подготовке доклада Дятлов помог лучше понять некоторые моменты, особенно в процессе подготовки и проведения испытаний. Но был один вопрос, в котором мы не нашли общего языка. Дятлов занимал абсолютно жесткую позицию в том, что персонал электростанции не имеет к аварии никакого отношения. Я занимал и занимаю другую позицию. Оперативный персонал не может быть в стороне от того, что происходит на объекте. Другой вопрос: виновен ли он?

Окончательная версия доклада была подписана 4 января 1991 и направлена в Бюро СМ СССР по ТЭК, Минатомэнергопром СССР, Государственную комиссию СМ СССР по чрезвычайным событиям, а также в региональные органы Комитета.

Содержание доклада противоречило официальной позиции СССР, изложенной в 1986 году. Л.Д.Рябев, председатель Бюро СМ СССР по ТЭК, заместитель председателя СМ СССР, дал поручение Минатомэнергопрому, Госпроматомэнергонадзору, Академии наук и Государственному комитету по науке и технике выполнить дополнительный научно-технический анализ причин и обстоятельств аварии на Чернобыльской АЭС и разработать, при необходимости, комплекс мер по повышению безопасности атомных станций. Совместный доклад надо было представить правительству СССР.

Состав комиссии по подготовке доклада был сформирован быстро. Решили подготовить сначала материалы на международную конференцию по проблемам ядерной энергетики, которая должна была состояться в апреле или мае 1991 года в Париже. А затем, на их основе, подготовить согласованный доклад для правительства. Координатором был назначен Л.А.Большов, директор только что созданного Института безопасного развития атомной энергетики АН СССР. Все согласились, что это наиболее нейтральная организация для подготовки совместного доклада. Но очень скоро стало ясно, что под давлением главного конструктора суть доклада стала смещаться к позиции СССР, которая была представлена в 1986 году. Другого трудно было ожидать, поскольку членами комиссии, за небольшим исключением, были авторы доклада 1986 года. С согласия В.М. Малышева представители Госатомэнергонадзора Н.А.Штейнберг и В.А.Петров вышли из состава комиссии.

С докладом в правительство вышла заминка. Вариант, выполненный на основе доклада, представленного в Париж, В.М.Малышев подписать отказался. Затем начались августовские события, закончившиеся развалом СССР. Появился ли итоговый доклад в правительстве, неизвестно. Впрочем, если и появился, то в это время он уже не мог на что-то повлиять.


Окончание следует

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Безопасность и чрезвычайные ситуации
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Безопасность и чрезвычайные ситуации:
О предупреждении аварий на сложном объекте

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.8
Ответов: 10


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 37 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 08/06/2022
"Неужели было непонятно, что в мире хватит специалистов, чтобы на основе представленной в МАГАТЭ информации (описания, схемы, отдельные чертежи) провести собственные расчеты и понять, что же произошло на самом деле?"- таких специалистов практически не было (за исключением едииц, которые и до аварии все понимали - авторы этой статейки сюда, конечно, не входят), да и сейчас практически нет. Авторы этой статейки сами никогда ничего, со 100% вероятностью, не считали ни по каким программам и даже не представляют себе, что это такое. Как и большинство способны только балоболить. 


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 08/06/2022
"До нас доходили слухи, что на первенце РБМК-1000 на Ленинградской АЭС (а именно с нее началась история эксплуатации реакторов этого типа) у пульта управления реактором даже в стационарном режиме стояли два оператора — один не справлялся с регулированием поля энерговыделения. Вероятность локальных всплесков мощности была велика. Да и возникновение локальной критичности нельзя было исключить. Поэтому и пришлось «играть в четыре руки». Путем введения в реактор дополнительных поглотителей ситуацию удалось несколько смягчить. Но управление реактором оставалось сложным. Что мы и испытали на собственном опыте."
Кто заставлял играть в "четыре руки"? Мозгов-то не хватало, но деньги застили глаза и работали по принципу, а вдруг пронесет. Вот и пронесло и будет проносить без пургена, особенно сейчас, когда одни бестолочи пошли среди выпусников.


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
Два великих украинских атомщика) Про Копчинского не знаю. А вот Штейнберг, закончив МЭИ, прошел на ЧАЭС путь по линии турбинного цеха и на месте СИУРа никогда не работал. Вряд ли его мнение о реакторе РБМК кому-то интересно) Но усилия по выгораживанию эксплуатации ЧАЭС надо оценить, конечно


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 08/06/2022
"Все это подтверждает, что реактор РБМК-1000 так, как он был задуман и реализован в 70-х годах прошлого столетия, оказался недопустимо чувствителен к ошибкам персонала." - А реакторы ВВЭР допустимо чувствительны? А авария на одной из первых ВВЭР в Нововоронеже с обрушением экрана, это что? Виноват во всем персонал. Если знали о такой сильной чувствительности, то почему работали, надеялись на себя, а оказались тупыми. Сказали бы, что работать не будем, реактор плохой, но работали. Если, например, кто-то покупает телевизор и ему говорят, что вот такая-то марка телевизора плохая, то никто не будеет его покупать, либо потребуют снижения цены. Так и здесь, погнались за рублем (персонал) и попались.


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 25/06/2022
Как военный эргономист совершенно не увидел упоминание данной науки в тексте исследования, тем более психологии человека, а человеческий фактор -который в США с 1946 года обозначают эргономику, у нас же в журналистском стиле "пьян был экипаж  или не пьян". А то что пьют спирт и другие крепкие напитки на опасных объектах вообще выпало из анализа.  Я по этому ушел из авиаремонтного предприятия, что там спирт льется рекой, с помощью его план делают. А когда явился свидетелем катастрофы падения ТУ-104 на Пушкинском военном аэродроме с командованием Тихоокеанского флота и написал, что опять все наклюкались перед полетом и командовали матерно, перегрузив самолет. Это традиция. Даже запрещенный 4-х серийный художественный телесериал американцев "Чернобыль" лишен матерного языка, однако, пьянство при ликвидации процветает, но в меру, это и есть родовая черта нации. Да и смерть академика Валерия Легасова и в фильме, и в его аналитических записках лишена психологического анализа, как будто психологии у человека вообще нет, одни марксистские идеологические инстинкты и классовая разобщенность, но все кувырком и американцы марксизма-ленинизма не знают. Однако фильм носит сугубо изящно дискредитирующий характер и при этом художественно достоверен, как учебный!. Но хуже всего Комитет Государственной Думы в лице актрисы Драпеко выступил инициатором запрета фильма для широкого показа, видимо цифры упомянутые и драматизм сильно действует на психику.


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 03/06/2022
Цитата: " По факту, это на 81% так, но остальные 19% работают на удорожание квтч, и снижают рентабельность Газпрома."
Уважаемый Дементий, с рядом тезисов можно поспорить.Имеется ввиду что 19% атомные? По остальным компонентам не всё так просто. Около (2/3) мощности это старые советские угольные ТЭС с низким КПД, переведённые на трубопроводный газ. У них отмёрла система углеподготовки и удаления миллионов тонн шлака, подцепили газопровод и работают так уже лет 40. Именно угольными ТЭС, чтоб они были едва рентабельны при низких зарплатах угольщиков, определяется цена киловатт*часа. Газ в РФ дешёвый из-за неразвитости мощностей по его сжижению. Иностранцы покупают дёшево трубопроводный газ, сжижают и нам же задорого продают в одноразовых баллонах для горелок, например для пайки радиоэлектроники.Если бы Россия сама могла превратить полуфабрикат в готовый конечный продукт - цена газа не была бы дешёвой: по трубопроводам не было бы смысла дешево отдавать.
Для наглядности:в другой недоразвитой стране, Иране, да и в Венесуэле, аналогичная проблема в нефтеперератобке. Нефть страна экспортирует, а бензин закупает у иностранцев. Теоретически сами могли бы перерабатывать. Но это ж уметь надо в нефтехимии разбираться, плюс менеджерское умение всё организовать, плюс не позволять взяточникам задавить первые два пункта. По всем трём составляющим есть  серьёзные проблемы, так что ситуация сильно хуже чем Вам издалека кажется. Так и у нас в РФ состояние дел в вопросе превращения трубопроводного газа в конечный продукт с полной добавочной стоимостью. 


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
Метан в баллончике?! Почитай надписи на баллонах и сравни с составом трубопроводного газа, прежде чем давать советы газпрому.


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 03/06/2022
Цитата: ". Электроэнергия для промышленности и бизнеса должна стоить, как некогда на советских алюминиевых заводах, стоящих рядом с гигантскими сибирскими ГЭС."
Сибирские ГЭС делались в незаселённых местностях, чтоб электролизом производить дейтерий /тяжёлую воду/ для термоядерного оружия. Затем для производства дейтерия нашли более эффективные методы, и ГЭСы переориентировали на производство алюминия из глинозёма электролизом. 
Кстати когда после 1991 самолёты и другие высокотехнологичные вещи делать перестали - эти заводы да и ГЭС остановятся если Запад перестанет почти по себестоимости выкупать алюминий в слитках. 
Собственно: электроэнергия сибирских ГЭС ЗАПЕРТАЯ в регионе. До Москвы 5000 километров, а ЛЭП максимального освоенного вольтажа 750 Киловольт - переводит в нагрев проводов 10% мощности на каждую 1000 километров длины.
Перед распадом СССР не успели перейти на более высокое напряжение ЛЭП. Успешно спытали короткий участок на 1200 киловольт переменного тока и 1500 КВ постоянного, плюс на ВДНХ такой на 1200 Киловольт трансформатор лет 20 стоял. Новации рухнули, энтузиаст конструктор эмигрировал в Индию и продолжил работу там.
Вобщем, если бы да кабы. Если бы мощности, киловаттчасы, Сибирских ГЭС не были заперты расстоянием - их можно было бы по нормальной цене продавать.Плюс, в странах с высокой плотностью населения, в себестоимость включают недополученную прибыль от  потенциальной хоздеятельности человека на затопленных землях. И тогда Квт*час ГЭС не так уж дёшев. 



[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 03/06/2022
 
  • «А ядерные мощности были очень нужны, поскольку позволяли снизить использование в стране углеводородных ресурсов и максимально увеличить их продажу на экспорт. Это был основной источник долларовых поступлений в страну».
  • Это высказывание к какому году относится? 1966?
  • Когда, в каком году, СССР начал планировать переход в страну третьего мира, чтобы стать сырьевым придатком развитых капиталистических стран? Конечная цель развития атомной энергетики – поставлять сырье в развитые страны? 
  • Если это высказывание действительно имело место быть (по крайней мере, в 1985 нам в вузе об этой политике не говорили, по радио и телевидению тоже не слышал), то атомная промышленность СССР есть ни что иное, как структура, планомерно столкнувшая страну с вершины цивилизации (социализм считался выше, чем капитализм) в малоразвитую раздробленную колонию, поставляющую сырую нефть и человеческие ресурсы в метрополию. Такие планы «локомотива» цивилизации, означают, что МСМ осознало свою неспособность создавать высокотехнологичные товары, и решило остановить в развитии государство, которое вложило в МСМ все средства без остатка.
  • Несомненно, такая постановка задачи свидетельствует о том, что руководство МСМ и СССР решили отойти от сложнейших работ по развитию высоких (высочайших) технологий, и решило зарабатывать нефтедоллары, на которые можно купить (себе) самые высокотехнологичные товары. Фактически, создание нефте-газопроводов - это признание фиаско социалистического лагеря, который признался в неспособности к созданию товаров 20 века, переполняющих капиталистический мир.
  • Несомненно, такая политика современного Росатома (сделать всё возможное для увеличения сырьевой роли России в международной торговле) также свидетельствует о том, что атомная энергетика России – мощнейший тормоз в развитии российской промышленности. Имхо, это такой же мощнейший рычаг разрушения развитой промышленности (в том числе и самой атомной энергетики), как и недоступная промышленная электроэнергия «Чубайса».
  • РОШ в 2008 пошла дальше в политике колонизации России. Идеологи РОШ считали, что Россия должна производить атомную электроэнергию на своей территории, и продавать за границу чистейший квтч.
  • В результате такого планового сокращения до нуля, мы ходим в нероссийской одежде и обуви, весь инструмент нероссийский, вся малая механизация нероссийская, все автомобили и трактора нероссийские.
  • По сути, это анти-лозунг Дементия Башкирова. Вместо того, чтобы планомерно сворачивать атомную энергетику, в России была свернута вся остальная промышленность, кроме нефте-газового сектора.
  • Повторюсь еще раз. Атомная энергетика России должна быть свернута до нуля, чтобы дать возможность развиваться остальным видам энергетики. Электроэнергия для промышленности и бизнеса должна стоить, как некогда на советских алюминиевых заводах, стоящих рядом с гигантскими сибирскими ГЭС. 
  • По факту, это на 81% так, но остальные 19% работают на удорожание квтч, и снижают рентабельность Газпрома. 
  • Дементий Башкиров
 


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
Никаких ядерных реакторов на электростанциях, обеспечивающих энергоснабжение нет и никогда не было. Это из разряда фантастических мифов про подлодки и ракеты. Весь бред про какие-то свехсекретные эксперименты на промышленных обьектах выдуман военно-милицейскими начальниками из охранных структур и оружейных баз, изображавшими учёных директоров и специалистов  аэс для прессы. 


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
Про положительный выбег вряд ли стоит упоминать как причину. Он был известен и замерен, составлял 0,06 беты и проявлялся не всегда, а только в чистых условиях. Специально надо было убирать другие факторы чтобы получить этот результат в эксперименте. 99,94% внесено другим фактором. Разрывом каналов и обезвоживанием.


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 03/06/2022
Это называется подтасовка. :) Автор аварии врёт о своей непричастности.

 Именно Копчинский в ту ночь звонил на Чернобыльскую АЭС и требовал продолжения преступного  эксперимента, а вернее технологической диверсии.
 Остались же записи телефонного разговора, где он говорил начальнику смены, что назначит его главным инженером шестого блока, если тот продолжит эксперимент, а если нет, то уволит.

Копчинский - редкая тварь Горбачевского разлива, участвовавший в подготовке этой диверсии.
Копчинского надо судить и приговорить к высшей мере!


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
что назначит его главным инженером шестого блока, если тот продолжит эксперимент, а если нет, то уволит.
Остались же записи? - озвучьте
звонил начальнику смены - смены чего? РЦ? Блока? Станции?
С каких пор из начальников смены хотя бы даже и станции люди назначались главными инженерами?

С каких пор у энергоблоков  появились главные инженероы?
Болтун, сплетник, тьфу!


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
Из статьи: Руководителем вывода 4-го блока в ремонт был заместитель главного инженера А. Дятлов. И он, и оперативный персонал понимали, что выводить реактор на мощность в этой ситуации ни в коем случае нельзя. К тому же, десяток инструкций и регламент по эксплуатации реактора категорически запрещали это делать. Но А. Дятлову на Щит управления опять позвонил Г. Копчинский, работник всесильного ЦК КПСС, и приказал выводить 4-й реактор на мощность, с тем, чтобы закончить проверку защит.

— Почему же Дятлов послушался и стал вынимать последние стержни защиты из активной зоны реактора?
— Дятлов, находясь за Щитом управления, ясно видел, что реактор находится в йодной яме, что реактор неуправляем. Но Дятлов, видимо, все же надеялся, что «проскочит», и поэтому выполнил приказ Копчинского. А тот сказал буквально следующее: «Проводи проверку! Или ты уйдешь на пенсию, или будешь главным инженером новой Чернобыльской АЭС-2». Копчинский имел в виду новую Чернобыльскую АЭС с 5-м и 6-м блоками, которая находилась тогда в стадии строительства.

— Как стали известны подробности этого разговора?
— Я лично слышал эту запись, когда возглавлял экспертную комиссию по подготовке обвинительного заключения. Все разговоры и звонки на Щите управления АЭС записывались. Дятлов вскоре умер в тюрьме, а Копчинский живет сейчас в Киеве.
Именно так Чернобыльская АЭС ступила на свой смертный путь

— Почему же, не владея оперативной обстановкой, партработник по телефону заставил Дятлова продолжить проверку аварийной защиты? Чем руководствовался Копчинский?
— Я уже говорил, что вместо надзора сотрудники ЦК КПСС пытались напрямую управлять АЭС. Копчинский — видимо, в целях экономии — не хотел, чтобы эта последняя проверка проводилась уже после замены топлива. Но главное, мне кажется, в другом. Копчинский, до отъезда в Москву работавший замглавного инженера по науке именно на Чернобыльской АЭС, телефонными звонками демонстрировал свои аппаратные возможности. Показывал, что, сидя в Москве, в кабинете на Старой площади, он по-прежнему управляет Чернобыльской АЭС.  https://www.kontinent.org/article.php?aid=454b94b89bdec


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 21/06/2022
Какая такая проверка и каких защит предполагалась, ради чего реактор вдруг нужно стало выводить на мощность?"
Какие такие последние стержни защиты "вынимались" из реактора, если стержни защиты и так должны находиться вне реактора?

Дятлов умер в 1995 году, через 9 лет после аварии. Это, по вашему, "вскоре"? И умер он не в тюрьме. И о какой замене топлива вы говорите, если топливо перегружалось практически ежедневно?


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 03/06/2022
так же, как и шли к краже сотен компов и дозиметров


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 04/06/2022
Копчинский - редкая тварь Горбачевского разлива, участвовавший в подготовке этой диверсии.
Копчинского надо судить и приговорить к высшей мере! =====

Да и того, что с водой возился и запарил нижнюю часть. А то такой белый и пушистый интервью раздает ((


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
"Сложившаяся в СССР система управления была основана на приказе и его неукоснительном исполнении. Позитивный эффект достигался только тогда, когда приказ был своевременным и правильным по сути, а исполнитель имел реальные возможности, профессиональные навыки и четкий план действий. Если этот баланс соблюдался, достижения были безусловными. Но так было далеко не всегда. Очень многое зависело не только от объективных, но и от субъективных факторов, от профессионализма и исполнительской дисциплины того или иного чиновника. А нерадивых деятелей было немало. Причем, как правило, эти люди умели ловко уходить от ответственности за дымовой завесой идеологического словоблудия и партийной активности. Как результат, срывались многие планы, не выполнялись постановления и решения". - Современная интегральная система управления (ИСУ) многократно больше грешит тем же самым, прикрываясь паспортами ИСУ и коллективной безответственности с поисками "стрелочников", выполняющих никчёмные приказы.


[
Ответить на это ]


Rt: так же, как и шли к краже сотен компов и дозиметров (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
Таки мне интересно, я часто бывал в Зоне нелегально и где стояло такое количество машин, которые якобы угнали?... А такое количество компов?... Есть видео, где показаны размонтированные системники и сервера, и ковыряли их в спешке - многое просто вырвано... То-есть выдирали жёсткие диски в спешке, а значит те, кто там работал... Если-бы военные РФ снимали диски, то у них было время делать это не спеша, а то и просто загрузить с них на свои носители... Сейфы вскрыты родными ключами, а не взломаны... 


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 04/06/2022
 
  • «И наконец положительный выбег реактивности при вводе стержней управления и защиты в активную зону РБМК. Это именно тот эффект, который дал старт катастрофическому сценарию развития событий на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС»
  • Если бы таким «эзоповым» языком были написаны инструкции для проведения радиохимических процессов, не было бы создано ни одного ядерного материала.
  • Нужно всегда называть вещи своими именами. «Положительный выбег реактивности» необходимо было назвать «переход реакции деления на мгновенные нейтроны», или «ядерная авария с многократным превышением номинальной мощности», или лучше, всем понятное «полное или частичное разрушение активной зоны».
  • Если на бочках написать «черный порошок», то солдаты будут греться вокруг костра, сидя на таких бочках. Если же написать «черный порох», то мало кто согласится рисковать жизнью ради того, чтобы отогреть руки.
  • К несчастью для всех советских людей, ученые и разработчики атомных электростанций, простые понятия заменили наукообразными терминами, которые оказались непонятными эксплуатирующему персоналу. Такое сокрытие информации о безопасности ядерных реакций ни к чему хорошему не могло привести (и не приведет в будущем). В результате, АЭС оказались не безопасной ядерной кочегаркой, стоящей рядом с Мавзолеем, а опаснейшим аппаратом, который может уничтожить территорию Московской области.
  • В качестве примера правильного (доступного для всех) объяснения ядерной безопасности, посмотрите учебник [«Современная Радиохимия» Вдовенко В.М., М, Атомиздат, 1969]. Интуитивно понятный график, иллюстрирующий значение минимальных критических параметров, в зависимости от водно-уранового отношения. Достижение ядерной безопасности (при учете пустотного водного эффекта) теоретически возможно при проведении процессов только на левой (нисходящей) ветви графика. Если же опускаться к минимуму по правой (восходящей) ветви графика, то непременно поймаете ядерный эффект энерговыделения, с непредсказуемыми последствиями.  
  • Всякий раз, при конструировании радиохимического аппарата, это интуитивно понятное правило - правильное соотношение замедлителей и урана при любом варианте развития событий в аппарате - неукоснительно соблюдается.  При конструировании РБМК-1000 это правило было игнорировано разработчиками, и причины этого игнорирования должно установить следствие (а не научное совещание). 
  • Правила ядерной безопасности – закон, за нарушение которого предусмотрено уголовное наказание. Обратите внимание, никаких других видов наказания (в виде перевода на другую работу, лишения премий, выговоров, увольнений, компенсации причиненного вреда), за нарушение ЯБ не предусматривается.
  • РБМК-1000 (как и уменьшенный и более безопасный аналог ПУГР) по проекту работает в области правой (восходящей) ветви графика, и это является нарушением требований ЯБ. Каждый раз, проходя минимум, происходит увеличение реактивности, и оператор вынужден двигать СУЗ.
  • О существование такого нарушения для ПУГР говорили на лекциях ФТФ в 1984. Несомненно, разработчики (по крайней мере некоторые из разработчиков) РБМК-1000 знали об этом нарушении. Получается, осознанно подписали себе уголовную статью? Как это понимать?
  • «Две больших разницы» этих реакторов – у ПУГР реактивность в пике не превышает бета, а у РБМК-1000 достигает 5 бета или более. Военный реактор управляем (время на принятие решения порядка десятка минут, гражданский – неуправляем (время на принятие решения микросекунды, то есть времени нет ни для человека, ни для автоматики). 
  • Дементий Башкиров
 


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 04/06/2022
паровой эффект был отрицательный на 4-м блоке ЧАЭС


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 04/06/2022
Дементий Башкиров, это сайт для профессионалов, не надо демонстрировать свое невежество в физике ядерных реакторов.   //И наконец положительный выбег реактивности при вводе стержней управления и защиты в активную зону РБМК. Это именно тот эффект, который дал старт катастрофическому сценарию развития событий на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС». Если бы таким «эзоповым» языком были написаны инструкции для проведения радиохимических процессов, не было бы создано ни одного ядерного материала. Нужно всегда называть вещи своими именами. «Положительный выбег реактивности» необходимо было назвать «переход реакции деления на мгновенные нейтроны», или «ядерная авария с многократным превышением номинальной мощности», или лучше, всем понятное «полное или частичное разрушение активной зоны». //   Это не эзоповский язык, а язык, хорошо понятный даже студенту 3-4-го курса.  «Положительный выбег реактивности» это ни в коем случае не  «переход реакции деления на мгновенные нейтроны".  Это всего лишь внесение положительной реактивности СУЗ-ами вначале своего движения. В режиме нормальной эксплуатации реактора значение вносимой ими реактивности много меньше беты.  Но неграмотными действиями  персонала реактор был выведен из регламентного состояния. Он оказался сильно отравленным и практически неуправляем, поскольку почти все стержни РР были выведены их зоны. Поэтому, действительно, сброс АЗ привел к локальному скачку реактивности, далее - локальное разотравление, которое в свою очередь дало положительную добавку к реактивности. Т.е. процесс с положительной обратной связью. Ну а далее местное вскипание и положительный пустотный эффект реактивности. Таким образом, причина аварии - сочетание двух обстоятельств: 1)вывод персоналом реактора в нерегламентное - аварийное состояние 2)конструкторская ошибка по положительному выбегу АЗ, которая могла сработать только в таком реакторе. Реактор в нормальном состоянии на сброс АЗ конечно бы не среагировал.  Есть еще одно обстоятельство, которое тоже можно рассматривать как независимую причину аварии.  Это очень малая величина "недогрева" теплоносителя на входе, вызванная также ошибочными действиями персонала и связанными с работой реактора на сверхмалой мощности.   


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
 
  • Независимая причина аварии?
  • Это принципиальная ошибка в понимании сложных физико-химических процессов. Правильнее говорить причина (как явление или свойство, присущее данное конструкции аппарата), или точнее, одна из причин.
  • Независимые причины аварии могут существовать только в упрощенных моделях, описывающих реальные процессы. Вся сложность реальной модели состоит в том, что десятки взаимосвязанных явлений вызывают к жизни процесс, который пока никто не научился моделировать.
  • Существуют причины и взаимосвязанные причинно-следственные связи, которые необходимо изучать и, как минимум, не скрывать от обсуждения до того, когда авария вскроет ошибку в понимании.
  • Исходя из представленной Вами схемы (1+2), Вы совершенно верно связали два негативных свойства, присущих РБМК-1000. Это положительная обратная связь при выходе из йодной ямы и положительная обратная связь в начальный момент введения СУЗ. Этих явлений не было в других реакторах, и только из-за них, честный разработчик должен был отказаться от собственного детища ещё на стадии проекта.
  • Третья причина (не независимая, так как независимых причин не бывает), указанная Вами, действительно усугубила ситуацию, как и пароциркониевая реакция, генерация водорода и СО из графита и воды, паровой взрыв и еще с десяток причин [свою позицию в понимании этих причин изложил в статье на ПроАтом «Толерантное ядерное топливо», приуроченное к године аварии в Пенсильвании].  
  • Ваше мнение противоречит официальному отчету советских властей, которые исключили наличие ядерного взрыва в Чернобыле. Пункт 2, который Вы указали – это прямое обвинение конструктора в случившейся аварии, которая могла произойти и в других вариантах, возможно, и с существенно более тяжелыми последствиями.  
  • Изучение всевозможных типов взрывных и нестационарных процессов, происходящих в атомном реакторе (многие десятки таких процессов происходили на практике) не проводится на курсах физики ядерных реакторов, отсюда неведение оперативным персоналом АЭС тех последствий, которые могут произойти при экспериментах с реактором.
  • Все эти процессы сложны в понимании, тем более в понимании их взаимосвязей. Для этого необходимо углубленно изучать Физическую Химию и Радиохимию. Поэтому в своих статьях указываю конечный результат, с максимальным выбросом в окружающую среду всей накопленной энергии, радиоактивных осколков деления и актинидов.
  • Операторы АЭС должны понимать, что возможное негативное радиационное воздействие АЭС, как и ядерного оружия, заключаются в выбросе радиоактивных веществ, которое пропорционально массе (и активности) осколков деления актинидов. В РБМК-1000 это 1 тонна осколков на ГВтэ*год, что в тысячу раз больше, чем в Хиросиме и Нагасаки (17 кт ТНТ – 1 кг осколков деления).   
  • Спасибо за откровения и замечания.
  • Дементий Башкиров
 


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
Дословно из комментария: - «Именно Г.А. Копчинский в ту ночь звонил на Чернобыльскую АЭС и требовал продолжения преступного  эксперимента, а вернее технологической диверсии. Остались же записи телефонного разговора, где он говорил начальнику смены, что назначит его главным инженером шестого блока, если тот продолжит эксперимент, а если нет, то уволит. Копчинский - редкая тварь Горбачевского разлива, участвовавший в подготовке этой диверсии. Копчинского надо судить и приговорить к высшей мере!». Да, все правильно написано, исходя из личной заинтересованности чиновника высокого уровня, который своим административным положением продавил продолжение эксперимента. Классический  пример  того,  как  экономические и карьерные  соображения возобладали над проблемами безопасности. В капитализме так делают на каждом шагу.                 Сухой остаток статьи, я полагаю, заключается в том, что в РБМК было много сюрпризов, о которых ученые умы и не знали. А чего Вы хотели? Это же был первый такой большой реактор. А почему не знали? Ведь гл. конструктор Н.А. Доллежаль на каждом совещании говорил, что конструктор первым сталкивается с «белыми пятнами в науке», и эти пятна АН СССР должна разрешать в первую очередь, а не заниматься т.н. фундаментальными науками, с проблемами, высосанными из пальца. Для чего АН была создана в России. Именно для получения формул и теории по неизвестным явлениям и процессам в новых технологиях, в промышленности! А чиновникам из ЦК КПСС была задача запустить РБМК-1000 в серию, а безопасность для них это было вторично. Но это все в прошлом. А сегодня, чиновников из КПСС заменили менеджерами, которым нет дела до безопасности,  поскольку их задача запустить энергоблок, и не вникать в тонкости технологии и безопасности. Сегодня такое же место занимает энергоблок АЭС с ВВЭРом, в котором тоже имеются «белые пятна» в процессах. И опять для чиновников буде виноват гл. конструктор реактора, а не система управления и принятия решений чиновниками - дебильными менеджерами.                 Смею повторить и обратить Ваше внимание на то, что и сегодня управление атомной отраслью делается менеджерами, которые вообще принимают решения без осмысления возможных последствий от своих решений. Это касается строительства АЭС с ВВЭРами. К месту повторить комментарий Дементия Башкирова от 31/05/2022: - «Это чисто организационная ошибка – нельзя на тротиловый завод ставить начальником человека, не нюхавшего пороха. Партия очень сильно просчиталась в этом вопросе. КГБ образца 1986 года оказалось сборищем профанов – именно эта организация отвечала за то, чтобы военные объекты не взлетали на воздух. Любой атомный реактор – военный объект, и только, во-вторых, кочегарка. ... Про положительный эффект реактивности ПУГР рассказывали студентам на лекциях». Продолжение следует:


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
Система образования в капитализме так воспитывает и обучает менеджеров, чтобы они не вникали в суть процессов в реакторе, а строили АЭС, ссылаясь на заключения экспертов, которых они выберут. Эксперт, даже если он врет, никаким наказаниям не подвержен, таков Уголовный Закон. Доказать что он врет заведомо очень трудно и трудоемко.  Знания «Эксперта» подтверждаются его регалиями, личными связями, занимаемой должностью, и т.д. Например, академик, доктор т.н., директор академического института, помощник Президента, и т.п.  И более того, в капитализме заключение «эксперта» будет таковым, какое требуется Заказчику экспертизы, иначе денег «эксперту» не заплатят.  Это положение дел в полной мере относится к сегодняшним топ менеджерам и менеджерами рангом ниже, в ГК «Росатом», а также к их советникам.                 Д. Башкиров: - «...Если нынешние менеджеры считают, что Чернобыль не повторится, то только из-за недостатка специальных знаний и отсутствие доступа к информации об авариях. ... в ряду 6-и разрушенных гигантских реакторов Чернобыль, далеко не первый и не последний».                 В тексте статьи отмечен только положительный эффект реактивности от опустошения каналов активной зоны от воды или от возникновения чрезмерно большого паросодержания в каналах в реакторе РБМК. Но на самом деле было обнаружено сотрудником Лаврухиным (с кафедры Э-7 МВТУ им. Баумана) отдела Л. Константинова в НИКИЭТе ещё одно неприятное и непонятное явление в активной зоне РБМК. Это сгусток нейтронов, спонтанно перемещающийся по объёму активной зоны. Обнаружить это явление удалось благодаря миниатюрным камерам деления КТВ-3 на основе триаксиального  высокотемпературного кабеля (з-д КирсКАБЕЛЬ), который позволял установить их непосредственно в активную зону, распределив их и по радиусу, и по высоте зоны. О групповом поведении нейтронов в то время и не слышали даже. О явлении было доложено главному конструктору РБМК, после чего энерговыделение в каналах реактора было пересчитано на локальное возможное увеличение нейтронной плотности в центре сгустка нейтронов, окутывающих канал. Все свели к увеличению запаса до допустимого уровня паросодержания теплоносителя для каждого канала. После пуска 1-го блока Ленинградской АЭС с РБМК-1000 денег на научные исследования реактора перестали давать, работы по изучению сгустка нейтронов и их групповому поведению в активной зоне были свернуты.                 А сегодня в 21-ом веке РБМК-1000 и 1500 не строят, и тем более не строят СБР-2400 конструкции НИКИЭТ, с площадью активной зоны в плане примерно 20х30 метров. Но строят массово ВВЭРы различных уровней модернизации, до последнего ВВЭР-ТОИ мощностью 1300 МВт эл., в котором коэффициенты запаса до закипания теплоносителя снижены до минимума. Хотя экспериментальных данных нет, но нельзя не предположить, что в активной зоне ВВЭР-1000, и большей мощности, также присутствует явление  сгустка нейтронов, спонтанно блуждающего по объёму активной зоны. Продолжение следует.      


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
«…явление сгустка нейтронов, спонтанно блуждающего по объему активной зоны…» – это как? Ссылку можете? Или опишите подробнее. Спасибо.


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
Для подробной информации все вопросы к г-ну Лаврухину, если он жив. Постников, Серебряников, Константинов, Полушкин, Емельянов и Доллежаль, и др. которые были подробно в курсе измерений "гулянки сгустка нейтронов" по активной зоне, как я знаю уже умерли. Был ли отчет, я не знаю, возможно Н.А. засекретил его.


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
В ВВЭРах также присутствует явление образования парового пузыря, охватывающего несколько ТВС. Причём, «сдуть» этот пузырь увеличением расхода теплоносителя не получится, и повышением давления теплоносителя в корпусе реактора, также не получится. Заливом холодного теплоносителя в первый контур циркуляции также не даст результатов мгновенно. Т.е. всегда присутствует возможность перегрева оболочки твэлов в паровом пузыре, а далее их расплавления, и т.д. Именно по этой причине и поставили «блюдце под реактором» - т.н. ловушку расплава. А весь первый контур циркуляции поместили в контейнмент с двух метровыми стенками из ж/б.  Стоимость блока АЭС с ВВЭРом увеличилась почти вдвое. И срок строительства увеличился. Экономической выгоды, строить такие АЭС, нет.                 Что касается закрытия АЭС. В отношение АЭС с РБМК есть предложение, как утилизировать оборудование.  По  нашему  мнению (С.В.Коровкина, главного специалиста АО «Атомэнергопроект» и Е.В.Тутуниной, главного специалиста АО ИК «АСЭ»),  единственным  решением  данной проблемы  является  изоляция  отработавших  АЭС  на  месте  путем засыпки инертными материалами с образованием кургана - технология «Зеленый  курган».  Технология  способна  быстро,  дешево  и  абсолютно безопасно  вывести  из  эксплуатации  объект  использования  атомной энергии (ОИАЭ). Эта технология начала разрабатываться в АО «НИКИМТ-Атомстрой» в 2010 г.                 В отношение АЭС с ВВЭР, я полагаю, что ничего другого не придумали. Из контейнмента ВВЭР вообще ничего нельзя физически вытащить. А в случае радиоактивной аварии, полный каюк. Таким образом, кроме технологии «Зеленый курган» ничего умного не придумали. Что касается создания АЭС в 21-ом веке. Как и ожидалось, Китай вышел на первое место по ВВП по всем практически отраслям в Мире. Но он также задал тренд развития атомного реакторостроения.  КНР построит атомный коммунизм, как записано в решениях ЦК Компартии КНР, строительством 150 безопасных АЭС. Первым направлением являются проекты SMR. 8 января — ГЛАС. Концерн China Huaneng Group, выступающий 5-м производителем энергии в КНР, объявил об успешном запуске SMR, который является первым в мире малым модульным реактором. Стоит отметить, что мощность SMR, который базируется на АЭС «Шидаовань», равняется 200 мегаваттам. Вторым направлением является проект HTR-PM600, который будет представлять собой эволюционное развитие проекта высокотемпературного газового реактора HTR-PM. Его главное отличие - в нём к одной турбине будут подсоединены шесть реакторных модулей, а не два. Суммарная тепловая мощность блока составит 1500 МВт (теп.), электрическая - 655 МВт (эл.). Резюме: 1. От управления менеджерами в атомной отрасли нужно избавиться. 2. Если произойдет ядерная авария (типа Фукусимской) на АЭС в России, то Россия развалится как государство, поскольку расходы на ликвидацию последствий будут непосильными. 3. Нужно законодательно ввести пожизненную уголовную ответственность менеджеров и советников по тем объектам атомной отрасли, на которые они дали положительное заключение, но, тем не менее, этот объект получил радиоактивную аварию. 4. В России на месте сегодняшних АЭС будут стоять «Зеленые курганы» с сумасшедшей радиацией внутри, это мы оставим нашим потомкам! 5. Если нет своих экспериментов и знаний, то нужно перенимать опыт других стран и фирм, если предоставят, в области создания безопасных ядерных реактор

Прочитать остальные комментарии...


[ Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2022
Посмотрите отчет о физическом пуске реактора на 4-м блоке ЧАЭС, который вышел в декабре 1085 года и удален из фондов технических библиотек в конце апреля 1986 года. На 4-м блоке ЧАЭС была проведена модернизация АЗ для снижения парового эффекта реактивности.  Он стал отрицательным.Тогда можно объяснить некоторые моменты из отчета Госкомиссии:- снижение мощности реактора при снижении расхода через АЗ в начале испытания и это не "йодная яма"? При положительном эффекте реактивности мощность ректора долна  расти.- почему и кто дал команду на останов реактора кнопкой АЗ? Видимо  этот человек понял, что будет после  восстановления напряжение на секциях 6,0 кВ с работающими ГЦН!


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
Нарушили в части ядерной безопасности и Регламент и "Программу испытаний". Но написали много всего, чтобы себя выгородить, забыли как не раз сдавали экзамены на знание правил ядерной безопасности. "Мы не знали, нам не объяснили", как будто колхозники, а не люди с высшим инженерным образованием...


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2022
Уважаемый клон, для чего Вам понадобилось пользоваться моим псевдонимом? Предлагаю Вам, ежели уж очень понравилась кличка, то разрешаю ей пользоваться в редакции Патологоанатом-2. Остальным ответственно сообщаю, что этот комментарий не мой. Патологоанатом.


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 07/06/2022
паровой эффект был отрицательный на 4-м блоке ЧАЭС   ====


Датышо-ничоси ))
Надо бы подробно пояснить?


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 08/06/2022
Для снижения положительного парового эффекта реактивности был увеличен шаг решетки, что привело к изменению соотношения вода-графит. Если при заполнении контура КМПЦ на аналогичных реакторах вносилась отрицательная реактивность минус 2 бета (положительный паровой эффект), то после модернизации АЗ вносимая реактивность стала плюс 2 бета (отрицательный паровой эффект).
 Из-за давности событий с цифрой два могу и ошибиться, но уверенно пишу: цифра не изменилась. а знак стал противоположным.
Все остальные "недостатки" РБМК остались и они сыграли свою "положительную" роль в этой аварии.
 


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 09/06/2022
Казалось бы, что при любом шаге, запаривание,которое уменьшает плотность воды и следовательно поглощение нейтронов, должно приводит к росту критичности. Так?


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 09/06/2022
Нет, не так !


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 11/06/2022
Вы меня заставляете усомниться в основах ))


[
Ответить на это ]


Re: Как мы шли к аварии. Причины и уроки аварии (Всего: 0)
от Гость на 17/07/2022
"Вы меня заставляете усомниться в основах ))"
Про основы . . . - для "непрофильных" читателей:
Вопрос:  "Казалось бы, что при любом шаге, запаривание, которое уменьшает плотность воды и следовательно поглощение нейтронов, должно приводит к росту критичности. Так?"

Ответ - нет, и вот почему:

В ядерном реакторе нейтроны не только поглощаются, но и в реакторе с тепловым спектром нейтронов, как минимум, еще и замедляются.

Как "обстоит дело" с этими процессами в РБМК-1000.

Очевидно, что Кэф - эффективный коэффициент размножения нейтронов зависит (упрощенно) от обогащения топлива и от соотношения замедлитель / топливо.

Зависимость от соотношения замедлитель / топливо:

без замедлителя нет замедления, следовательно, нет тепловых нейтронов и нет СЦР (самоподдерживающаяся цепная реакция)  Кэф<< 1;

много замедлителя (очень) большинство нейтронов поглощаются в самом замедлителе, так и "не встретив" ядро топлива-урана  Кэф<<1.

Очевидно, что должна быть область соотношений замедлитель / топливо, при которых будут достигаться максимальные значения Кэф.

Само максимальное значение Кэф будет соответствовать условиям оптимального замедления и поглощения нейронов. Если представить такую зависимость Кэф = f(замедлитель / топливо) на графике, то слева от максимума -  область "недозамедленных" нейтронов, а справа - "перезамедленных).

Для топлива проектного обогащения РБМК-1000 1,8% и при шаге решетки 25 см, так называемая "рабочая точка" при наличии воды проектной плотности (0,8 г/см3) на входе в активную зону лежит справа от максимума в Кэф = f( ) - т.е. в области "перезамедленных" нейтронов. Поэтому изменение - уменьшение плотности воды  при нагреве вследствие роста мощности или уменьшения расхода т/н приводит к уменьшению поглощения нейтронов, а следовательно и росту Кэф. Замедлять эффективно достаточно и графита.

С увеличением выгорания топлива (упрошено уменьшения обогащения) растет наклон в зависимости Кэф справа от максимума, следовательно,  растет и положительный ввод реактивности при запаривании "канала" -уменьшения плотности воды. 

Это и "наблюдали" 26.04. даже при переходе РБМК-1000 на топливо 2%, по "итогам" аварии на ЛАЭС в 1975 г.

Увеличение обогащения топлива изменяет вид зависимости Кэф -  чем больше обогащение, тем более полого в области максимума (проектный шаг решетки), следовательно, меньше положительной реактивности при "опустошении канала". После аварии на ЧАЭС переход на 2,4% . . .

Вывод: шаг решетки влияет на Кэф в РБМК и очень . . . 

На сайте есть статья Румянцева А.Н. и об этом и как "проектировался" РБМК.

BORV


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.11 секунды
Рейтинг@Mail.ru