proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
www.proatom.ru :: Просмотр тeмы - АЭС в Финляндии. Коррупция на экспорт?
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 





АЭС в Финляндии. Коррупция на экспорт?
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Коррупция
Предыдущая тeма :: Следующая тeма  
Автор Сообщение
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Фев 13, 2020 6:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Ротенберг опять пытается доказать равенство финнов

Совладелец СМП-банка Борис Ротенберг, проигравший в Финляндии иск к четырём скандинавским банкам, отказавшимся принимать его платежи и проводить операции, планирует обжаловать решение окружного суда Хельсинки.

Иск к датскому Danske Bank, шведским Handelsbanken и Nordea и финскому OP Corporate Bank Ротенберг подал в 2018 году. Скандинавские банки перестали обслуживать его в 2014 году, после включения в санкционные списки США.

Суд посчитал отказ обслуживать счета обоснованным, согласившись с доводом банков о том, что Ротенберг представляет угрозу финансовой деятельности кредитных организаций. Кроме того, бизнесмену было предписано возместить издержки банкам на судебные тяжбы в размере 530 млн евро.

По мнению миллиардера, ссылающегося на свое финское гражданство и упорно пытающегося доказать свою любовь к европейской стране, суд допустил множество нарушений и ущемляет его права финна. Но пока все крики Ротенберга о равенстве и дискриминации вызывают лишь недоумение у суда."
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Фев 22, 2020 6:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Электричество в Финляндии впервые стало бесплатным.
И даже дешевле.


h t tp://amp.gs/JGep

h ttps://yle.fi/uutiset/osasto/news/storm_causes_short-lived_negative_electricity_prices/11201041

htt ps://w ww.nordpoolgroup.com/Market-data1/Dayahead/Area-Prices/FI/Hourly/?view=table



Ну, и зачем им АЭС?..


¯\_(ツ)_/¯
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Мар 08, 2020 5:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Как об этом писали в 2017 году :

"Финны могут пожертвовать строительством АЭС Ханхикиви во имя более важной цели: увеличения своей доли на российском энергорынке.

Финская Fortum Oyj совсем недавно подписала соглашение с немецким концерном E.On о продаже на открытых торгах доли компании Uniper, которая принадлежит E.On. В сообщении Fortum говорится, что выставленные на продажу акции будут оценены в €22 за бумагу, а общая стоимость доли составит €3,76 млрд.
Из подписанного компаниями документа следует, что E.On разместит предложение о публичной продаже 46,65% акций в Uniper в начале 2018 года. Fortum же разместит предложение о приобретении этих акций на добровольной основе. При этом в случае отказа от размещения акций E.On выплатит компенсацию в размере 20% от общей стоимости сделки.
Понятно, что будут ещё предписания ФАС и разделение активов, но как факт - немцы уходят первыми после реформы Чубайса. Финны покупают, итальянцы остаются при своих.

У Фортума уже есть общий бизнес с Газпромом через ленинградские и питерские энергоактивы.
Возможная сделка по продаже E.On финскому Fortum 46,65% акций Uniper может сказаться как на энергорынке РФ, так и на ключевом экспортном проекте «Газпрома» Nord Stream-2, в котором участвует немецкая компания.
Если финны получат контроль над Uniper, они станут одним из крупнейших игроков в энергетике России с 8% рынка и одним из партнеров монополии по газопроводу.
В последнем случае они, как представляется, попадают под  действие новых американских санкций.
Однако и на кону серьёзный куш "принять нельзя отказаться".
В торге с Вашингтоном ради правильной запятой финны могут вполне пожертвовать АЭС в Пюхайоке. Главное, чтобы эта жертва удовлетворила США. "



"Финская Fortum получила от ФАС России решение правительственной комиссии по иностранным инвестициям о согласовании сделки по поглощению немецкой Uniper. А в ближайшие недели Fortum ожидает получить от ФАС и официальное разрешение на увеличение доли Fortum в Uniper c 50% до 70,5%. Мы уже писали о том, как особенности российского законодательства стали препятствием на пути создания одного из крупнейших европейских энергоконцернов. Похоже что финны смогли найти убедительные аргументы для ФАС, а заодно и «совершенно случайно» почти одновременно с согласованием запустили один из совместных ветропарков «Фортум» и «РОСНАНО» в Ростовской области. "
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Мар 14, 2020 7:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Как об этом писали в 2017 году :

"Финны могут пожертвовать строительством АЭС Ханхикиви во имя более важной цели: увеличения своей доли на российском энергорынке.

Финская Fortum Oyj совсем недавно подписала соглашение с немецким концерном E.On о продаже на открытых торгах доли компании Uniper, которая принадлежит E.On. В сообщении Fortum говорится, что выставленные на продажу акции будут оценены в €22 за бумагу, а общая стоимость доли составит €3,76 млрд.
Из подписанного компаниями документа следует, что E.On разместит предложение о публичной продаже 46,65% акций в Uniper в начале 2018 года. Fortum же разместит предложение о приобретении этих акций на добровольной основе. При этом в случае отказа от размещения акций E.On выплатит компенсацию в размере 20% от общей стоимости сделки.
Понятно, что будут ещё предписания ФАС и разделение активов, но как факт - немцы уходят первыми после реформы Чубайса. Финны покупают, итальянцы остаются при своих.

У Фортума уже есть общий бизнес с Газпромом через ленинградские и питерские энергоактивы.
Возможная сделка по продаже E.On финскому Fortum 46,65% акций Uniper может сказаться как на энергорынке РФ, так и на ключевом экспортном проекте «Газпрома» Nord Stream-2, в котором участвует немецкая компания.
Если финны получат контроль над Uniper, они станут одним из крупнейших игроков в энергетике России с 8% рынка и одним из партнеров монополии по газопроводу.
В последнем случае они, как представляется, попадают под  действие новых американских санкций.
Однако и на кону серьёзный куш "принять нельзя отказаться".
В торге с Вашингтоном ради правильной запятой финны могут вполне пожертвовать АЭС в Пюхайоке. Главное, чтобы эта жертва удовлетворила США. "



"Финская Fortum получила от ФАС России решение правительственной комиссии по иностранным инвестициям о согласовании сделки по поглощению немецкой Uniper. А в ближайшие недели Fortum ожидает получить от ФАС и официальное разрешение на увеличение доли Fortum в Uniper c 50% до 70,5%. Мы уже писали о том, как особенности российского законодательства стали препятствием на пути создания одного из крупнейших европейских энергоконцернов. Похоже что финны смогли найти убедительные аргументы для ФАС, а заодно и «совершенно случайно» почти одновременно с согласованием запустили один из совместных ветропарков «Фортум» и «РОСНАНО» в Ростовской области. "



ФАС России регулятор уведомил финский концерн Fortum, что для увеличения доли в немецкой компании Uniper его разрешение не требуется и таким образом служба сняла ограничения на сделку в Европе. Для России это означает, что российская компания Фортум вскоре возьмет под контроль Юнипро (дочку Uniper).
...
Менеджмент Юнипро несколько месяцев назад активно вел медиа кампанию против Фортума, спекулируя темой безопасности одного сибирского водоканала и теперь можно сказать с уверенностью, что глава Юнипро Широков уйдет с должности еще в этом году.
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Мар 15, 2020 12:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Поэт и сценарист Александр Вулых публикует в Facebook стихотворение о событиях, имевших место в Госдуме 10 марта. О пламенном выступлении Валентины Терешковой и последствиях всеобщего депутатского обнуления.

"По всеобщей просьбе коллектива
Проседь накрутив на бигуди,
Вышла на трибуну Валентина
Со звездой героя на груди,

И с тревогой вглядываясь в лица,
Строго, как заботливая мать,
Предложила сходу обнулиться
И немедля проголосовать.

Дескать, этой ночью не случайно
Крыльями качая горячо
Прилетала к Валентине чайка
И кричала ей через плечо,

Что повсюду слишком много б...а,
Воровства, коррупции и лжи,
И что надо срочно обнуляться
Для того, чтоб снять грехи с души.

Нет, конечно, можно помолиться,
В церковь там сходить или в мечеть,
Но надежней, все же, обнулиться,
Чтобы совесть, ум вернуть и честь!

И синхронно с этими словами,
Словно рядом грохнулся снаряд,
Люстра затряслась над головами,
Ходуном пошёл Охотный ряд!..

И собравшимся на удивление
Вслед за этой фразой в тот же миг
В зале воцарилось обнуление,
Словно свет из космоса проник!

Прошлое нутро куда-то спрятав,
Напрочь поменявши облик свой,
Засветились лица депутатов
Неземной какой-то синевой,

И уже не спертым духом потным,
Словно это Киевский вокзал,
А веселым, детским, беззаботным
Щебетаньем пропитался зал.

Даже невооруженным глазом
Виделось, куда ни бросишь взгляд,
Как мгновенно, словно по приказу,
Обнулился каждый депутат.

Председатель партии с лучистым
Взором, достающим до кишок,
Обнулился в отпрыска юриста,
Мирно оседлавшего горшок.

Кто-то умудрился обнулиться
В юную спортивную звезду,
Кто-то – в медсестру из горбольницы,
Кто-то – в педагога по труду.

А пред ними, улыбаясь вяло,
Чуть наморщив лучезарный лоб,
Девушка прядильщица стояла
С комбината "Красный Перекоп".

И на молодое это племя,
Временем не тронутый вполне,
Дедушка Владимир ОбнуЛЕНИН
Все глядел с портрета на стене".

Twisted Evil
Вернуться к началу
Аноним
Гость





СообщениеДобавлено: Вс Мар 15, 2020 7:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вт Мар 24, 2020 11:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Апр 02, 2020 7:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пт Апр 03, 2020 6:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Апр 09, 2020 8:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пн Апр 13, 2020 8:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вт Апр 14, 2020 7:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пт Апр 17, 2020 7:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Апр 19, 2020 8:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"
Вернуться к началу
Гость
Гость





СообщениеДобавлено: Пн Апр 20, 2020 12:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Силуанов: "К концу года ФНБ уменьшится до 7 трлн рублей".

Вообще интересно, как будут развиваться такие экспериментальные проекты, финансируемые из худеющего ФНБ в условиях экономической и социальной турбулентности в стране.
Разумно ли реализовывать проекты с сомнительной окупаемостью, вопрос открытый.
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Коррупция Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 8 из 9

 
Перейти:  
Вы можете начинать тeмы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Forums ©





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.14 секунды
Рейтинг@Mail.ru