proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
www.proatom.ru :: Просмотр тeмы - АЭС в Финляндии. Коррупция на экспорт?
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 





АЭС в Финляндии. Коррупция на экспорт?
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Коррупция
Предыдущая тeма :: Следующая тeма  
Автор Сообщение
Гость






СообщениеДобавлено: Пн Апр 20, 2020 11:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"



Интересно что про всё про это думают горячие финские парни?...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2020 7:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"



Интересно что про всё про это думают горячие финские парни?...




Они радуются

h ttps://w ww.youtube.com/watch?v=GGl-wtgBaFQ
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Ср Июн 10, 2020 8:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"



Интересно что про всё про это думают горячие финские парни?...




Они радуются

h ttps://w ww.youtube.com/watch?v=GGl-wtgBaFQ




И на всякий случай готовятся отражать "экспансию на мировые рынки" ... :

h t tps://w w w.youtube.com/watch?v=bTmWCbcYwb8
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Ср Авг 05, 2020 4:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Критическая и довольно резкая публикация о проекте АЭС Ханхикиви и его незавидной дальнейшей судьбе:


Lukijan mielipide: Hiilivelvoitteet sitovat Hanhikiveäkin
Keijo Itäpalo
Ma 20.7.2020 klo 07:15


«Мнение читателя: обязательства по выбросам углерода также являются обязательными для Ханхикиви»
Автор Кейо Итапало
20.07.2020


h t t ps://w w w.keskipohjanmaa.fi/uutinen/598237
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Сен 03, 2020 4:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

МОСКВА, 1 сентября. /ТАСС/. Специалисты дирекции цифровизации ИК "АСЭ" (инжиниринговый дивизион Росатома) создали цифровую систему управления конфигурацией АЭС "Ханхикиви-1" на стадии проектирования (этап Basic Design). Об этом говорится в сообщении инжинирингового дивизиона госкорпорации "Росатом".


Строить не получается - рисуем мультфильмы ?...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Сен 05, 2020 10:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Создали систему" - это сильно сказано))) Со всякими цифровыми мульти Д уже 8 лет играются. Только к качеству проектирования это никакого отношения не имеет, к сожалению
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пт Сен 11, 2020 6:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"



Интересно что про всё про это думают горячие финские парни?...




🏳️‍🌈 Они горячо любят друг друга 🏳️‍🌈

В Хельсинки "Неделя прайда" (Рride Week) - "Burger King pride week ad in Helsinki"

h t tps://musebycl.io/diversity-inclusion/burger-king-declares-its-love-mcdonalds-ads-helsinki-pride
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Сен 12, 2020 6:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"



Интересно что про всё про это думают горячие финские парни?...




🏳️‍🌈 Они горячо любят друг друга 🏳️‍🌈

В Хельсинки "Неделя прайда" (Рride Week) - "Burger King pride week ad in Helsinki"

h t tps://musebycl.io/diversity-inclusion/burger-king-declares-its-love-mcdonalds-ads-helsinki-pride




От Росатома кто-то представлен на этом важном мероприятии?
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Сен 12, 2020 5:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"



Интересно что про всё про это думают горячие финские парни?...




🏳️‍🌈 Они горячо любят друг друга 🏳️‍🌈

В Хельсинки "Неделя прайда" (Рride Week) - "Burger King pride week ad in Helsinki"

h t tps://musebycl.io/diversity-inclusion/burger-king-declares-its-love-mcdonalds-ads-helsinki-pride




От Росатома кто-то представлен на этом важном мероприятии?




Laughing 👍
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2020 2:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А. Венедиктов― Вот какой вопрос. Росатом последнее время, когда идут новости о Росатоме, они в основном из-за рубежа. Что Росатом как строительная контора, извини, я просто когда читаю, оно строит, строит, то есть, есть спрос. И где вы сейчас строите, чего строите?

А. Лихачев― Ты имеешь в виду по миру.

А. Венедиктов― По миру.

А. Лихачев― Ну пошли по карте. Финляндия – Ханхикиви – один блок.

А. Венедиктов― Они должны бороться за зеленую повестку дня, они вас должны на руках вынести в Карельский залив.

А. Лихачев― Я, конечно, хочу сказать только одно. У нас известная ядерная держава Финляндия, которая имеет станции. Вот сейчас вводит новую и собирается строить еще одну.

А. Венедиктов― Это Росатом строит.

А. Лихачев― Ну конечно. Нет, там старая наша советская. Построили французы. И теперь мы делаем соответственно станцию Ханхикиви.


h t t p s://echo.msk.ru/programs/personalno/2708505-echo/


•••••••••••••••••••••••••


Делаем ? 

Вот прямо вот реально делаем ? 

Лихачёв, не поделитесь деталями каким местом делаем ? 

И что получается ?
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Сен 24, 2020 8:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
А. Венедиктов― Вот какой вопрос. Росатом последнее время, когда идут новости о Росатоме, они в основном из-за рубежа. Что Росатом как строительная контора, извини, я просто когда читаю, оно строит, строит, то есть, есть спрос. И где вы сейчас строите, чего строите?

А. Лихачев― Ты имеешь в виду по миру.

А. Венедиктов― По миру.

А. Лихачев― Ну пошли по карте. Финляндия – Ханхикиви – один блок.

А. Венедиктов― Они должны бороться за зеленую повестку дня, они вас должны на руках вынести в Карельский залив.

А. Лихачев― Я, конечно, хочу сказать только одно. У нас известная ядерная держава Финляндия, которая имеет станции. Вот сейчас вводит новую и собирается строить еще одну.

А. Венедиктов― Это Росатом строит.

А. Лихачев― Ну конечно. Нет, там старая наша советская. Построили французы. И теперь мы делаем соответственно станцию Ханхикиви.


h t t p s://echo.msk.ru/programs/personalno/2708505-echo/


•••••••••••••••••••••••••


Делаем ? 

Вот прямо вот реально делаем ? 

Лихачёв, не поделитесь деталями каким местом делаем ? 

И что получается ?




Карьерному номенклатурному комсомольскому работнику Лихачёву не мешало бы изучить, законспектировать и впредь руководствоваться положениям Постановления Центрального Комитета КПСС от 19 мая 1961 года:

"О письме Центрального Комитета КПСС ЦК компартий Союзных республик, крайкомам, обкомам, горкомам  и райкомам партии, всем партийным организациям " О задачах партийных организаций по решительному искоренению фактов обмана государства, очковтирательства и приписок к отчётам о выполнении народохозяйственных планов и социалистических обязательств"
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Окт 31, 2020 11:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Аноним писал(а):
Ну что, когда этот распилочный вертеп прикроют? с 2013 года по 2020 результат нулевой, только расходование средств из ФНБ.



Слабые места контракта по АЭС Ханхикиви

I Раздел «Прекращение работ».

Если финны расторгают контракт по нашей вине (за существенное нарушение) то они имеют право принять решение:
1. Попросить с нас убытки (не написано какие)
2. Достроить другими силами
3. 3. Решить, что станция им не нужна и попросить вернуть деньги обратно. При этом согласно международной практикще п.3 можно требовать только в одном случае: когда станция тестируется и она не выдаёт минимальные требования по мощности, но не за существенное нарушение договора. А так: затянули сильно график строительства и финны сочли это существенным нарушением и расторгли контракт, потребовав с нас все вложения.

II. Наши обязательства по подготовке документации для Заказчика

П.18.2(С) – мы обязаны подготовить любую проектную, лицензионную или иную документацию, которую финны или мы обязаны в соответствии с применимым законодательством или по требованию надзорного органа направить в STUK или любой другой надзорный орган для информации, рассмотрения, утверждения.
Из данного принятого обязательства следует, что мы должны за финнов будем готовить любые документы, которые нам скажут.
Не ограничили термин SITE по всем пунктам контракта. Может привести к толкованию, что мы должны отвечать за внеплощадочную зону. Наша задача регулярно проводить наше толкование контракта: мы строим только в пределах строительной площадки. За пределами – только если прямо указано. Иначе – за дополнительную плату как за самостоятельный объём работ.

На любую хотелку такого рода финнов писать: Мы не видим изменение объёма работ. Обо всех изменениях цены и сроков, связанных с данным изменением объёма работ, мы вам сообщим.
Писать надо быстро. В срок. Развёрнуто.
Недопустима ситуация, когда финны нам сказали, что не согласуют нам украинского подрядчика по объективным рискам в связи с военными действиями на Украине и риском неисполнения ими работ, а через год опять нам пишут со ссылкой на годовалое письмо – мы вам писали, что не согласны, а вы привлекли всё равно. Это говорит о том, что: мы на них забиваем, не работаем с ними на должном уровне по согласованным вопросам, что говорит о нашем халатном отношении к своим обязательствам. И такого рода факты финнами будут собираться и выставляться нам в противовес на любой разговор о повышении цены контракта. А в случае с форс-мажорными обстоятельствами могут быть использованы для расторжения ими контракта в принципе, с чем мы согласились.

III. Наш перечень обязательств по контракту открыт (не только то, что указано, но и всё иное, что необходимо) У финнов он – зафиксирован (только то, что прямо указано в Контракте):

Выход только один: мы обязаны транслировать и чётко отслеживать, чтобы у наших субчиков был не меньший объём общих обязательств. Почему важно принимать претензионному направлению участие в этом вопросе.

IV. У нас основное обязательство сформулировано слишком широко:

станция должна fit for purpose. Это нужно было ограничить, указать критерии, условия, основные показатели – станция производит э/э безопасно и соответствует гарантийным показателям таким-то. Основные показатели, как правило – это срок и мощность. Построить в такой-то срок и достичь такой-то мощности. И разорвать контракт можно только в случае не достижения минимально значения гарантированной мощности. Основной выход из данной ситуации: занять позицию, что мы построим вам всё, что необходимо для выработки э\э. А всё остальное – за ваш счёт.

V. Исходные данные для проектирования предоставляет Заказчик. Он отвечает за их правильность и достоверность. Иначе в случае ошибки у нас возникает право на возмещение расходов и на продление сроков. Но термин «ошибка» не расписан (это могло быть расписано как несоответствие, неадекватность и др.) И теперь есть проблемы. Есть фраза relay upon –одна из немногих возможностей контракта, которую надо использовать и любую неточность в информации надо превращать в ошибку и требовать продления сроков и деньги.. В контракты со своими субчиками вписывать фразу, что мы передаём им информацию, которую они должны прочитать, проанализировать, проверить на соответствие необходимым стандартам и пр. Иначе субчик не будет нести ответственность за результат.

Памятка
Статья 45-2 вида нарушений. Ответ нами должен даваться по установленной форме и в чёткие сроки, они – пресекательные. Писать финнам на постоянной основе – вы до сих пор не предоставили того-то, что нам мешает в том-то… Каждые 20 дней мы должны регулярно читать контракт и выписывать обязательства. Про всё, что тормозит процесс, надо писать.

II  Наши основные инструменты:

- вариации (изменение цены и сроков)
- требования: о продлении сроков и о компенсации расходов
- иные требования (т.е. пытаться не ограничиться указанным).
Вспомогательные инструменты: уведомления и отчёты.

Про STUK: нас не допускают до процесса, мы лишены возможности давать комментарии, вследствие чего растёт количество дозапросов надзорного органа, сдвигаются значительно сроки, последствия для нас такие-то. И такого рода писем должно быть много и по всем направлениям (надо было зафиксировать обязательность нашего участия в процессе, результат которого для нас имеет важное значение).

Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту.
И финны хотят сами определять, как глубоко они будут проверять наших субчиков.
На это мы должны занять позицию:

Мы даём вам то, что считаем достаточным для ответа на поставленный вопрос. Если хотите больше – сообщаем, что мы постараемся собрать запрашиваемую информацию, но запрашиваем дополнительное время и деньги.
Общий посыл – поможем по факту не соблюсти отведённый нам срок. Но: наши действия должны быть reasonable.

В части уведомления о задержке – пресекательного срока нет. Даёт право на продление срока и на возмещение расходов. Мы можем просить продления срока только тогда, когда нет параллельно другой задержки по нашей вине. В этой ситуации наша основная задача: доказать, что наше событие зависит от их события, что они последовательны.

Раздел «Лицензирование и проектирование»

Контракт предусматривает 3 условия, от которых напрямую зависит контракт.
Получение финансирования, лицензирование, приложения. Последние уже должны быть! Как минимум что должно было быть сделано с самого начала: график исполнения данного обязательства: сроки, ответственные. Разработан План финансирования, но графика платежей нет. А просить платёж мы можем только после milestone.

III Исходные данные от Заказчика: он несёт ответственность за правильность. Термин «ошибка» не описан. Заказчик обязан также предоставлять иные исходные данные, которые предоставляет для удобства и Заказчик не несёт ответственность за правильность. Но про сроки ничего нет. А это хороший повод сказать: вы нам во время информацию не  предоставили, которая должна была исходить от вас, из-за чего у нас идёт сдвиг своих сроков.
Исходные данные мы получаем также от проектировщика и т.п. Если субъектов несколько, то каждый хочет называть свой объём работ исключительным, а что нужно ему – не исключительным. Т.е. надо стремиться избежать, чтобы каждый давал свой исключительный перечень. Если никто не соглашается, то делать так: созывать совместные встречи и совместно определять перечни исходных данных. Чтобы, к примеру, Гидропресс подтвердил, что ему будет достаточно таких данных от АЭПа. И они сами должны называть и согласовывать между собой сроки. Они должны подтвердить, что информации будет достаточно, и она может быть и должна предоставлена в такой-то срок. А в договоры мы должны вписывать фразу: предоставить эти данные, а также те, которые мы разумно попросим дополнительно. А также фразу о том, что мы просим всё, что нужно для того, чтобы состыковать свой объём работ с объёмом субчика. Также вписывать: если проблема обнаружена, и она влияет на сроки, то наш субчик обязан о ней сообщить в течение 10 дней, иначе он не имеет права на неё ссылаться. Это должно быть пресекательное условие.

Необходимо чётко отслеживать протокольные формулировки, под которыми мы подписываемся. В ЕРС – контракте нет нашего обязательства использовать Adlas. А в одном протоколе указано, что это мы их попросили использовать Adlas.

Про STUK:

Финны сами ходят с нашими документами и думают, что способны давать необходимые комментарии. Но нам постоянно выдаются замечания. Посмотреть общие формулировки в контракте (assistance и т.п.) и написать – мы должны делать то-то и то-то и мы готовы с вами пойти и дать комментарии. И если бы мы пошли, то STUK не задал бы такие вопросы, как …
А из-за того, что этот процесс уже растянулся на …, мы имеем такие-то проблемы.
Более того, согласно ст.18.6 Заказчик обязан действовать таким образом, чтобы свести к минимуму число рассмотрений. Заказчик нарушает данное принятое на себя обязательство.
Стараться использовать ст.45.5.(а) – поставщик имеет право на переносы даты приёмки, если задержка вызвана, в т.ч., любым действием Заказчика, препятствующим выполнению своих обязательств (главное, чтобы финны не могли доказать, что их невыполнение является следствием какого-то нашего невыполнения).
И также надо учитывать, что: если STUK выдвигает требование об исправлении в связи с тем, что что-то противоречит закону – это надо исправлять.
Если же это просто видение данного органа – то это variation! И тогда это – с увеличением срока и денег. Т.е. нашей основной обязанностью становится то, что нам надо убедиться, что это требование не закона, а STUK.
Но нигде в контракте не указано, в какой срок финны должны подать документы в STUK. А срок STUK начинается с момента подачи в него документов. Т.е. мы можем дать свои комментарии на очередные дозапросы и документы ещё месяц могут лежать у финнов. Это надо отслеживать и сразу писать, что они нарушают наши интересы. Мы должны комментарии направлять официально и досылать по электронной почте соответствующее уведомление...



В этом замечательном тексте прекрасно всё !

Самая мякотка:

"Через 5 лет только они могут создать нужную доказательную базу как для аргументации сдвига ДСГ, так и для возможности потребовать больше. При расчёте в 4 млрд. станция будет стоить 6,5 млрд. минимум. Контракт не предусматривает общего правила требования изменения размера цены. Приводятся только различные ситуации по тексту. Поэтому надо всегда и о любой ситуации писать. Основное правило: пусть даже на текущую дату нет чёткого понимания, в какую сумму выльется и выльется ли вообще ситуация, но о ней надо написать. И сложить в общую папку.
Потом через 10 лет на суде будет рассматриваться всё дело, вся переписка, общий тон переписки, претензий. И чем больше с нашей стороны будет написано недоработок финнов – тем лучше.
В качестве примера: статья 44.4 указывает, что финны имеют право давать нам любые приказы, которые нами должны исполняться без промедления (приказы, требующие устранения нами нарушения своих обязательств по контракту). В каждом письме мы должны усомниться, что мы обязаны это делать. Мы должны прямо указывать, что это дополнительная работа. А мы этого не делаем и пытаемся всё выполнить. Project Deliverables – отчётные документы по проекту: порядка 35 планов, включая то, как мы работаем со своими субчиками по проекту."


И т о г о навскидку:


1. Спрогнозирован рост цены контракта АЭС аж на 60% минимум, а возможно больше - "нет чёткого понимания..."

2. При этом констатируется, что контракт "не предусматривает требования изменения размера цены".

3. Сдвиг вправо по срокам проекта - "новая нормальность".

4. Будущие суды "через 10 лет" - не просто неизбежность, а просто "must" - поэтому "шейте дело" и старательно подшивайте в папку оправдательные документы.

5. "А мы этого не делаем" по всем пунктам.

6.  Выход: "пишите письма" ! Чем больше, тем меньше вам дадут ?!

7. ...

8. ...

...

Да это не проект, а просто песня !!!




Авторов - в студию!

"СТРАНА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ГЕРОЕВ! "(С)




Все херои поимённо и пофамильно давно уже здесь :

h t t p://w w w.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=36383&postdays=0&postorder=asc&start=0



🏅 Д.Алиев, А.Зотеева, А.Сафонов, К.Комаров, А.Локшин, С.Кириенко...🏅




Очередной планово-убыточный проект в угоду  «повышения геополитической роли» за счёт российского госбюджета...



М-даа...
То-то Лимаренко после заключения этого контракта заполошно-истерически орал, что под "такие"(!) условия ОН никогда не построит эту АЭС: "В штабе (на Ордынке) враги и педерасты !..."



Зато хайпожор Кириенко был на седьмом небе: "Это не какая-то там Бангладеш!"



Интересно что про всё про это думают горячие финские парни?...




Они радуются

h ttps://w ww.youtube.com/watch?v=GGl-wtgBaFQ




И на всякий случай готовятся отражать "экспансию на мировые рынки" ... :

h t tps://w w w.youtube.com/watch?v=bTmWCbcYwb8




= Ранее сообщалось, что Финляндия планирует закупку новейших американских многоцелевых истребителей  пятого поколения F-35. 64 штуки и за немалые деньги. Однако, мало говорилось о вероятных причинах и последствиях такой (вдруг) политики.
Несколько слов о последствиях.
Такие машины с набором уникальных боевых возможностей приобретаются не для того, чтобы "стоять на запАсном пути", а с целью создания вектора военно-политического давления на вероятного противника. Таковым может быть только Россия (не против же Швеции всё это затевается). Нет сомнений и в том, что боевое применение такого типа ударной авиации возможно только в рамках единой европейской системы ДРЛО и наведения авиации в её северном секторе (то есть,  в рамках НАТО). Отсюда следует, что Финляндия не являющаяся членом блока, фактически может быть (и будет) задействована в военных планах Североатлантического союза со своей зоной ответственности. Именно для таких случаев в НАТО и принята адаптированная программа сотрудничества "Одна страна - одна программа". Дальнейшие мероприятия оперативной и боевой подготовки это только подтвердят.
В подобных обстоятельствах, вообще-то, от страны инициатора таких вот действий (по факту - не дружественных) принято требовать каких-либо разъяснений, однако ничего такого пока мы не видим.
Теперь о причинах.
Крымские события 2014 года, как уже не раз говорилось, кроме воодушевления у одних, вновь пробудили историческую память и надежду у других (самый свежий пример - Карабах). Для современных финнов, прощающихся сегодня с поколением, успевшим пожить на территориях Карелии и Выборга, их возврат может стать национальной идеей. Пример России, ломающей старые подходы, заразителен. Но иногда в политике срабатывает эффект домино. Он носит не одномоментный характер, а костяжки раскачиваются и падают не сразу, но мы видим, что постепенно падают.
Судя по поведению приграничных стран, Россия входит (вошла) в фазу своей максимальной слабости, подтверждая,  к сожалению, историческую истину, что чем старше власть, тем больше поражений. Финны будут ждать момент и готовиться к нему.
Подобное стечение негативных обстоятельств с далеко идущим последствиями следует причислить к ещё одному "тихому" поражению РФ в общем контексе её современной внешней политики. Р =
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вт Янв 12, 2021 1:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Yle

Fennovoima ja sen omistajat vaikenevat rahoituksesta, vaikka ydinvoimassa on kiinni satoja miljoonia euroja jo ennen rakentamislupaa
Risto Ukkonen,

19.12.2020


«Fennovoima и ее владельцы хранят молчание о финансировании, хотя сотни миллионов евро были уже проинвестированы в АЭС еще до получения разрешения на строительство.

Fennovoima добивается разрешения на строительство через год, но дешевое электричество вызывает вопросы о прибыльности проекта.



Насколько правильно структурировано финансирование Fennovoima?


В этой истории нам приходится анализировать самостоятельно и задавать вопросы без ответов. И для этого видимо есть некая очевидная причина, поскольку Fennovoima и ее владельцы не хотят публично комментировать свои инвестиции, расходы и финансовые механизмы.

Почему вопросы о финансировании являются настолько деликатными, что Fennovoima договорилась внутри компании и даже со своими финскими владельцами о том, что на эту тему не будет проводиться никаких интервью?
О причинах можно только догадываться, но делать поспешные выводы не стоит. Правду знают только Fennovoima, российский поставщик Росатом и его дочерние компании, а также акционеры финского владельца Fennovoima, Voimaosakeyhtiö SF.

Атомная энергетика уже съедает 100 миллионов евро в год

АЭС Hanhikivi строится в Пюхяйоки в течение пяти лет. Более 600 миллионов евро из денег владельцев Fennovoima было уже потрачено на строительство и другие подготовительные работы.
В 2015–2018 годах Fennovoima собирала от своих владельцев инвестиционные фонды на сумму около 100 миллионов евро в год. В одном только прошлом году сумма составила почти 100 миллионов долларов. Но только на деньги акционеров уповать не приходится, так как Fennovoima уже имеет кредит в размере около миллиарда евро.
Мы спросили Fennovoima, где и как используются инвестиции собственников и кредиты компании, но не получили ответов.
Атомной энергетической компании нужны десятки миллионов евро в год только на текущие расходы, тогда как, например, ежегодные затраты на заработную плату уже составляют около 30 миллионов евро.


Трансформация энергетического рынка бросает вызов ядерной энергетике


Проект атомной энергетики Fennovoima начался в 2007 году, когда энергетический рынок и мир выглядели совсем иначе, чем сегодня.

-----------------

Владельцы Фенновоймы

Энергетической компании SF принадлежит 66 процентов ядерной энергетики.
Доля RAOS Voima составляет 34 процента.
RAOS Voima - дочерняя компания российской компании Rusatom Energy International.
Крупнейшими финскими собственниками являются зарегистрированные на бирже компании Outokumpu, Fortum и Vantaan Energia.
Он также принадлежит десяткам небольших компаний и муниципалитетов.
Некоторые из первоначальных финских владельцев отказались от проекта и долгое время пытались продать свои владения.

Источник: Fennovoima

-----------------

Матти Лиски, профессор экономики Университета Аалто, хорошо знаком с развитием энергетического сектора в 21 веке. Одним из самых больших изменений стал рост ветроэнергетики, которая резко съела прибыль от других её видов и снизила цену на электроэнергию. Теперь он снова изучает северный энергетический рынок, который имеет свои особенности с вариантами возобновляемой энергии и атомными электростанциями.
В будущем ядерная энергетика будет еще сильнее противостоять возобновляемой энергии и изменению производства электроэнергии.

- Хотелось бы услышать какой-нибудь здравый аргумент о рентабельности проекта Фенновоймы. На данный момент фундаментальные данные говорят о том, что цена на электроэнергию будет скорее падать, чем расти, говорит Лиски.
Проект Fennovoima оправдан стабильным и безопасным собственным производством и ценами. При этом Лиски уклоняется от рассуждений, что на практике это также может означать десятилетиями заниматься убыточной деятельностью.

- Если делается очень долгая и крупная инвестиция, которую невозможно «упаковать», тогда следует проявлять особую осторожность в обязательстве.-

Санна Сири, профессор энергетических технологий и экономики Университета Аалто, не придерживается той же линии.

- Электроэнергия, вероятно, будет доступна на рынке по более низкой цене, чем Fennovoima, но предсказуемость как в производстве электроэнергии, так и в ценообразовании является важным фактором для акционеров.-


Атомная энергия будет нужна и дальше.


Эса Ваккилайнен, профессор энергетических технологий Университета Лаппеенранты, следит за развитием энергетического сектора и участвует в его развитии на протяжении 40 лет. Он по-прежнему видит сильные стороны в ядерном энергетическом проекте Фенновоймы. Ваккилайнена, который сегодня активно занимается возобновляемой энергией, нужно снова спросить, почему он верит в ядерную энергетику.

- Ни одна атомная электростанция после пуска в эксплуатацию не обанкротилась.-

Статус ядерной энергетики поддерживается растущим потреблением электроэнергии, а также всё более жесткими климатическими целями и требованиями к низкоуглеродному производству. Ядерная энергия больше уже не может быть красной тряпкой для зеленых.

Санна Сири также считает, что в будущем потребуется ядерная энергия.

- Она сохранит свою позицию и в будущем, и проект Фенновоймы не обязательно станет последней атомной электростанцией в Финляндии, если он будет реализован.-

Однако Сири сомневается в будущем крупных атомных электростанций, поскольку на международном уровне, а также в Финляндии, растет интерес к так называемым модульным станциям меньшего размера.
Небольшие атомные электростанции для производства электроэнергии могут составлять около четверти от станции Ханхикиви. В Университете Лаппеенранты, с другой стороны, изучаются еще более компактные решения для электростанций, в которых ядерная энергия адаптирована для производства тепла.


Кто инвестирует в Fennovoima?


Крупнейшим финским владельцем Fennovoima является сталелитейная компания Outokumpu, акции которой котируются на бирже, которой принадлежит около 14% акций компании по атомной энергии.
Интервью с ними тоже не получается, но, исходя из ранее полученных ответов и финансовой отчетности компании, в ближайшее время в проект будут вложены деньги в размере 100 млн евро, а инвестиции составят 15-20 млн евро ежегодно.

-----------------

Финансовые показатели Fennovoima за 2019 год

Инвестиции акционеров с 2007 года 596 миллионов евро.
Прочие обязательства 1,056 млрд, которые в основном представляют собой долгосрочную задолженность.
Стоимость проекта в 2019 году 99,2 млн евро.
Коэффициент собственного капитала 32,2, ликвидность хорошая.
Среднесписочная численность сотрудников 342 человека.
Расходы на заработную плату 27,1 млн евро.

Источник: Годовой отчет Fennovoima за 2019 год.

-----------------

Через Outokumpu и другие участвующие в листинге компании большое количество мелких финских инвесторов также косвенно владеют Fennovoima. На Outokumpu, Fortum, SSAB и SRV приходится около четверти ядерной энергетики.

По словам Тимо Ротховиуса, профессора финансов и бухгалтерского учета Университета Вааса, владельцы котирующейся на бирже компании должны внимательно следить за ходом реализации проекта. Он сам наблюдает за рынком как председатель правления финских вкладчиков акций.

- Когда проект откладывается, акционер должен быть обеспокоен. С другой стороны, я бы сказал, что инвестиции Fennovoima и холдинги в партнерских компаниях больше не оцениваются.-

Например, Outokumpu уже произвела значительное списание своих активов в Fennovoima из-за более низких ожиданий прибыли.
Ротховиус отмечает, что практически все долгосрочные инвестиции в производственные системы изначально сомнительны. Гарантированного возврата вложенных средств нет.
Но будет ли сам профессор инвестировать в Фенновойму?

- Сейчас это плохая инвестиция. Рентабельность настолько ненадежна, что вряд ли кто-то захочет присоединиться к нам как новичок.-

По оценке Ротховиуса, те, кто уже в деле, переосмыслили бы этот вопрос, если бы решения были приняты сейчас.

Поддержку этой точке зрения можно найти, например, в Kuopiosta, энергетическая компания которого пытается выйти и продать свой небольшой пакет в Фенновойме уже в течение семи лет.
Акции большего размера не будут продаваться. Компания Kesko по недвижимости Kestra вышла из Fennovoima три года назад по решению арбитража. Компания сообщила, что ей было разрешено продать свои активы на общую сумму около 200 миллионов евро, но покупательская активность была вялой.


Процентная ставка по кредиту определяет доходность


Если АЭС Пюхяйоки будет построена, она будет расти в основном за счет ссуд. Около 75% из примерно 7 миллиардов затрат будет покрываться за счет займов, предоставленных дочерней компанией Росатома.
Крупные энергетические проекты часто основаны на крупных кредитах, но каковы процентная ставка и условия погашения российского кредита? Это ключевой вопрос для Фенновоймы и ее владельцев.

«При разумной процентной ставке проект может быть очень прибыльным для его владельцев», - говорит Эса Ваккилайнен, профессор энергетических технологий.

Тимо Ротховиус также интересуется процентами по российскому кредиту.

- Это решает рентабельность.-

Акционеры также оплачивают расходы по займам в размере стоимости покупаемой ими электроэнергии, поэтому чем ниже процентная ставка, тем дешевле электроэнергия для акционеров.


А как насчет малых энергетических компаний?


Фенновойма производит электроэнергию в соответствии с так называемой моделью Манкала. Акционеры получат и обязуются покупать электроэнергию по себестоимости, которая, как известно, не превышает 50 евро за мегаватт-час в течение первых 12 лет производства.
Эта договоренность вызвала опасения по поводу того, не застрянут ли муниципальные компании на десятилетия в рыночных ценах на более дорогую атомную электроэнергию. Ведь даже по нынешним расчетам мегаватт-час электроэнергии через десять лет будет доступен по цене около 30 евро.

На фоне крупных листинговых компаний финская собственность делится на десятки более мелких компаний и муниципалитетов. Около 40 муниципалитетов участвуют в качестве разных владельцев и акционеров.
Например, Outokumpu будет закупать электроэнергию для собственных нужд, но муниципальные энергетические компании должны будут торговать ядерной электроэнергией, которая может быть намного дороже, чем текущая биржа электроэнергии.

По мнению профессора экономики Матти Лиски, ситуация не совсем беспроблемная.

- Кто-то может не вытянуть подобное, но муниципалитеты вряд ли проиграют.-

Потенциал полностью муниципальных компаний ещё не исчерпан. Эса Ваккилайнен, профессор энергетических технологий Университета Лаппеенранты, полагается на низкие производственные затраты ядерной энергетики.

- Я бы не очень переживал, если бы я работал в муниципальной энергетической компании и одновременно Фенновойме.-

По какой цене Fennovoima будет продавать электроэнергию своим акционерам, когда истечет 12-летний согласованный ценовой предел? Это невозможно оценить, но затраты на строительство и кредиты вряд ли будут окупаемы всего за десять лет, что усилит ценовое давление на электроэнергию.


Два миллиарда рисков до окончательного утверждения


Строительство атомной электростанции Фенновойма будет подтверждено не раньше чем через год. Вероятно, потребуется еще больше времени, прежде чем государство окончательно примет решение о разрешении на строительство АЭС Пюхяйоки.
На кону большие деньги. В течение пяти лет проект финансировался и строился с уверенностью, что объект гарантированно получит разрешение на строительство.
Тимо Ротховиус вслух говорит о том, о чем многие думают, а именно о том, приведут ли годы строительных работ и крупные инвестиции к положительному решению о разрешении.

- По оценке Ротовиуса, необходимость принятия положительных решений для продвижения проекта, безусловно, очень высока.

Yle также спрашивала об этом депутатов три года назад, когда некоторые считали, что продвинутые строительные работы и инвестиции могут ускорить получение разрешения.


А вдруг нет?


Инвестиции российских и финских собственников приближаются к миллиарду евро, который уже является кредитом. Может ли риск ценой в 2 миллиарда евро упасть на голову акционеров в 2022 году из-за отрицательного решения о разрешении на строительство?
На практике разрешение может быть отклонено из-за неполных отчетов по безопасности, по которым Fennovoima испытывала трудности с их представлением в Управление по радиационной и ядерной безопасности.

Санна Сири, профессор энергетических технологий и экономики в Университете Аалто, также называет вопросы разрешений самой большой угрозой для проекта.

- Наибольшую озабоченность вызывает подача разрешительных материалов в Управление по радиационной и ядерной безопасности, где были проблемы и значительные задержки.-

Первоначальный график не выдерживается уже восемь лет, так как атомная электростанция уже должна вырабатывать электроэнергию на берегу Ботнического залива. Весной Fennovoima намеревается предоставить разрешительные материалы в STUK, для обработки которого потребуется около шести месяцев.

Fennovoima и ее владельцы переживают времена решения.»
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пт Янв 15, 2021 3:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Yle

Fennovoima ja sen omistajat vaikenevat rahoituksesta, vaikka ydinvoimassa on kiinni satoja miljoonia euroja jo ennen rakentamislupaa
Risto Ukkonen,

19.12.2020


«Fennovoima и ее владельцы хранят молчание о финансировании, хотя сотни миллионов евро были уже проинвестированы в АЭС еще до получения разрешения на строительство.

Fennovoima добивается разрешения на строительство через год, но дешевое электричество вызывает вопросы о прибыльности проекта.



Насколько правильно структурировано финансирование Fennovoima?


В этой истории нам приходится анализировать самостоятельно и задавать вопросы без ответов. И для этого видимо есть некая очевидная причина, поскольку Fennovoima и ее владельцы не хотят публично комментировать свои инвестиции, расходы и финансовые механизмы.

Почему вопросы о финансировании являются настолько деликатными, что Fennovoima договорилась внутри компании и даже со своими финскими владельцами о том, что на эту тему не будет проводиться никаких интервью?
О причинах можно только догадываться, но делать поспешные выводы не стоит. Правду знают только Fennovoima, российский поставщик Росатом и его дочерние компании, а также акционеры финского владельца Fennovoima, Voimaosakeyhtiö SF.

Атомная энергетика уже съедает 100 миллионов евро в год

АЭС Hanhikivi строится в Пюхяйоки в течение пяти лет. Более 600 миллионов евро из денег владельцев Fennovoima было уже потрачено на строительство и другие подготовительные работы.
В 2015–2018 годах Fennovoima собирала от своих владельцев инвестиционные фонды на сумму около 100 миллионов евро в год. В одном только прошлом году сумма составила почти 100 миллионов долларов. Но только на деньги акционеров уповать не приходится, так как Fennovoima уже имеет кредит в размере около миллиарда евро.
Мы спросили Fennovoima, где и как используются инвестиции собственников и кредиты компании, но не получили ответов.
Атомной энергетической компании нужны десятки миллионов евро в год только на текущие расходы, тогда как, например, ежегодные затраты на заработную плату уже составляют около 30 миллионов евро.


Трансформация энергетического рынка бросает вызов ядерной энергетике


Проект атомной энергетики Fennovoima начался в 2007 году, когда энергетический рынок и мир выглядели совсем иначе, чем сегодня.

-----------------

Владельцы Фенновоймы

Энергетической компании SF принадлежит 66 процентов ядерной энергетики.
Доля RAOS Voima составляет 34 процента.
RAOS Voima - дочерняя компания российской компании Rusatom Energy International.
Крупнейшими финскими собственниками являются зарегистрированные на бирже компании Outokumpu, Fortum и Vantaan Energia.
Он также принадлежит десяткам небольших компаний и муниципалитетов.
Некоторые из первоначальных финских владельцев отказались от проекта и долгое время пытались продать свои владения.

Источник: Fennovoima

-----------------

Матти Лиски, профессор экономики Университета Аалто, хорошо знаком с развитием энергетического сектора в 21 веке. Одним из самых больших изменений стал рост ветроэнергетики, которая резко съела прибыль от других её видов и снизила цену на электроэнергию. Теперь он снова изучает северный энергетический рынок, который имеет свои особенности с вариантами возобновляемой энергии и атомными электростанциями.
В будущем ядерная энергетика будет еще сильнее противостоять возобновляемой энергии и изменению производства электроэнергии.

- Хотелось бы услышать какой-нибудь здравый аргумент о рентабельности проекта Фенновоймы. На данный момент фундаментальные данные говорят о том, что цена на электроэнергию будет скорее падать, чем расти, говорит Лиски.
Проект Fennovoima оправдан стабильным и безопасным собственным производством и ценами. При этом Лиски уклоняется от рассуждений, что на практике это также может означать десятилетиями заниматься убыточной деятельностью.

- Если делается очень долгая и крупная инвестиция, которую невозможно «упаковать», тогда следует проявлять особую осторожность в обязательстве.-

Санна Сири, профессор энергетических технологий и экономики Университета Аалто, не придерживается той же линии.

- Электроэнергия, вероятно, будет доступна на рынке по более низкой цене, чем Fennovoima, но предсказуемость как в производстве электроэнергии, так и в ценообразовании является важным фактором для акционеров.-


Атомная энергия будет нужна и дальше.


Эса Ваккилайнен, профессор энергетических технологий Университета Лаппеенранты, следит за развитием энергетического сектора и участвует в его развитии на протяжении 40 лет. Он по-прежнему видит сильные стороны в ядерном энергетическом проекте Фенновоймы. Ваккилайнена, который сегодня активно занимается возобновляемой энергией, нужно снова спросить, почему он верит в ядерную энергетику.

- Ни одна атомная электростанция после пуска в эксплуатацию не обанкротилась.-

Статус ядерной энергетики поддерживается растущим потреблением электроэнергии, а также всё более жесткими климатическими целями и требованиями к низкоуглеродному производству. Ядерная энергия больше уже не может быть красной тряпкой для зеленых.

Санна Сири также считает, что в будущем потребуется ядерная энергия.

- Она сохранит свою позицию и в будущем, и проект Фенновоймы не обязательно станет последней атомной электростанцией в Финляндии, если он будет реализован.-

Однако Сири сомневается в будущем крупных атомных электростанций, поскольку на международном уровне, а также в Финляндии, растет интерес к так называемым модульным станциям меньшего размера.
Небольшие атомные электростанции для производства электроэнергии могут составлять около четверти от станции Ханхикиви. В Университете Лаппеенранты, с другой стороны, изучаются еще более компактные решения для электростанций, в которых ядерная энергия адаптирована для производства тепла.


Кто инвестирует в Fennovoima?


Крупнейшим финским владельцем Fennovoima является сталелитейная компания Outokumpu, акции которой котируются на бирже, которой принадлежит около 14% акций компании по атомной энергии.
Интервью с ними тоже не получается, но, исходя из ранее полученных ответов и финансовой отчетности компании, в ближайшее время в проект будут вложены деньги в размере 100 млн евро, а инвестиции составят 15-20 млн евро ежегодно.

-----------------

Финансовые показатели Fennovoima за 2019 год

Инвестиции акционеров с 2007 года 596 миллионов евро.
Прочие обязательства 1,056 млрд, которые в основном представляют собой долгосрочную задолженность.
Стоимость проекта в 2019 году 99,2 млн евро.
Коэффициент собственного капитала 32,2, ликвидность хорошая.
Среднесписочная численность сотрудников 342 человека.
Расходы на заработную плату 27,1 млн евро.

Источник: Годовой отчет Fennovoima за 2019 год.

-----------------

Через Outokumpu и другие участвующие в листинге компании большое количество мелких финских инвесторов также косвенно владеют Fennovoima. На Outokumpu, Fortum, SSAB и SRV приходится около четверти ядерной энергетики.

По словам Тимо Ротховиуса, профессора финансов и бухгалтерского учета Университета Вааса, владельцы котирующейся на бирже компании должны внимательно следить за ходом реализации проекта. Он сам наблюдает за рынком как председатель правления финских вкладчиков акций.

- Когда проект откладывается, акционер должен быть обеспокоен. С другой стороны, я бы сказал, что инвестиции Fennovoima и холдинги в партнерских компаниях больше не оцениваются.-

Например, Outokumpu уже произвела значительное списание своих активов в Fennovoima из-за более низких ожиданий прибыли.
Ротховиус отмечает, что практически все долгосрочные инвестиции в производственные системы изначально сомнительны. Гарантированного возврата вложенных средств нет.
Но будет ли сам профессор инвестировать в Фенновойму?

- Сейчас это плохая инвестиция. Рентабельность настолько ненадежна, что вряд ли кто-то захочет присоединиться к нам как новичок.-

По оценке Ротховиуса, те, кто уже в деле, переосмыслили бы этот вопрос, если бы решения были приняты сейчас.

Поддержку этой точке зрения можно найти, например, в Kuopiosta, энергетическая компания которого пытается выйти и продать свой небольшой пакет в Фенновойме уже в течение семи лет.
Акции большего размера не будут продаваться. Компания Kesko по недвижимости Kestra вышла из Fennovoima три года назад по решению арбитража. Компания сообщила, что ей было разрешено продать свои активы на общую сумму около 200 миллионов евро, но покупательская активность была вялой.


Процентная ставка по кредиту определяет доходность


Если АЭС Пюхяйоки будет построена, она будет расти в основном за счет ссуд. Около 75% из примерно 7 миллиардов затрат будет покрываться за счет займов, предоставленных дочерней компанией Росатома.
Крупные энергетические проекты часто основаны на крупных кредитах, но каковы процентная ставка и условия погашения российского кредита? Это ключевой вопрос для Фенновоймы и ее владельцев.

«При разумной процентной ставке проект может быть очень прибыльным для его владельцев», - говорит Эса Ваккилайнен, профессор энергетических технологий.

Тимо Ротховиус также интересуется процентами по российскому кредиту.

- Это решает рентабельность.-

Акционеры также оплачивают расходы по займам в размере стоимости покупаемой ими электроэнергии, поэтому чем ниже процентная ставка, тем дешевле электроэнергия для акционеров.


А как насчет малых энергетических компаний?


Фенновойма производит электроэнергию в соответствии с так называемой моделью Манкала. Акционеры получат и обязуются покупать электроэнергию по себестоимости, которая, как известно, не превышает 50 евро за мегаватт-час в течение первых 12 лет производства.
Эта договоренность вызвала опасения по поводу того, не застрянут ли муниципальные компании на десятилетия в рыночных ценах на более дорогую атомную электроэнергию. Ведь даже по нынешним расчетам мегаватт-час электроэнергии через десять лет будет доступен по цене около 30 евро.

На фоне крупных листинговых компаний финская собственность делится на десятки более мелких компаний и муниципалитетов. Около 40 муниципалитетов участвуют в качестве разных владельцев и акционеров.
Например, Outokumpu будет закупать электроэнергию для собственных нужд, но муниципальные энергетические компании должны будут торговать ядерной электроэнергией, которая может быть намного дороже, чем текущая биржа электроэнергии.

По мнению профессора экономики Матти Лиски, ситуация не совсем беспроблемная.

- Кто-то может не вытянуть подобное, но муниципалитеты вряд ли проиграют.-

Потенциал полностью муниципальных компаний ещё не исчерпан. Эса Ваккилайнен, профессор энергетических технологий Университета Лаппеенранты, полагается на низкие производственные затраты ядерной энергетики.

- Я бы не очень переживал, если бы я работал в муниципальной энергетической компании и одновременно Фенновойме.-

По какой цене Fennovoima будет продавать электроэнергию своим акционерам, когда истечет 12-летний согласованный ценовой предел? Это невозможно оценить, но затраты на строительство и кредиты вряд ли будут окупаемы всего за десять лет, что усилит ценовое давление на электроэнергию.


Два миллиарда рисков до окончательного утверждения


Строительство атомной электростанции Фенновойма будет подтверждено не раньше чем через год. Вероятно, потребуется еще больше времени, прежде чем государство окончательно примет решение о разрешении на строительство АЭС Пюхяйоки.
На кону большие деньги. В течение пяти лет проект финансировался и строился с уверенностью, что объект гарантированно получит разрешение на строительство.
Тимо Ротховиус вслух говорит о том, о чем многие думают, а именно о том, приведут ли годы строительных работ и крупные инвестиции к положительному решению о разрешении.

- По оценке Ротовиуса, необходимость принятия положительных решений для продвижения проекта, безусловно, очень высока.

Yle также спрашивала об этом депутатов три года назад, когда некоторые считали, что продвинутые строительные работы и инвестиции могут ускорить получение разрешения.


А вдруг нет?


Инвестиции российских и финских собственников приближаются к миллиарду евро, который уже является кредитом. Может ли риск ценой в 2 миллиарда евро упасть на голову акционеров в 2022 году из-за отрицательного решения о разрешении на строительство?
На практике разрешение может быть отклонено из-за неполных отчетов по безопасности, по которым Fennovoima испытывала трудности с их представлением в Управление по радиационной и ядерной безопасности.

Санна Сири, профессор энергетических технологий и экономики в Университете Аалто, также называет вопросы разрешений самой большой угрозой для проекта.

- Наибольшую озабоченность вызывает подача разрешительных материалов в Управление по радиационной и ядерной безопасности, где были проблемы и значительные задержки.-

Первоначальный график не выдерживается уже восемь лет, так как атомная электростанция уже должна вырабатывать электроэнергию на берегу Ботнического залива. Весной Fennovoima намеревается предоставить разрешительные материалы в STUK, для обработки которого потребуется около шести месяцев.

Fennovoima и ее владельцы переживают времена решения.»





Финские страдания тезисно:



«Fennovoima и ее владельцы хранят молчание о финансировании, хотя сотни миллионов евро были уже проинвестированы в АЭС еще до получения разрешения на строительство.
Почему вопросы о финансировании являются настолько деликатными, что Fennovoima договорилась внутри компании и даже со своими финскими владельцами о том, что на эту тему не будет проводиться никаких интервью?
Проект уже съедает 100 миллионов евро в год.
Более 600 миллионов евро из денег владельцев Fennovoima было уже потрачено на строительство и другие подготовительные работы.
Но только на деньги акционеров уповать не приходится, так как Fennovoima уже имеет кредит в размере около миллиарда евро.
Атомной энергетической компании нужны десятки миллионов евро в год только на текущие расходы, тогда как, например, ежегодные затраты на заработную плату уже составляют около 30 миллионов евро.
Насколько правильно структурировано финансирование Fennovoima?


Fennovoima добивается разрешения на строительство через год, но дешевое электричество вызывает вопросы о прибыльности проекта.
Трансформация энергетического рынка бросает вызов ядерной энергетике
Проект атомной энергетики Fennovoima начался в 2007 году, когда энергетический рынок и мир выглядели совсем иначе, чем сегодня.
Рост ветроэнергетики… резко съела прибыль от других её видов и снизила цену на электроэнергию.
В будущем ядерная энергетика будет еще сильнее уступать возобновляемой энергии и изменению способов производства электроэнергии.
Хотелось бы услышать какой-нибудь здравый аргумент о рентабельности проекта Фенновоймы.
На данный момент фундаментальные данные говорят о том, что цена на электроэнергию будет скорее падать, чем расти.. на практике это также может означать для Фенновоймы десятилетиями заниматься убыточной деятельностью..
Электроэнергия, вероятно, будет доступна на рынке по более низкой цене, чем Fennovoima.
- Ни одна атомная электростанция после пуска в эксплуатацию не обанкротилась…
Но...владельцы котирующейся на бирже компании должны внимательно следить за ходом реализации проекта. - Когда проект откладывается, акционер должен быть обеспокоен. С другой стороны, инвестиции Fennovoima и холдинги в партнерских компаниях больше не оцениваются.-
Outokumpu уже произвела значительное списание своих активов в Fennovoima из-за более низких ожиданий прибыли.
…практически все долгосрочные инвестиции в производственные системы изначально сомнительны. Гарантированного возврата вложенных средств нет.
Но будет ли... инвестировать в Фенновойму? - Сейчас это плохая инвестиция. Рентабельность настолько ненадежна, что вряд ли кто-то захочет присоединиться к нам как новичок.-
… те, кто уже в деле, переосмыслили бы этот вопрос, если бы решения принимались ими сейчас.
…Kuopiosta, энергетическая компания которого пытается выйти и продать свой небольшой пакет в Фенновойме уже в течение семи лет.
Большой пакет аккций не будет продаваться. Компания Kesko по недвижимости Kestra вышла из Fennovoima три года назад по решению арбитража. Ей было разрешено продать свои активы на общую сумму около 200 миллионов евро, но покупательская активность была вялой.
Если АЭС Пюхяйоки будет построена, она (её акции) будет расти в основном за счет ссуд. Около 75% из примерно 7 миллиардов затрат будет покрываться за счет займов, предоставленных дочерней компанией Росатома.
Процентная ставка по кредиту определяет доходность.
«При разумной процентной ставке проект может быть очень прибыльным для его владельцев»… - Это решает рентабельность.-
Акционеры также оплачивают расходы по займам в размере стоимости покупаемой ими электроэнергии, поэтому чем ниже процентная ставка, тем дешевле электроэнергия для акционеров.
Крупные энергетические проекты часто основаны на крупных кредитах, но каковы процентная ставка и условия погашения российского кредита?
Это ключевой вопрос для Фенновоймы и ее владельцев.


Фенновойма производит электроэнергию в соответствии с так называемой моделью Манкала. Акционеры получат и обязуются покупать электроэнергию по себестоимости, которая, как известно, не превышает 50 евро за мегаватт-час в течение первых 12 лет производства.
… опасения по поводу того, не застрянут ли муниципальные компании на десятилетия в рыночных ценах на более дорогую атомную электроэнергию. Ведь даже по нынешним расчетам мегаватт-час электроэнергии через десять лет будет доступен по цене около 30 евро.
… муниципальные энергетические компании должны будут торговать ядерной электроэнергией, которая может быть намного дороже, чем текущая биржа электроэнергии.
…ситуация не совсем беспроблемная.
- Кто-то может не вытянуть подобное, но муниципалитеты вряд ли проиграют..
По какой цене Fennovoima будет продавать электроэнергию своим акционерам, когда истечет 12-летний согласованный ценовой предел? Это невозможно оценить, но затраты на строительство и кредиты вряд ли будут окупаемы всего за десять лет, что усилит ценовое давление на электроэнергию.


Строительство атомной электростанции Фенновойма будет подтверждено не раньше чем через год.
…потребуется еще больше времени, прежде чем государство окончательно примет решение о разрешении на строительство АЭС Пюхяйоки.
На кону большие деньги.
В течение пяти лет проект финансировался и строился с уверенностью, что объект гарантированно получит разрешение на строительство.
… приведут ли годы строительных работ и крупные инвестиции к положительному решению о разрешении.
… необходимость принятия положительных решений для продвижения проекта, безусловно, очень высока.


Инвестиции российских и финских собственников приближаются к миллиарду евро, который уже является кредитом.
Может ли риск ценой в 2 миллиарда евро упасть на голову акционеров в 2022 году из-за отрицательного решения о разрешении на строительство?
… разрешение может быть отклонено из-за неполных отчетов по безопасности, по которым Fennovoima испытывала трудности с их представлением в Управление по радиационной и ядерной безопасности.
...вопросы разрешений самой большой угрозой для проекта.
- Наибольшую озабоченность вызывает подача разрешительных материалов в Управление по радиационной и ядерной безопасности, где были проблемы и значительные задержки.-
Первоначальный график не выдерживается уже восемь лет...
Весной Fennovoima намеревается предоставить разрешительные материалы в STUK, для обработки которого потребуется около шести месяцев.

А вдруг нет?

Два миллиарда рисков…

Fennovoima и ее владельцы переживают...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пн Фев 01, 2021 9:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Re: Финляндия отключается от России (Всего: 0)
от Гость на 31/01/2021


На Ханхикиви-1 дается очень дешевый кредит из бюджета РФ и ФНБ. Росатом не терпит особых убытков от этого проекта: ему деньги закрыли за год, он отчитался, получил с них комиссионные... Финны потом откажутся платить, найдут в чем обвинить. Неужели кому то нужно гражданство Финляндии?? Казалось, что его все, кто был готов слить РФ, уже полчили. Получение 2-го гражданства - это чудовищно аморальный поступок.

=======

Получение второго-третьего паспорта - это проза нынешней жизни и уже обычная практика.

В Росатоме немало таких персонажей. Они даже и не скрываются. А сколько скрываются?

В отношении "Росатом не терпит особых убытков от этого проекта" вы правы: Росатом - не терпит. Терпит Россия-матушка, которая "щедрая душа" для Росатома и "денег нет, но вы держитесь" - для народа, во имя которого ФНБ и создавали...

Вот к гадалке не ходи: смета в итоге удвоится, финны упрутся, типа, "так не договаривались", и в итоге АЭС им достанется не только бесплатно, но мы ещё и должны им будем цать лет.


htt p://ww w.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9525
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Коррупция Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 9 из 10

 
Перейти:  
Вы можете начинать тeмы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Forums ©





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.16 секунды
Рейтинг@Mail.ru